home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

— Невероятно! — проревел Тайсон в четвёртый, если не пятый раз. — Этого просто не может быть!

— О, дорогой, — простонала Лоррейн, — прекрати повторять это снова и снова. Не говоря уже о том, что это глупо! Как не может быть то, что произошло?

— Этого не могло произойти, вот как! И даже не потому, что она так сказала. Вы сами видите, как все сложено и сколото. Просто чисто физически невозможно для любого — любого, если только это не астральное тело — выполнить эту работу меньше чем минут за пять. Черт меня побери — я пробовал! Вы сами видели. Никто не мог отколоть это от подкладки, достать, взять конверт, вытащить письмо, а потом положить обратно точно как было, на самое дно глубокого кармана. Никто, даже Гудини! Она, должно быть, где-то оставляла плащ!

— Но нет же, — запротестовала Дэни, готовая заплакать. — Я держала его под подушкой весь остаток ночи, и все было в полном порядке, когда я утром завернула письмо в шарф. Печать была нетронута. Я говорю вам, я уверена! Я бы тут же почувствовала, будь конверт пустым. Как сейчас…

Тайсон заметил:

— Но ты, должно быть, мылась? Или принимала ванну?

— Конечно, но…

— И брала плащ с собой?

— Нет, но…

— Ну что же, вот и все! Кто-то заходил в комнату.

Лоррейн жалобно умоляла:

— Тайсон, дорогой, прекрати перебивать ребёнка. Дай ей сказать.

— Там был Лэш, — закончила фразу Дэни. — Он одевался, пока я принимала ванну.

— Звучит очень интимно и по-домашнему, — буркнул Тайсон.

Лэш мило улыбнулся.

— Так и было. Однако это было совершенно неизбежно. Но если вы в дальнейшем собираетесь сделать ещё хоть одно замечание подобного рода, то обнаружите, что жизнь гораздо больше похожа на кино, чем вы предполагали.

— Значит ли это, что вы отправите меня в нокаут? — осведомился Тайсон. — Слабо вам, юноша.

— Зато я получу огромное удовольствие, хотя бы попытавшись, — огрызнулся Лэш.

— Осмелюсь полагать, что так оно и выйдет. Но я не собираюсь позволять сыновьям моих друзей по колледжу использовать меня в качестве груши, чтобы отрабатывать удары.

— Тогда прекратите запугивать ребёнка! — буркнул Лэш. — Вы что, не видите, что она сделала все, что могла? Отстаньте от неё, слышите?

Тайсон скосил в его сторону глаз и задумчиво протянул:

— Я отлично помню, как тётя Мэйми однажды вас описывала — у меня нет никаких сомнений — как распутного подлеца, который с лёгкостью обманывал доверие пожилых женщин, обрабатывая разочарованных старых дев в захолустных городишках. Тогда у вас были неприятности с девушкой Ван Хойдена — или девушек было несколько? Так что прошу поменьше корчить благородного рыцаря, молодой человек, и отвечать на вопросы! Вы действительно были там, пока Дэни принимала ванну?

— Да.

— И знали, где лежит письмо?

— Знал. Вы, кажется, полагаете, что я его взял?

— Тьфу! Не будьте таким скучным, — сердито сплюнул Тайсон. — Вы можете быть твёрдо уверены, что все это время больше никто не входил в комнату? Прислуга, например?

— Никто. Я повторяю — никто.

Тайсон повернулся к Дэни.

— Я полагаю, он там не торчал, пока ты одевалась?

Щеки Дэни порозовели.

— Нет. Он ушёл завтракать.

— И больше никто не входил?

— Нет, я заперла обе двери. И взяла плащ с собой, когда пошла завтракать, и никуда не выходила без него, пока не добралась сюда и не повесила на этот стул. Никто не мог взять письмо. Никто, кроме меня и Лэша. Это невозможно!

— Ты его не брала?

Лэш быстро шагнул вперёд, но Тайсон рявкнул:

— Дайте ей самой ответить! Итак, Дэни?

Дэни смотрела на него; её щеки пылали, глаза сверкали.

— Я думаю, — в ярости бросила она, — что вы самый гнусный, корыстный, эгоистичный, невозможный тип из всех, кого я знаю. И я жалею, что вообще приехала сюда!

— Конечно, он такой! — согласилась Лоррейн, бросая на мужа ласковый взгляд. — Я, помню, говорила ему то же самое в первый же день нашего знакомства. И он заслуживает худшего. Но, детка, ты действительно не брала письмо?

Дэни повернулась к ней, гнев уступил место раздражению.

— Мама, ты не можешь всерьёз думать…

— Дорогая, — жалобно запротестовала Лоррейн, — сколько раз я просила тебя так меня не называть? Из-за этого я чувствую себя так, будто мне сто лет. Нет, конечно я не думаю, чтобы ты могла украсть его или что-то в этом роде, — так же, как и Тайсон. Но ты могла подумать, — учитывая убийство и все, что было для тебя так омерзительно, — что лучше просто от него избавиться…

— Я этого не делала! — твёрдо заявила Дэни. — И жаль, что эта мысль не пришла ко мне в голову! Теперь его забрал кто-то другой.

— Ты имеешь в виду меня? — вежливо осведомился Лэш.

— Зачем ты так? — обиженно спросила Дэни. — Ты же отлично знаешь, что я не думаю ничего подобного!

— Но ты только что сказала, что только мы с тобой имели возможность взять письмо. Если ты этого не делала, остаюсь только я, верно? Или у меня что-то не так с арифметикой?

— Не запугивайте девочку! — загрохотал Тайсон. — Разве не видите, она делает все, что может? Отстаньте от неё, слышите?

Лэш засмеялся и выбросил вперёд руку жестом фехтовальщика, подтверждающего укол.

— Туше! Извини, Дэни. Что вы предлагаете делать?

— Поесть, — категорично заявила Лоррейн и поднялась. — Сейчас, должно быть, около часа дня, и все остальные начинают интересоваться, что, черт возьми, случилось с нами. К тому же они голодны. Давай, милый, пойдём посмотрим, что они делают. А Дэни захочет вымыться.

— Минутку, — сказал Тайсон. — Давайте-ка вспомним. Если мы придерживаемся теории, что некто, охотившийся за этим письмом, был в самолёте из Лондона в Найроби, эначит он летел рейсом Найроби-Занзибар этим утром. Я прав?

Лэш кивнул:

— Похоже, так. Если только не было какой-нибудь незамеченной зацепки, вокруг которой запуталась вся эта история.

— И что бы это могло быть?

— Какой, черт возьми, прок от трех миллионов — или трехсот миллионов, если на то пошло — если нельзя вывезти их с острова? Ладно, возможно, смысл есть для вас или кого-то, кто живёт здесь. Но как отсюда с ними уехать? Возьмём, к примеру, меня, Лэшмера Дж. Холдена-младшего. Что стал бы я делать с парочкой пудовых слитков? Сунул бы в сумку и в таком виде пронёс через таможню?

— Чушь! — отрезал Тайсон. — Подумайте головой! Вы действительно воображаете, что тот, кто охотится за этими деньгами и готов из-за них убивать, не проработал план, как с ними выбраться? Бог мой, молодой человек, в наши дни существуют десятки способов нелегального въезда и выезда из страны, если у вас есть деньги — или перспектива их получить. И не начинайте снова ныть «— Это невозможно!» Конечно, возможно. Черт возьми, это слишком возможно! Что, как вы думаете, может помешать, если одним прекрасным вечером вы отправитесь на морскую прогулку или порыбачить и в паре миль от берега вас подберёт нанятый парусник или катер? Или частная яхта — черт возьми, вроде той, что была у вашего отца!

Здесь сотни миль пустынной береговой линии и маленьких песчаных бухт, куда вы можете отправиться тёмной ночью и где вас подберёт самолёт. Черт побери, сейчас же эра полётов! Существует множество частных самолётов — и огромные пустые пространства Африки, где самолёт может приземлиться! Вы не были бы сыном своего отца, если бы не смогли этого проделать, так что приходится принять в расчёт, что может и кто-то ещё. Проблема в том, кто?

Лэш пожал плечами.

— Тот, кто был на обоих рейсах. Я проверил: кроме ваших гостей, таких было всего двое. Тот парень из газеты, с которым вы так приветливо общались в аэропорту…

— Какой ещё газетчик? — перебил его Тайсон. — Не помню я никакого… Ах да, конечно, помню! Тот проклятый выскочка в панаме, который спросил, может ли он позвонить. Он с лондонского рейса?

— Я только что вам это сказал. И в Найроби он останавливался в том же отеле.

— В том же? Так — так, — задумчиво протянул Тайсон. — Возможно, я напрасно был так груб. Что ж, это поправимо. Поскольку в этом благословенном месте всего одна гостиница, мы знаем, где он остановился. Лорри, дорогая, позвони в отель и попроси… Как, черт возьми, его зовут?

— Доулинг, — подсказала Дэни. — Ларри Доулинг.

— Мистера Доулинга; когда тебя соединят, скажи, что я с радостью дам ему интервью, и спроси, не мог бы он приехать и остановиться здесь. Иди и сделай это немедленно.

— Но Тайсон! — синие глаза Лоррейн недоуменно расширились. — Мы не можем. Дорогой — он же репортёр!

— Он не репортёр, — поправила Дэни, но её игнорировали.

— Мы не успеем оглянуться, как все окажется на первых страницах газет, — застонала Лоррейн. — Подумай о Дэни — и о нас всех. Только подумай!

— Я и думаю, — нетерпеливо бросил Тайсон. — Похоже, я единственный, кто способен это делать. Чертовски предусмотрительно собрать всех подозреваемых под одной крышей.

— Конечно, имея в виду, — добавил Лэш, — счёт в банке.

— Если это была попытка сострить, молодой человек, вы могли бы придумать получше. Естественно, меня волнует счёт в банке. За кого вы меня принимаете?

Руки Лоррейн затрепетали.

— Не понимаю. Ничего не понимаю…

— Он имеет в виду, — пояснил Лэш, — что у одного из разумно суженного круга подозреваемых в руках ключ к дедовскому кладу. Неплохая идея — собрать всех прямо здесь, где за ними можно проследить. Первый же, кто попытается выскользнуть из дома с лопатой, попадётся. Понятно?

— Ну конечно же! — радостно воскликнула Лоррейн. — Тайсон, милый, какой же ты умный! Я сейчас же позвоню этому мистеру… мистеру Доулингу.

— Давай-давай, — кивнул Тайсон. — Иди. Нет… подожди минутку. Их было двое? Вы сказали, их было двое?

— Было — это точно, — подтвердил Лэш. — Сейчас остался всего один.

— Не понимаю…

— Там был араб. Некий Салим Абейд. Или Джемб. Тогда он был вторым.

— Что вы имеете в виду? — спросил Тайсон.

— Что он мёртв. Он умер удивительно внезапно в аэропорту Момбасы этим утром, поэтому наш самолёт и задержали. Я думал, может вам сказали: вам же пришлось порядочно нас ждать.

— Мёртв? — спросил Тайсон, его громовой рык упал почти до шёпота. — Вы же не хотите сказать… Из-за чего он умер?

— Нам не сказали. Из самолёта он вышел вместе с нами, а когда нас загнали обратно, не вернулся. Поднялась суматоха, вначале стюардесса нам сказала, что он заболел, потом затеяли перепроверку паспортов и виз, — только что не взяли отпечатки пальцев. Похоже, они очень хотели знать, где можно найти каждого из нас в течение ближайших дней.

— Как вы полагаете, чего ради они это делали?

— Думаю, вы и сами догадались не хуже меня, — сухо бросил Лэш.

Лоррейн тревожно перевела взгляд с лица Лэша на лицо мужа, и вернулась от двери, чтобы схватить Тайсона за руку. В её высоком голосе внезапно проступило смятение.

— О чем ты догадался, Тайсон? Что он имеет в виду? Что вы оба говорите загадками?

— Ничего, — отмахнулся Тайсон. — У этого Джемба хватало политических врагов. Нам нет нужды искать бандитов под каждой проклятой постелью на острове. В любом случае, он мог умереть от сердечного приступа.

— Почти наверняка, — любезно согласился Лэш. — Как мистер Ханивуд…

— Поосторожнее, молодой человек! — взревел Тайсон. — Молодость должно быть видно, но не слышно! Все в порядке, Лорри. Ты сейчас же побежишь и позвонишь этому проклятому репортёру. И будь с ним полюбезней.

Лоррейн улыбнулась и расслабилась.

— Я всегда любезна, дорогой.

Она отвернулась от мужа и послала очаровательную улыбку Лэшу.

— Надеюсь, вы не против поселиться здесь в одиночестве, Лэш?

— Почему я должен быть против? Это очаровательно!

— Как это мило с вашей стороны! Я боялась, что вы можете почувствовать себя обиженным. Оказаться в коттедже для медового месяца, в то время как…

— Ни слова больше! — простонал Лэш. — С меня достаточно. Я понимаю — вам кажется, что это уютное гнёздышко словно нарочно создано для новобрачных, верно? Ну что же, это была чудная идея, и я не стану слишком переживать, его занимая — при условии, что мне разрешат остаться здесь в полном одиночестве. Вы не должны об этом беспокоиться. Вашей вины тут нет.

— Но ведь была, вот что ужасно, — голос Лоррейн звучал почти трагически. — Я чувствую, что очень виновата: Эльф мне писала, вы же знаете. Понимаете, именно я попросила Эдди — Эдуарда — присмотреть за ней, когда он будет в Лондоне. Поскольку он снова собирался сюда, я решила, что будет мило, если они познакомятся, но конечно, и представить не могла… Никак не ожидала, что из этого выйдет. Она такая непредсказуемая, мягкосердечная и безответственная, но никому не желает зла. Как милый, но испорченный ребёнок, который ломает и выбрасывает игрушки.

Лоррейн проиллюстрировала это грациозным жестом. Лэш подмигнул.

— Я понял.

— О, но я не имела в виду вас, Лэш! — глаза Лоррейн недоуменно округлились. — Я говорю про Эдди. Он только новая игрушка. И действительно необыкновенная. Но когда это кончится, все опять будет в порядке.

— Разумеется. Просто прелестно, — горько хмыкнул Лэш. — А теперь, если вы не против, можем мы снять с повестки дня все вопросы моей личной жизни? Я предпочитаю убийства.

— Конечно, милый, — поспешно заверила Лоррейн. — Я правда вам сочувствую. И уверена, что в конце концов все встанет на свои места. Дэни, дорогая, пойди приведи себя в порядок. Ты ведь избавишься от этой жуткой чёлки, дорогая?

— Нет, не избавится! — неожиданно вмешался Тайсон. — Вот, Дэни… — он подобрал брошенные очки и твёрдо водрузил их ей на нос. — Мне жаль, что это беспокоит твою мать, но несколько ближайших дней тебе лучше оставаться в этом причудливом наряде и продолжать быть Адой Китчелл. Это избавит от ненужных объяснений. А чем меньше нам придётся объясняться, пока писака-журналист будет торчать поблизости, тем лучше.

— Вы в самом деле собираетесь пригласить его сюда? — спросил Лэш.

— Конечно, — ощетинился Тайсон. — Есть возражения?

— Вовсе нет. Это ваше дело. Но мне сдаётся, чувство меры вас покинуло. Вы пригласите Доулинга, убедитесь, что он не собирается откапывать дедушкин клад. Но если он вместо того начнёт копаться во всей этой грязи, как вы собираетесь помешать ему тиснуть все в газетах?

— Я его убью! — буркнул Тайсон. — А теперь давайте выйдем отсюда и чегонибудь съедим.


Глава 10 | Дом теней | Глава 12