home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

— Всё равно не понимаю, -Леденцов сорвался на громкий шёпот, и Иван Иванович предупреждающе поднял палец.

— Как же это может быть? — снова зашептал Емельян Павлович. — Почему он там ударил? И как?

— Пожелал всех благ. Вы же давеча сами предлагали.

Леденцов прошёлся по гостиной, стараясь ступать как можно тише — Катенька в спальне могла услышать и возобновить истерику.

— Желать добра врагу? Он ведь по мне бил, как вы утверждаете, то есть по врагу? То есть он желал мне всего наилучшего, желая отомстить… Ох, что-то я не могу этого представить.

— Это потому, — сказал Портнов, — что вы всё время перебиваете. Тут очень многое сделал Ивановский. Тот полковник, который “ястреб”. Он накачал Гринева наркотиками или ещё какой дрянью и вывел его на такой уровень любви к Соединённым Штатам…

— Так, может, ваш Гринев тут и ни при чём?

— Опять перебиваете? Может, и так. Но почему главный удар именно по этим небоскрёбам? Почему не по Пентагону…

“По Пентагону тоже пытались”, — хотел было снова вступить Леденцов, но наткнулся на превентивный жест Ивана Ивановича.

— …не по Президенту, наконец? Местонахождение Президента в этот момент было известно с точностью до километра. Уж Ивановский-то мог его знать! Но нет, главный удар нанесён именно там, где вас показывали по телевидению.

— Допустим, — зашептал Леденцов, — но неужели ваш Гринев настолько тупой, что решил меня в Америке искать? Он что, свихнулся от сверхспособностей?

— Мог, — кивнул Портнов, — но более вероятен другой вариант. Он прекрасно понимал, что вас там нет. И не пытался вас уничтожить. Он мог просто послать вам вызов, бросить, так сказать, перчатку.

— Перчатку? Там же тысячи людей погибли!

Иван Иванович развёл руками:

— Такова психология “отбойника”. Вы представляете себе, каково это — быть вечным неудачником? Все ваши мечты и планы непременно рушатся, все надежды не сбываются. Он ненавидит людей, а уж таких везунчиков, как вы…

Леденцов слушал и вспоминал себя в момент схватки в казино. Он ведь ненавидел тогда Гринева. Искренне, до скрежета зубовного. Что он отдал бы в тот момент ради смерти мастера сглаза? Пожалуй, все. Мог ли Гринев так же ненавидеть Леденцова? Даже сомнений нет. Похоже, вся разница в том, что мастер силы пережил свою ненависть и бежал от неё, а мастер сглаза, выходит, к ненависти привык. Этот мир слишком мал для них двоих. По крайней мере, так считает Гринев.

Емельян Павлович думал, и его мыслям находилось немедленное подтверждение в речи Портнова.

Иван Иванович говорил тихо, но предельно отчётливо. Он рассказывал о мастерах сглаза, людях, которые калечат собственную жизнь, а если войдут в силу — то и судьбу всех окружающих. О том, как в глубине тёмного отчаяния вызревает желание отомстить всему миру. О том, как желание это или разрывает “отбойника”, словно паровой котёл, или…

— Они редко доживают до зрелости, — Иван Иванович смотрел на собственные соединённые кончики пальцев. — Только в случае, если рядом сильный компенсатор. Как правило, это мать. Потом мать умирает или просто отдаляется. И происходит нечто страшное — мастер сглаза вырывается на волю. В определённых условиях он может превратиться в мастера силы, и тогда становится вдвойне, вчетверне… многократно опаснее.

Портнов хрустнул переплетёнными пальцами.

— И главное. Не главное вообще, а главное для вас. “Отбойник” никогда не прощает обид. Он никогда не оставит в покое ни вас, ни вашу семью. В древности мастера сглаза уничтожали целые города ради мести одному человеку. Месть — единственная радость для “отбойника”.

Емельян Павлович слушал, но думал о другом, о фразе, которая могла многое объяснить.

— Мастер сглаза, — бормотал Леденцов, — может превратиться… И этот… Гринев… тоже может?

Иван Иванович встревоженно смотрел куда-то за спину хозяина квартиры. Емельян Павлович оглянулся. В дверях стояла Катенька. Она была бледна и закутана в одеяло.

— Палыч, — сказала она. — Если ты его не убьёшь, он убьёт нашу дочь.


предыдущая глава | Мастер силы | cледующая глава