home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

Машина преследования въехала на Ветряную улицу в Качерове, сохраняя надежную дистанцию от «фиата» Павла Покорного. Оба сидевшие в машине знали свое дело. Они проедут мимо коттеджа под номером сорок пять и удостоверятся, что тот, за кем они следят, вернулся домой. Затем передадут донесение, после чего их скорее всего сменят и они вернутся в управление. А может, им прикажут припарковаться так, чтоб их не было видно из коттеджа, и ждать дальнейших распоряжений: вдруг тот, за кем они следят, поедет еще куда-нибудь, тогда им придется следовать за ним.

Обыкновенный рабочий день, в общем довольно скучный. Ни о чем особенном не разговаривали и два других человека, в форме автоинспекторов; их синяя с белым «Волга» въехала на Ветряную улицу с противоположной стороны, следуя по обычному своему маршруту. Ничего особенного на улицах не отмечалось. Похоже, сегодняшний рапорт уложится в несколько строк.

Автоинспектор, сидевший рядом с водителем патрульной «Волги», возился со своей зажигалкой. Камушек цеплялся за колесико, и на ходу при толчках машины поправить его было нельзя.

– Остановись на минутку, – попросил он водителя, – только фуркалку свою налажу…

Водитель случайно остановил «Волгу» как раз у калитки дома номер сорок пять.

Между тем от Павла Покорного не ускользнуло, что еще по Сокольской улице, по мосту и потом в начале автострады за ним все время ехала, держась метрах в двухстах, «кортина», мотор которой куда мощнее его «Фиата-850». «Нервы», – успокоил он себя, однако несколько сбавил скорость; «кортина», за стеклами которой виднелось два силуэта, тоже замедлила ход. Это произошло в том месте, где кончается ограничение скорости и всякий водитель со вздохом облегчения нажимает на акселератор. То, что «кортина» замедлила ход, в высшей степени встревожило Покорного.

Взвесив все, Покорный заставил себя сохранять спокойствие. У них нет никаких доказательств, они не найдут ничего, что могло бы опровергнуть мое алиби. Глушитель я бросил в водосток у станции метро, он теперь лежит на дне капала или среди отбросов, задержанных фильтрами. А кроме этого, нет ничего, ровно ничего!

Покорный подумал было покрутиться по извилистым улочкам квартала, застроенного виллами и коттеджами, чтоб проверить, действительно ли «кортина» преследует его. Ведь она свернула с автострады там же, где и он! Но он тотчас отбросил эту мысль: таким образом он обнаружит, что догадался о слежке, а это было бы с его стороны тактической ошибкой. Он стал придумывать другой прием проверки. Надо еще сбросить скорость, разглядеть номер «кортины», а дома сразу же позвонить в службу безопасности – должны же будут там отреагировать на просьбу об охране, тем более что звонит человек, чей брат был убит вчера неизвестным преступником! Я вправе бояться за себя, и даже показалось бы неправдоподобным, если б я не обратил внимания на преследователей…

Тут он увидел шедшую ему навстречу «Волгу» автоинспекции. Она его не интересовала – он больше поглядывал в зеркальце заднего вида. Ехал он теперь чуть ли не шагом, на нейтралке. Ага, вот из-за поворота сзади показалась «кортина»… А «Волга» притормозила как раз у его дома – Покорный был от нее еще метрах в сорока. Человек рядом с водителем «Волги» вертит в руках какой-то блестящий предмет, и не только не прячет его, а даже напротив… Глушитель! Что же еще, как не мой глушитель! Но вы меня еще не взяли!

Решение пришло мгновенно. Включив сразу вторую скорость, Покорный нажал на газ и резко вывернул руль влево. Переулок был с односторонним встречным движением, но Покорный отлично знал эти места и не очень опасался напороться на какую-нибудь машину, идущую навстречу.

Но где они нашли глушитель?! Где только могли они его найти?! И как, как догадались просмотреть водосток именно в том месте?!

Взвыла сирена. Водитель патрульной «Волги» тоже хорошо знал эти места и прекрасно помнил, какие улицы тут с односторонним движением. До сих пор им не приходилось действовать – и вдруг такое дерзкое нарушение! Только пьяный решится на подобную выходку на глазах у автоинспектора! Забыв о зажигалке своего напарника, водитель рванул вдогонку за нарушителем.

Несколькими секундами позднее в тот же переулок, тоже нарушая правила, ворвалась и «кортина». В «Волге» заметили нового нарушителя, заколебались было, за которым из них гнаться сначала. Сидящие в «кортине», не теряя времени, перестроили свой радиоаппарат на волну автомобилей автоинспекции.

Но все-таки на переговоры между обеими машинами ушло несколько десятков секунд, что позволило «фиату» существенно оторваться. Если б водитель «фиата», сменив несколько раз направление, бросил бы где-нибудь машину и продолжил бегство пешком – у него было бы больше шансов спастись или по крайней мере отдалить момент, когда его схватят. Но он вместо этого постарался найти ближайший путь к автостраде. Он вырвался на шоссе так стремительно, что чуть не вызвал серьезную аварию, причем нескольких машин сразу: «подрезав» их, он вылетел на левую, встречную полосу. Перепуганные водители затормозили, на какое-то время заблокировав выезд на автостраду. Даже проблесковый маячок на «Волге», ярко горящие фары и воющая сирена не помогли достаточно быстро расчистить дорогу, потому что за это время со стороны города подъехали еще машины, увеличив пробку. Водитель «фиата» с удовлетворением сказал себе, что этот раунд выиграл он.

Он не знал заключения патологоанатомов, не подозревал, сколь спорной окажется его причастность к смерти брата, какая сложная дискуссия развернется вокруг вопроса, кто убил Петра: Вацлав Чижек или он своим выстрелом; другими словами, будут спорить, совершил ли Павел Покорный убийство, или произвел покушение на негодный объект, как это называется у юристов; ибо убить, лишить жизни можно только живого человека, а не мертвеца. Знай он все это – сидел бы сейчас дома и ждал, как отреагирует служба безопасности на его звонок с просьбой об охране перед злоумышленниками в «кортине».

Вместо этого он просто бежал. Куда – этого он пока не ведал. Весь сосредоточился на самом бегстве, на «бегстве как таковом», по выражению Яролима. Павел Покорный, окончивший промышленное училище, в настоящее время – слушатель третьего курса заочного политехнического института, повел себя куда глупее, чем едва грамотный Голем с Вышеградской станции. Ян Мыслик маневрировал – Павел Покорный только бежал.

Но скоро он понял, что автострада – это ловушка. Покорный свернул на первой же развязке и наобум двинулся в сторону Кунратиц. Никакого плана у него не было, ему хотелось одного – скрыться из виду…

И ему повезло еще раз. Он обогнал пустой автобус, подъезжавший к конечной остановке. Покорный поставил свой «фиат» за углом, не торопясь купил билет и вскоре уже ехал в автобусе к Праге по старой Бенешовской дороге. У въезда в город, возле бывшей таможни, автобус проехал мимо патрульной машины. Двое в форме общественной безопасности с помощью двух инспекторов на мотоциклах проверяли документы у водителей всех машин, выезжающих из Праги.


предыдущая глава | Трое на трое | cледующая глава