home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

ГОСТИ

Миднайт не сводила темных, бездонных, как сама ночь глаз, с тени, колыхавшейся позади торчащих вверх корней поваленной ивы. Шелестя листьями кустарника и раскачивая ветви деревьев, сильный ветер наполнял лес неясными и бесформенными силуэтами, танцующими тенями. Вверху, время от времени закрывая луну, безмолвно проносились гонимые бурей облака – небесные стражи. Густые, темные тени тащились за ними по земле, продираясь сквозь путаницу поваленных стволов.

Чародейка и два ее спутника заночевали у южной оконечности леса. Мужчины спали под устроенным между двумя деревьями небольшим навесом; оттуда доносился негромкий и глубокий, походящий на рычание волка храп Келемвара.

Миднайт, охраняя сон друзей, сидела в двадцати шагах от навеса. Наделенная стройным телом, она была обворожительной женщиной. Над ее глазами темнели линии густых, словно нарисованных кистью бровей, черные как смоль волосы были заплетены в длинную косу. Единственным изъяном Миднайт, если его можно было считать таковым, являлись легкие морщинки, которые в минуту беспокойства проступали на лбу и вокруг уголков рта.

За последние дни эти морщинки стали глубже. На борту маленькой галеры Адон, Миднайт и Келемвар отправились в порт Илипур, где намеревались подыскать какой-нибудь караван, направляющийся в Глубоководье. Но на последнем отрезке пути, когда судно шло по ровной глади внутреннего моря, называемого Драгонмор, совершенно внезапно разыгралась ужасная буря, и судно героев едва не рассыпалось в щепки. Шторм бушевал три дня, и только благодаря героическим усилиям команды, галера осталась на плаву.

Капитан галеры был с самого начала изрядно обеспокоен тем, что за ними неотступно следует зентильская трирема. Будучи человеком суеверным, он в конце концов решил, что причиной всех его бед являются странные пассажиры. Когда буря стихла, капитан немедленно повернул судно к берегу и высадил трех искателей приключений на сушу…

Из-под навеса донесся шорох, и, обернувшись, Миднайт увидела идущего к ней Адона. В правой руке жрец нес купленную у моряка булаву, в левой – седельные сумки. В одной из сумок находилась каменная табличка в фут шириной и полтора фута высотой – Камень Судьбы, добытый героями в Тантрасе.

Даже сейчас, среди ночи, песочные волосы Адона были тщательно причесаны. Несмотря на хорошее сложение, его тело выглядело хрупким; зеленые глаза сверкали каким-то необыкновенным, неповторимым блеском. Прочие черты лица Адона были почти заурядны, за исключением красного шрама, бегущего от левого глаза через всю щеку и заканчивающегося на подбородке.

Шрам стал неумолимым напоминанием о глубоком душевном расстройстве, пережитом жрецом совсем недавно. В ту ночь, когда Эо низвергнул богов, их служители повсюду в Королевствах утратили свою силу. Даже находясь в миле от почитаемого божества, жрецы напрасно взывали о чуде: мольбы оставались без ответа. Поначалу это ничуть не смутило Адона, который по своей натуре был оптимистом и продолжал верить в огневолосую Сьюн, богиню Любви и Красоты.

Но неожиданный удар вражеского клинка, нанесенный под Тилвертоном, оставил шрам не только на лице священнослужителя. Сначала Адон решил, что шрам – это наказание за некое оскорбление, месть божественной Сьюн. Шли дни, и он все больше укреплялся в своем мнении. Когда же во время битвы за Долину Теней Эльминстер оказался в затруднительном положении и Адон ничем не смог помочь древнему мудрецу, молодой жрец впал в полное отчаяние, потеряв интерес ко всему происходящему вокруг. Спустя несколько недель приступ апатии миновал, юноша снова воспрял духом – и практически утратил прежнюю фанатичную веру в Сьюн. Всю высвободившуюся преданность священнослужитель обратил на своих друзей.

– Зачем ты поднялся? – спросила Миднайт. Сильный ветер закрутил ее слова и унес вдаль.

– Разве возможно спать под такой грохот? – ответил Адон, склонившись к уху чародейки и кивнув в сторону храпящего Келемвара. – Если ты устала, я могу подменить тебя.

– Нет, нет. Еще рано, – отказалась Миднайт, снова переводя взгляд на упавшую иву.

Притаившаяся за корнями дерева тень, за которой следила Миднайт, оставалась на прежнем месте.

– Тебя что-то смущает? – поинтересовался Адон, заметив то внимание, с которым Миднайт разглядывала лежащую на земле иву. Повернув голову в ту же сторону, он также заметил неясную фигуру, укрывшуюся за путаницей корней. – Что это?

– Какая-то тень, – пожала плечами Миднайт. – Я уже давно наблюдаю за ней.

Луна, проглянув сквозь облака, залила землю серебристым светом. Теперь Миднайт ясно разглядела очертания головы и плеч.

– Похоже на человека, – шепотом заметил Адон.

– Так и есть.

– Нужно разбудить Келемвара, – глянул в сторону навеса священнослужитель.

Предложение Адона имело смысл. После Нисхождения богов магическое искусство Миднайт и Адона, как и всех тех, кто связал свою судьбу с магией, потеряло былую надежность. Даже если бы Адон продолжал верить в свою богиню, Сьюн все равно была слишком далека от него и не смогла бы помочь жрецу.

Однако Миднайт хотела, чтобы Келемвар еще немного поспал. Она не была уверена в том, что тень представляет реальную опасность. Если же все-таки это был какой-то недруг, чародейка боялась спугнуть его. Кроме того, даже и без магии они с Адоном были неплохими бойцами.

– Если понадобится, мы сможем сами постоять за себя, – возразила Миднайт. – Но мне кажется, никакой опасности нет.

Луна снова скрылась за облаками, и лес погрузился во мрак. Озадаченный ответом Миднайт, Адон покосился на мешанину из теней и корней.

– Но почему?

– Если это человек, то он не желает нам зла. Иначе он давно уже предпринял бы что-нибудь, – объяснила Миднайт. – Он не сидел бы сложа руки, наблюдая за нами.

– Да, но если бы у него были благие намерения, он давно бы уже присоединился к нам, – возразил Адон.

– Необязательно, – сказала Миднайт. – Может, он нас боится.

– Вряд ли мы похожи на грабителей, – заметил Адон. – У кого есть причины бояться нас?

Миднайт не ответила, лишь отвела глаза в сторону, избегая пристального взгляда священнослужителя. Когда Адон задал свой вопрос, ей подумалось, что эта тень может принадлежать Кайрику, их бывшему приятелю. С тех пор как вор исчез, прошло всего лишь несколько недель, однако казалось, что его нет уже несколько лет. Миднайт скучала по его грубым шуткам, неприветливости, даже по его мрачному характеру.

Поскольку Миднайт замешкалась с ответом, Адон повернулся и зашагал было обратно к навесу, но чародейка остановила его, тронув за плечо.

– Возможно, это Кайрик, – прошептала она.

Адон резко повернулся и посмотрел в лицо Миднайт.

– Кайрик?! Не может быть! – прошипел он.

– Почему? – удивилась девушка, снова взглянув на темную тень. – Та трирема, напугавшая капитана нашего судна, кажется, действительно преследовала нас.

– Но это же не значит, что Кайрик находился именно на том корабле, – возразил Адон. – Откуда он мог знать, что мы покинули Тантрас, тем более – на какое судно мы сели?

– У Кайрика свои способы, – мрачно сказала Миднайт.

Адон нахмурился и сжал рукоять булавы так, что на его пальцах побелели суставы.

– Да, и он доказал это в Тантрасе.

Двое друзей, Миднайт и Адон, взглянули на Келемвара. Воин был последним, кто видел Кайрика в Тантрасе. Какой-то головорез из зентиларов напал на Келемвара, но убить воина ему не удалось. И когда схватка закончилась, Келемвар, провожая убийцу взглядом, увидел среди многолюдной толпы Кайрика.

– Я бужу Келемвара, – заявил Адон, сняв руку Миднайт со своего плеча.

– Но он убьет Кайрика, – сказала Миднайт. В голосе ее звучала жалость к вору.

– Пусть, – ответил Адон и снова повернулся к лагерю.

– Как можешь ты так говорить?

– Он стал зентиларом, солдатом армии Бэйна, – не оборачиваясь, бросил Адон. – Или ты забыла?

Согласно слухам, Кайрик примкнул к одной из зентильских армий, пришедших штурмовать Тантрас. Присутствие Кайрика при покушении на жизнь Келемвара заставило Адона поверить слухам.

– А ты чего ждал? – хмыкнула Миднайт, все еще не уверенная в предательстве их товарища. – Кайрик – интриган. Когда ему пришлось выбирать между зентиларами Бэйна и смертью, он выбрал первое. Но это не означает, что он предал нас.

– И не означает, что он остался нам верен, – по-прежнему не оборачиваясь, возразил Адон.

Сильный порыв ветра наполнил лес треском падающих сухих веток.

– Еще недавно Кайрик был нам верным другом и надежным спутником, – продолжала Миднайт. – Или ты позабыл, что он спас нам жизнь в Долине Теней?

– Не забыл, – согласился Адон. – Но я помню и то, что Кайрик готов был отдать меня палачу, и если бы ты не пожелала взять меня с собой…

Миднайт не знала, что и ответить, ибо священнослужитель был прав. После исчезновения Эльминстера жители города собрались на суд и обвинили Адона и Миднайт в смерти старого мага. К несчастью, исчезновение Эльминстера повергло Адона в депрессию, и он оказался неспособным сказать что-то в свою защиту. Жреца и чародейку признали виновными и приговорили к смерти.

В ночь перед казнью Кайрик пришел на выручку Миднайт. Но беспомощность, проявленная Адоном на суде, вселила в вора чувство отвращения к священнослужителю, и Кайрик спас его лишь по настоянию Миднайт. Позже, когда они удирали на лодке по реке Ашабе, Кайрик обращался с Адоном словно с паршивой собакой; если вор и заговаривал со жрецом, то лишь для того, чтобы оскорбить, а однажды Кайрик даже ударил его. Миднайт неоднократно приходилось вмешиваться и защищать Адона.

Пока чародейка вспоминала то неприятное путешествие, снова выглянула луна, и ее тусклый свет разлился по лесу. Ветер немного разогнал облака, и на этот раз ночное светило задержалось на небосводе чуть дольше обычного.

Адон воспользовался удобным случаем и сердито посмотрел Миднайт в глаза.

– Я ничем не обязан Кайрику, – сказал он. – И если уж говорить начистоту, то своим освобождением из темницы Долины Теней я обязан только тебе.

– Тогда я хочу, чтобы ты вернул долг, – заявила Миднайт, ответив Адону таким же сердитым взглядом. – Ты думаешь, что Кайрик предал нас только потому, что он так ужасно обходился с тобой в прошлом?

– Ты не знаешь Кайрика так, как знает его Келе…

Подняв руку, Миднайт заставила священнослужителя замолчать.

– Так ты собираешься вернуть долг или нет? – поинтересовалась Миднайт.

– Я никогда не доверюсь Кайрику, – нахмурился Адон.

– А я и не прошу тебя об этом. – Миднайт искоса глянула в сторону тени. – Я прошу лишь о том, чтобы ты дал Кайрику шанс одуматься. Не убивай его при встрече.

Лицо Адона выдало его замешательство, и он отвернулся.

– Хорошо… но тебе никогда не уговорить Келемвара.

Миднайт с облегчением вздохнула:

– Как-нибудь справлюсь с этим. Но прежде, думаю, мне стоит выяснить, что понадобилось Кайрику.

Не дожидаясь ответа, Миднайт поползла к вывороченному из земли стволу ивы. Листья, устилавшие почву, не издавали ни малейшего шороха.

– Подожди! – прошипел Адон. – Ведь ты даже не знаешь, кто там прячется.

– Вот заодно и узнаю, – парировала Миднайт. – Если что, буди Келемвара.

Вздохнув, Адон перекинул седельные сумки через плечо и на всякий случай приготовился броситься на помощь чародейке.

Миднайт продвигалась вперед, завывание ветра приглушило храп Келемвара. Чародейка крепко сжимала кинжал, ясно осознавая, что чем дальше она отходит от своих товарищей, тем большей опасности подвергает себя. Адон сказал правду: не было никакой уверенности в том, что за сплетением корней спрятался именно Кайрик. Этим человеком запросто мог оказаться и какой-нибудь ночной грабитель, и зентильский шпион, выслеживавший их от самого Тантраса. Однако Миднайт не видела другого выхода, кроме одного – пойти и убедиться в этом самой.

Шагов через двадцать чародейка случайно наступила на сухую ветку. Послышался треск, но тень не шелохнулась. Когда же Миднайт на миг обернулась к лагерю, то увидела, что Келемвар перевернулся с боку на бок, нащупал рукоять своего меча и снова захрапел. Миднайт продолжила путь, и вскоре еще десять футов остались позади.

Внезапно ветер стих, и лес наполнился зловещей тишиной. С севера из-за деревьев раздались хруст и треск ломавшихся веток. Встревоженная, Миднайт посмотрела в сторону, откуда доносился шум. Несколько крупных фигур пробирались сквозь заросли подлеска.

– Буди Келемвара! – крикнула Миднайт Адону. – К нам кто-то идет!

Когда она снова взглянула на иву, оказалось, что тень бесследно исчезла.

В двухстах шагах к северу от места ночевки друзей тринадцать кормирских солдат – бывших патрульных отряда Огдена Наездника – медленно следовали на юг в поисках Миднайт и ее спутников. У большинства воинов не хватало ушей, пальцев, носов и даже целых кистей рук или ступней. Рваные раны покрывали тела там, где птицы и звери попытались поживиться легкой добычей. Лошади с длинными лентами оторванной шкуры и обгрызенной плотью также представляли собой не лучшее зрелище.

Вернувшись под навес, Адон ладонью прикрыл Келемвару рот и тряхнул за плечо. Бравый солдат сразу же очнулся ото сна и с силой отпихнул Адона в сторону, так что священнослужитель даже упал. Через миг, сообразив, что перед ним Адон, Келемвар помог жрецу встать, однако извиниться даже не подумал.

Внешность Келемвара была так же сурова, как и его манеры. Шестифутовый рост, крепкие мускулы и широкие плечи… Трехдневная черная щетина покрывала грубое лицо, а зеленые глаза прятались под нахмуренными бровями. Воин двигался с грацией леопарда – и это единственное, что осталось от мучительного проклятья, которое ему недавно удалось снять с себя.

– Что случилось? – поинтересовался Келемвар, протирая заспанные глаза.

– Кто-то приближается к нам с севера, – сообщил Адон, поднял седельные сумки и взял булаву. – Миднайт ничего не объяснила.

Священнослужитель ни словом не обмолвился о тени, которая могла принадлежать Кайрику. Адон обещал, что не убьет вора при встрече, а рассказать Келемвару о Кайрике означало бы то же, что и убить бывшего друга.

– А где Миднайт? – спросил Келемвар, поднимаясь на колени.

Адон повернулся и посмотрел на дерево. Но Миднайт нигде не было видно.

– Минуту назад была там, – показал священнослужитель.

Келемвар выругался и обнажил меч.

– Думаю, нам стоит поискать ее, – сказал он.

Тем временем Миднайт еще ближе подползла к приближающимся с севера фигурам, оказавшись на расстоянии каких-то ста шагов от них. Она видела силуэты только восьми всадников, но стук копыт, доносившийся из-за их спин, выдавал остальных. Первые восемь фигур медленно ехали к лагерю героев, поэтому чародейка срочно принялась искать место, где можно было бы спрятаться.

Обнаружив неподалеку большую ольху, Миднайт укрылась за ней, и Адон и Келемвар тщетно пытались отыскать чародейку. Воин обследовал упавшую иву, а Адон, остановившись на полпути от навеса к дереву, тихим голосом окликал:

– Миднайт? Миднайт, где ты? Ты в безопасности?

И хотя Миднайт прекрасно слышала Адона, она не отвечала. Всадники находились теперь всего лишь в семидесяти шагах от нее, и чародейка опасалась, что они услышат ее голос. Крепко сжимая кинжал, она молилась богам. Только бы эти всадники забрели в лес случайно… Но когда пришельцы подошли ближе, Миднайт увидела две дюжины красных, горящих во тьме глаз и поняла, что ее мольбы оказались тщетны. Она еще крепче прижалась к дереву, надеясь слиться с тенью от ствола. Пошарив по карманам плаща, Миднайт нашла все, что ей было нужно для заклинания. Чародейка боялась, что без магии этот бой им не выиграть.

Пока Миднайт готовилась к заклинанию, всадники продолжали приближаться. Первым в тусклом свете луны они заметили Адона. Двое воинов, ехавших впереди, пришпорили своих лошадей. Вторая группа из шести солдат, державшихся немного позади, рассредоточилась по лесу, надеясь выгнать Миднайт и Келемвара из их укрытий. Остальные пятеро всадников оставались в глубине леса по-прежнему скрытыми от глаз чародейки.

Двое воинов двинулись прямо на Адона, не замечая темной фигуры, затаившейся под густо разросшимся кустом в пятидесяти шагах от священнослужителя. Внезапно фигура встала на колени, подняла короткий лук и натянула тетиву. Стрела поразила одного из направлявшихся к Адону всадников прямо в горло, выбив его из седла. Воин упал на левый бок, четыре раза перекувырнулся, но тут же вскочил на ноги, держа в руке меч. С торчащей из горла стрелой он ринулся в глубь леса на поиски лучника.

Не обращая внимания на участь напарника, другой всадник приближался к Адону. Священнослужитель, увидев это, поспешно юркнул под валявшееся в десяти шагах от ивы бревно. Подняв меч, всадник свесился из седла так, что его плечо оказалось всего лишь футах в трех от земли.

Выждав, когда воин приблизится, Келемвар, скрывавшийся за корнями ивы, выскочил из-за дерева. Сверкнул меч – и голова всадника полетела под копыта лошади, а Келемвар тут же скользнул обратно в укрытие. Мысль о стреле, сразившей первого всадника, не покидала воина. Кто пустил стрелу? Это не был Адон – Келемвар все время держал его в поле зрения. Тогда Миднайт? Тоже сомнительно, поскольку воин прежде не замечал, что она настолько хорошо владеет луком.

Размышления Келемвара прервало приближение второй группы всадников. Пятеро проскакали мимо, но один остановил лошадь примерно в пяти шагах от укрытия Келемвара. Тяжелый, зловонный запах разлагающейся плоти заполнил легкие воина. Голова его закружилась, и Келемвар чуть не потерял сознание. Заметив красные глаза всадника, воин понял, с кем ему придется иметь дело.

Поглядывая на упавшую иву, всадник спешился, предусмотрительно держа коня между собой и Келемваром. Обойдя скакуна, он быстро вонзил меч в путаницу корней. Уклонившись от клинка, Келемвар нанес ответный удар, и острие меча пронзило рыхлую плоть всадника. Однако тот не обратил ни малейшего внимания на полученную рану…

Когда зомби напал на Келемвара, Адон сунул седельные сумки, а вместе с ними и Камень Судьбы в щель между землей и стволом и покинул убежище. Вскочив на ноги и размахивая булавой, он поспешил на помощь Келемвару. Первый удар священнослужителя пришелся воскресшему мертвецу по затылку и, хотя практически не причинил тому вреда, все же сбил всадника с ног. Келемвар выпрыгнул из-за корней ивы, и вместе с Адоном они изрубили мертвое тело в куски.

Пока Адон и Келемвар расправлялись с напавшим на них зомби, остальные пять всадников прочесывали лес в поисках неизвестного лучника. Женщины, которая была основной целью их задания, обнаружить пока не удалось. Предположив, что именно она и стреляла из лука, всадники решили схватить ее прежде, чем она успеет скрыться в глубине леса.

В действительности Миднайт так и стояла у того дерева, за которым спряталась еще в начале сражения. В руках чародейка держала щепотку пыли и фляжку с водой. Если бы Адон и Келемвар не справились с напавшим на них мертвецом, тогда она с помощью пыли и воды попыталась бы вызвать ледяную бурю. И тогда магический град раскрошил бы всадников на кусочки – если бы заклинание не подвело, разумеется. К счастью, Миднайт не пришлось использовать магию.

Как и Келемвар, Миднайт ломала голову, кем же был тот таинственный лучник, чья стрела сразила одного из всадников-зомби. Чародейка подозревала, что стрелял Кайрик. Но если так, то почему он не обнаружил себя еще до того, как развязалось сражение? Возможно, вор слышал все, о чем они говорили с Адоном, и потому решил не выдавать себя, пока не представится более подходящий случай.

Пока Миднайт размышляла о личности лучника, еще четверо всадников с грохотом проскакали мимо, намереваясь вступить в бой с Адоном и Келемваром. Священнослужитель вытащил из-под бревна спрятанные там седельные сумки и вместе с воином снова принялся искать Миднайт.

– Миднайт? – заорал Келемвар. – В какие владения Миркула тебя занесло?

Услышав приближающийся топот копыт, Адон и Келемвар бросились в укрытие, скользнув в гущу корней поваленной ивы, стремясь тем самым заставить всадников спешиться.

Однако прежде чем всадники добрались до них, из-за дерева выступила Миднайт. В руках она все еще держала составные части заклинания магического града.

– Келемвар! Адон! – крикнула Миднайт. – В укрытие!

Она слегка смочила пыль водой и произнесла заклинание. В тот же миг ее голова болезненно закружилась, ноги подкосились, а тело задергалось в конвульсиях. Из кончиков пальцев чародейки вылетели десять серебристых лучиков, которые в двадцати футах от всадников слились в маленькое облачко и поднялись над макушками деревьев. Мгновением позже из облака посыпались крошечные огненные шарики.

Облако, испепеляя все, что находилось под ним, плыло в сторону Келемвара и Адона. В течение нескольких секунд стена пламени разделила Миднайт и ее друзей. Заклинание дало осечку.

Когда облако приблизилось, Адон и Келемвар медленно поднялись на ноги. Услышав предупреждение Миднайт, священнослужитель и воин догадались, что она отважилась пустить в дело магию.

Четверо всадников остановились в десяти шагах от поваленной ивы и неторопливо спешились. Зомби двинулись было вперед, но, завидев огненный дождь, тут же скрылись в лесу.

– Миднайт осталась по ту сторону пламени, – сказал воин Адону. – По моему сигналу выбирайся отсюда и беги в лес. Мы обойдем пламя с двух сторон.

Священнослужителю даже не хватило времени, чтобы кивнуть Келемвару, – за корнями ивы показались зомби. Двое из них, подойдя почти вплотную, начали яростно орудовать мечами, вонзая клинки в гущу корней. Двое других попытались двинуться в обход, чтобы напасть с фланга.

Мертвецов, предпринявших обходной маневр, Келемвар взял на себя и вышел им навстречу. Адон остался на прежнем месте, не давая зомби пробраться сквозь заслон. Когда один из мертвых всадников погрузил меч в гущу корней, жрец тотчас нанес ответный удар булавой и разбил клинок вдребезги. Мертвец яростно прошипел что-то и бросился на корни, пытаясь схватить священнослужителя.

Один из нападавших ринулся на Келемвара, но воин с легкостью отразил удар, после чего ловко отсек мертвецу руку, в которой тот держал меч. Второй зомби попытался разрубить Келемвару голову, но воин, слегка наклонившись, увернулся от блеснувшего клинка и отступил.

Позади атаковавших Келемвара зомби серебристое облачко снова разразилось огненным градом. Сухой кустарник немедленно воспламенился, и оранжево-красные языки принялись лизать спины мертвецов.

– Уходим! – прогремел Келемвар и ударил ногой в грудь вооруженного зомби, отправив его прямо в пламя.

В тот же миг второй мертвец, свирепо лязгая зубами, накинулся на Келемвара. Воин обошелся с ним тоже не слишком любезно, и мертвец отправился в горящий кустарник вслед за своим напарником. Оба трупа заполыхали, однако продолжали настойчиво рваться в бой. Келемвар, убежденный, что трупы раньше превратятся в головешки, чем смогут его достать, повернулся и помчался в лес, огибая пожарище с правой стороны.

Адон с легкостью перелез через иву и последовал примеру Келемвара, обходя огненную преграду слева. Атаковавшие священнослужителя мертвецы попробовали протиснуться вслед за ним, но в тот миг огненное облако оказалось прямо над их головами, и зомби очутились в объятьях пламени.

Миднайт безуспешно пыталась разглядеть что-нибудь из происходящего по другую сторону огненного барьера. Ее руки и ноги дрожали, в висках продолжало стучать. Все же, собравшись с силами, она закричала:

– Келемвар! Адон!

Ответа не последовало, и чародейка предположила, что из-за треска пламени ее попросту никто не услышал. Она никак не могла решить, попытаться ли ей обойти пламя и отыскать Келемвара с Адоном или же остаться на прежнем месте и надеяться на то, что друзья сами проберутся к ней.

За спиной Миднайт послышался приглушенный стук копыт. Не оборачиваясь, Миднайт стремительно скользнула в тень ольхи. Мимо проследовал всадник, распространяя вокруг себя «аромат» протухшего мяса. Не сдержавшись, Миднайт зажала нос рукой.

Зомби, бывший некогда Огденом Наездником, вдруг потянул за поводья и повернул лошадь к чародейке. Конь тяжело храпел, испуская отвратительный запах, какой мог принадлежать лишь мертвому, насквозь прогнившему существу.

Миднайт выставила вперед свой кинжал, не надеясь, правда, что этим жестом может напугать кого-то. Она подумала, не прибегнуть ли снова к помощи магии, но тут же отказалась от этой мысли. Чародейка просто не успела бы произнести заклинание – всадник был слишком близко. И потом, магические чары могли и не подействовать.

Всадник обнажил меч и направил коня на Миднайт. Даже при бледном свете луны чародейка смогла рассмотреть своего противника до мелочей. Щит всадника украшал кормирский Пурпурный Дракон. На голове у зомби, отражая свет луны, тускло мерцал стальной шлем, а на груди сиял полированный, натертый маслом кожаный нагрудник. Но лицо бывшего кормирца осунулось, скулы обтянуло серой, сморщившейся кожей, а из глазницы на чародейку таращился единственный глаз.

Конь, должно быть, когда-то был великолепным скакуном, с великолепной мощной мускулатурой. Теперь же это создание походило на исчадие ада. Из ноздрей чудовища валил черный ядовитый пар; мундштук оттягивал губы назад, обнажая ряд огромных, похожих на клыки, острых зубов.

Пятясь так, чтобы не упускать Огдена из виду, Миднайт начала отступать за дерево. Зомби двинул коня прямо на чародейку, быстро сокращая разделяющее их расстояние. Миднайт даже не пыталась бежать, а только держала перед собой кинжал, нацеленный на мертвеца. Шансы на победу в схватке с зомби были невелики. Она это знала, но возможность спастись бегством представлялась куда менее вероятной.

Наконец, подъехав совсем близко, всадник наклонился, чтобы схватить чародейку. Миднайт быстро нанесла удар, оставив между ребрами мертвеца глубокую рану, однако всадника это нисколько не смутило. Холодные пальцы ухватили запястье чародейки, и, едва не вывернув ей руку, зомби оторвал Миднайт от земли и перекинул ее через спину коня.

Холодная и твердая, как гранит, рука прижала чародейку к седлу. Миднайт попыталась вырваться и еще раз ударить своего противника кинжалом, но тот держал ее крепко, и чародейка была беспомощна. Пришпорив коня, всадник послал скакуна вперед.

Обойдя пламя, Келемвар увидел, как зомби схватил Миднайт и затащил ее на коня, и тотчас со всех ног помчался на выручку чародейке.

Воскресший из мертвых скакун не успел сделать и дюжины шагов, как Келемвар настиг его. Выпрыгнув из тени, воин набросился на зомби, одним ударом вышибив из седла и Огдена, и Миднайт. Конь сменил шаг на галоп, Миднайт упала на зомби, а Келемвар свалился прямо на чародейку, но тут же вскочил, обнажая клинок.

Свободной рукой он схватил Миднайт и поставил ее на ноги. Мертвец попытался ударить Келемвара, но воин вовремя отскочил в сторону.

– Ты в порядке? – спросил Келемвар Миднайт и тут же оттолкнул ее подальше от места схватки.

– Все нормально. Что с Адоном и Камнем Судьбы? – поинтересовалась чародейка, отступая. Миднайт понимала, что сейчас Келемвар больше нуждается в пространстве, чем в той скромной помощи, которую могли оказать ему она и ее кинжал.

Келемвар не успел ответить, поскольку зомби вытащил свой меч и едва не нанес смертельный удар воину в живот. Келемвару пришлось отступить, а мертвец, воспользовавшись моментом, поднялся на ноги. Воин атаковал слева, но зомби с легкостью отразил его меч, а затем сам перешел в контратаку, нанеся серию яростных ударов.

Тем временем Адон, таща на себе сумки, в одной из которых лежала каменная табличка, успешно обошел огненную преграду. На востоке священнослужитель увидел несколько мечущихся по лесу мертвецов, тщетно пытающихся вырваться из объятий огненного облака. Жрец понял, что ему ничего не угрожает, и спокойно двинулся вперед. Однако вскоре он услышал лязг мечей…

Не вступая в бой, Миднайт с кинжалом в руке стояла неподалеку от сражающихся. Она была готова в любой момент вонзить свой клинок во врага, однако Огден двигался с удивительной быстротой и ловкостью. Чародейка даже приблизиться не могла к бессмертной твари.

Взмах меча – и мертвец отразил удар, а затем сам контратаковал, подняв меч над головой Келемвара. Воин поднырнул под клинок противника и рукоятью поразил Огдена точным ударом в челюсть. Однако мертвец словно ничего не почувствовал и продолжал наступать. Бросившись на землю, Келемвар откатился в сторону и снова вскочил на ноги, едва успев отразить следующий удар врага.

Чем дольше длилось сражение, тем отчетливее Миднайт понимала, что Келемвар теряет силы и скоро ему понадобится помощь. Вначале чародейка думала пустить в Огдена какую-нибудь магическую стрелу, но после недавней неудачи опасалась, что магия принесет больше вреда, чем пользы. Наилучшим – и наиболее опасным – выходом было всадить кинжал в спину мертвецу.

Медленно обходя противника, Миднайт заметила пробирающегося сквозь кустарник Адона. Мертвец, казалось, не видел его, и чародейка решила помочь священнослужителю остаться незамеченным. Она отошла в сторону, отвлекая внимание Огдена от Адона. А затем, когда Келемвар рубанул зомби по голове, Миднайт метнула кинжал.

Клинок попал в цель и на несколько дюймов погрузился под ребро Огдена. Зомби отбил удар Келемвара и, оглянувшись на Миднайт, злобно захрипел. Ее бросок на мгновение отвлек внимание мертвеца, что и требовалось Келемвару – воин стремительно вонзил клинок в бок противника, нанеся тому глубокую рану. Повернувшись, зомби с удвоенной силой кинулся на Келемвара. Воин едва успевал увертываться от вражеского клинка. Готовясь к очередному удару, зомби занес меч – и на этот раз Келемвар уже не смог бы уйти…

Выскочив из-за кустов, Адон нанес чудовищной силы удар булавой по ногам мертвеца, свалив Огдена на землю. Обретя равновесие, Келемвар быстро шагнул вперед и опустил клинок на кисть руки, в которой зомби держал меч. А на переносицу мертвеца обрушилась булава Адона. Меч воина поднимался и опускался на тело упавшего зомби, и через несколько мгновений Огден Наездник уже не представлял собой никакой опасности.

Еще несколько секунд Келемвар, тяжело дыша, стоял возле зловонного тела. Измученный боем, воин даже не смог поблагодарить Адона и Миднайт за оказанную ими помощь.

Адон, безразличный к благодарностям Келемвара, посчитал неразумным позволять воину отдыхать слишком долго.

– Давайте-ка убираться отсюда, – предложил он, вытаскивая кинжал чародейки из-под ребра зомби и указывая клинком в сторону леса. – Я видел там еще одного или двух всадников.

– А как же лучник, что помог нам? – поинтересовался Келемвар. – Ему может грозить опасность.

– Если зомби до сих пор его не нашли, значит, ему уже ничего не угрожает, – ответил Адон, обменявшись лукавыми взглядами с Миднайт.

– Я уверена, что этот лучник сможет сам за себя постоять, – добавила чародейка.

Миднайт и Адон подозревали, что лучником был Кайрик, а Кайрик меньше всего нуждался в какой бы то ни было помощи Келемвара.

– Сдается, вы оба что-то скрываете от меня, – нахмурился воин.

Ничего не ответив, Миднайт зашагала в лес.

– Мы поговорим об этом позже, – бросила она на ходу.


ПРОЛОГ | Глубоководье | 2 ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ