home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Дэни в одиночестве съела ланч и выпила кофе на веранде отеля с мистером Ларри Доулингом. Разговор с ним её успокоил и развеселил. Казалось, он заметил, что она чем-то встревожена и рассеяна, поэтому охотно взял инициативу в разговоре на себя, за что Дэни была ему очень благодарна. Она смогла расслабиться и насладиться видом, а необходимость обращать внимание на то, что он говорил, не давала ей времени погрузиться в собственные проблемы.

— Мне нужен белый тиковый костюм и шляпа, — сказал Ларри Доулинг. — Тут такой климат. Полагаю, вы не откажетесь помочь и пройдётесь со мной по магазинам, мисс… мисс..?

— Китчелл, — Дэни едва не была застигнута врасплох. — Да, с удовольствием, конечно. Мне бы хотелось посмотреть Найроби, и нужно послать телеграмму.

— Отлично, — благодарно улыбнулся Ларри. — Тогда пошли.

Они зашагали под палящим африканским солнцем и без труда нашли почту. Дэни послала краткое известие тёте Хэрриет, сообщая о своём прибытии (и прежде убедившись, что телеграмма прибудет в Англию уже после того, как сама Дэни будет на Занзибаре). Ларри Доулинг тоже дал краткую телеграмму куда-то в Сохо. Потом они прошлись по нескольким магазинам, и мистер Доулинг приобрёл лёгкий белый костюм, летнюю шляпу и пару пляжных туфель. А в благодарность за оказанную помощь он купил Дэни большую коробку конфет. Но Дэни чувствовала себя достаточно неловко, все время опасаясь угодить в ловушку.

Она не в состоянии была беседовать, ни разу не упомянув о таких вещах, которые были характерны скорее для мисс Эштон, чем для мисс Китчелл. Ларри Доулинг проявлял к мисс Китчелл всего лишь дружеский интерес. Его волновал Тайсон Фрост и все, что с ним связано. И Дэни пришлось выслушивать подробности карьеры её отчима и замужеств её матери, имевшие отношение к ней самой.

— Я слышал, где-то есть ребёнок, — заметил Ларри, шагая рядом с ней. — Не Фроста, а её. Но люди типа Лоррейн не переносят уз материнства. Они разрушают их романтический ореол. К тому же люди начинают делать определённые выводы. Нельзя вечно выглядеть на тридцать, если рядом — очаровательное существо лет восемнадцати или девятнадцати. Вы её когда-нибудь видели? Миссис Фрост, я имею в виду?

Дэни побледнела, открыла рот, но сразу же его захлопнула. К счастью, вопрос оказался чисто риторическим.

— Она прелесть, — с энтузиазмом продолжал он. — Я видел её в прошлом году на пресс-конференции Фроста. Худенькая, с тёмными локонами, как у ребёнка, и огромными голубыми глазами. Кажется, её можно поднять одной рукой. Замужем она побывала не меньше шести раз. Когда вы её увидите, это не покажется вам удивительным. А её подруга — миссис Гордон? Тоже очаровательна. Хотя жизнь её не баловала. Её последний муж в потёмках упал с лестницы и сломал шею. Тяжело, конечно. Как будто Бог её карает: Дуглас Рет-Коррингтон, за которого она в прошлом году собиралась замуж, выпал из окна накануне свадьбы. Кажется, кто-то писал ему анонимные письма, или она сама в последнюю минуту его бросила, или что-то в этом роде. Но что бы ни случилось, для неё это было настоящим адом. Потом она порвала со следующим претендентом. Хотелось бы мне оказаться на их месте…

— Вы богаты? — поинтересовалась Дэни, почему-то почувствовав себя очень злой и жестокой.

— О! Она не такова. Говорят, она каждый раз выходит замуж по любви. Хотя подолгу никого не любит. Просто получается так, что у тех, за кого она выходит замуж, есть деньги. Она любит их за доброту. Будь ей нужны только деньги, она бы вышла за вашего босса. Неделю назад ходили слухи, что они собираются устроить роскошную свадьбу в Кокстон-Холле. Но сейчас все не так. В чем дело?

— Не знаю, — холодно ответила Дэни. — Мистер Холден не обсуждает со мной свою личную жизнь.

Привлекательное треугольное лицо мистера Доулинга повеселело.

— Идеальная, лояльная маленькая секретарша, — он очаровательно улыбнулся. — Извините. Я не хотел совать нос в чужие дела. Не злитесь на меня. Знаете, я не разношу сплетён. Холден, я полагаю, не слишком интересен. Люди типа Тайсона Фроста — вот мой хлеб. Он и выборы на Занзибаре. Вот почему я так обрадовался, попав на этот рейс: на борту оказались сразу двое, которые меня весьма интересуют. Арабский националист — он надеется когда — нибудь стать маленьким Насером — и падчерица Тайсона Фроста — мисс Эштон. Та, о ком я рассказывал.

— В само деле? — спросила Дэни, хотя у неё ком застрял в горле.

— Да. И я надеюсь навязаться к ней в знакомые, — признался Ларри Доулинг. — Это не так сложно, зато я мог бы получить немало полезной информации или даже приглашение остановиться у них. Нужно только правильно разыграть свои карты. Я сделал все, что мог, чтобы достать билет на этот рейс. Но ничего не получилось. И вдруг в последнюю минуту кто-то сдаёт билет, я его хватаю. И знаете что дальше?

— Нет. То есть, что? — нервно спросила Дэни.

— Билет сдала та самая мисс Эштон! Наверно, подцепила коклюш или корь. Жаль. Мне так хотелось с нею познакомиться. Её отчим сейчас интересует всех на свете.

— Почему сейчас? — поинтересовалась Дэни. Любопытство взяло верх над желанием срочно сменить тему.

— Конечно же, вы знаете. Именно за этим едет туда ваш шеф. Ведь его отец публикует книги Фроста в Штатах, да?

— Да. Но…

— Тогда я вам скажу, зачем он здесь. В этом году открыты дневники Эмори Фроста. Лихому парню Эмори на месте не сиделось. Недаром от одного из султанов он получил дом на Занзибаре. Он был во всех отношениях незаурядным типом. Про него рассказывают множество любопытных историй: что он был замешан в торговле рабами, в контрабанде, что он занимался пиратством. Он оставил множество бумаг и дневников, но велел не читать их, пока не пройдёт семьдесят лет после его смерти. Время вышло в июне сего года. Сейчас они на пару месяцев попали к Тайсона Фросту — у него есть время их просмотреть. Бьюсь об заклад, самые увлекательные материалы Фрост опубликует в виде книги. Если бы мне удалось побеседовать с ним об этих дневниках… Только у Холдена есть эксклюзивные права?

— Возможно, — ответила Дэни, изобразив нарочитую осторожность.

— А! — воскликнул Ларри Доулинг. — Я так и думал. В Штатах им гарантирован успех. В девятнадцатом веке янки имели на Занзибаре огромное влияние, и первым иностранным государством, с которым султанат вступил в переговоры, была Америка. К тому же у Эмори была какая-то история с американской девушкой: он спас её от пиратов, которые совершали набеги на Занзибар и в тысяча восемьсот шестидесятых блокировали американское консульство. Все кончилось тем, что они поженились. Какой прекрасный фильм можно поставить! Она, наверное, была бабушкой Фроста. Говорят, она была очень привлекательна, и после свадьбы Фрост исправился и…

Он запнулся.

— Подождите минутку… Это не та женщина, что была в самолёте? Миссис Бингхэм? Портье в нашем отеле сказал, что она сестра Тайсона Фроста. А что, если…

Он схватил Дэни за руку и потащил по кишащему народом тротуару к магазину, где продавали все — от обуви до кастрюль. Они подошли к прилавку, заваленному губками, которые миссис Бингхэм и мисс Бейтс ворошили под внимательным наблюдением продавщицы-индуски. Через несколько минут Дэни поняла, что была права, когда подумала, что мистер Доулинг очаровал бы и тётю Хэрриет. Это произошло и с миссис Бингхэм, поэтому через несколько мгновений началась дружеская дискуссия по поводу достоинств натуральных губок.

Дэни попробовала скромно улизнуть, поскольку не хотела знакомиться со своей тётей, пока этого можно было избежать. Но момент был упущен: Ларри её уже представлял.

— Это мисс Китчелл, миссис Бингхэм. Секретарша мистера Холдена и моя приятельница. Она остановится у Фростов. Тайсон Фрост, романист, знаете? Что? Он ваш брат?! Ну и совпадение!

На укоряющий взгляд Дэни он улыбнулся с хитрым огоньком в глазах, ни капельки не растерявшись. Остаток дня обещал быть таким же напряжённым, к тому же Ларри не позволял ей отделиться от компании, а тётушка оказалась особой чрезвычайно разговорчивой, из тех, что обожают задавать бесчисленные личные вопросы и рассказывать бесконечные истории о себе.

Миссис Бингхэм хотелось побольше узнать об Америке, где она ещё не была, но надеялась когда-нибудь поехать. Дэни там тоже не была и не могла толком ответить на вопросы, а Ларри Доулинг и проворная мисс Бейтс ничем помочь не могли.

Миссис Бингхэм начала расспрашивать её о причинах отсутствия заокеанского акцента. Дэни пришлось придумать, что её родители несколько лет назад покинули Америку, а она сама воспитывалась в Англии.

— А! — довольно протянула Гасси Бингхэм, словно решила важную проблему. — Вот почему мистер Холден выбрал вас для путешествия по Европе. Вы меня поймёте. Я никогда не встречала вашего мистера Холдена, но его отец останавливался у меня… когда же? В тридцать восьмом или тридцать девятом. Он близкий друг Тайсона, моего брата. Очень симпатичный человек, хотя американец. О, простите меня, дорогая! Как жестоко это звучит! Простите меня.

— Все в порядке, — холодно сказала Дэни, интересуясь сколько времени пройдёт, прежде чем её спросят о чем-то таком, на что она не сможет ответить. Как глупо с её стороны разговаривать с людьми, с кем бы то ни было! Ей следовала держаться подальше от чужих взглядов. Лэш прав: у неё нет головы на плечах. Она думала только о том, как приятно прогуляться по городу с Ларри Доулингом. И вот куда это её завело!

Гасси Бингхэм спросила:

— Вы знаете, что можно посмотреть в Найроби? Следует ли мне принять предложение мистера Пойнтинга и осмотреть местные достопримечательности? Знаете, секретарь брата должен был встретить меня здесь и повести на ланч в какой-нибудь клуб. Это было бы замечательно. Но несчастный молодой человек провёл все утро в кабинете дантиста, и я настояла, чтобы он выпил пару таблеток аспирина и провёл остаток дня в постели. А мы с Миллисент сами осмотрим город. Он был мне очень благодарен. Должно быть, вы его встречали, пока он был в Штатах с моим братом. Что вы о нем думаете?

Сердце Дэни ушло в пятки. Встречала ли Ада Китчелл мистера Пойнтинга, когда Тайсон был в Америке? Конечно, Лэш его видел, а может быть и Ада. Почему Лэш её не предупредил? Почему они не обдумали этот пункт, и что же ей теперь делать, когда она увидит Пойнтинга и тот заявит, что она не Ада Китчелл?

К счастью, Гасси Бингхэм не стала дожидаться её ответа.

— Он работает с моим братом уже несколько лет, но я не встречала его раньше, хотя, конечно, он был у нас в доме. Как раз когда Тайсон был в Лондоне, год или два назад, а мы с Милисент уехали в Джерси на каникулы. И все же я благодарна Тайсону за то, что он попросил его меня встретить. Хотя, подозреваю, он здесь из-за Дэни Эштон, приёмной дочери моего брата. Она должна была лететь этим рейсом, но в аэропорту её не было. А когда мы навели справки, нам сказали, что она сдала билет. Очень странно. Ветрянка, или свинка, или что-то в этом роде, полагаю.

Было ясно, что мысли Августы Бингхэм развивались в том же направлении, что и у Ларри Доулинга: болезни школьниц. К счастью для нервной системы Дэни, миссис Бингхэм оставила тему отсутствия мисс Эштон и перешла к менее опасной:

— Там, в Кивулими, будет что-то типа вечеринки, да? Знаете, я не была там с тех пор, как умер отец. Детьми мы провели там почти год. Но отцу это место не нравилось. Не то что его старшему брату, старому дяде Барклаю, который был от дома без ума. Он просто помешался на этом доме и вообще на Занзибаре. Так их любил, что почти никогда не уезжал оттуда. Думаю, потому он так и не женился.

— Он был старшим сыном Эмори — первого Фроста? — спросил Ларри Доулинг.

— Первого Фроста, который поселился в Занзибаре, — мягко поправила миссис Бингхэм. — Наше фамильное поместье в Кенте. Сейчас там живу я, ведь Тайсон так редко бывает в Англии. Мы с Милисент стараемся содержать дом в порядке. Не знаю, что бы я делала без Милисент. Она приехала ко мне, когда умер мой муж, и теперь помогает мне во всем.

— А ваш брат все время живёт на Занзибаре? — спросил Ларри, мягко возвращая разговор к Тайсону Фросту.

— Не совсем. Он очень занятой человек. Все время ездит. Он живёт там урывками. Навещает друзей и снова уезжает. Я всегда думала, что очень романтично иметь дом на Занзибаре, но Тайсон никогда не живёт там подолгу.

— Может быть, там не совсем цивилизованное место? — спросила мисс Бейтс. — Романтика, конечно, хороша, но…

— Боюсь, Милисент не любит путешествовать за границей, вполголоса призналась Гасси Бингхэм Дэни. — Она ненавидит Восток. У неё столько интересов, все не перечислишь. Наш викарий говорит, что не знает, как Маркет-Лидон будет без неё. Уверена, она с ним согласна. О! Я не имела ввиду… Это звучит невежливо. Я хотела сказать…

Но Дэни перестала обращать не неё внимание. Её затрясло от слов «МаркетЛидон». «Убийство в Маркет-Лидоне…» Убили не кого-то там, а пожилого, педантичного, порядочного мистера Ханивуда. И если он был адвокатом двух поколений Фростов, то миссис Бингхэм наверняка должна хорошо его знать. Известно ли ей, что он погиб? Даже если она знала, эта новость не могла потрясти её так, как Дэни, которая видела его только раз и очень недолго.

Ларри Доулинг спросил:

— Ваш брат часто так развлекается на Занзибаре, миссис Бингхэм? Или это по особому случаю?

— Не думаю, что это идея моего брата. Он не слишком общителен, когда работает. Тем более сейчас он пишет новую книгу. Но его жене нравится, когда дом полон гостей. Думаю, ей очень скучно, раз он целыми днями работает. Вот почему…

Миссис Бингхэм продолжала говорить и говорить, Ларри Доулинг слушал с напряжённым вниманием, радостно или недоверчиво восклицая в тот момент, когда она, казалось, собиралась остановиться.

Очевидно, он такой же хороший слушатель, как и собеседник, — подумала Дэни. — Очень приятный человек, но опасный…

Вклиниваясь в поток откровений, она небрежно заметила:

— Мистер Доулинг работает в газете, вы знаете?

Она собиралась преподнести эту новость в качестве предупреждения, но так её не восприняли. Ларри Доулинг бросил на неё быстрый насмешливый взгляд, который привёл её в замешательство. И хотя мисс Бейтс резко повернулась и посмотрела не него так, будто он внезапно оказался садовой лопатой, Гасси Бингхэм совсем не казалась ошеломлённой. Наоборот, она пришла в восторг.

— Репортёр? Как интересно!

— Я пишу большие статьи, — спокойно поправил её мистер Доулинг.

— Конечно же, почти одно и тоже, — весело фыркнула Августа. — У вас, наверное, такая увлекательная жизнь! Пожары, убийства, звезды экрана. Сегодня в Париже, завтра в Бангкоке. Как я вам завидую! Конечно, Тайсон — мой брат — знает множество репортёров. И говорит, что они самые подлые люди… Ох, простите. Очень грубо с моей стороны. Я в самом деле не хотела. Уверена, что вы ему понравитесь, мистер Доулинг.

Мисс Бейтс громко вздохнула и проворчала что-то про ворон и любопытных, всюду сующих свой нос. Миссис Бингхэм нахмурила брови и, взяв за руку мистера Доулинга, пошла вперёд, продолжая весело болтать. Мисс Бейтс и Дэни остались позади.

— Уверена, я уже где-то видела этого парня, — сказала мисс Бейтс, глядя на внушительную спину мистера Доулинга. — У меня хорошая память на лица. Может быть, в газетах, процесс по делу о клевете, может быть, ещё что-то… Я знаю таких типов. Очаровательные, с чувством юмора, но совершенно ненадёжны. Не лучше обычных мошенников. Гоняются только за выгодой. Думаю, он именно таков! Мы знаем только, что он репортёр — ну и что с того!

Мисс Бейтс снова вздохнула.

— Знаете, — призналась она, — Августа — очень интересная женщина, у неё всегда множество идей. Но бывают моменты, когда, глядя на неё, думаешь совсем обратное. Посмотрите, как она позволяет этому репортеришке выпытывать о Тайсоне все подряд. Ведь с первого взгляда видно, что он за птица. Если он не мошенник, значит, занят своей статьёй и просто копается в куче чужого грязного белья. Газеты — это ужас. Сплетни — вот все, что их интересует. Сплетни и убийства.

Убийство!.. Про убийства мы читаем только в газетах. Люди, которых мы знаем, умирают, но никого из них не убивают.


Глава 4 | Дом теней | Глава 6