home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Последовавший за приемом бал был уже в разгаре, а список неотложных дел сократился до одного-двух пунктов, когда Джульетту окликнул сзади задорный девичий голосок:

– Привет, ты меня еще не забыла?

Обернувшись, Джульетта увидела Анабел, сестренку Бью, – та приближалась к ней вместе с Джози Ли, Люком и еще какой-то парой.

– Ну как же, Анабел, конечно, я тебя помню! Как твои дела – надеюсь, крокодилы больше не заползали в твою спальню? – Она приветливо улыбнулась остальным:

– Привет, Джози, привет, Люк!

Джульетта на секунду отвела глаза в сторону, пытаясь высмотреть за их спинами Бью, но тут же одернула себя.

– Ты ведь не знакома с моей сестрой Камиллой, правда? А это ее муж, Нед Фортенс, – с готовностью сообщила Анабел.

Камилла, немного смущаясь, протянула руку:

– Я так рада познакомиться с вами! Спасибо за приглашение. Здесь просто чудесно!

У Джульетты потеплело на душе.

– Благодарю вас, Камилла. Мы с моей помощницей старались на совесть. Знаете, здесь столько всяких мелочей – некогда даже оглядеться и понять, как получилось в результате. Очень приятно слышать, что вроде бы все удалось.

– Ну конечно, все просто отлично! – Джози взяла у проходившего мимо официанта бокал шампанского и подняла его, приветствуя Джульетту. – Роскошный вечер, прекрасная еда, хорошая музыка. А чего стоят все эти потрясающие платья! Такое не каждый день увидишь.

– Кстати, не пойти ли нам потанцевать? – Люк галантно протянул Джульетте руку.

– С удовольствием!

Она извинилась перед новыми гостями и с чувством облегчения зашагала за Люком. Детектив вежливо держался на расстоянии, время от времени пристально посматривая на нее.

– Что-то не так? – наконец спросил он.

– Боже мой, да ты же все знаешь. – Джульетта, уже не скрывая огорчения, посмотрела на него.

– Только в общих чертах. Бью сказал, что ты с ним не разговариваешь.

Она горько рассмеялась:

– Представь себе, почему-то мне не нравится, когда мужчина меня бросает – и все ради того, чтобы тут же переспать со всеми доступными женщинами в городе.

– Это он тебе такое ляпнул?! – Остановившись, Люк недоверчиво уставился на нее. – Вот уж действительно – полный кретин!

Джульетта печально улыбнулась:

– Хороший ты парень, Люк Гарднер, Джози с тобой просто здорово повезло.

Однако Люк уже не слушал, он смотрел куда-то за ее спину. Оглянувшись, Джульетта едва не застыла на месте: быстрой походкой к ним приближался Бью. Злющий, с налитыми кровью глазами, с черной щетиной на подбородке, в потертых джинсах и линялой ковбойке, он смотрелся в бальном зале по меньшей мере странно. Так же странно прозвучали его слова:

– Какого черта ты тут расплясался, а, Гарднер? Ты же вроде по моей сестренке сохнешь! – Бью и сам не ожидал, что его так захлестнет ревность, но, когда он увидел, как Джульетта улыбается его партнеру и лучшему другу, у него потемнело в глазах. На минуту он даже забыл о своем срочном деле, однако быстро взял себя в руки. – Прости, Люк, я не хотел. На самом деле я даже рад, что ты здесь: нам предстоит небольшая заваруха. – Переведя глаза на Джульетту, он сразу отметил, как потрясающе она выглядит в своем платье. – Извини, милая, но, боюсь, мне придется немного испортить твой праздник. Пфеффер пронюхал о моем дельце и собирается устроить в отеле настоящий цирк.

– В чем дело, Дюпре? – поинтересовался Люк, после того как поспешно увел их в укромный уголок у окна.

– Я его опережаю всего на какие-то десять минут. Этот негодяй заграбастал все улики, которые мне удалось раскопать, и собирается прямо сейчас арестовать Хэйнеса и обыскать Синюю комнату на глазах у всего честного народа. Он с радостью испортит нашему Бутончику ее звездный час только ради того, чтобы его показали по ящику в вечерних новостях. – Бью потер щетину на щеках. – Пфеффер только что обзвонил все телестанции. От восьмого канала я его отсоединил, но он опять связался с ними, стоило мне выйти за порог.

– Так что же, Эдуарда арестуют прямо здесь, на балу? – растерянно переспросила Джульетта.

– Вот именно.

– Но зачем?

– Затем, детка, что этот сморчок намеревается всеми правдами и не правдами пролезть в политику.

– Он же так восхищался моим отцом…

– То было раньше, а теперь твой папа больше не голосует в Новом Орлеане. Эдуарда я хотел взять еще вчера вечером, но пока мы сравнили его пальчики с отпечатками с нескольких мест преступлений, прошло слишком много времени, и я уже опоздал к судье за ордером. Слушай, ты случайно не знаешь, где сейчас Хэйнес? Ордер у меня с собой, и я мог бы взять его по-тихому, пока не объявился наш бравый вояка.

На самом деле Бью было наплевать на Пфеффера – он хотел сделать это ради Джульетты, которой основательно подпортил жизнь с тех пор, как она появилась в городе.

Однако осуществить свое намерение Дюпре так и не успел: двери отеля с шумом распахнулись, и целый отряд полицейских с Питером Пфеффером во главе ворвался в зал. Пока стражи порядка занимали позиции на лестнице и у выходов из зала, Пфеффер, стоя на пороге, оценивал ситуацию. Потом он напустил на себя грозный вид и зашагал к Эдуарду Хэйнесу.

– Вот сукин сын! – пробормотал Бью.

Джульетта стояла ни жива ни мертва. Взглянув на нее, Бью вдруг почувствовал, что он готов сделать все, лишь бы спасти ее праздник.

– Попробую ему помешать, Бутончик. Нельзя допустить, чтобы твой праздник испортили. – Он ласково посмотрел ей в глаза. – Только ты не уезжай, ладно?

Ответить она не успела, так как в это время раздался громкий голос Пфеффера:

– Эдуард Хэйнес, вы арестованы по обвинению в предумышленных кражах и сексуальном домогательстве. Вы имеете право не отвечать на вопросы. Вы имеете право…

Бью злобно выругался и, кивнув Джульетте, быстро зашагал к взбудораженной толпе.

Несколько минут Джульетта стояла неподвижно, а потом, пройдя мимо Эдуарда и побелевшей как мел Селесты, направилась к Синей комнате. Оттуда навстречу ей вышел Бью и, не останавливаясь, протолкался через толпу. В руках он держал пластиковый пакет, в котором лежали пистолет и трусики, обнаруженные ими накануне. Репортеры немедленно бросились к нему, но Бью проворно спрятал пакет за пазуху. Пройдя вдоль строя полицейских, он остановился напротив Эдуарда:

– Мистер Хэйнес, я должен проводить вас в участок.

Эдуард хмуро кивнул, и Бью под локоть повел его к двери.

Тем временем Пфеффер расписывал свои подвиги перед представителями прессы:

– Хотя работа у нас не из легких, сейчас благодаря нашим усилиям улицы города стали намного безопаснее, – хвастливо разглагольствовал он. – У меня есть все основания полагать, что Эдуард Хэйнес и есть тот человек, который вот уже несколько месяцев держит в страхе наш город…

Джульетта протиснулась между Пфеффером и репортерскими камерами.

– Простите, сэр, но, насколько я понимаю, на этот раз вас нет в списке приглашенных. Поэтому прошу вас покинуть зал.

– Я провожу здесь расследование и не нуждаюсь в вашем разрешении. Вот так-то, барышня…

– Но обвиняемого уже забрали в участок вместе с вещественными доказательствами, так что здесь расследовать больше нечего. Я настаиваю на том, чтобы вы ушли.

– Насколько я понимаю, любой может войти в ваш отель…

– Верно, но мы оставляем за собой право отказать в обслуживании, если сочтем это нужным. Срок вашего пребывания здесь окончен. – Она повернулась к репортерам:

– Пожалуйста, господа, выключите камеры и покиньте зал.

На этот раз никто не решился возражать. Джульетта стояла у дверей, как часовой на посту, до тех пор, пока не ушел последний репортер. Потом она вернулась к гостям.


* * * | Будь моей, малышка | Глава 25