home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Абалах-Рэ

Въючный канк царапал по покрытой белой коркой земле всеми шестью лапами, недовольный приказом Садиры остановиться. Садира не удивилась поведению животного. Бедная тварь жила без воды больше пяти дней, с тех пор, как легион начал пересекать сверкающую соленую поверхность Желтой Пустыни. Сейчас, улавливая своими чуткими антеннами дрожание зеленой, острой травы, желтых лопухов и других растений оазиса, насекомое вероятно чуяло воду, которой оно было так долго лишено. Волшебница была счастлива уже тем, что оно вообще послушалось ее.

Садира остановилась в двух сотнях шагов от округлого бугра, покрытого высокими деревьями седра. Хвойные деревья с длинными иголками широко раскинули свои ветки, напоминавшие руки молящегося солнцу дварфа. Пурпурные лозы с длинными, желтыми шипами крепко обвивались вокруг их стволов, бороды мха свешивались с ветвей.

На вершине холма перед ними две линии вражеских воинов уже стояли, готовые к бою. Большинство из них носило зеленые плащи поверх желтых пеньковых килтов. В руках они держали квадратные деревянные щиты и длинные метательные копья. На поясе у них висели моргенштерны с шипами из заостренного обсидиана. Невооруженные офицеры в светло-голубых тюрбанах стояли перед шеренгами, на равном расстоянии друг от друга.

— Похоже, их тут не меньше двух тысяч, — заметил Рикус, подходя к волшебнице. Как и Садира, он вел на поводу въючного канка, на его могучих плечах сидел юный Ркард. — Мне это не нравится.

Садира кивнула, и мул отошел от нее на пару шагов, прежде чем остановиться. Последние десять дней они не приближались друг к другу ближе, так как волшебница никак не могла простить Рикуса. Когда она сказала ему о смерти Агиса, первой реакцией мула было не горе или сочувствие. Он думал только о том, как они смогут жить без аристократа, а ведь она дала возможность мужу умереть и не дала ему то, что он желал больше всего — наследника, который мог бы сохранить имя Астиклов. Как мог Рикус ожидать, что она будет думать об их будущем в такой момент?

Келум вышел вперед, встав между Рикусом и Садирой. — Это не племя грабителей, — сказал дварф. Он протянул руки и снял своего сына Ркарда с плеч Рикуса. — Это больше похоже на легион.

— Он и есть, — ответил Магнус. — Легион Раама. Когда я был с Бегунами Пустыни, нам приходилось множество раз удирать от солдат этого города.

— Но отсюда до Раама пятнадцать дней ходьбы на юг, с Галгом и Нибенаем по дороге, — запротестовал Сиют Лтак. После битвы с гигантами, Ниива распределила выживших воинов Гранитной Роты среди остальных рот ополчения Кледа, и попросила Сиюта остаться с ней, офицером для специальных поручений. — Что Раамляне делают здесь?

— Их послал Борс, — заключил Рикус. — Держу пари, что он заставил королей-волшебников разослать войска по всей пустыне, чтобы нас найти.

— Как бы то ни было, но они между нами и водой, — сказала Ниива, присоединяясь к группе. — Будем надеяться, что наши воины достаточно сильны, чтобы смести их с дороги.

Садира взглянула назад, чтобы проверить легион. Три роты Кледа стояли во главе колонны, по пять в ряд, тридцатью дисциплинированными линиями. Дварфы сняли свое тяжелое вооружение и привязали его к спине, чтобы не исжариться под полуденным солнцем. Но и это не спасало их полностью от иссушающей жары, их лица обгорели и глаза помутнели.

Люди Тира выглядели намного хуже. Они стояли двоиной колонной за дварфами, тяжело дыша и опираясь друг на друга. Те, у которых было оружие, связали его в узлы и тащили за собой, а многие другие старались создать себе тень, подняв остатки своей одежды над головой. Некоторые воины переступали с ноги на ногу в тщетных попытках предохранить ноги от обжигаюшего тепла, пробивавшегося через тонкие подошвы их сандалей. Большинство, однако, казались уже смирившимися, надели свое оружие и, стиснув зубы, терпели пытку стоя на месте.

Садира увидела и небольшую группу отставших, с трудом ковылявших к легиону, а за ними не было ничего, что возвышалось бы над соляной поверхностью: ни единого камня, тощего ствола колючего кустарника или даже крутящегося вихря воздуха. Пустыня простиралась до самого горизонта, ярко белая, абсолютно ровная поверхность. Пока легион пересекал это отупляющее, ослепляющее пространство, разведчики не нашли ни единого следа помета зверей и не видели ни одного живого существа больше жука, бежавшего по искрящейся земле, не слышали зова ни одного прожорливого кес'трикела, ищущего себе добычу. Здесь не было ничего, ни единого следа какого бы то ни было живого существа.

Садира взглянула на Рикуса и Нииву. — Мы должны драться сейчас, или немного отдохнуть?

Вошебница даже не думала о том, что враги рискнут и нападут первыми. Никакой нормальный командир не оставит выгоднейшую защитительную позицию на склоне холма, чтобы атаковать врага на плоской пустыне, особенно если у него вода есть, а у противника нет. Если бы они захотели, Садира была уверена, они могли бы даже разбить лагерь, а легион Раама стоял бы и ждал их атаки.

Обдумав вопрос колдуньи, Ниива уверенно сказала, — Отдых ничего не даст нам. Чем больше времени мы проведем на солнце, тем больше наши воины будут страдать от жажды, когда бой начнется.

Рикус кивнул в знак согласия и повернулся к легиону. Но прежде, чем он смог что-то сказать, Ркард схватил его руку. — Рикус, Кара!

Мальчик показал на ножны Рикуса, цилиндр из отбеленной кости, на котором была искусно вырезана история жизни Рикуса. Лучший резчик по кости Тира подарил эти ножны мулу в знак благодарности за первый бросок копья в Калака.

Мул нахмурился. — Что с ней?

Ркард поднял ножны. На конце цилиндра зияла дыра, а из нее высовывался короткий кусочек отломанной части меча, необъяснимым образом проткнувший твердую кость.

— Очень странно, — Рикус взял ножны в руки. — Но спасибо, Ркард. Сломанный или нет, я не хотел бы терять кусок своего меча.

Мул вытащил меч из ножен и от изумления забыл вдохнуть. Сломанный меч больше не заканчивался зазубренным сколом. Неровности исчезли, у меча снова появился кончик, а весь клинок стал примерно в две трети своей первоначальной длины.

— Что случилось? — выдохнул мул.

— Он растет! — заключил Ркард.

Рикус потряс головой. — Сталь не растет!

— Зачарованная сталь может, — вмешалась Садира. Она указала на старый кончик, все еще торчавший из дыры в ножнах. — И это объясняет, как сломанный кусок проткнул кость.

Мул задумчиво потер щеку и внимательно оглядел свой оживший клинок. Наконец, он пожал плечами. — Почему я должен что-то знать? — спросил он. — Я просто рад, что он решил вернуться.

— Как и мы все, — добавил Келум.

Мул перевернул свои ножны и дал сломанному концу Кары выскользнуть наружу. — Так как ты заметил это и не дал ему пропасть, почему бы тебе не взять его? — спросил он Ркарда. — Возможно из него можно сделать кинжал для тебя.

Мальчик принял подарок с раскрытым ртом. Даже если бы клинок не был частью Кары, он был стальной — а в бедном на металлы мире Атхаса одно это придавало ему немалую ценность.

— Ркард, что ты забыл сделать, когда кто-то дарит тебе подарок? — спросила Ниива.

Мальчик отчаянно покраснел. — Я буду хранить его с любовью, как я трепетно храню нашу дружбу, — сказал он, кланяясь Рикусу.

К удивлению Садиры Рикус вспомнил подходящий ответ. — Пусть он будет знаком нашего вечного доверия.

Рикус поклонился Ркарду, потом повернулся к легиону. — Тиряне, встать на фланги дварфов, образовать две шеренги, — приказал он. — Мы должны биться, а потом будем пить.

Воины быстро распределились по обе стороны дварфов. Большинство из тех, кто сбросил тяжелое вооружение, так и оставили его валяться на соленой почве. В сжигающей жаре Желтой Пустыни мало кто из людей мог нести дополнительный вес в битве и не падать, истощенный жарой и жаждой.

Когда Тиряне заняли свои позиции, Ниива обратилась к своим воинам. — Организовать атакующие клинья, — скомандовала она. — Я поведу Железную Роту. Ялмус Лтак возьмет Каменную Роту. Келум с Бронзовой ротой остается в резерве.

В отличии от Тирян более сильные дварфы не бросили своего оружия. Каждый воин помог стоявшему рядом товарищу надеть доспехи и застегнуть их. Уже через несколько секунд все три роты надели шлемы на головы и взяли щиты в руки. Начищенная сталь отражала лучи багрового солнца с такой силой, что Садира едва могла глядеть на воинов Кледа.

— Этот свет наверняка испугает Раамлян, — заметила Садира, поднимая свою черную руку, чтобы защитить глаза.

— Но не так, как наши топоры, — пообещал Лтак, поправляя свою кольчугу.

Железная и Каменная Роты перестроились, образовав клинья, нацеленые в центр фаланги Раамина. Бронзовая Рота отошла на двадцать шагов назад и образовала компактный квадрат, каждый воин застыл абсолютно прямо, как бы не замечая обжигающей жары. Садира собиралась было предложить им использовать широкие лезвия топоров для защиты от солнца, но, подумав лучше, вспомнила, что все жители Кледа молятся и благословляют солнце.

— А что делать мне? — спросил Магнус. — Я не могу убить всех их темпларов, но уж нескольких я могу взять на себя.

— Ты останешься здесь, с Келумом и Садирой, — сказал Рикус.

— Но все эти Раамляне, носящие тюрбаны, — темплары, — возразил Магнус.

— Я знаю, — ответил Рикус. — Вот почему я хочу, чтобы ты и Садира остались сзади. Вы должны внимательно глядеть за битвой и помочь там, где это будет необходимо. — Мул глянул на Садиру, в его глазах застыл невысказанный вопрос.

— Я знаю, что ты хочешь, — ответила Садира. Она понимала, что он надеется на ее слова, ободряющие или утешающие, но не могла пересилить себя. Обида и злость на него до сих пор сильно терзали ее душу, тем более, что она сама не конца понимала почему. Когда мул не отвернулся, она жестко бросила, — Ты что, собираешься стоять здесь всю оставшуюся жизнь?

Рикус скипя зубами повернулся на пятках и направился к оазису. По прежнему молча он поднял Кару и дал знал легиону следовать за ним.

Ниива какое-то мгновение смотрела на волшебницу. — Тебе не кажется, что ты чересчур жестока с ним? — спросила она. — Ведь не Рикус убил Агиса.

— Нет, но он обрадовался, когда умер мой второй муж, — сказала Садира. — Он расстраивается только потому, что я оплакиваю Агиса больше, чем, по его мнению, я должна.

Ниива закрыла глаза и медленно покачала головой. — Ты действительно так думаешь?

— Только не говори мне, что я не права, — возразила Садира.

— Не бойся, не буду.

Ниива взглянула назад и взмахом руки послала Железную и Каменную Роты вперед. Прежде, чем присоединиться к ним она взглянула на Ркарда, — Оставайся с Бронзовой Ротой — и на этот раз никаких подвигов.

Мальчик нахмурился, но кивнул, — Да, мама.

Ниива улыбнулсь, потом заняла свое место на фланге Железной Роты.

Вместе с Келумом и Ркардом Ниива смотрела как воины Тира и Кледа идут в атаку. Сзади легион показался Садире похожим на нескладную птицу. Сверкающие треугольные клинья дварфов были телом, оперенным сверкающими топорами и стальной броней. Человеческие фланги были крыльями, неровными, неуклюжими, почти лишенными перьев. Это было странное содание, дитя отчаяния и надежды. Волшебница надеялась, что птица окажется достаточно свирепой и умной, чтобы растерзать свою добычу.

Легион не успел пройти и четверть расстояния до оазиса, когда из центра вражеской позиции на бугре донесся громкий, сумашедший смех. Хотя голос и был женским, но звучал он как жаждущий крови крик виверна.

— Кто это был? — спросила Садира.

Магнус пожал плечами. — Даже Бегуны Пустыни не бегали от каждого чиновника Раама, — сказал он. — Это может быть, например, верховный темплар — или сама королева-волшебница.

Келум подтолкнул своего сына к Бронзовой Роте. — Возьми вьючных канков и встань позади Бронзовой Роты, — приказал он. — И помни, что мать сказала тебе о подвигах.

Ркард взял поводья у Садиры и слегка коснулся антенн двух вьючных канков. Те недовольно защелкали жвалами, но медленно повернулись и отправились вслед за мальчиком к Бронзовой Роте.

— Это не спасет тебя, мальчишка! — Слова прокатились по соляной пустуне так же ясно и отчетливо, как слова какой-либо баллады Магнуса, но голос, произнесший их, звучал холодно и надменно, как никогда не говорил и не пел Певец Ветров.

Ркард начал было поворачиваться, но голос Келума стегнул как кнутом, — Не слушай ее, сын. Вперед!

Пока юный мул торопился встать позади Бронзовой Роты, Садира безуспешно обыскивала взглядом верхушку холма в поисках того, кто это сказал. Основременно она подняла руку ко рту и схватила ею клочок выдохнутого черного тумана, потом обратилась к ялмусу Бронзовой Роты.

— Я знаю, что ты и твои воины предпочитаете свет солнца, — сказала она. — Но сейчас вам лучше оставаться под щитом. Он защитит вас от магии Раама.

Садира пробормотала заклинание, и бросила черный клок тени в резерв. Клочок взлетел в воздух над Бронзовой Ротой становясь, по мере движения, длинной черной веревкой. Она опустилась на землю перед ялмусом, затем, удлиняясь, потянулась вокруг роты. Когда она стала квадратом, внутри которого оказались и Ркард и дварфы, над всей ротой повис серый, мрачный купол.

Воины-дварфы нервно взглянули в белесое небо, затем многие из них что-то вполголоса проборматали и задвигались. Некоторые даже хотели выйти из строя — пока ялмус не отдал короткую, резкую команду, и все вернулись на свои места.

И опять жестокий смех прокатился над соляной пустыней. Хор голосов воинов Раама вскрикнул в ужасе, затем небольшая часть вражеской фаланги схватилась за грудь и рухнула на землю. Садира в который раз обшарила взглядом скон холма позади павших воинов, на этот раз в поисках причины их смерти. Она нашла только полдюжины деревьев седра и несколько серебристых лопухов. Не осталось никого, даже темпларов в синих тюрбанах, все воины были мертвы.

— Это ты убила этих Раамлян? — спросил Магнус.

Садира покачала головой.

— Тогда что…

Прежде, чем Келум смог закончить свой вопрос, пылающий шар белого света вылетел из дыры в рядах Раамина. Он пронесся над флангом легиона, и четверо воинов Тира исчезли без следа. Садира и Магнус еле успели пригнуться, чтобы шар не сжег их собственные головы, а потом они чуть не задохнулись от зловонного запаха, похожего на вонь от горящего дегтя. Шар врезался в в передовые ряды Бронзовой Роты и взорвался, ослепив всех вокруг. Дварфы вскрикнули от неожиданности, но ни один из них не закричал от боли.

Ялмус приказал своим воинам выравнять ряды. Когда пятна, плавающие перед глазами Садиры, исчезли, она увидела, что ее серая пелена осталась целой и невредимой, дварфы не пострадали. Тем не менее Бронзовая Рота была в полном беспорядке. Многие дварфы побросали от испуга свои топоры и теперь слепо шарили по земле в поисках своего оружия, тогда как другие терли глаза и ошарашенно крутили головами. Ркард стоял в центре всей этой суматохи, крепко закрыв глаза, а его руки вцепились в обломок меча, подаренный ему Рикусом.

— Клянусь ветром, — выдохнул Магнус. — Сама Абалах-Рэ с ними.

— Без сомнения, — сказала Садира. — Только король-волшебник — или королева, как у нас, — может использовать заклинание, которое выкачивает жизненную силу из своих собственных солдат.

Волшебница повернулась и еще раз обшарила взором область около лежащих Раамлян. Никого, никто не стоял или прятался там. Видимо королева-волшебница скрыла себя при помощи магии.

Садира сунула руку в свой карман и вытащила бусинку янтаря, потом раскрошила золотистую гемму своими черными пальцами. Она подбросила образовавшуюся пудру в сторону оазиса и произнесла заклинание. Огромное облако светло-желтого тумана образовалось над брешью, которую Абалах-Рэ проделала в собственной фаланге. Удар грома грянул над вершиной холма, и облако пролилось на землю градом желтых градин, размером с лимон.

Когда каждая градина касалась земли,она превращалась в золотистый сироп, который покрывал все, чего касался. Раамляне ругались и кричали, пытаясь соскрести липкий сироп со своих тел. Но жидкость застывала почти мгновенно. Скоро сотни желто-оранжевых колонн покрыли склоны холма, внутри каждой было тело задохнувшегося воина. Но, похоже, никто из фигур в просвечивающих столбах не был Абалах-Рэ.

Одобрительный хор голосов донесся из рядов наступающего легиона Тира, так как магия Садиры превратила преимущество Раамлян в позиции в ничто.

— Бегом! — приказала Садира.

Дварфы перешли на ровный бег, сохраняя строй. Тиряне побежали неровной трусцой, их фланги поредели, хотя они и пытались держаться наравне с дварфами.

На самой верхушке холма огромный круг деревьев седра внезапно стал корочневым, их иголки опали. Но даже еще не коснувшись земли, красная хвоя потемнела и стала черной, а голые ветви упали вслед за ней. Корни деревьев, увядая, полезли из холма. Дерево за деревом рушилось на землю, убивая воинов Раама, стоявших под ними, и поднимая облака пыли.

Волшебница по прежнему не видела никого, кто мог бы вызвать подобные разрушения, но была уверена, что это осквернение земли результат выкачивание энергии для мощнейшего заклинания. Так как не было видно ни одного волшебника, Садира решила, что это сама Абалах-Рэ уничтожает деревья. Королева-волшебница могла брать энергию как из людей, так и из животных и растений.

Садира сунула руку в карман платья, шепча, — Кто бы ты ни была, это был последний раз, когда ты осквернила оазис.

Абалах, к удивлению колдуньи, ответила, — Я испоганила тысячи оазисов прежде, чем ты родилась, девчонка. — Ее голос был едва громче шепота, когда достиг ушей Садиры. — И я испорчу еще тысячи после твоей смерти.

На вершине холма из-под земли ударили две синие вспышки. Они устремились вниз с откоса холма, полыхая лазурью каждый раз, когда они проходили под камнем. Как пара сапфировых стрел, болты света летели под соляной пустыней прямо к ротам дварфов. Когда они достигли воинов, ведущих наступающие клинья, над пустыней прозвучал страшный хруст. Дварфы застыли. Их шлемы и железные доспехи взорвались дождем искр. Волны энергии побежали с одного закованного в железо воина на других, стоящих сзади. Эти также окаменели, их оружие покрылось синим огнем и раскалилось. В одно мгновение хрустящие волны энергии накрыли обе роты.

Ниива, стоящая позади Железной Роты, вскрикнула и с силой отбросила железный топор. Остальным воинам Кледа, заключенным в железо брони, повезло меньше. Они стояли полностью неподвижные, а синие веревки энергии танцевали по их броне. Очень скоро их тела потемнели, потом начали дымиться. Один за другим дварфы сгорали в пламени и горсточкой пепла валились на землю. Еще через несколько мгновений от двух рот Кледа остались только две кучи расплавленных доспехов и Ниива, ошеломленно глядящая на соляную пустыню.

Келум начал было командовать Бронзовой Роте идти в атаку, но Садира остановила его. — Оставь резерв здесь, иначе Абалах уничтожит и его тем же заклинанием, — сказала она. — Ты и Магнус подкрепите фланги Тирян магией, а я буду сражаться отсюда — и защищать Ркарда.

Дварф кивнул, потом он и Певец Ветров кинулись вперед, на фланги легиона. Садира быстро прикинула, не воспользоваться ли магией, чтобы защитить войска Тира от Абалах, но отказалась от этой идеи. Если она потратит всю свою энергию на защиту от атак королевы-волшебницы, атака Рикуса против превоходящих его числом сил противника, ждущих на холме, захлебнется в крови его воинов. Чтобы победить в битве, надо уменьшить их численность, одновременно защищаясь от Абалах — а еще лучше просто убить ее.

Садира вытащила из кармана кусок серы и отщипнула маленькую щепоть гуано. Смешав два компонента так, чтобы получилась густая, липкая масса, она зажала ее в ладони и произнесла заклинание. Комок в ее руке начал расширяться, испуская струю серого, ужасно пахнущего дыма. Шар в руке Садиры уже стал достаточно велик, когда внезапно оскверненная поверхность на верхушке холма выпятилась наружу, став похожей на гигантскую сферу и продолжала распухать. Когда верхушка холма уже была готова взорваться, Садира прошептала последний слог заклинания. Липкая масся, которую она держала в руке, исчезла, растаяв облаком дыма. На вершине холма распухавшая сфера внезапно провалилась внутрь. Склон задрожал и тревожный шепот пробежал по рядам Раамлян.

Ветки деревьев седра завибрировали. Из дыры в бугре послышался злой крик и языки пламени выстрелили в небо из-под оскверненной земли. Могучий взрыв потряс весь оазис, и целый кусок холма взлетел на воздух.

Облако из пыли и пепла покрыло соленую пустыню, накрыв ее белую поверхность серой пеленой. Расколотые деревья и тела Раамлян дождем оросили землю перед легионом, падая с резким грохотом в двадцати-тридцати шагах от холма. Рикус махнул мечом, и с громким криком его воины бросились в атаку. Этот крик даже вывел Нииву из ступора, она подхватила свой боевой топор и присоединилась к атаке.

Рикус и его воины начали разбрасывать тела и деревья, освобождая дорогу к холму. В этот момент на них сверху, со склона холма, обрушились огненные шары и удары молний. Воины Тира стали падать по всей линии. Серые струйки дыма, поднимавшиеся от их тел, отчетливо выделялись на фоне белой земли, на которой они лежали.

Чтобы поддержать атаку Рикуса, Келум и Магнус ответили Раамлянам своими собственными заклинаниями. Дварф направил на склон багровый луч, который сжигал все, чего ни касался. Певец Ветров призвал злой южный ураган. Вихрь налетел на склон горы, поднимая в воздух стену соли, разорванные одежды и тела людей.

Полоса длинной, отсвечивающей зелеными вспышками веревки появилась между атакующим легионом Рикуса и основанием холма. Правый фланг достиг ее первым. Когда воины прыгнули через веревку, из-под земли послышался громкий треск и веревка превратилась в глубокую пропасть, из глубин которой ударил сильный зеленый свет. Тиряне закричали, зеленые языки пара охватили каждого из них. Весь фланг попросту растворился, из тела исчезли прежде, чем они успели упасть вниз.

Магнус остановился на краю и попытался заглянуть вниз, в пропасть. Зеленый усик ударил в него, охватив его толстую шкуру. Магнус покачнулся и отшатнулся назад, схватившись за горло и кашляя.

На другом конце фаланги Тирян, где холм немного закруглялся, воины на осмелились прыгнуть через щель в земле, когда она открылась. Большинство сумели затормозить на краю и отползти обратно на четвереньках, чихая и кашляя от удушья, пока усики зеленого пара хватали их за ноги.

Со своего наблюдательного пункта в глубине соляной пустыни Садира не видела Рикуса среди выживших. Она пробежалась взглядом по волне ползуших беженцев, нашла Нииву и Келума, но мул исчез. Вошебница почувствовала, как холодный ком образовался в ее желудке. Рикус первым бежал в атаку на своем конце фаланги. Не упал ли он в пропасть?

Решив помешать королеве-волшебнице Раама использовать такие заклинание еще раз, Садира вытащила из кармана растертое в порошок стекло. Быстро пробежав взглядом по холму, он нашла еще один круг мертвых тел Раамлян, лежавших около самой верхушки. Он был прямо напротив правого конца разлома, и Садира была уверена, что именно там стояла Абалах, когда собирала энергию для нового заклинания.

Садира бросила порошок в воздух и проговорила заклинание. Когда он опустился на землю, серебристая пыль засверкала под лучами багрового солнца. На склоне холма красные вспышки ударили из увядших стволов седра. Мерцание быстро собралось в центре оскверненной земли, очертив фигуру зрелой женщины, одетой в ниспадающее, воздушное платье.

Фигура повернулась к Садире. — Ты нашла то, что искала, — сказал голос Абалах-Рэ. — Ну, и что теперь ты собираешься делать со мной?

Садира потянулась для инградиентами для нового заклинания.

Абалах пролаяла резкую команду на языке ее города. Воины Раамина бросились вниз с холма, на бегу готовя копья для броска через пропасть по отступающим Тирянам. Какое-то мгновение кополева-волшебница смотрела на атаку своей армии.

Потом, когда Садира уже выхватила маленький стеклянный цилиндр, Абалах бросила что-то в воздух. Облако красного дыма явилось из ничего и поглотило ее фигуру.

Распознав природу заклинания, Садира мгновенно сообразила, что ее враг использует магию чтобы переместиться в пространстве. Все еще держа стеклянный цилиндр в руке, она опять пробежала глазами по бугру в поисках нового места Абалах.

Садира увидела, что Раамляне достигли подножия холма. Пока она смотрела, они добежали до края разлома и бросили копья через зеленую пропасть. Большинство из них упали на землю, не задев никого, но достаточно много попало в цель и равнина наполнилась предсмертными криками.

И тут же похожий шквал звуков зазвучал с другой стороны, из рядов врага. Зеленые языки пара опять появились из пропасти, на этот раз хватая воинов Раамина, пока вихрь вспыхивающего на солнце клинка и лягающихся ног сбрасывал их одного за другим вниз.

С первого взгляда Садира поняла, что на Раамлян напал Рикус. Мул каким-то образом оказался на другой стороне разлома.

Прикинув на глаз ширину пропасти, волшебница даже не могла себе представить, каким образом мул мог перепрыгнуть ее. Скорее всего, как обычно несясь в атаку впереди всех, он оказался далеко впереди легиона, и был уже на той стороне, когда заклинание Абалах сотворило пропасть. Да, сейчас Раамлянам приходилось туго, но Садира не представляла себе, сколько еще времени ее муж может сражаться с такой же неистовостью.

Казалось он уже подустал. Во всяком случае он перестал атаковать и дал возможность Раамлянам подойти к нему. По меньшей мере двадцать из них уже бежали к нему, на ходу крутя над головой шипастые моргенштерны.

Волшебница направила стеклянный цилиндр в их сторону и произнесла слова заклинания. Молния вылетела из стеклянного цилиндра и, перелетев разлом, ударила в центр бегущих в атаку Раамлян. Послушался страшный удар грома и тела полетели во всех направлениях. К удивления Садиры, Рикус бросился к оглушенным врагам вдвое быстрее, чем прежде и в мгновение ока перебил всех, кто еше остался жив после ее взрыва.

— Рикус, не сходи с ума! — крикнула Садира, зная, что даже чемпион-гладиатор не сможет справиться с таким количеством врагов. — Подожди подкреплений!

— Не будет никаких, глупая девчонка! — Голос принадлежал Абалах и послышался он из-за спины Садиры.

В тот же момент волшебница почувствовала странное покалывание где-то глубоко в животе. Вся Бронзовая Рота глубоко застонала и упала на землю, наполнив лязганием доспехов все вокруг. Ощущение в ее животе становилось все сильнее, как если бы чья-та холодная рука забралась к ней в живот и сжимает ее кишки. Но Садира не заниковала, она знала эту боль и знала, что она означает — из ее тела выкачивали жизненную силу.

Абалах вероятно ждала этого момента всю битву. Когда все глаза прикованы к перепитиям битвы, самое время для королевы-волшебницы удивить резерв атакой сзади.

Садира резко повернулась. Дварфы испуганно схватились за животы, чувствуя что жизненная сила покидает их. Некоторые сумели остаться на ногах, держась за свои топоры, но и они едва стояли, и, казалось, вот-вот упадут. Другие уже валялись без сознания на земле, близкие к смерти, с серыми лицами и ввалившимися глазами. Остальные корчились от боли на земле, их панические голоса ругали на все корки магию, которая не дала им умереть с топором в руках, убивая врагов. Садира не видела ни малейшего следа своей зашитной пелены, которую она раскинула над дварфами раньше, и поняла, что Абалах-Рэ уже давно находится рядом с ротой и успела развеять ее заклинание.

В центре всей этой суматохи стоял Ркард, глядя на умирающую роту широко открытыми, испуганными глазами, без малейших признаков физической слабости. В руках он сжимал кончик меча, который Рикус подарил ему перед битвой, — он то и был, решила Садира, источником доброй фортуны мальчика. Вероятно осколок Кары защищал своего владельца не хуже, чем сама Кара защищала Рикуса. Пока он держал зачарованную сталь в руках, ни одна атака королевы-волшебницы не могла ничего сделать юному мулу — ни физически, ни магически или ментально.

Абалах-Рэ стояла в тридцати шагах от мальчика. Ноготь на конце ее указательного пальца был длиной с хороший кинжал. — Иди сюда, дитя, — сказала она, раздвоенный язык мелькнул на момент из ее розовых губ. — Мне нужны только баньши. Я не хочу повредить тебе.

Ркард только сильнее вцепился в сломанный клинок. — Лгунья.

Глаза Абалах сверкнули, она пошла к мальчику. — Тогда я приду к тебе, — сказала королева. — Баньши появяться сами, и очень скоро — когда я начну ломать твои кости.

Садира не могла сказать, блефовала Абалах или нет. Может быть, она не распознала природу обломка в руках Ркарда, но проверять эту мысль Садире не хотелось. Она направила ладонь на головку скипетра королевы, который, как она знала, служил чем-то вроде мистической линзы. С его помощью Абалах выкачивала жизненную силу из людей и животных, используя ее для своих самых могущественных заклинаний.

Садира направила поток солнечной энергии из своей руки в скипетр. Со стороны он был почти не виден — легкая розовая рябь горячего воздуха пустыни. Занятая Ркардом, Абалах-Рэ не заметила слабого отблеска на головке скипетра, при помощи которого она по прежнему качала из Садиры жизненную силу.

Луч с громким шипением ударил в обсидиановый шар. Багровый свет вспыхнул в центре темной сферы, и Садира почувствовала, как отток ее жизненной силы прекратился. Головка разлетелась на куски, выбросив вспышку розового света, неровные обломки полетели во всех направлениях. Сияющий шар недолго покачался над концом скипетра, потом, как вода, стек в соленую почву пустыни.

Абалах-Рэ отбросила бесполезный посох от себя, сердито посмотрвла на Садиру, потом сказала, — Это не спасет мальчишку — и тебя!

Ялмус Бронзовой Роты и еще две дюжины воинов, оставшиеся в сознании, пошатываясь встали на ноги. Бледные и больные, они упрямо закусили губы и ринулись в атаку. Но их стальные топоры отлетели от желтого тела Абалах-Рэ, не оставив даже царапины.

В ответ королева начала раздавать удары во все стороны, ее когти разрывали железные доспехи, как если бы они были из бумаги. Ялмус упал у ног Ркарда, его доспехи были разорваны, под ними виднелись окровавленные внутренности. Юный мул невольно отступил назад, его глаза широко раскрылись от ужаса, а Абалах продолжала уничтожать остаток роты. Садира бросилась вперед, чтобы защитить его.

Как только Ркард сделал шаг назад от Бронзовой Роты, рядом с ним появились две фигуры из скрученных костей. Они не появились из пустыни или из холма, просто в мгновение ока пустота обрела форму. Они были почти так же велики, как и гиганты, и перекручены так, что их трудно было назвать скелетами. У одной не было головы, зато длинные седые бороды свисали у обоих с того места, где полагалось быть подбородку.

Абалах сломала шею последнему дварфу, потом приветливо улыбнулась обоим баньши. — Джо'орш, Са'рам, — сказала она. — Пошли.

Садира встала между баньши и королевой Раама. — Что ты хочешь от них?

Один из баньши ответил. — Линза. Наша магия скрывает ее от Дракона и его миньонов.

— Только пока лорды-призраки Борса не покончат с вами обоими, — сказала Абалах. Королева бросила злой взгляд на Садиру, потом прыгнула, ее кинжало-подобные когти нацелились на горло волшебнице.

Садира пригнулась и отскочила в сторону. Когти скользнули по ее плечу, вырвав клочки черной тени. Волшебница ударила в ответ, сжатыми в кулаки руками. Впитавшие в себя великую мощь солнца, сияющие розовым цветом, кулаки с силой врезались в челюсть Абалах. Голова королевы запрокинулась, ноги оторвались от земли. Пролетев по воздуху полдюжины шагов, она грохнулась на землю среди дварфов, которых только что убила и тут же начала вставать.

Понимая, что на магию времени нет, Садира кинулась в атаку. Абалах задержала на ней свой взгляд и в ее темных глазах появилась фигура лирра. Он напоминал огромную ящерицу, покрытую сплошным панцирем из твердых, многогранных чешуек. Его хвост был усеян острыми шипами. Садира мгновенно поняла, что животное было ментальным посланцем Абалах, которая будет атаковать ее через Путь.

Лирр раздул свой великолепный чешуйчатый воротник, открыв пасть так широко, что обнажилась розовая глотка, и перепрыгнул пространство между двумя женщинами. Он ввинтился в разум Садиры с такой силой, что волшебница закричала от боли и упала на твердую поверхнисть соляной пустыни, больно ударившись затылком.

Ящер появился на затемненной равнине интеллекта Садиры, и начал вырывать большие куски губчатого, черного материала из почвы. Голова волшебницы взорвалась от боли, и она едва могла поверить, что проклятая тварь глотает ее мысли и ничего больше. Ее никогда не атаковали через Путь с такой силой.

Тем не менее, вспомнив, чему ее муж, Агис, научил ее, Садира сосредоточилась на борьбе с ужасной тварью. Она открыла путь в свой спиритуальный нексус, представив темную нить, протянувшуюся из глубины ее живота. Потом она сконцентрировалась на черном материале, из которого состояли ее мысли, и вообразила себе, что он становится твердым, как гранит. Волна энергии поднялась по нити из глубины ее тела. Темный материал окаменел, застав лирра в момент, когда тот отрывал очередной кусок земли. В результате когти зверя оказались замурованными в твердом камне.

Сумашедший смешок вырвался из горла твари. — Скольких колдуний, вроде тебя, я убила? — прокаркал он голосом Абалах. — Тысяча лет непрерывных сражений, и ты осмеливаешься думать, что можешь остановить меня!

Лирр поднялся на могучие задние лапы и вырвал свои застрявшие когти вместе с двумя глыбами мыслей Садиры. Голова волшебницы взорвалась белыми вспышками боли. Чудовище присело, стряхнув висевшие на когтях булыжники, и начало рвать черный камень. Садира услышала как кто-то кричит и осознала, что это она вопит от боли. Она постаралась призвать побольше энергии из нексуса, чтобы перейти в контатаку, но изнутри поднялась только волна желчи.

Колдунья продолжала сражаться, стараясь сотворить виверна или баазрага, чтобы противостоять созданию Абалах, но у нее уже не было достаточно силы. Лирр продолжал вгрызаться в ее ум, пока наконец белый свет не осветил мрачную равнину и Садира знала, что вот-вот она потеряет сознание, и не проснется.

И в этот момент, откуда-то издалека она услышала злой крик Ркарда, он напал на Абалах. Лирр завыл, упал и растворился без следа так же быстро, как и появился. Садира осталась одна в своем раненом рассудке, и белый туман боли окутал ее.

— На помощь! — позвал юный мул.

Хотя она и не помнила, как закрывала глаза, Садира открыла их. Она нашла Абалах-Рэ в пяти шагах от себя, здорово потрепанную, но неукротимую, дико молотящую руками по воздуху в попытке стряхнуть Ркарда, повисшего у нее на спине. Са'рам стоял рядом. Своими жуткими обломками костей, которые служили ему руками, он безуспешно пытался снять Ркарда со спины королевы Раама.

Садира вытащила крошечную серебрянную бусинку из кармана и крикнула, — Ркард, прочь!

Услышав ее голос, Абалах резко повернулась. Ркард разжал руку и упал на землю, угодив прямо на лежащего без сознания дварфа. В спине королевы остался торчать сломанный конец Кары.

Садира проговорила заклинание и метнула серебрянную бусину в обломок меча, надеясь, что теперь он дойдет до сердца Абалах.

Шарик молнией пронесся через пространство и под острым углом ударился о зазубренный клинок. Но вспышки магической энергии, как этого ожидала Садира, не последовало. Вместо этого из клинка вырвалось жемчужного цвета свечение, клинок загудел, послышался тонкий, все усиливающийся звон.

Глаза Абалах превратились в блюдца. Она вывернула свою руку под совершенно невозможным углом, стараясь схватиться за лезвие. Са'рам подошел ближе, опуская руку на спину королевы. Но прежде, чем баньши коснулся ее, звон прекратился. Огромный гейзер черной жидкости выстрелил из зазубренного конца клинка и облил отвратительное тело Са'рама.

Черная как чернила жидкость быстро распространилсь по костям Са'рама, покрывая баньши тонким слоем черной слизи. Где бы жидкость на касалась перекрученных костей, они распутывались, становились более упорядоченными и ровными. Спина округлилась и ссутулилась, руки стали длиннее, на них появились острые когти. Седая борода баньши исчезла, мрачный костяной череп, поднявшийся из плечей, встал на свое место. Голова отдаленно напоминала человеческую, с узкими костями челюстей, скошенным подбородком и двумя плоскими скулами. Пара синих углей заменила оранжевые глаза баньши, вокруг черепа засверкала корона из огненных молний.

— Раджаат! — выдохнула Абалах, глядя на призрак.

— Инесс из Ваверли, Сердце Чумы, — скелет впился глазами в лицо королевы, облако черного пара вырвалось из его ноздрей. — Я пришел за тобой, предательница!

Абалах, шатаясь, отступила назад. — Нет! Ты не мог освободиться!

Садира кошкой прыгнула на спину Абалах. Одной рукой она вцепилась ей в горло, а другой, используя всю свою сверхъестественную силу, нажала на конец Кары, стараясь протокнуть его как можно глубже в тело королевы. Она почувствовала, как клинок уперся в кость, потом соскользнул во что-то более мягкое.

Абалах взвыла от боли, но потом внезапно замолчала, когда Садира сумела еще и повернуть клинок. Судорога прошла по всему ее телу, она упала на землю и застыла. Черный дым заструился из ее ноздрей и рта. Ного и руки застыли, затем мышцы живота начали подергиваться. Тело внезапно нагрелось, из него пошел жар, одежда начала дымиться.

Садира нагнулась, обжигая руки, схватила Абалах и отбросила ее как можно дальше, даже не пытаясь вытащить из нее кончик Кары. Королева взлетела в воздух, ее застывшие руки и ноги нелепо болтались по бокам. С гулким шлепком она упала на землю в дюжине шагов от Садиры. Какое-то время безжизненное тело лежало на земле, слепо глядя мертвыми глазами в небо, коричневый дым изо рта и ноздрей поднимался к багровому солнцу. Наконец тело обрушилось само в себя и взорвалось колонной бронзового пламени. На месте вспышки не осталось ничего, кроме пятна черной сажи на белой соляной поверхности.

Когда Садира взглянула обратно на черный скелет, она обнаружила на его месте лужу бурлящей черной грязи. Единственной узнаваемой вещью была голова, которая, впрочем, быстро растворялась.Волшебница не видела ни одного знака, что эта черная грязь сможет собраться во что-то, хоря бы отдаленно напоминающее Са'рама. Она опустила голову и тихо сказала несколько благодарственных слов в память существа, пытавшего защитить Ркарда.

Мгновением позже Ркард тронул ее за руку и потянул прочь от лужи. — Пошли, — сказал он. — Джо'орш говорит, что это опасный материал.

Садира открыла глаза и позволила мальчику увести ее к массивной фигуре Джо'орша. — Прошу прощения за вашего друга, — сказала она, выгибая шею, чтобы взглянуть в оранжевые глаза баньши.

— Не нужно горевать, — сказал Джо'орш. — Баньши хотят только обрести покой, и Са'рам его добился.

— А что это такое? — спросила Садира, показывая на черную лужу. — Это действительно был Раджаат?

— Да, — ответил баньши. — Твое заклинание разрешило его сущности выйти из обломка Кары.

Колдунья сглотнула и с ужасом уставилась на кипящую жидкость. — Как мы можем загнать ее обратно?

— Никак, — ответил Джо'орш. — Но беспокоиться не о чем. Подобно самому Раджаату, она заперта в Черноте. Это может повредить только тому идиоту, который осмелится коснуться ее по собственному желанию.

По спине волшебницы пробежал холодок ужаса. — Тогда это означает, что короли-волшебники не убили Раджаата? — спросила она, поворачиваясь к баньши.

Джо'орш не ответил. Он исчез, так же мгновенно, как и появился.

— Что случилось с твоим другом? — спросила Садира, беря Ркарда за руку.

— Он все еще здесь — как всегда, — сказал мальчик. Затем он недовольно нахмурился и исподлобья взглянул на Садиру, — То, что я помог вам, это ничего?

Садира наморщила лоб и сделала вид, что тщательно обдумывает его вопрос. — Хм, даже не знаю. Разве твоя мама ничего не говорила тебе о подвигах?

— Говорила, — недовольно пробурчал юный мул. — Но я не знаю, почему. Вон, Рикусу разрешают быть храбрым.

Он указал рукой в сторону оазиса. Когда Садира взглянула туда, она увидела, как ее муж один несется в атаку на удирающую армию Раама, размахивая мечом и обзывая врагов трусами. Волшебница не удержалась от смеха. Похоже, мул еще не понял, что Келум сотворил мост из сверкающего пламени над разломом Абалах, или что Ниива ведет по этому мосту четыре сотни воинов — все, что осталось от легиона Тира — чтобы помочь ему.

Садира направилась к пропасти. — Пошли, — сказала она. — Нам лучше сказать Рикусу, что битва окончена, иначе он их всех поубивает.


Глава 8 Багровый Рассвет | Лазоревый шторм | Глава 10 Покинутая деревня