home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

ОТРОЖЬЕ

– Расслабься, дружище Адон, – сказал командующий гарнизоном Отрожья лорд Кэй Деверелл.

Крепкий мужчина с рыжими волосами и низким голосом, лорд Деверелл сидел во главе длинного дубового стола. За его спиной в камине, поражающем своими размерами, ворчал огонь, озаряя комнату мерцающим желтым светом.

Справа от Деверелла сидел Келемвар, а по обеим сторонам стола, словно лошади у кормушки, расположились пятнадцать кормирских офицеров. Перед каждым из сидевших находились кружка эля и тарелка с жареной козлятиной. Железные канделябры с горящими свечами, установленные на столе через каждые два – три фута, наполняли комнату причудливой игрой света и теней.

Место по левую руку от лорда Деверелла занимал Проныра. Рядом с ним сидел Адон. На полу, у стула священнослужителя, лежала сумка с Камнем Судьбы. Слева от Адона расположилась хмурая Миднайт. Вместо эля она пила вино. Дальше разместились шесть кормирских чародеев.

В полумраке комнаты суетились три девушки-служанки, подкладывая в тарелки мясо и следя за тем, чтобы кружки всегда были полными.

– Ты и твои друзья здесь в полной безопасности, – продолжал Деверелл, обращаясь к Адону.

Жрец улыбнулся и кивнул, но, похоже, не поверил словам лорда.

Стыдясь неучтивости Адона, Миднайт мысленно поморщилась. Но ее книга заклинаний была утрачена, и чародейка не имела ничего против излишней предосторожности. Однако Адон вел себя так, будто четверо участников похода устроили привал прямо посреди дороги. Оскорбительное поведение Адона в кормирской крепости не имело под собой никаких оснований.

В Отрожье Камень Судьбы был в безопасности – хотя где в Королевствах сейчас было безопасно?

Эта крепость, защищавшая единственную дорогу через горы, которые носили название Клыки Дракона, с самого начала строилась как оборонительный рубеж. Она возвышалась на скалистом утесе, а ее стены были обращены к тысячефутовым вершинам. В могучую цитадель можно было попасть только по трем дорогам, основательно укрепленным и хорошо охраняемым. Кроме того, каждая дорога заканчивалась подъемным мостом и сторожевыми башнями с тройными дверями.

По причине тревожной обстановки в Королевствах семьдесят пять тяжеловооруженных воинов и двадцать пять лучников постоянно стояли в дозорах на мрачных башнях внешней стены. Такими же силами охранялась внутренняя стена крепости, и еще восемь солдат несли постоянную вахту у входа в главную башню. Здание гостиницы было переделано под казармы для увеличившегося гарнизона крепости, поэтому путешественники теперь либо разбивали лагерь в горах, либо устраивались в холодном домике для гостей, наспех сколоченном у внешней стены.

Но четверых героев избавили от этих неудобств, поскольку Кэй Деверелл был арфером и хотел искупить страдания, которые выпали по вине арферов на долю Адона и Миднайт во время судебного разбирательства в Долине Теней. Кроме того, командующий гарнизоном Отрожья получил тайное послание от Эльминстера, в котором великий кудесник просил его помочь Миднайт и ее друзьям, если они пройдут этим путем.

Выхватив из рук служанки кружку эля, Деверелл поставил ее перед Адоном.

– Уважь мое гостеприимство! Пей сколько влезет! – вскричал он. – Ни одна крыса не проникнет в Отрожье без моего разрешения.

– Не крысы беспокоят меня, – пробормотал Адон, думая о визите Кайрика в таверну «Одинокая Кружка».

Вор говорил, что Ваал преследует их… Адон сильно сомневался в том, что укрепления Отрожья остановят Покровителя Убийц.

Недовольный шепоток пробежал по залу, и лицо Кэя Деверелла омрачилось.

Предупреждая взрыв негодования, Миднайт опередила командующего:

– Пожалуйста, прости Адона, лорд Деверелл. Боюсь, что от усталости он совсем утратил чувство приличия.

– Зато его не утратил я! – вступил в разговор Келемвар, подтягивая к себе кружку Адона. Воин много раз коротал вечера с такими людьми, как Деверелл, и хорошо знал, как должны вести себя гости в подобном обществе. – За вашу светлость! – объявил он и опустошил кружку одним долгим глотком.

Деверелл улыбнулся и переключил свое внимание на воина:

– Моя благодарность Келемвару Лайонсбейну!

Командующий схватил полную кружку эля и быстро опрокинул ее так же, как это только что проделал Келемвар.

– Традиция гостеприимства обязывает нас устроить состязание в выпивке! – напомнил Деверелл, подозвал служанку и указал на офицеров, сидящих справа от Келемвара. – Следи за тем, чтобы их кружки всегда были полны, пока у этого молодца будет хватать сил поднять свою!

Раздались крики одобрения, хотя некоторые кормирцы все же недовольно поморщились. Адону эта затея также пришлась не по вкусу – когда Келемвар напивался, с ним было нелегко совладать. Священнослужитель даже решил, что заночевать в домике для гостей, возможно, будет безопаснее.

Когда офицеры замолчали, в комнату влетел паж и поклонился Девереллу. Командующий кивком головы приказал пажу приблизиться. И хотя юнец наклонился к самому уху Деверелла, произнесенные слова не ускользнули от чуткого слуха Проныры.

– Милорд, капитан Бересфорд поручил мне доложить, что двое караульных, стоявшие на внешней стене, отсутствуют.

Деверелл нахмурился.

– Дождь все еще идет? – осведомился он.

– Так точно. Капли красные, как кровь, и холодные, как лед.

Мальчику не удалось скрыть обуревающий его страх.

– Передай Бересфорду, чтобы не беспокоился. А нарушителей дисциплины накажем утром, – сказал Деверелл во весь голос. – Я не сомневаюсь, что стражники просто спрятались, испугавшись странной непогоды.

Паж поклонился и ушел. А Деверелл вернулся к званому ужину.

– Нас ждет чудесная ночь! – крикнул он и поглядел на Проныру. – Что скажешь, маленький друг?

Проныра улыбнулся и поднес кружку к губам.

– Я надолго запомню ее, – пообещал он. «Когда закончится ужин, нужно будет проверить, вся ли посуда осталась на столе», – подумал Адон. Он уже убедился в том, что друзья-хафлинги – неисправимые воры, а сам Проныра недвусмысленно намекнул, что собственность гостеприимного хозяина подвергается страшной опасности.

После бегства из «Одинокой Кружки» Проныра попытался уговорить героев устроить засаду на зентиларов. Он был убежден в том, что именно банда Кайрика разрушила дома хафлингов, и рвался отомстить за своих соплеменников. Келемвар потратил немало сил, отговаривая хафлинга от его плана. После этого Пронырой овладела ярость. Он заявил, что останется в компании героев только потому, что Кайрик скоро снова настигнет их.

Вполне обоснованное утверждение. Своевременный побег из «Одинокой Кружки» дал героям лишь пятнадцатиминутное преимущество. Двадцать пять всадников поскакали следом за беглецами, как только те покинули город. После шести изнурительных часов скачки, когда Миднайт, Келемвар, Адон и Проныра добрались до Тирлака, Кайрик и его самые быстрые всадники уступали героям каких-то сто ярдов. Друзья проскакали прямо через центр деревни, надеясь, что местная дружина остановит отряд Кайрика. Но час был ранний, и если кто-то из дозорных и видел зентиларов, то предпочел не поднимать тревогу.

Выехав из Тирлака, герои могли продолжить путь в единственно возможном направлении – все выше поднимаясь в горы. Однако через час друзья догнали отряд кормирских солдат, следовавших в Отрожье. Потребовалось совсем немного усилий, чтобы убедить кормирского капитана в том, что люди, преследующие их, – это зентилары. Тем более что отряд Кайрика, завидев кормирцев, сразу повернул назад. Капитан бросился в погоню, но зентильские солдаты с легкостью скрылись. На ровной дороге горные пони кормирцев не могли соперничать с настоящими лошадьми, даже несмотря на то что кони солдат Кайрика были измотаны продолжительной скачкой.

Капитан кормирцев приказал нескольким разведчикам следовать за зентиларами, а сам продолжил путь в Отрожье, пообещав, что на поимку врагов из крепости вышлют конный патруль. Такой план совсем не понравился Миднайт, которая не желала Кайрику ничего дурного, однако в сложившейся ситуации чародейка едва ли могла возражать.

После этого капитан посоветовал компании героев отправиться вместе с ним в Отрожье. Остаток пути оказался скуп на события. Прибыв на место, капитан доложил о случившемся Кэю Девереллу, и тот предложил Миднайт и ее спутникам безопасный и удобный ночлег в своей крепости. У героев, проведших в седле без малого тридцать шесть часов, не возникло и мысли об отказе. Миднайт и Келемвар были рады отдохнуть и расслабиться – но не в обществе друг друга. Они, по сути, почти не общались с тех самых пор, как покинули Вечернюю Звезду.

При мысли об отношениях Келемвара и Миднайт Адон лишь качал головой. Он никак не мог понять, что соединяет эту пару. Чем больше они сближались, тем больше ссорились. На этот раз Келемвар злился на чародейку за то, что она не подняла тревогу, когда увидела Кайрика в коридоре таверны. Миднайт же злилась на Келемвара за то, что тот поднял меч на их старого друга.

И в этом споре священнослужителю пришлось встать на сторону воина. Кайрик не стал бы пробираться ночью в таверну, не имея недобрых намерений. Адон глубокомысленно потер свой страшный шрам, соглашаясь с Келемваром, хотя обычно они всегда спорили.

– Болит, милорд?

Оторвавшись от раздумий, Адон взглянул на задавшую вопрос девушку-служанку:

– Что болит?

– Шрам, милорд. Вы терли его очень сильно.

– Я? – удивился Адон, опуская непослушную руку на колени и одновременно поворачивая голову таким образом, чтобы красная отметина на его лице была менее заметна.

– У меня есть успокаивающий боль бальзам. Позвольте, я принесу его в вашу комнату этой ночью… – с надеждой предложила служанка.

Адон не смог сдержать улыбки. Много воды утекло с тех пор, когда в последний раз женщина предлагала ему себя с такой откровенностью. А служанка была хороша собой. Тяжелая работа придала определенность линиям ее пышной фигуры. Золотистые волосы падали на плечи подобно шелковой шали, а голубые глаза искрились невинностью, что ни в коей мере не означало отсутствие опыта. Девушка была слишком красива, чтобы потратить свою жизнь, разнося эль в этом захолустье.

– Боюсь, бальзам не очень-то поможет, – тихо ответил Адон. – Но я бы с радостью провел время в твоем обществе.

Услышав слова священнослужителя, Келемвар, приподняв бровь, взглянул на Адона.

Тот понял, что допустил ошибку, объявляя во всеуслышанье о своих намерениях, и быстро добавил:

– Мы могли бы обсудить твое… э-э… твою…

– Милорд? – переспросила нетерпеливая девушка.

– Тебе нравится работа служанки? Конечно же, у тебя есть и другие стремления. Мы могли бы поговорить о…

– Мне нравится то, что я делаю, – раздраженно отрезала девушка. – И я не имела в виду пустые разговоры.

Лорд Деверелл разразился смехом.

– Что, Трин, споткнулась на этом парне? – обратился он к служанке и снова захохотал.

Офицеры, смеясь, застучали кружками по столу. Келемвар нахмурился, не понимая, то ли он упустил соль шутки, то ли ситуация сама по себе была смешной. Наконец Деверелл успокоился и перевел дыхание.

– Может, Трин, тебе больше повезет с Келемваром, этим колоссом мужественности?! – предположил командующий.

Трин приняла предложение господина и, обойдя стол, приблизилась к Келемвару. Она провела ладонью по руке воина.

– Что скажешь, господин колосс?

Из всех присутствующих за столом не засмеялись лишь Миднайт и Адон.

Келемвар сделал большой глоток эля и поставил кружку на стол.

– А почему бы и нет? – пожал плечами он, поглядывая на Миднайт. – Кто-то ведь должен извиниться за грубость Адона!

Воин умышленно пытался разозлить чародейку. Разница в их отношениях к Кайрику тяжело отражалась на воине. Он никак не мог понять, почему она так защищает вора. И если флирт со служанкой разъярит Миднайт, воин по крайней мере уверится, что чародейка ревнует, а значит, питает к нему, Келемвару, какие-то чувства.

Когда пальчики служанки скользнули под рубаху воина, Миднайт не сдержалась. Она с грохотом поставила на стол кубок с вином и холодно произнесла:

– Думаю, Адон и сам может извиниться.

Восторженный гул прокатился вокруг стола. Келемвар улыбнулся Миднайт, которая просто отвернулась, а Трин выдернула руку из-под рубахи воина.

– Если этот мужчина принадлежит вам, госпожа…

– Он не принадлежит никому! – вспылила Миднайт, поднимаясь со стула.

Чародейка не сомневалась, что Келемвар хотел причинить ей боль и добился своего. Черноволосая женщина-маг сдвинула брови и повернулась к Девереллу.

– Я очень устала, милорд, и хочу отдохнуть, – сказала она и, повернувшись на каблуках, скрылась в темноте коридора.

На несколько мгновений за столом воцарилась тишина.

– Сожалею, милорд, я всего лишь… – начала было объяснять Трин, но Деверелл успокаивающе поднял руку.

– Шутка не удалась. Забудь об этом.

Трин поклонилась и убежала на кухню. Келемвар осушил кружку эля и протянул ее для новой порции.

Адон только обрадовался уходу служанки. И так ссора Миднайт и Келемвара затянется на несколько дней. Священник знал, что они любят друг друга, хотя в данный момент гнев мешал им осознать этот факт. Но если воин и чародейка не сумеют разобраться в своих чувствах, дальнейшее путешествие станет довольно утомительным и занудным. Адону казалось, что все было бы намного проще, имей Миднайт другого мужчину. А еще лучше – если б у Келемвара была другая женщина.

Снова появился паж и подошел к лорду Девереллу. В тишине комнаты шепот мальчика услышали все.

– Милорд, капитан Бересфорд поручил мне доложить вам об исчезновении трех часовых с внутренней стены.

– С внутренней? – воскликнул Деверелл. – И там тоже?

На миг командующий задумался, бормоча что-то себе под нос. Как и большинство присутствовавших, он был здорово пьян – настолько, что едва ли мог отдавать обдуманные приказы.

– У Бересфорда плохо с дисциплиной, – наконец объявил Деверелл. – Скажи капитану, что я разберусь с этим завтра утром!

Проныра с серьезным видом посмотрел на Адона. То, что пятеро стражников оставили свои посты почти одновременно, выглядело по меньшей мере странно.

– Возможно, сегодня нам не стоит засыпать, – прошептал хафлинг, глядя на Келемвара.

После ухода Миднайт воин опорожнил уже целых три кружки.

Адон кивнул. Дурное предчувствие овладело священнослужителем.

– Я попытаюсь его остановить.

Так же как и Проныра, жрец не смог бы спокойно спать в крепости, где часовые оставляют свои посты. И он будет спать еще хуже, если Келемвар ляжет в кровать совершенно пьяным.

Но не успел Адон обратиться к Келемвару, как лорд Деверелл поднял кружку.

– Давайте выпьем за здравие Келемвара и Миднайт. Пусть они хорошо отдохнут, – лорд подмигнул воину, – хоть и в разных постелях!

По столу прокатилась волна смеха, и офицеры закричали хором:

– Твое здоровье, Келемвар! За тебя!

– Не знаю, как Миднайт, – сказал Келемвар, поднося кружку к губам, – но колосс не уснет этой ночью!

– Если ты выпьешь еще кружку, – заметил Адон, вставая, – ты упустишь свою судьбу. Пойдем, у нас был тяжелый день, и нам нужен отдых.

– Ерунда! – рявкнул лорд Деверелл, обрадованный тем, что в комнату вновь вернулось веселье. – Завтра у вас будет достаточно времени для отдыха. Миднайт говорила, что ей нужен день, чтобы восстановить потерянную книгу заклинаний.

– Совершенно верно, милорд, – согласился Адон. – Но мы долго были в пути и не привыкли к обильной пище. Эта ночь, возможно, на несколько дней выведет Келемвара из строя.

Возмущенный подобным заявлением, Келемвар хмуро посмотрел на Адона.

– Придет утро, и я буду так же крепок, как мой конь, – похвастался воин и, слегка пошатываясь, поднялся со стула. – Кроме того, кто это дал тебе право командовать здесь?

– Ты, – спокойно ответил Адон, намереваясь выложить воину все начистоту.

Келемвар утратил былую целеустремленность. Остановка в Черных Дубах была всего лишь одним из примеров неспособности воина сосредоточиться на главном – необходимости возвращения Камней Судьбы. Кто-то должен был заполнить пустоту, но казалось, что Миднайт не желала брать на себя командование. Таким образом, на место вожака оставался лишь один претендент – Адон, и он решил сыграть эту роль как можно лучше.

– Я ничего тебе не давал, – возразил Келемвар, опускаясь обратно на стул. – Никогда бы не пошел за потерявшим веру священнослужителем.

Адон вздрогнул, но не стал отвечать на эту колкость. Он понимал, что воин должен быть очень расстроенным уходом Миднайт – и очень пьяным, чтобы так жестоко уязвить друга.

– Что ж, пей, если хочешь, – вздохнул жрец и подобрал с пола сумки.

Келемвар нахмурился, понимая, что обошелся с Адоном не лучшим образом.

– Прости, у меня случайно вырвалось…

– Да, да, я понимаю, – ответил Адон. – Но если не пойдешь спать, то постарайся хотя бы не пить слишком много. – Священнослужитель повернулся к лорду Девереллу. – Прошу извинить меня, но я очень устал.

Кэй Деверелл кивнул и улыбнулся – он был только рад избавиться от этого занудного святоши.

После того как Адон ушел, Келемвар стал еще мрачнее. Он мало говорил и еще меньше пил. Теперь душой общества стал Проныра. Чтобы поддержать веселье, он читал стишки и рассказывал предания хафлингов. Через два часа лорд Деверелл наконец вылил в себя последнюю кружку эля и без сознания рухнул на пол.

Шесть кормирских офицеров, продержавшихся дольше своего командира, с облегчением вздохнули и встали из-за стола. Жалуясь на поздний час, они подобрали своего командующего и отнесли в постель. По их раздраженным лицам хафлинг догадался, что частые питейные соревнования несколько надоели офицерам.

Проводив Келемвара до его комнаты на третьем этаже башни, Проныра спустился на второй этаж и заглянул в замочные скважины комнат Адона и Миднайт. И жрец, и чародейка крепко спали. Теперь хафлинг мог заняться осмотром окрестностей.

Пока Проныра производил свои изыскания, Адон с головой погрузился в ночной туман сновидений – едва ли он вспомнил бы, когда в последний раз спал так же мирно и крепко. Последние два дня по-настоящему измотали священнослужителя, хотя он понял это, только когда вышел из-за стола лорда Деверелла. Добравшись до кровати, жрец рухнул на нее, даже не позаботившись раздеться.

Но Адон не забыл о пяти исчезнувших часовых и помнил о следовавшей по пятам героев опасности, а потому часть его мозга оставалась начеку. И когда священнослужителя вдруг разбудило что-то вроде крика, он ни секунды не сомневался в том, что случилось нечто ужасное. Вполне возможно, что в крепость в поисках Камня пробрался Ваал… Священнослужитель запустил руку под соломенный матрас и проверил сумку.

Адон неподвижно лежал и ждал нового вопля, но слышал только свое взволнованное дыхание да стук дождя за ставнями. Прошло еще полминуты, но в темной комнате все оставалось без движения. Адон начал было подозревать, что этот крик всего лишь почудился ему во сне, и улыбнулся. Уже давно он не боялся темноты…

Но это все глупые страхи, а Ваал действительно шел по следу героев, и единственной защитой от бога Убийства являлось покровительство какого-нибудь другого божества. Однако Адон больше не мог рассчитывать на милость богов – на мгновение он даже пожалел о том, что отвернулся от Сьюн Огневолосой. Священнослужитель нежно коснулся отвратительного рубца на щеке. Без сомнений, он поступил неразумно, отбросив веру в богиню лишь потому, что та не смогла избавить его от шрама. В эти трудные времена было бы эгоистичным ожидать, что богиня мановением руки излечит его. Теперь Адон мог согласиться с этим так же, как мог принять свой изъян.

Но с чем он не способен был согласиться, так это с равнодушием богов к верующим. С малых лет священнослужитель поклонялся Сьюн, веруя в то, что в обмен на свою преданность будет вечно храним богиней. Однако, когда она допустила его ранение, Адон впал в отчаяние и осознал, что Сьюн практически не интересуют судьбы ее последователей. Выход из душевного расстройства был медленным и мучительным. Уверенность в себе и жизнелюбие вернулись к Адону, лишь когда он обратил свою преданность на друзей.

Но вновь обретенная вера в товарищей не возвратила к жизни прежней веры. По существу, чем больше Адон посвящал себя служению другим людям, тем больше он злился на Сьюн, а равно и на прочих богов – за глумление над верой смертных.

К несчастью, именно вера в Сьюн пробудила в Адоне магические способности. И как бы глубока и истинна ни была его преданность друзьям, ей никогда не вернуть священную магию. Боги же, будучи сверхъестественными созданиями, награждали верующих в них частичками великой силы.

Вдруг дверь на лестницу со скрипом отворилась, и в комнату проник серебристо-желтый свет. Отвлеченный от своих мыслей, Адон потянулся за булавой и опустил ноги на пол.

Священнослужитель встал, и в тот же миг темная тень ворвалась в дверь – что-то холодное ударило по лицу Адона. От неожиданности он закричал и упал на кровать.

– Тише ты! – прошипел Проныра. – Надень-ка вот это.

Адон сердито снял с головы кольчугу и с трудом натянул ее на себя.

– Что случилось? – поинтересовался он.

Но Проныра, который провел последние три часа, обследуя каждый закуток башни, уже исчез. Когда хафлинг достиг основания лестницы, двери в главный зал отворились, и шесть кормирских стражников ворвались в помещение, неся в руках факелы и бряцая оружием.

– Джалур, помоги запереть двери! – скомандовал сержант, размахивая мечом у порога. – Киль, Макэйр и остальные – на лестницу!

Подивившись быстроте, с какой кормирцы отступили в главную башню крепости, Проныра стал пробираться на кухню. Его целью был кабинет хранителя механизмов, находившийся как раз под комнатой Адона. К несчастью, кабинет оказался заперт, и Проныра мог открыть его, либо сорвав замок, либо подобрав ключ. А еще нужно было переставить мебель, чтобы дотянуться до рычага, находящегося в кабинете. На это требовалось время, а его-то как раз могло и не хватить. О том, что так перепугало стражников, хафлинг не имел ни малейшего понятия, но знал, что оно приближается со страшной скоростью.

Стражники знали о своем противнике еще меньше. Оррел заметил, как нечто сползало по внутренней стене. Мгновением позже из темной тени появился человечек робкого вида и как ни в чем не бывало зашагал к двери, ведущей в главную башню. Оррел и еще один стражник попытались остановить его, но неизвестный, выбив у них из рук алебарды, вынул из рукава кинжал и одним широким взмахом убил обоих стражей.

Третий часовой попытался поднять тревогу – и тоже погиб. Незнакомец метнул кинжал в горло стражнику, едва тот успел закричать. Сержант Фитч приказал остальным укрыться в башне. Отступая перед неизвестным головорезом, сержант Фитч чувствовал себя идиотом, но искусство, с которым незнакомец убивал, не оставляло сомнений в необыкновенной природе убийцы. Имея приказ защищать башню, Фитч счел самым разумным запереться внутри, а затем позвать подмогу.

Но замысел не имел успеха: мощные и тяжелые створки двигались с трудом. Не успели сержант с Джалуром закрыть двери, как неизвестный убийца уже оказался внутри. А через миг Джалур был мертв – пальцы незнакомца с силой сдавили горло стражника.

Размахивая мечом, сержант Фитч прокричал свой последний приказ:

– Именем короля Азуна, не пускайте его наверх!

Со второго этажа Адон слышал звуки краткого боя, за которыми последовали какие-то крики, но священнослужитель не смог разобрать, что именно кричат. Мерцающие языки факела освещали лестничную площадку, отделявшую комнату Адона от спальни Миднайт. Дверь в ее комнату тоже была приоткрыта, но внутри было слишком темно, чтобы разглядеть что-нибудь. Возможно, чародейка еще находилась там, возможно – нет.

Слева от Адона спускалась крутая, закрученная по часовой стрелке спиральная лестница. Пятью ступенями ниже в железную петлю был воткнут факел, проливающий тусклый свет на холодные каменные ступени. И там, где лестница, поворачивая, скрывалась из виду, ползли вверх по ступеням тени четырех кормирцев.

Тени, казалось, отступали, но их противником был всего-навсего один человек. Одна из теней нанесла удар, затем последовала какая-то возня, после чего раздался приглушенный надменный смех, сменившийся агонизирующим воплем кормирского солдата.

Трое оставшихся стражников поднялись еще на одну ступеньку. Теперь Адон видел обтянутые кольчугой спины кормирцев. Он отказывался верить в то, что обыкновенный человек может действовать с такой яростью, но его тень не представляла собой ничего особенного.

Священнослужитель не сомневался в том, что загадочный убийца явился за Камнем Судьбы. Адон подошел к окну в комнате и распахнул ставни. Леденящие, жесткие струи дождя хлестали по лицу священнослужителя. Гоня мысли о разбушевавшейся стихии, Адон выставил каменную табличку за окно. Если понадобится, он лучше вышвырнет ее наружу, чем позволит ей попасть в руки врага. И если повезет, кто-нибудь из людей Деверелла подберет Камень у основания башни и скроется с ним.

Когда Адон, сжимая в руке булаву, снова вернулся к двери, на лестнице остались лишь два солдата.

Они уже стояли на площадке второго этажа, продолжая отражать выпады противника. Двумя ступенями ниже показался тот самый загадочный убийца. Увидев этого маленького человечка, Адон даже растерялся, не понимая, чего так боятся кормирцы.

Мужчина был не выше пяти с половиной футов ростом, хлипкого телосложения. Вытатуированные на его лысой голове зеленые и красные спирали и завитки могли испугать только ребенка. Крупный лоб, вытянутый нос, бегающие, выпученные глазки… Из всех черт лица незнакомца выделялись лишь крупные, отвислые уши да по-заячьи выступающие зубы. Одним словом, лицо незнакомца относилось к тем физиономиям, при виде которых Адону хотелось возблагодарить богов за собственный нос, подбородок, шрам и все остальное.

Тело мужчины находилось в столь жалком состоянии, что походило на кожаный мешок, набитый костями, которые удерживались вместе одними лишь сухожилиями и огромной волей. Небольшие рубцы и порезы покрывали убийцу с ног до головы.

– В чем дело? – удивился Адон. – Остановите же его!

Один из кормирцев мельком взглянул на священнослужителя:

– Попробуй сам или не путайся под ногами!

Снаружи донесся шум: стало известно о нападении на главную башню. Человек с татуированной головой обернулся и на мгновение прислушался, затем снова спокойно обозрел стоящих перед ним солдат. Шагнув вперед, незнакомец отклонил их алебарды, словно это были простые палки.

– Убирайся! – закричал один из кормирцев, попытавшись ударить пришельца ногой.

Башмак стражника угодил убийце прямо в лоб. Удар должен был сбить незнакомца с ног, однако его голова лишь качнулась назад. Затем человечек зарычал и, двигаясь с поразительной скоростью и ловкостью, ударил по ноге стражника так, что она сломалась пополам. Кормирец разразился диким воплем и упал; его голова с глухим стуком ударилась о каменную ступеньку лестницы.

Неожиданно Адон понял, почему стражники не смогли задержать убийцу. Человечек на самом деле был аватарой бога.

– Ваал! – задохнувшись, промолвил Адон, инстинктивно поднимая булаву.

Натянуто улыбнувшись, аватара бога взглянула на священнослужителя.

Волна страха накатилась на Адона, и он не смог справиться с нею. Когда при подобных же обстоятельствах он повстречался лицом к лицу с богом Бэйном, вместе с Адоном была его вера. Тогда гибель не страшила священнослужителя, потому что он верил, что смерть во имя Сьюн – это высочайшая честь, которая будет вознаграждена в загробной жизни.

Теперь же ничто его в этом не убеждало. Адон оставил свою богиню, и после смерти наградой ему станут бесконечное отчаяние и пустота. А если, что еще хуже, никто не доведет до конца начатое дело, то Камень Судьбы окажется в руках Ваала, и тот ввергнет людской род в мрак и несчастье.

Последний стражник отбросил алебарду, обнажил меч и встал в боевую стойку. Меч начал медленно вырисовывать узоры в воздухе.

Стоящий двумя ступеньками ниже Ваал вновь переключил внимание на стражника.

Все же кормирец рискнул бросить короткий взгляд на Адона:

– Ты со мной?

Адон сглотнул.

– Да, – наконец кивнул он, перешагнул порог комнаты и занял место только что погибшего солдата.

Оставшийся в живых стражник переместился к противоположной стене лестничной площадки и занес меч. Солдат умышленно освободил место для бога с тем расчетом, чтобы Адон мог атаковать.

Не заметив западни, Ваал шагнул вперед, и Адон хватил булавой по голове аватары. Но бог с легкостью уклонился от удара. Более того, опередив кормирца, Покровитель Убийц ударил солдата кулаком в живот. Стражник едва удержался на ногах, отступив еще на несколько шагов. Теперь Ваал очутился прямо перед Адоном.

Глядя в глаза аватары, Адон поднял булаву и перешел к обороне. Покачиваясь, кормирец сделал шаг вперед и тоже занес меч над головой.

– Ну, что теперь? – глотая воздух, спросил солдат.

– Будем драться! – заорал Адон.

И меч кормирца с яростью обрушился на врага. Но Ваал снова и довольно легко ушел от удара, метнувшись к спальне Миднайт.

Дверь комнаты распахнулась, и в дверном проеме возникла Миднайт с кинжалом в руке. Чародейка уже давно наблюдала за сражением, с горечью вспоминая потерянную магическую книгу и поджидая удачной возможности, чтобы нанести удар. И вот этот шанс представился ей. Немедля она вонзила клинок в спину аватары.

Глаза Ваала широко раскрылись. Он начал было поворачиваться к чародейке, и тогда Адон, не упустив такого случая, ударил своим смертоносным оружием по ребрам противника. Ноги аватары подкосились, и бог с яростным ревом покатился вниз по лестнице.

Шестью ступенями ниже тело аватары остановилось и так и осталось лежать с торчащим из спины кинжалом.

– Он мертв? – недоверчиво поинтересовалась Миднайт.

Однако Ваал тут же поднялся на ноги и уставился на чародейку, осыпая ее проклятиями на неизвестном языке, на котором не смог бы изъясниться ни один человек. Не обращая внимания на раны, Покровитель Убийц прыгнул обратно на лестничную площадку.

Сжимая в руке клинок, кормирец с диким воплем бросился навстречу врагу. Перехватив стражника в полете, Ваал железной, дробящей кости хваткой поймал руку солдата, в которой тот держал меч, и одновременно вонзил пальцы свободной руки в горло кормирца. С агонизирующим солдатом в объятиях аватара опустилась на площадку и отбросила уже бездыханное тело на лестницу.

Лишь теперь Адон понял: что бы они ни предприняли, ничто не в состоянии остановить аватару. Ваал каждый раз оживлял свое тело.

Топот башмаков и громкие крики возвестили о том, что в башню прибыло подкрепление.

– Беги, Миднайт! – заорал Адон. – Нам его не убить!

Священнослужитель кинулся в свою комнату, намереваясь выбросить Камень Судьбы в окно. Ваал ухмыльнулся и повернулся к Миднайт.

– Адон! – вскричала чародейка. – Куда ты?

Она не могла поверить, что друг в минуту опасности покинет ее.

Крик чародейки привел Адона в чувство. Заботясь о каменной табличке, он совершенно позабыл о том, что Миднайт осталась беззащитной. Священнослужитель повернулся и снова поднял булаву, обнаружив, что Ваал стоит к нему спиной. Момент оказался слишком подходящим.

И тогда Адон с силой обрушил булаву на врага, ударив его по затылку. Своим ударом жрец проломил Ваалу череп. Оглушенная аватара покачнулась, и Адону показалось было, что богочеловек вот-вот рухнет бездыханным…

Но Ваал лишь поднял руку и ощупал рану – на пальцах осталась кровь. Не разворачиваясь, аватара ударила ногой по ребрам священнослужителя. Удар оказался таким сильным, что Адон отлетел в комнату и с треском приземлился на кровать, скатившись оттуда на пол. Жадно глотая воздух, священнослужитель уже не надеялся снова подняться.

Вдруг Адон почувствовал, как пол под ним слегка задрожал. Послышался резкий металлический скрежет. Откуда происходят эти странные звуки и колебания, священнослужитель не имел ни малейшего представления.

– Эй, внизу, что там случилось? – раздался сверху охрипший, полупьяный голос Келемвара.

Приподняв окровавленную голову, Ваал посмотрел на лестницу.

– Прихлопни тебя кулак Торма! – разразился проклятием Келемвар, спускаясь по лестнице тяжелыми, неверными шагами. – Ты кто таков, хотелось бы знать?

Но Ваал, видимо, не заинтересовался воином и повернулся к чародейке. Безоружная Миднайт с разрывающимся от страха сердцем стояла, крепко держась за дверь, и лихорадочно перебирала в уме возможности самозащиты.

Раздался громогласный рев, и Адон увидел летящего Келемвара, неистово размахивающего клинком. Слегка наклонясь, Ваал принял воина себе на спину, снова выпрямился, и Келемвар полетел вниз по лестнице. Воин едва успел появиться в поле зрения Адона, как тут же исчез.

Ряд глухих ударов и отборных ругательств возвестили о том, что прибывшее подкрепление кормирцев остановило падение Келемвара, а также сообщило, что помощь еще ненадолго задержится. Неимоверным усилием воли Адон заставил себя подняться. Дышать было больно, и он хватал воздух маленькими, мучительными глотками. Дверь в комнату священнослужителя располагалась как раз напротив двери Миднайт, и потому Адон видел чародейку. К ней медленно приближался Ваал.

Покровитель Убийц подходил все ближе и ближе, но Миднайт оставалась на месте. Она уже придумала, как остановить Ваала, но успех ее замысла полностью зависел от внезапности. Когда бог подошел к самому порогу комнаты, чародейка, использовав в качестве оружия дверь, толкнула тяжелую створку на врага.

Движение застало Ваала врасплох, и массивная дверь ударила его прямо по лицу. Аватара отступила на два шага, а Миднайт тем временем закрылась изнутри, задвинула засов и уперлась в дверь спиной. Хотя чародейке и не удалось надолго остановить своего противника, все же она выкроила время и могла придумать что-нибудь получше.

Ваал стоял посреди лестничной площадки и пристально изучал дверь, изливая свой гнев в виде потока гортанных ругательств.

Адон вполне понимал, как озадачила Миднайт злобного бога – неожиданный удар дверью определенно пришелся Покровителю Убийц не по вкусу. Однако Адон никак не мог взять в толк, почему Ваал сосредоточился именно на чародейке. Возможно, бог полагал, что каменная табличка находится у нее, а может, не зная о потере книги заклинаний, он попросту боялся магии Миднайт больше, чем булавы Адона. Но какова бы ни была причина, священник решил воспользоваться выгодным положением.

Задержавшись на пороге своей комнаты, Адон глянул в сторону лестницы: внизу, издавая протяжные стоны, лежали повалившиеся друг на друга восемь кормирцев и Келемвар.

Священнослужитель размахнулся булавой, как вдруг пол под ним снова затрясся и приглушенный звон металла разнесся по башне. Однако Адон, не обращая внимания на странные колебания, просто пожал плечами и приготовился атаковать.

В тот же миг Ваал ринулся вперед и ударил ногой в дверь Миднайт. Засов вырвало, и дверь распахнулась, сбив чародейку с ног.

Адон промахнулся, и булава с громким звоном врезалась в пол. Неожиданно два камня из лестничной площадки вывалились и упали вниз. Священнослужитель попятился, с удивлением разглядывая дыру в полу.

Ваал обернулся и с миной недовольства на лице взглянул на Адона. Но тут вниз рухнула вся лестничная площадка, увлекая за собой Повелителя Убийц и тело мертвого стражника. С оглушающим грохотом площадка обрушилась на пол первого этажа, а из образовавшегося колодца поднялось облако пыли.

Миднайт подползла к дверному проему и вместе с Адоном посмотрела вниз. Когда пыль рассеялась, чародейка и священнослужитель увидели лежащее среди обломков искалеченное тело Ваала. Его согнутая почти под прямым углом шея, очевидно, сломалась. Небольшое тельце во многих местах было раздавлено.

Но глаза аватары все еще оставались открытыми и смотрели на Адона пристально и мстительно-гневно. Бог сжал пальцы левой руки в кулак…

От удивления Миднайт даже раскрыла рот. Она не могла поверить в то, что аватара еще жива.

– Что же нужно сделать, чтобы убить тебя? – выкрикнул Адон.

Словно в ответ, из отверстия под дверью священнослужителя высунулась голова Проныры. Раньше там проходила опорная балка, поддерживающая чудовищный вес лестничной площадки.

– Что, даже это не помогло? – удивился хафлинг. – Во что вы меня втравили?

– Что произошло? – в ответ спросила Миднайт, по-прежнему в недоумении разглядывая обломки камней.

– Ловушка, – небрежно объяснил Проныра. – Последняя линия обороны. Лестничные площадки в этой башне устроены таким образом, чтобы их можно было обрушить на головы врагов, а тем временем ее защитники отступили бы на крышу.

Ваал подтянул одно колено к груди и присел.

– Нет, ты только посмотри! – воскликнул Адон, указывая на богочеловека.

Проныра ткнул пальцем вверх.

– За дверью есть рычаг! – крикнул хафлинг, тыча рукой в нужную сторону для пущей выразительности. – Дерни за него!

Священнослужитель заглянул за дверь. Рычаг и в самом деле оказался на том месте, куда указывал Проныра. Адон схватился за рычаг и начал тянуть на себя. Отвратительный, визжащий скрип ржавого железа наполнил комнату.

И балка – та самая, которая поддерживала лестничную площадку третьего этажа, – зашевелилась.

– Скорее же! – заорал Проныра.

Миднайт отпрянула от двери, полагая более разумным спрятаться внутри комнаты, когда сверху посыплются камни.

Адон налег на рычаг. Опорная балка начала медленно уходить в стену, и вниз полетел первый камень. Затем обрушились еще два. Затем – дюжина. Наконец рухнула вся конструкция.

Проныра снова высунулся в отверстие из-под опорной балки, а Миднайт подползла к дверному проему комнаты и посмотрела вниз. Кормирские солдаты, добравшиеся все же до второго этажа, тоже уставились на груду камней.

– Надеюсь, теперь он мертв? – спросил Проныра.

– Нет, – покачал головой Адон. – Смерть бога сопровождается значительно большими разрушениями.

– Бога?! – удивился Проныра, едва не вывалившись в отверстие.

Адон кивнул:

– Кайрик не врал. Ваал действительно преследовал нас.

Священнослужитель немного помолчал, затем указал на развалины.

– Это был он.

Облака пыли, словно в подтверждение слов Адона, рассеялись. Аватара Ваала лежала погребенная под грудой камней – лишь рука и нога торчали из-под обломков.

– Сдается мне, он все-таки мертв, – объявил Проныра.

Рука бога дернулась и откинула камень в сторону. Миднайт затаила дыхание.

– Раз мы не можем убить его, – предложила она, глядя на Адона, – тогда, может, найдется какой-нибудь способ пленить аватару?

Адон нахмурился и закрыл глаза, припоминая какое-нибудь средство, способное удержать бога. Но в конце концов священнослужитель лишь покачал головой:

– Нет. Такого способа я не знаю.

Рука тем временем откинула еще один камень.

– Все вниз! – скомандовал кормирский офицер.

– И быстрее, пока он не освободился! – добавил Келемвар, сбегая по ступенькам впереди кормирцев.

«Чтобы умереть в неравном бою», – хмуро подумал жрец.

– Может быть, нам стоит уйти? – робко предположил Проныра.

Миднайт не слышала хафлинга. С того момента, как она внесла предложение о пленении Ваала, мысли ее занимало одно: магическое заклинание, не известное ей до сего дня и не похожее на все те, что она когда-либо знала, родилось в голове чародейки. Женщина-маг удалилась вглубь комнаты и принялась шарить по карманам плаща. Вскоре она вновь появилась в дверях, держа в пальцах два комочка глины и чашку с водой. Смочив первый шарик, Миднайт раскрошила его на ладони и высыпала крошки на груду камней, под которой лежал Ваал.

– Что это ты делаешь? – поинтересовался Проныра, с интересом наблюдая за падающими кусочками глины.

– Облачаю его в камень, – спокойно объяснила Миднайт.

– Волшебство? – спросил Адон.

– Разумеется. А что, я похожа на каменщика?

– Но что если у тебя ничего не выйдет? – возразил Адон. – Ты же можешь разрушить всю башню!

Миднайт нахмурилась. Появившееся заклинание заняло все ее мысли, так что чародейка совершенно позабыла о возможной неудаче.

Ваал же не терял времени и освободился еще от нескольких камней.

– А чем мы рискуем? – наконец пожала плечами Миднайт.

Она закрыла глаза и сосредоточилась на магии. Чародейка быстро проговорила слова заклинания, сжимая в ладони остатки первого комочка глины.

Когда Миднайт открыла глаза, камни уже превратились в тягучую полупрозрачную коричневато-желтую субстанцию. Чародейка ожидала, что это будет глина, а не сосновая смола, но в конечном счете изувеченное тело Ваала все равно оказалось внутри смоляного шара. Пылающие ненавистью глаза божества сосредоточились на Миднайт, а его аватара тщетно пыталась вырваться на свободу.

Внизу уже появились Келемвар и кормирцы, но, подбежав к золотистому шару, остановились. Один из стражников попытался пронзить тягучую массу мечом, но смола заключила клинок в свои крепкие объятия и наотрез отказалась отпускать его.

– Что все это значит? – удивился сержант. – И как прикажете теперь с ним драться?

– Я бы посоветовал не делать этого вовсе, – ответил Адон. – Если, конечно, ты не придумаешь лучшего варианта.

Миднайт намочила второй глиняный комочек и начала измельчать его в крошку, которой посыпала желтоватый шар.

– И как же это называется? – спросил сержант, указывая мечом на Миднайт.

За чародейку ответил Проныра:

– Не обращай внимания. И, кстати, будь я на твоем месте, я бы отошел подальше.

Миднайт закрыла глаза и прочла еще одно заклинание, предназначенное для того, чтобы превратить липкую смолу в твердое тело. Когда чародейка закончила, золотистая масса начала твердеть. Движения аватары замедлились и через несколько секунд полностью прекратились.

Кормирский сержант постучал по желтому шару кончиком меча. Клинок зазвенел, словно дотронулся до гранита.

– Где ты такому научилась? – хмыкнул Адон.

– Это явилось мне в мыслях, – тихим и усталым голосом ответила Миднайт. – Я и сама ничего не пойму.

Внезапно чародейка почувствовала сильное головокружение – только тогда она поняла, что заклинание выжало из нее все соки.

Адон уставился на Миднайт, но тут же отвел глаза. Казалось, что девушка каждый день узнавала о магии что-то новое. Вспомнив об утрате своих магических способностей, Адон не смог справиться с легким чувством ревности.

– Держать будет? – спросил Келемвар, тыкая мечом в золотистый шар.

Адон взглянул на узилище Ваала. Смола превратилась в прозрачную, кристаллическую глыбу, внутри которой замерла аватара. Глаза божества все так же свирепо следили за Миднайт.

– Надеюсь, что да, – кивнул Адон и еще раз взглянул на измученное лицо чародейки.


3 ЧЕРНЫЕ ДУБЫ | Глубоководье | 5 ЗЕЛЕНОЕ СОЛНЦЕ