home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Мели

Цепочка мелей протянулась через весь горизонт. В сумеречном свете они казались настоящими островами, покрытыми зарослями водолюбивых папоротников и деревьями, увитыми виноградными лозами. Изо всех рощ доносились трели странных птиц, время от времени прерываемые ревом колоссальных рептилий. Многие из них даже имели своеобразный пляж: широкая полоса твердой, сожженной солнцем грязи, которая окружала цветущую рощу в центре.

За прошедшие две недели, однако, дау прошел мимо достаточного количества мелей, и Ниива знала правду. Все эти манящие к себе острова были немногим больше, чем цепочкой илистых болот, созданными водой, сочащейся из источников, погребенных под грязью. Земля под деревьями была тонкой, липкой тиной, лишь немного менее предательской, чем сухой ил, заполнявший Иловое Море.

— Корабли Балика не могли пройти через это, — проворчала Ниива. Она стояла, опираясь на планшир и вглядывалась в тенистый лабиринт каналов между мелями. — Мы их потеряли.

— Нет, не потеряли, — ответил Келум. Дварф стоял на коленях на носу, внимательно глядя на стрелу багрового пламени, скользящую через ил впереди корабля. — Наш солнечный проводник указывает прямо вперед. Судя по яркости, с которой он светит, я бы даже сказал, что мы нагнали флот.

Дварф использовал свое заклинание несколько раз в день, стараясь проследить путь как Баликан так и Ркарда. Всякий раз стрелка указывала в одном и том же направлении, хотя всегда была намного ярче, если Келум направлял ее на флот.

Ниива взглянула на другой борт, на Рикуса. — А ты что думаешь? Могли ли шхуны Балика просочиться через эти каналы?

Мул пожал плечами. — Тут есть полным полно места между деревьями. Но кораблеводцы должны поднять корпуса судов достаточно высоко, чтобы проплыть над засохшей грязью на концах мелей. Я думаю, это не так-то просто.

Когда Ниива не ответила, Садира добавила, — Мы доберемся до Борса и спасем твоего сына.

— Как? — оборвала ее Ниива. — Мы не знаем дорогу через эти мели. Нам могут потребоваться дни, чтобы найти проход.

— Давайте не будем плыть через мели, — предложил Рикус. — Мы можем запросто перелететь их.

— Нет! — возразил Келум. — Флот Балика слишком близко. Их впередсмотрящие заметят нас.

Садира посмотрела через плечо на садящееся солнце. — И кроме того, скоро будет темно. Моя сила исчезнет задолго до того, как мы перелетим их все.

Ниива выругалась. — Мы должны что-то сделать, — сказала она. — Когда Келум в последний раз устанавливал стрелку на Ркарда, она была едва видна.

Рикус отошел от Тихиана, который спал на днище корабля и успокаивающе взял Нииву за плечи. — Ты права, Ниива, — сказал он. — Мы не знаем, насколько далеко Дракон и твой сын, но мы должны сделать все, чтобы настичь их.

— А если этого недостаточно, Рикус? — спросила женщина. — Мы уже видели, что магия Дракона сильнее магии Садиры. И если он узнает, что Черная Линза у нас, он вероятно попытается спрятать Ркарда он нас.

— Может быть, — ответил мул, его черные глаза непоколебимо глядели в ее. — Но ты же знаешь, что мы не перестанем искать.

— Как Борс, который не перестает искать линзу? — спросила она. — Но мой сын не проживет тысячу лет. Может быть он уже умер.

— Да, может быть он и умер, — согласился Рикус. — Но разве из-за этого мы должны делать что-нибудь другое?

Ниива покачала головой, спрятавшись в руках мула. — Проклятый мул, — прошептала она. — Ты всегда был честен со мной.

Через мгновение она почувсттвовала, что руки ее мужа отрывают ее от Рикуса. — Ты такой жестокий, или просто идиот, Рикус? — спросил дварф, вставая между ней и мулом. — Самое последнее, что ей нужно услышать сейчас, так это то, что Ркард может быть мертв.

Рикус недовольно нахмурился, скорее сконфуженно, чем зло. — А ты откуда знаешь, что нет?

— Это не важно, — раздраженно бросил Келум.

— Но тогда, чего ты лезешь? — спросила Ниива. — Неужели ты думаешь, что я такая дура и поверю во что-либо другое?

— Конечно нет, — ответил дварф. — Но разве ты не видишь, чего он добивается?

— И чего? — спросила Ниива.

— Теперь, когда Садира дала ему от ворот поворот, он хочет тебя обратно, — сказал Келум, его красные глаза зло блеснули. — Он охотится за твоими чувствами.

— Да я только пытался успокоить ее! — Рикус тряхнул головой, не веря собственным ушам.

Келум подскочил к нему. — Я знаю, что ты хотел! — Дварф повернул ладонь к солнцу. — И если ты попробуешь еще раз…

Ниива схватила мужа за руку. — Этот удар по голове наверно так потряс тебя, что твои мозги размягчились, — она отбросила его от мула. — Извинись перед Рикусом.

— Это он должен извиняться, — пробурчал Келум. — Он уже встал между нами, признаешь ты это или нет. Ты думаешь, я не заметил, как ты отдалилась от меня?

Ниива освободила руку мужа. — Рикусом ничего тебе не должен, но я продолжаю думать, что в Самарахе Ркард должен был быть с ним, а не с тобой, — сказала она. Внезапно ее горло стало сухим, как ил. — Я не виню тебя за то, что случилось с нашим сыном. Это не правильно, но я никак не могу позабыть, что Борс забрал Ркарда из твоих рук. Прости.

Лицо Келума побледнело, из красного-коричневого став желтым. Даже его глаза, казалось, выцвели, из красных превратившись в розовые. — Не извиняйся. Я сам чувствую тоже самое, — сказал он. — Я сражался в сотнях битвах, но все еще не знаю, как остановить Борса. Я бы хотел, чтобы он закончил свою работу и убил меня.

— Ошибка скорей моя, чем твоя, — сказала Садира. — Когда я использовала свою магию и перенесла тебя и Ркарда к колодцу, я просто сыграла на руку Борсу.

Дварф потряс головой. — Ты перенесла нас обоих для того, чтобы я смог защитить его, если что-то пойдет не так, — ответил Келум. — Но я не сумел. Чего стоит человек, который не в состоянии защитить собственного сына?

Нииве было жаль мужа, но она не могла заставить себя утешить его, так как у нее не было ответа на его вопрос: Чего стоит человек, который не в состоянии защитить собственного сына?

Келум повернулся к носу, потом остановился на мгновение и подошел к Рикусу. — Пожалуйста, извини меня, мой друг, — сказал он. — Я сказал тебе ужасные слова.

Щеки мула покраснели, — Не бери в голову, мой друг. — Он постарался пожать плечами, мол все позади, но ему удалось только выглядеть непринужденно. — Мы все за последние несколько дней стали чересчур обидчивыми. Быть может это Тихиан что-то такое сделал, чтобы мы начали ругаться.

И как если бы он действительно верил в свои слова, мул резко пнул спящего короля ногой по ребрам.



Глава 11 Дау | Лазоревый шторм | * * *