home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Этот человек уже давно научился выуживать полезную информацию из потока случайных сплетен. (Освещенный приглушенным светом бар в нижнем городе был излюбленным местом встреч участников шоу-программ.) Все, что от него требовалось, — это проводить в баре каждый день по несколько часов. Его функция сводилась к тому, чтобы, усевшись за столик или на табурет перед стойкой, изобразить на лице приветливую улыбку, иногда слегка подпаивать своих собеседников, а главное — держать язык за зубами и прислушиваться.

Иногда ему приходилось слегка разнообразить стиль своего поведения. В этих редких случаях он должен был что-нибудь наплести про самого себя. Но чаще всего он рассказывал тогда какую-нибудь чужую историю, услышанную им в другой компании. Но, в любом случае, он особо о себе не распространялся и как можно скорее возвращался к своей традиционной роли слушателя.

Чаще всего он ненавязчиво общался с небольшой группой собутыльников или с каким-нибудь сборищем подвыпивших приятелей. Он выработал в себе способность вести себя естественно практически в любой компании, к которой имел интерес. Лишь однажды у него сорвалось: тогда он неудачно попытался влезть в общество закадычных друзей, обмывавших последний день холостой жизни одного из них. Никто не знал его, поэтому все заинтересовались, что он делает в их кругу. Но у него на этот случай был свой прием, — чтобы не слишком мелькать и не примелькаться, он научился вовремя сматываться.

И сегодня большая часть посетителей, собравшихся у стойки бара, представляла собой привычную тусовку шоу-танцоров. Почти вер они были шапочно знакомы друг с другом, но никто из них не знал каждого достаточно хорошо. Он же следил за экраном телевизора, помещенного у стены прямо за стойкой. Его интересовал первый выпуск вечерних новостей. Пока что не сказали ничего, что могло бы привлечь его внимание. Больше всего распинались о разных знаменитостях, кто из них что собирается делать в этот уик-энд, и все в таком роде.

Вдруг его внимание резко возросло. Его весьма заинтересовало то, что говорил диктор. Он сразу же замер, зажав в руках стакан с выпивкой, широко раскинув локти по стойке. Потянувшись к пачке сигарет, он вынул одну и закурил. Он позволял себе это редко, крайне редко. Обычно он клал сигареты рядом с собой, просто чтобы они создавали психологический комфорт для собеседников. Они также служили отличным поводом начать разговор: он предлагал кому-нибудь из них закурить или сам просил огонька. В этот раз он хотел скрыть свою необычную заинтересованность передачей за клубами дыма.

На экране был он сам, собственной персоной, в данной ситуации — его противник. Все средства массовой информации раздули большой шум вокруг его прибытия в Рено, но человек, сидевший у стойки бара, знал, что в конечном счете это ничего не даст. Потому что он не победим.

— Смотри-ка, вроде, это Маклофлин, — сказал танцор, сидевший через табурет от него. — Харри, сделай на минуту погромче.

Бармен прибавил звук, и на короткое время гул голосов посетителей перекрыл четкий голос ведущего программу. Когда сюжет был исчерпан, звук убавили, и треп возобновился с новой силой.

— А я как-то встречался с ним на вечеринке у Пита Шрайбера, — вновь заговорил тот самый танцор у стойки. — Это было несколько недель назад. Говорили, что его пригласила Ронда Смит. Во всяком случае, он рискнул исполнить с нею «грязный» танец, — говоривший отхлебнул из стакана. — Для копа у него получалось совсем неплохо.

— Известное дело, — вмешался в разговор еще один посетитель у стойки. — С Рондой Смит любой будет выглядеть неплохо. Я был бы не прочь и сам потанцевать с ней в «грязной» манере, да еще бы лучше в горизонтальной позе. Телка первый сорт.

— Это не та блондинка, которая танцует… — начал было еще один.

— Нет, ты, наверное, имеешь в виду Аманду Чарльз, — ответил танцор, сидевший у края стойки. — Они с ней подруги. На нее ты можешь не раскатывать губы — все будет без толку. Факт. Только время потеряешь даром. Эта Аманда бережет свое сокровище. Никто точно не знает, почему, но, пожалуй, уже не меньше сотни парней пытались узнать ее секрет. И ничего не вышло. У Ронды темные волосы, темные и длинные. Обе танцуют в кабаре, правда, это такая работа, которой не позавидуешь. В последнее время Ронда крутит с Чадом Стируайлером, который танцует у Балли. Один мой приятель с ним дружит, так вот он говорил, что Чад рассказывал о Ронде…

Через пять минут и эта тема разговора была исчерпана. Человек за стойкой бара стоически выдержал еще несколько тем из их общего трепа. И все ради того, чтобы исключить всякую возможность, что кто-нибудь из присутствующих упомянет имя лейтенанта Маклофлина, ассоциируя его с именами Ронды Смит и Аманды Чарльз.

Но когда он собрался уходить, получая сдачу, забирая пачку сигарет, засовывая ее в карман куртки, на губах его играла торжествующая улыбка.


* * * | Танец теней | * * *