home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Лэш… Нет, это невозможно! Но ведь так все и было… Ей, конечно же, нужно с ним поговорить. Она сама его обо всем спросит… «Не верь всему, что он говорит…». Но она ему верила, потому что влюбилась. Потому что он был самым очаровательным молодым человеком из всех, кого она встречала. Любой человек, когда влюбляется, и особенно если влюбляется впервые, думает, что это навсегда. И только потом понимает, что это не так.

«Это твой первый поцелуй?» — «Да. А как ты узнал?» — «Догадался». Она не переставала анализировать этот ответ, но все было ясно. Конечно, он встречался со многими девушками и целовал многих женщин. Он знает, как с ними обращаться.

Она готова была поверить, что убийцей мог оказаться кто угодно: Гасси, Сейид Омар, Эдуардо ди Чиаго, Амэлфи Гордон и даже, может быть, Ларри. Но не Лэш. А ведь он был самым очевидным подозреваемым. И сам об этом говорил — только она не хотела ничего слышать — и не слышала…

Может быть, он и делал все только чтобы убедиться, что она не согласится… Блеф? И все же — он мог сделать все, что угодно.

Дэни уронила голову на руки, сжала виски, попыталась подумать о чем-то другом…

Его отец наверняка знал Тайсона лучше, чем кто бы то ни было. И Тайсон мог написать ему, что он нашёл среди бумаг Фроста и что собирался делать дальше. Лэш мог приехать для того, чтобы увидеть мистера Ханивуда. Его заметила Миллисент и

Он забронировал номер в том же отеле, что и Дэни, а остальное — элементарно. С пожарной лестницы у её балкона он мог увидеть, как она вышла из комнаты. Зайти в номер, захлопнуть дверь, взять со стола её собственный ключ, затем опять же через балкон выйти и подняться по лестнице, изображая пьяного.

У него было достаточно времени, чтобы обыскать её номер, пока она ждала, забрать её паспорт и оставить пистолет. И снова подвернуться под руку, когда она оказалась в отчаянном положении. «Раз! И вот пиковый туз! Как, черт возьми, он здесь оказался!»… Это ведь была идея Лэша — поехать с ним под видом мисс Китчелл.

У мисс Китчелл действительно была свинка? Или ей сказали, что её присутствие не обязательно и нужен только паспорт?

Но была ведь та ночь в Найроби, когда её хотели усыпить… Это не мог быть Лэш. Он спал на диване. Нет, все это глупости! Больное воображение Найджела. Но если подумать получше, все снова рушится.

Ведь были люди, которым нужно это письмо. Причём несколько. Один все ещё искал его, другой давно заполучил. Старинный конверт с инициалами Эмори Фроста украли из кармана её плаща. Печать взломана, и письма нет! Это мог сделать только один человек — Лэш Холден.

— Нет… нет… нет! — безнадёжно простонала Дэни. — Это не он. Он не мог. Я никогда не поверю…

«Но кто же ещё? Кто? — шептал тихий назойливый голосок в её ушах. — Нельзя верить всему, что он говорит…»

Дэни встала и принялась расхаживать взад и вперёд по сумеречной комнате. Она продолжала спорить сама с собой, вспоминая и пытаясь убедить себя, что письмо мог взять кто-то другой… Но дороги назад не было. Это, конечно, был Лэш.

Будь это просто вор, он украл бы все: и шифоновый шарфик, и остальное… Но вынуть все, а взять только письмо, положив остальное на место… Только Лэш мог сделать это без труда. Когда она была в ванной в то утро, или когда она отдала ему плащ в самолёте…

— Нет! — снова сказала Дэни, громко произнеся это слово в окружающей тишине. Но ответ был «Да», и она это знала! Ведь она помнила кое-что ещё…

Прошлой ночью Лэш стоял на подоконнике и тянулся к веткам растущего рядом дерева. Она спросила:

— Если его нет у Саида Омара, у кого же оно?

Её поразило тогда лицо Лэша. Оно вдруг стало бледным и непроницаемым. Он смотрел в сторону и явно не хотел встречаться с ней глазами. Конечно же, письмо у него. Теперь она была в этом абсолютно уверена. Возможно, сначала он носил его в кармане, но когда увидел разрезанную сумку Дэни, понял, что из кармана его могут украсть, и куда-то спрятал…

Но зачем ему это письмо? Если, как сказал Сейид Омар, на Занзибаре есть люди, цель которых — прийти к власти и установить диктатуру, может быть, Лэш — агент секретной службы, чья задача — все это предотвратить? Или сокровища Сейида Саида ему нужны для себя?

Джемб… Миллисент Бейтс… Возможно, это Джемб пытался обыскать её номер в Найроби. Лэш мог знать об этом, или догадываться. Миллисент говорила, что никогда не забывает лица, а Лэш полагал, что Миллисент умерла потому, что слишком много говорила. У отца Лэша безусловно есть экземпляр «Дома теней», а записка, что отправила Миллисент на смерть, была напечатана на машинке Ады Китчелл.

«Он легко может вертеть людьми, они у него, словно марионетки» — кто-то говорил это… о Лэше. Была ли и она, Дэни, марионеткой? Наверное, была… Говорила же ей Лоррейн, что она слишком молода, неопытна и наивна… и слишком романтична! И Найджел советовал не быть такой дурочкой…

Слезы навернулись Дэни на глаза, но она нетерпеливо их смахнула. Слезами делу не поможешь. Но кое-что помочь все же может… Ей надо во всем убедиться самой. Пойти в домик для гостей и найти письмо Эмори Фроста. Не сейчас, потому что уже поздно и скоро все вернутся. Но сразу же, как только подвернётся такая возможность. И Лэша не будет рядом.

Машины приехали буквально минут через пять. Дэни не хотела никого видеть и ушла в свою комнату, закрыв дверь на замок. Лишь когда Лоррейн поднялась к ней и спросила, все ли в порядке и хорошо ли она спала, она открыла дверь.

— Послушай, дорогая, ты не слишком хорошо выглядишь, — Лоррейн с беспокойством смотрела на дочь. — Это, наверное, из-за волос. Я думаю, нам надо

— Мама, — резко прервала Дэни, — Тайсон писал отцу Лэша о письме Эмори Фроста, которое я забрала у мистера Ханивуда?

— Не знаю. Мог и писать. Ведь они были такими близкими друзьями… Зачем тебе это?

— Да так просто… Мне интересно, знал ли о нем кто-нибудь ещё.

— Не думаю. Ну кто-то знал конечно, верно? На самом деле все очень печально, и я часто хочу… ну, ладно, не будем об этом.

Она подсела к туалетному столику и, глядя в зеркало, произнесла:

— Я ужасно выгляжу. Интересно, есть ли ещё время принять ванну? Пожалуй, нет. Мы хотели приехать пораньше, но Тайсон отвозил в отель друга Эльф. Он вылетел из Момбасы через день после вас и присоединился к Джорджу Уоллинборну на яхте. Прошлой ночью они приплыли сюда. Его зовут Ярдли, сэр Амброуз Ярдли. Если тебе интересно, он приехал сюда только из-за Эльф. У него были какие-то дела в Хартуме, но он наскоро с ними управился и сразу же сюда. Кажется, мне следовало пригласить его остаться здесь — он так этого хочет! Но Эдуардо ведёт себя так глупо и грубо, а мне не хочется больше никаких драм. Но все-таки завтра мы обедаем все вместе.

Она машинально припудрила лицо и вздохнула:

— Не надевай дорогие вещи — мы ведь будем ужинать на пляже. Тайсон придумал устроить пикник. Разжечь костёр из хвороста и пожарить сосиски. О! Нет ничего менее соблазнительного, но он так хочет… Постарайся побыстрее, ладно, детка?

Небо залил розовый закат, солнце садилось, и когда Дэни спустилась в гостиную, ей показалось, что весь дом полон теней. Она ожидала встретить всю компанию, но увидела только двоих: они стояли так близко, что в тусклом сумеречном свете их можно было принять за одного.

Услышав мягкие шаги Дэни по тонкому восточному ковру, они поспешно подались в разные стороны. Амэлфи Гордон пошла в сторону Дэни. Её лицо и изящная фигура выделялись на фоне заката, что алел за французским окном. Она прошла мимо, не сказав ни слова, и вышла из комнаты в тёмный холл, постукивая тонкими каблучками.

Лэш спросил:

— Откуда такой старомодный наряд, бамбино? Решила, что придётся выступать на сцене? Ты ошиблась. На самом деле я не такой бабник, каким кажусь, правда.

Дэни холодно бросила:

— Не понимаю, что ты мучаешься со мной, если тебя тянет к миссис Гордон.

— Нет уж, постой. Меня к ней не тянет!

— Разве? Значит, мне показалось. Где все остальные?

— Не знаю. Мне на них наплевать. Расскажи, чем ты занималась днём. Мне не хотелось оставлять тебя одну, но Лоррейн сказала, что ты спишь и за тобой присмотрит Найджел. Так и было?

— Да.

Сказав это, она повернулась к выходу, но Лэш последовал за ней и схватил её за руку.

— В чем дело, дорогая? Ты же не будешь на меня сердиться? Если хочешь, я могу объяснить…

— Да? Но я не обязана верить всем твоим объяснениям, верно?

Пальцы Лэша больно сжали её руку, он притянул её к себе. Но тут же отпустил, поскольку кто-то тихо вошёл в дверь за ними.

— Привет, — произнёс Ларри Доулинг. Его звучный голос резко контрастировал с мягкостью движений. — Я опоздал? Где все?

— В саду, я полагаю. Почему бы вам не пойти и не посмотреть? — прошипел Лэш.

— Да, недурная идея, — благодарно заметила Дэни. — Я пойду с вами, Ларри.

Она взяла его под руку и они вышли на террасу, где через несколько минут к ним присоединились Гасси с Тайсоном.

Дэни надеялась, что сумеет поговорить с отчимом наедине, но становилось все более очевидным, что нынче вечером это не удастся. Тайсон провёл напряжённый день, рыбачил и пил, но это его совсем не утомило. Он повёл гостей по влажному песку к берегу моря. Вдали догорал закат. Тайсон выбрал подходящее место в маленькой бухточке, меньше чем в четверти мили от Кивулими, и все отправились собирать хворост для костра.

Как только село солнце, небо окрасилось в лилово-зелёный цвет. К этому времени уже весело заиграли языки костра, причудливо озаряя коралловые глыбы и ветки пандануса. Вскоре взошла луна, похожая в тёмном небе на очаровательный китайский фонарик, и придала ночи аромат тайны.

Сосиски, как и предсказывал Найджел, оказались все в песке и к тому же недожаренные, но Тайсон был вполне доволен. Лоррейн заказала прекрасную холодную закуску, которую один из слуг принёс на пляж. А потом они поставили на переносном патефоне «лунную музыку» и отправились гулять по пляжу.

Тайсон с Лэшем вооружились фонарями и удочками и отправились половить рыбу. Увидев это, Дэни решила, что наступил самый удачный момент для визита в гостевой домик. Они будут заняты по крайней мере полчаса, а ей нужно всего десять-пятнадцать минут. За это время она вполне успеет добежать до домика, где сейчас нет никого, кроме слуг, и вернуться обратно. Никто не заметит её отсутствия. Мысли о Лэше становились все невыносимее, и ей очень хотелось хоть что-нибудь выяснить.

Гасси обсуждала с Лоррейн рецепты, Ларри Доулинг лежал на песке и слушал музыку, а Амэлфи с Эдуардо гуляли вдоль прибоя. Все складывалось как нельзя удачно.

Дэни встала, отряхнула песок, подошла к матери и прошептала ей что-то на ухо.

Лоррейн ответила:

— Да, конечно. Но можешь отойти к камням, их здесь хватает.

Дэни зашагала в сторону дома. Едва оказавшись вне пятна света от костра, она прибавила шаг, но не бежала, пока не достигла скал, отделявших пляж Кивулими от всего остального побережья. Там она остановилась и оглянулась. Никого не было видно. Лишь маленькие крабы едва заметно копошились в лунном свете, да лёгкий бриз играл парусами стоявшей неподалёку яхты.

Дэни прошла ещё немного, и вот перед ней открылся весь пляж Кивулими, тихий и пустынный. Она побежала по белому песку к воротам в сад.

Тяжёлая обитая железом дверь заскрипела, когда Дэни её открывала, и звук напугал девушку. Она остановилась под каменной аркой, прислушалась, но не услышала ничего, кроме дыхания бриза, который шелестел в саду пальмовыми листьями.

В доме не было света, но белые стены и окна, отражавшие лунный свет, создавали впечатление, будто дом полон наблюдавшими за ней людьми. Дэни на миг представила себе, как этот дом ещё в прошлом столетии смотрел на берег и видел корабли: торговые и китобойные суда, пиратские шхуны, парусники из Омана и суда работорговцев.

«Далеко я уплыву, к Занзибару моему…»

Затаив дыхание, Дэни оглянулась, ничего не заметила и пошла по тропинке между апельсиновыми деревьями и бассейном. Вдоль стены она добралась до лестницы, ведущей в гостевой домик.

Стена была освещена луной, но ступеньки оставались в темноте. Дэни прошла уже половину пролёта, когда снова услышала скрип ворот.

Она замерла там, где стояла, стараясь услышать скрип гравия на тропинке — это означало бы, что за ней кто-то следит. Но все было тихо. А когда ветер заиграл её волосами, она вспомнила, что оставила ворота открытыми, и сквозняк, вероятно, их захлопнул. Повернувшись, она помчалсь по ступенькам, не думая больше ни о чем, кроме того, что у неё мало времени.

Домик для гостей стоял без света, как и большой дом. Дэни открыла дверь и нашла выключатель.

Свет показался слишком ярким после ночной темноты, и Дэни его выключила. Ей он не был нужен — искать она собиралась не здесь. Даже не взглянув на комнату, она подошла к окну и посмотрела вверх.

Ветви бугенвиллии свешивались с крыши, и в лунном свете непонятно было, какого цвета у неё цветы. Дотянуться до них с узкого подоконника оказалось не так легко, как представлялось Дэни.

Стена была возведена на утёсе, и под окном зияла пропасть как минимум в тридцать футов. Мурашки побежали по телу, но отступать было поздно, да и другого шанса могло не представиться.

Она сжала зубы и осторожно, держась за деревянную раму, вскарабкалась на узкий подоконник. Труднее всего было повернуться лицом к пропасти. Преодолев свой страх, Дэни сделала это и принялась шарить рукой в ветвях.

Вскоре рука её наткнулась на узкий, весь покрытый пылью и сухими листьями каменный выступ над окном. Он выступал на несколько сантиметров от стены и был закрыт густыми листьями.

Дэни дотянулась до него, и дрожащими пальцами, опасаясь змей и пауков, начала искать там письмо. Так и есть, вот оно… Она заранее знала, что оно там. Именно Лэш его взял.

Дэни вытащила письмо из тайника и рассмотрела в лунном свете. Маленький листок бумаги был завернут в мужской носовой платок.

Тут она почувствовала, как закружилась голова, и стала спускаться с подоконника, боясь упасть. Её левая рука онемела, и она вдруг поняла, что у неё может не найтись сил на то, чтобы отсюда слезть. Но оставаться было нельзя. Её силуэт на фоне светлого окна был прекрасно виден с пляжа. Она опустила голову, левая рука отпустила раму и в изнеможении упала вниз.

И только сейчас, глядя на свои сандалии, выделявшиеся на освещённом подоконнике, Дэни вспомнила, что несколько минут назад выключила свет. Но сейчас он был включён.

Дэни замерла, затаив дыхание, не в силах даже поднять голову.

Значит, кто-то видел, как она ушла с пляжа и пошёл следом. Этот кто-то поднялся за ней в гостевой домик, но, стоя на подоконнике, она этого не услышала. И, потрясённая своей находкой, даже не заметила, что в комнате включён свет и за ней наблюдают.

Она медленно повернула голову и посмотрела в холодные глаза, следившие за ней с другого конца комнаты.


Глава 18 | Дом теней | Глава 20