home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

КАБАНИЙ МОСТ

Четверо всадников – Кайрик, Далзель, Адон и Келемвар – остановили лошадей на гребне утеса. Спустя три непогожих дня их непрочный союз все еще сохранял силу.

Стояла безлунная ночь. Однако облака, растекавшиеся по небу, то создавая, то вновь нарушая разнообразные геометрические узоры, были освещены белым заревом, бросавшим на землю мерцающий серебристо-сумрачный свет.

Внизу поблескивали потоки Извилистых Вод. Впереди, слева от всадников, пять каменных арок соединяли берега реки: Кабаний мост. Перед ними по обе стороны дороги тянулись остатки временного городка из шатров. Огненные дорожки, несколько обуглившихся лошадиных трупов да обгорелые фундаменты двух единственных в городке постоянных строений – это все, что осталось от поселения. С двух сторон к руинам подбирался высокий кустарник, покрывавший всю пойму реки.

О том, что произошло с кочевым городком, можно было только гадать. Однако Келемвара это нисколько не интересовало. В нынешние времена – времена хаоса – могло случиться все, что угодно.

– Там крылатые лошади, – сказал Адон, указывая на двух пегасов, парящих низко в небе футах в ста к востоку от переправы.

– Тогда вперед! – грубо скомандовал Далзель, пришпоривая своего скакуна.

Десять минут назад, когда всадники заметили пегасов, между мужчинами разгорелся спор о том, насколько целесообразно следовать за крылатыми лошадьми. Победителем вышел Адон, заявив, что пегасы так же умны, как и люди, и, возможно, видели какие-нибудь следы, оставленные Ваалом и Миднайт.


Скрытые от взоров четырех всадников, объекты их поиска лежали за ближайшим из почерневших фундаментов. Связанная, с кляпом во рту, Миднайт спала, положив голову на сумку с табличкой. Ваал, сгорая от раздирающей его жажды убийства, следил за резвящимися в небе пегасами.

Вскоре противостоять искушению стало невозможно, и Покровитель Убийц решил погоняться за крылатыми лошадками. А если Миднайт, воспользовавшись его отсутствием, попытается убежать, то и пусть себе бежит. Хотя по плану Миркула чародейка должна совершить побег только близ замка Копья Драконов, Ваал не видел ничего страшного в том, чтобы позволить ей удрать раньше. Падший бог сначала хотел было прихватить каменную табличку с собой, но потом передумал. Если чародейка, проснувшись, обнаружит пропажу, она догадается, что Ваал солгал ей, когда говорил, что Камень Судьбы ничего не стоит. Кроме того, табличка только мешала бы охоте.

Раздумья бога внезапно прервались, когда неподалеку раздалось конское ржание. Пегасы продолжали парить в воздухе, но Ваал не сомневался, что неподалеку, на земле, есть кто-то еще. Покровитель Убийц беззвучно выбрался из развалин и исчез в густом кустарнике.

Минуту спустя Миднайт, уверенная в том, что Ваал ушел, открыла глаза. Она присела и вновь принялась двигать связанными кистями рук взад-вперед, растягивая кожаные шнурки. Чародейка занималась этим весь день и достигла определенного успеха, так что теперь она, возможно, сумеет освободиться от пут.

Тем временем в нескольких сотнях шагов от обгорелых развалин конь Далзеля встал на дыбы у края высохшего оврага. В высоких кустах на противоположном берегу что-то зашелестело. Зентильский лейтенант потянулся за мечом, и тут же из зарослей выпрыгнула мужская фигура. Конь снова поднялся на дыбы, брыкаясь передними копытами. Когда копыта ударили напавшего, раздался громкий хруст.

Зарычав, темная фигура схватила коня за одну из передних ног. Сначала раздался ужасный треск, затем – скрип хрящей и сухожилий. Лишившись ноги, охваченный ужасом и болью конь повалился на землю. Далзелю пришлось выпрыгнуть из седла.

Возле упавшей лошади стоял Кэй Деверелл. Впрочем, он едва ли походил на человека. Тело его разбухло, стало мягким, как тесто, а излучаемый облаками серебристый свет делал его еще уродливее и безобразнее. Поскольку о теле никто не заботился, раны и синяки покрывали его с головы до ног. Вокруг себя аватара распространяла едкий, зловонный запах.

Всадники сразу догадались, что им все-таки удалось отыскать Ваала. Вернее, это Ваал отыскал их. Сглотнув, Келемвар направил скакуна на врага и поднял меч. Ваал сжал кулак и ринулся вперед. Отпустив поводья, воин схватился освободившейся рукой за седло, чтобы можно было соскочить вниз.

С грохотом противники сшиблись, и меч Келемвара легко вошел в рыхлую плоть. Однако кулак Ваала тоже поразил свою цель. Воин выскользнул из стремени и приземлился на спину. Падение едва не вышибло из него дух.

Следующим вступил в бой с Ваалом Кайрик. Лошадь вора перескочила через Келемвара в тот самый миг, когда воин рухнул на землю. Сверкнул меч, и красное лезвие, пронзив аватару, громко зашипело. Ваал яростно заревел и повернулся к нападавшему. Своей пятерней бог Убийства ухватился за шкуру лошади и оторвал от тела животного длинную полосу плоти. В ужасе скакун вора громко заржал и забился на месте, выбросив седока из седла.

Кайрик упал, а Ваал скрылся в кустах на другой стороне оврага.

Адон двинул лошадь вперед, едва не зацепив Келемвара, когда тот попытался подняться. Копыта скакуна опустились перед носом воина, и Адон, преследуя Ваала, пустил лошадь галопом. Скакун с треском ворвался в кусты, но тут же остановился, оказавшись в зарослях непроходимого кустарника, в котором скрылся Ваал. Соскользнув по крутому склону, лошадь оступилась и сбросила Адона на дно оврага.

Когда юный священнослужитель и его спутники пришли в себя, Ваал исчез. Лошадь Кайрика ускакала. Скакуны Келемвара и Адона нервно расхаживали по дну оврага, а конь Далзеля лежал на земле и не смолкая ржал. Его левая нога была переломана, из колена торчал белый осколок кости.

Подойдя к раненому коню сзади, Далзель быстро избавил его от страданий.

– Ни одно животное не должно видеть, как его убивают, – сказал лейтенант.

– И человек тоже, – отозвался Адон.

К ним быстро присоединился Кайрик. Его глаза искрились от возбуждения, а клинок в руке горел темно-красным огнем.

– Далзель, мы пойдем по центру, – распорядился вор. – Кел, Адон, вы на фланги. Мы выгоним его оттуда.

– И что? – спросил Далзель.

Зентилар казался благоразумным, рассудительным человеком, и Келемвар никак не мог понять, почему Далзель пошел за таким, как Кайрик. За три дня совместного путешествия воин пришел к мнению, что этот зентилар вполне честен и достаточно справедлив.

– Мы обязательно прикончим Ваала! – объяснил Кайрик.

– Ты сумасшедший, – заявил Келемвар, покачивая головой.

Кайрик повернулся.

– Сумасшедший? – воскликнул он и приподнял меч, но так, чтобы это не выглядело угрозой. Он хотел лишь, чтобы Келемвар увидел клинок. – Сумасшедший?.. Возможно. Но вот этим я ранил Ваала. Вообрази, я ранил бога!

– Мы упустили его, – сказал Адон, – вот и все. Он подобрал с земли какой-то предмет и показал его остальным. Этим предметом оказалась грязная, распухшая кисть руки, отсеченная от запястья.

– Мы можем разрубить аватару бога на кусочки, но нам не удастся убить Ваала, – добавил священнослужитель.

– Это не так, – настаивал Кайрик – Я смогу уничтожить его – я чувствую это!

– Может, мы убьем Ваала, а может, и нет, – проворчал Келемвар. – Но пришли мы сюда не за этим. Мы ищем Миднайт.

– Смотрите! – указал Адон в небо. Расстилавшиеся по нему облака создали какой-то небывалый узор из бесчисленного множества правильных ромбов. Но священнослужителя взволновало иное: пегасы улетели прочь.

– Они спасаются бегством! – крикнул Адон. – Должно быть, заметили Ваала.

– Нам надо спешить, – кивнул Келемвар.

– Зачем? – спросил Далзель. – Адон только что говорил, что мы не сможем…

– У Ваала Миднайт и табличка. Он может скрыться от нас, – ответил воин.

Когда Келемвар закончил свою фразу, Кайрик почти перебрался на другую сторону оврага. Келемвар бросился за ним, и Адону с Далзелем не оставалось ничего другого, как только последовать за ними.

Преодолев овраг, спутники разбились на две группы. Левый фланг достался Далзелю с Кайриком, правый – Адону и Келемвару. В густом, разросшемся кустарнике обе группы вскоре потеряли друг друга из виду. Келемвар и Адон старались двигаться как можно бесшумнее, чтобы не выдать своего местонахождения не только Ваалу, но и Кайрику. Миднайт находилась где-то рядом. И если они обнаружат ее, Кайрик непременно нападет на воина со священником, как только чародейка окажется вне опасности.

Внезапный вопль Далзеля возвестил о том, что Покровитель Убийц обнаружен. Келемвар с Адоном немедленно поспешили на крик. Завязавшийся бой едва не захватил Келемвара врасплох. Здоровяк Далзель, поблескивая черными доспехами, пронесся в нескольких ярдах от воина. За зентильцем, уступая ему всего несколько шагов, мчался Ваал. Следом за ними бесшумно скользил Кайрик.

Келемвар бросился было за ними, но Адон тотчас остановил его.

– Пусть они сами разбираются с Ваалом, – шепнул священнослужитель. – А нам нужно отыскать Миднайт.

Совершенно неожиданно Ваал остановился и повернулся к своему преследователю, пытаясь ударить его острием кости, торчащей из запястья руки с отрубленной кистью. Затем падший бог попытался достать вора другой рукой. Кайрик чудом ушел от ударов, сделал яростный выпад мечом и попятился назад.

Заметив, что бог переключился на вора, Далзель остановился и сразу повернул назад. Двигаясь осторожно, но быстро, он приблизился к Ваалу со спины.

Бог Убийства не обращал внимания на лейтенанта и продолжал наступать на Кайрика. Все его внимание сосредоточилось на красном мече, словно только этот клинок и имел значение в битве. Вор остановился и сделал очередной выпад. Бог без труда увернулся, но за выпадом Кайрика тут же последовал удар ногой в грудь аватаре.

Ваал не упал. Ухмыльнувшись, он поймал ногу Кайрика в полете. Вспомнив о том, что сотворил Ваал с конем Далзеля, вор перевернулся и попытался высвободить ногу. К счастью, Кайрику повезло, и он, кувыркаясь, полетел на землю. Ваал усмехнулся и ринулся вперед, вовремя уйдя из-под удара Далзеля.

Решив потянуть время, Кайрик не поднялся сразу, а продолжал катиться по земле. Ваал следовал за ним, готовясь напасть, как только вор остановится.

– Им нужна помощь! – прошептал Келемвар.

– Думаешь, они бы помогли нам? – возразил Адон.

– Нет, но…

– Береги силы, – настаивал священнослужитель. – Возьмет ли верх Ваал или Кайрик – нам придется убить победителя.

Если бы Кайрик дрался с богом Убийства один на один, Келемвар, не колеблясь, согласился бы с Адоном. Вор заслуживал смерти. Однако Далзель был честен с воином и священнослужителем. Поэтому Келемвару совсем не нравилось стоять сложа руки, тогда как зентильский лейтенант рисковал жизнью.

Угадав мысли друга, Адон предложил более убедительный довод, чтобы уклониться от участия в схватке.

– Нам представилась отличная возможность спасти Миднайт, пока внимание Ваала занято Кайриком.

Келемвар вздохнул и кивнул:

– Тогда вперед.

Крадучись, Адон начал обходить место сражения.

Тем временем Миднайт удалось высвободить одну руку из кожаных пут. Услышав громкие крики, чародейка поняла, что Ваал напал на кого-то. И хотя она не имела ни малейшего представления о том, кто стал жертвой бога, Миднайт решила помочь несчастному. Она освободилась от кожаных шнурков, вытащила кляп, осторожно перекинула седельные сумки через раненое плечо и выглянула из своего убежища.

Обходя сражающихся стороной, Келемвар все же остановился, чтобы понаблюдать за ходом боя.

Далзель наконец-то настиг Ваала и со всей силы обрушил на того свой меч. Удар должен был прийтись по шее аватары.

Но Покровитель Убийц легко ушел от клинка. Бог развернулся и встретил Далзеля стремительным выпадом, вонзив острую кость обрубка глубоко в плечо солдата. Далзель завыл от боли и выронил меч, но не упал и не отступил ни на шаг. Напротив, зентилар двинулся вперед, чтобы схватиться с богом в рукопашном бою, и потянулся левой рукой к глазам аватары.

Воспользовавшись передышкой, Кайрик поднялся. Аватара снова стояла спиной к вору. Не упуская удачной возможности, Кайрик поднял меч и бросился на падшего бога, занятого поединком с Далзелем.

Адон схватил Келемвара за плечо, указывая на темную фигуру, крадущуюся к месту сражения.

– Кто это? – шепнул священнослужитель. Из-за густых кустов и тусклого света Келемвар не смог разглядеть ползущую тень и понять, кто это, хотя бы даже определить, мужчина или женщина.

– Не могу сказать, – тихо ответил воин. – Но кто бы он ни был, он интересуется происходящим.

Кайрик опустил меч с такой силой, что клинок должен был рассечь голову аватаре и застрять в ее груди. Но Ваал услышал шаги приближающегося к нему вора. Без труда вывернувшись из захвата Далзеля, Ваал отскочил в сторону, поймал руку Кайрика и, используя силу инерции вора, отшвырнул его на пять шагов в кусты.

Тем временем Далзель поднял с земли свой меч и вонзил его в грудь аватары. Ваал зарычал и ударил ногой в живот зентилара. Отлетев, Далзель с грохотом обрушился на землю.

Покровитель Убийц осторожно вынул застрявший между ребер меч, откинул его в сторону и с яростью бросился на распластавшегося на земле соперника, вонзив острую кость в горло Далзеля. Тот вскрикнул, но тут же умолк.

Мотая головой, Кайрик поднялся на ноги. Услышав крик, он понял, что Ваал прикончил лейтенанта. Хотя вор не испытывал ни горечи, ни сожаления, под сердцем у него все же возникло ощущение какой-то пустоты. Далзель был незаменимым помощником, и Кайрику будет не хватать верного слуги.

Миднайт тоже поняла, что Ваал совершил еще одно убийство. Затем она увидела, как аватара поднялась и повернулась к другой жертве. Второй соперник Ваала стоял далеко, к тому же было не так светло, и чародейка не разглядела его лица. Но, кем бы он ни был, чародейка не хотела оставлять незнакомца на милость падшего бога.

Миднайт вызвала заклинание летающей молнии. С тех пор как Миднайт удалось заточить Ваала в Отрожье, магия не раз подводила ее. Оснований, позволявших рассчитывать на успех, не было и сейчас, однако это не имело значения. Миднайт не могла помочь жертвам Ваала каким-либо иным образом, а если она ничего не предпримет, Покровитель Убийц безжалостно убьет их. Как только нужные жесты и слова пришли на ум, чародейка встала и нацелилась на аватару.

Келемвар с Адоном увидели поднявшийся силуэт и услышали женский голос, произносивший слова заклинания.

– Магия! – одновременно прошептали оба и мгновенно прижались к земле.

Миднайт закончила заклинание, и молния-стрела выстрелила из пальца чародейки. Но вдруг эта молния свернулась в клубок шипящего, брызгающего во все стороны огня, и яркий шар поднялся над зарослями кустарника, подобно крошечной молнии зависнув в воздухе позади Адона и Келемвара. Светящийся шар, словно полуденное солнце, осветил землю на сотни ярдов вокруг.

Келемвар и Адон сразу узнали темноволосую чародейку.

– Миднайт! – закричали они.

Ваал с Кайриком также заметили восход крошечного солнца, однако не поняли, что вызвало его к жизни. Шар повис как раз между ними и Миднайт. Единственное, что они видели, так это круг яркого света.

Кайрик выругался и снова сосредоточился на аватаре. Вор не догадывался, что вызвало появление огненного шара, однако знал наверняка, что без Далзеля ему не одолеть Покровителя Убийц. Кайрик не терял времени на бесполезную брань в адрес Келемвара и Адона за то, что они бросили его, – он прекрасно понимал, что ждать от них помощи не стоит.

Взглянув на миниатюрное солнце, Покровитель Убийц равнодушно повернулся к Кайрику и шагнул вперед. Вор нанес удар. Ваал с легкостью увернулся. Кайрик ударил бога ногой, надеясь сохранить дистанцию между собой и своим противником, но аватара отбила его ногу, сделала еще шаг – и твердый, как камень, кулак раздробил челюсть вора.

В ушах Кайрика зазвенело; голова закружилась. Он попытался взмахнуть мечом, но после нового удара Ваала почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Покровитель Убийц еще раз ударил вора в челюсть, затем нанес удар в живот и продолжал избивать Кайрика до тех пор, пока тот не выронил меч и не рухнул, полумертвый, на землю.

Пока Ваал занимался вором, Адон и Келемвар помчались к Миднайт. Висящий за спинами бегущих героев огненный шар своим ослепляющим светом превращал их в темные тени. Однако это не испугало Миднайт. Она узнала голоса и бросилась друзьям навстречу.

– Как вы нашли меня? – воскликнула черноволосая чародейка, повиснув на шее у Келемвара. Она развернула его так, чтобы рассмотреть его лицо в свете крошечного солнца. – Впрочем, неважно. Так здорово видеть вас обоих. Я так рада, что вы еще…

Миднайт замолчала. Она собиралась сказать «живы», но это слово напомнило ей о несчастном противнике бога Убийства. Чародейка так и не знала, кто он.

– Там кто-то сражается с Ваалом. Кто это? – спросила она, показывая через плечо в сторону поля боя.

Прищурившись, Келемвар с Адоном посмотрели в сторону сражающихся.

– Кайрик, – ответил Келемвар. – Мы пришли сюда вместе…

– Вместе? – удивилась Миднайт.

– Это долгая история, – махнул рукой Адон. – У нас нет времени для объяснений…

Миниатюрное солнце вспыхнуло ярко-белым пламенем, и его лучи кинжалами вонзились в глаза Келемвара и Адона. Затем раздался удар грома, и взрывная волна сбила их с ног.

После ослепительной вспышки заросли кустарника снова погрузились в темноту. Лишь серебристое излучение облаков-ромбов освещало землю. Ваал бросил избитого и окровавленного Кайрика и посмотрел туда, где только что сиял белый шар.

В пятидесяти шагах от бога с земли поднялась Миднайт, но двое ее друзей по-прежнему лежали, прикрыв руками глаза.

– Ты сбежала, – крикнул Ваал чародейке. – За это мне придется наказать тебя.

Ничего не ответив, Миднайт перевела взгляд с Ваала на окровавленное, избитое тело Кайрика, а затем снова взглянула на аватару. Не отводя глаз от ужасного бога, чародейка подняла с земли упавшие седельные сумки и снова перекинула их через плечо.

– Вставайте! – прошипела она своим друзьям. Но Адон и Келемвар были ослеплены взрывом белого шара и, открыв глаза, не увидели ничего, кроме сплошной белой стены.

– Я лишился зрения! – воскликнул Келемвар.

– Я… я тоже ничего не вижу, – простонал Адон.

– Тогда молчите! – резко отрубила Миднайт. – Не привлекайте к себе внимания.

Чародейке, однако, не стоило беспокоиться. Ваал сейчас думал совсем о другом. Ему не приходило в голову, что Миднайт, освободившись от плена, не бросится сразу бежать. Теперь эту женщину придется поймать снова, иначе она догадается, что Ваал специально позволил ей ускользнуть. Она может понять, чего в действительности Ваал с Миркулом добивались от нее. Падший бог зашагал к Миднайт.

– Оставайся на месте, – предупредила Миднайт.

– Отчего же? – оскалился Ваал. – Ты не в силах убить меня – пока что.

В глазах Келемвара потемнело. Возможно, его слепота была временной.

– Мы должны что-то предпринять, – прошептал Адон. Его зрение немного восстановилось, и он смог разглядеть приближающуюся к Миднайт фигуру.

– Но что? – воскликнул Келемвар.

– Вступим в бой. Может быть, Миднайт…

– Нет, у нас ничего не получится. Я до сих пор ничего не вижу!

Понимая, что Келемвар прав, Адон замолчал. Ослепленные, они не могли справиться с богом.

Тем временем Кайрик начал понемногу приходить в себя. Вор не верил в то, что остался жив, поскольку кулак Ваала был подобен молоту. Все тело Кайрика ныло от боли, и даже малейший вздох причинял мучительную пытку. Но все же вор понимал, что если он не будет действовать, то потеряет шанс заполучить Миднайт и Камень Судьбы.

Кайрик нащупал меч.

– Ты попробовал крови Ваала, – прошептал вор. – Если хочешь еще, помоги мне.

«Да, хочу и помогу тебе», – проник в мозг вора красивый женский голос.

Рукоять меча потеплела, и Кайрик почувствовал прилив возвращающихся к нему сил и энергии. Сначала вор встал на колени, затем поднялся во весь рост и поплелся следом за Покровителем Убийц.

Ваал остановился.

– Сдавайся, Миднайт, – сказал он. – И отдай мне Камень, – добавил бог, чуть подумав.

– Нет, – ответила Миднайт, отступая.

– У тебя нет ни единого шанса, – Ваал указал на распростертую фигуру Келемвара.

Миднайт снова вызвала в памяти слова и пассы, необходимые для заклинания стрелы-молнии.

– У меня много шансов, – возразила она. – И скорее всего ты умрешь.

Покровитель Убийц внимательно посмотрел на женщину, к своему неудовольствию понимая, что она и впрямь может говорить правду.

– Гибель моей аватары повлечет за собой смерть твоих друзей, а возможно, и твою тоже, – промолвил бог. – Тебе это известно.

Миднайт нахмурилась. Она вспомнила ту невероятную силу, которая высвободилась с гибелью Торма и Бэйна. А смерть Мистры сравняла с землей целый замок в Кормире. По крайней мере, на этот раз Ваал говорил правду. Чародейка не могла уничтожить бога, не погубив друзей.

Затем Миднайт увидела Кайрика, подкрадывающегося к Ваалу сзади, и красный клинок, занесенный над головой вора. Кайрик был изувечен до неузнаваемости. Миднайт даже удивилась, что вор еще может двигаться – тем более бесшумно.

– У тебя нет шанса, – повторил Покровитель Убийц.

Прежде чем Ваал успел заметить, что внимание Миднайт привлечено чем-то еще, она снова посмотрела в лицо бога.

– Я все равно уничтожу тебя, – сказала чародейка. – Что мне терять?

Всего два шага отделяли Кайрика от Ваала. Миднайт вызвала из памяти слова и пассы заклинания переноса. Чародейка решилась на этот шаг от отчаяния – она уже не помнила, когда в последний раз магия сработала как нужно. Но если заклинание даст хотя бы какой-то результат, исход может оказаться более приемлемым, нежели плен или смерть от взрыва, если атака Кайрика удастся.

Изображая улыбку, Ваал скривил разорванные губы.

– Если сделаешь так, как я приказываю, твои друзья будут жить.

Кайрик чиркнул башмаком о камень. Тревога отразилась на лице аватары, и она повернулась. Вор опустил меч и вонзил его глубоко в грудь Ваала.

– Глупец! – заорал Покровитель Убийц. Клинок налился бордовым цветом, а падший бог бешено завыл. Его рев был громче штормового ветра и таким же ужасным, как завывания привидений.

– Перед смертью я убил бога, – победоносно процедил Кайрик сквозь сжатые зубы.

И в тот же миг чародейка произнесла слова заклинания.

Ваал замолк, и его тело взорвалось. Миднайт и ее товарищи почувствовали, как земля ушла из-под их ног.


Колеблется бледно-желтое пламя. Свеча воткнута в бутылку, стоящую в центре стола из серых трухлявых досок. Расшатанный, без обивки стул стоит в мрачной, сырой комнате, спрятанной среди канализационных труб Глубоководья.

Вот печальный итог божественной славы!

Миркул поклялся, что Эо заплатит за все. Властелину Праха совсем не нравились ни скромность его теперешнего жилища, ни вынужденная необходимость скрываться от смертных. Но более всего ему не нравилось чувствовать себя пленником Королевств. За всё, за все обиды, лишения и унижения Эо и Хельм заплатят сполна.

Но следует быть осторожным. Последствия беспечности бог Смерти уже видел. Тантрас стал катастрофой, и Миркулу чудом удалось избежать участи Бэйна. Теперь бог жил среди смертных. В известной мере теперь он сам стал смертным – он мог даже погибнуть, как погибли Бэйн, Мистра и Торм.

Погибнуть! Возможно ли представить, чтобы сам бог Смерти погиб? Миркул, может, и посмеялся бы над этой мыслью, если бы она не была так печальна.

Нет, встречаться с противниками лицом к лицу не стоило. Бог Миркул должен был оставаться в укрытии, там, где враги не смогут его найти, где никто не додумается искать его. Охотясь за Миднайт и Камнем Судьбы, бог Смерти вынужден был действовать через подручных, составлять хитроумные планы и выстраивать порядок событий.

Просто убить черноволосую чародейку и забрать у нее табличку было бы делом нетрудным. Агенты и служители Властелина Праха рыскали по всему свету, и любой в конце концов сдастся перед нескончаемой вереницей засад и нападений. Однако затем прислужникам бога пришлось бы самим доставить каменную табличку в Глубоководье.

Разумеется, Миркул вовсе не собирался позволить Миднайт владеть табличкой. Бог Смерти не мог чувствовать себя защищенным, пока у него в руках не окажутся оба Камня Судьбы. Вот потому-то он и не помышлял пока об убийстве черноволосой женщины-мага. Нужно было, чтобы она добыла вторую табличку.

Ваал хотел просто схватить Миднайт с ее спутниками, а после использовать ее друзей в качестве заложников и силой заставить чародейку отправиться за вторым Камнем. Однако до сих пор Миднайт выказывала завидное мужество, и Миркул вполне допускал, что чародейка воспротивится такому грубому нажиму. Гораздо разумнее было бы воздействовать на нее обманом, заставить чародейку счесть, что поход за вторым Камнем – ее собственная идея. Чтобы осуществить задуманное, Ваал должен был пленить Миднайт, а затем позволить ей «выудить» из него сведения, касающиеся местонахождения второй таблички.

Но даже этот план не был совершенен, и бог Смерти видел его слабое место. Когда обе таблички окажутся в руках женщины, она запросто может вернуть их Хельму. Чтобы предотвратить это, Миркул наказал Ваалу предоставить чародейке возможность побега лишь близ замка Копья Драконов, где находился вход в страну мертвых.

На самом деле в замке Копья Драконов Миркул приготовил ловушку, с помощью которой надеялся получить первый Камень Судьбы. В то же время эта ловушка должна была заставить Миднайт продолжить поиски второго Камня и войти в Королевство Смерти. Но какое-нибудь непредвиденное обстоятельство может легко перечеркнуть любой, даже самый выдающийся план. Поэтому Миркул старался почаще связываться с Ваалом, чтобы следить за развитием событий.

Властелин Праха сосредоточился на пламени свечи. Язычок потрескивал, колыхался и временами ярко вспыхивал. Миркул ждал, когда пламя наконец превратится в отвратительную, распухшую голову Ваала.

Но пламя по-прежнему оставалось всего лишь пламенем.

Миркул еще раз произнес заклинание вызова, и снова ничего не произошло. Бог Смерти предположил, что заклинание не подействовало из-за магического хаоса, но тут же отбросил эту мысль. Если бы причиной неудачи действительно был магический хаос, скорее всего он проявил бы себя иначе. Вызов Миркула просто не доходил до Ваала.

А это означало лишь то, что Ваал погиб. Его аватара была разрушена, и сущность бога Убийства рассеялась по Королевствам и Уровням. Эта мысль повергла Миркула в уныние, и не только потому, что она напомнила богу о собственной смертности. Возможно, из всех богов Ваал был наиболее близок Миркулу. Ваал руководил самим процессом убийства и лишения жизни, тогда как Миркул владел теми, кто уже умер. Эта связь была неразрывна. Один едва ли мог существовать без другого.

Миркул позволил себе немного погрустить о погибшем приятеле, а затем снова обратился мыслями к осуществлению своих планов. Когда боги в последний раз связывались друг с другом, Ваал сообщил о том, что женщине известно, где находится вход в страну мертвых. Следовательно, теперь чародейка находится на пути в замок Копья Драконов. В целом все шло в соответствии с замыслом, и Властелин Праха еще мог расставить ловушку и отобрать у чародейки табличку.

Однако Миркул не испытывал радости. Если Миднайт удалось уничтожить Ваала, значит, она обладает силой, способной справиться с ловушкой Миркула, и отправится в Королевство Смерти, захватив с собой первый Камень. Затем, если поход в замок Праха закончится успехом, в руках чародейки окажутся сразу две таблички. По возвращении в Королевства ей останется лишь найти Небесную Лестницу и передать Камни Судьбы Хельму.

Если это случится, Миркулу придется расстаться с жизнью.

Вместе с Бэйном они осуществили кражу Камней Судьбы. Теперь Эо наверняка знал об этом, и Миркул сомневался в том, что, вернув краденое, сможет рассчитывать на награду. Однако Властелин Праха ничего не рассказал Ваалу об обстоятельствах кражи. Камни Судьбы не принесли бы Миркулу никакой пользы. Бог Смерти стремился заполучить их лишь для того, чтобы быть уверенным в невозможности возвращения табличек обратно на Уровни. Миркул боялся, что Эо уничтожит его, как только получит Камни Судьбы назад.

Но Властелин Праха хорошо понимал, что препятствовать возвращению Камней на Уровни удастся лишь до поры до времени. Рано или поздно Эо устанет ждать и приведет свой приговор в исполнение. Так что, если Миркул хотел выжить, ему следовало ударить первым. Поэтому Властелин Праха устроил все так, чтобы Миднайт сама невольно вернула ему вторую табличку.

Выкрав Камни Судьбы, Миркул и Бэйн разделили их между собой и спрятали в разных местах. В качестве потайного места Бэйн выбрал Тантрас, а Миркул – замок Праха, в самом сердце подземного Королевства. И чтобы каменную табличку никто не украл, бог Миркул соорудил там ловушку.

Покинув пределы Королевства Смерти вместе с табличкой, Миднайт в ту же секунду откроет путь наружу всем обитателям подземного мира, всем духам смерти. Теперь Миркулу оставалось лишь ждать, когда это произойдет. Он намеревался убить Миднайт и забрать второй Камень себе. Затем, используя тот же метод, с помощью которого он напитал силами аватару Бэйна в Тантрасе, Миркул поглотит души умерших – только на этот раз уже для собственной аватары.

И тогда бог будет готов к встрече с Эо. Миркул, однако, не был уверен в том, что, даже получив энергию миллионов душ, ему удастся достичь превосходства над Создателем Сущего. Больше всего Властелин Праха ненавидел открыто противостоять врагам, и все же этот отчаянный план был единственным шансом обратить поражение в победу.

Однако если Миднайт удастся захватить с собой в Королевство Смерти и первый Камень, план Миркула станет еще рискованнее. Когда чародейка вместе с обеими каменными табличками вернется в Королевства, отыскать ее в беспорядке, произведенном появлением жителей подземного мира, будет задачей не из легких. Миднайт может ускользнуть и передать камни Хельму.

И Миркул понимал, что крайне необходимо отобрать у чародейки табличку до того, как она спустится в подземное царство. Следовательно, нужно было принять все возможные меры и добиться, чтобы Миднайт утратила найденный в Тантрасе камень в замке Копья Драконов.


Меч остался в руке. Кайрик чувствовал его. И больше ничего. Туман застилал сознание вора, и мысли его бесцельно блуждали в этой дымке.

Кайрику казалось, что он уже мертв.

Кулак. Твердый, точно камень, кулак. Ваал, разбив Кайрику челюсть, сломав нос, переломав ребра, все же оставил работу незаконченной. Затем Кайрик припомнил, как он, невзирая на страшные раны, поднялся на ноги и вонзил меч в Покровителя Убийц.

Так завершилась жизнь божества. Аватара побелела и исчезла навсегда. Но куда закинуло Кайрика? Может быть, в Королевство Смерти?

Нет. Вор чувствовал, что жизнь еще теплится в нем. Голова его раскалывалась на куски, и страшная боль разрывала грудь при каждом вздохе. Ощущения Кайрика были такими, словно по нему прокатилось нечто очень тяжелое.

Вор открыл глаза – повсюду царила тьма. Уткнувшись лицом в снег, он лежал, по-видимому, на дороге. Рядом поднимались на ноги еще три фигуры.

– Где это мы? – спросил Адон, вглядываясь в покрытые снегом поля. Зрение уже полностью вернулось к священнослужителю.

– Надеюсь, неподалеку от Глубоководья, – устало ответила Миднайт. – Во всяком случае, я хотела именно этого.

Утомленная чародейка чувствовала тяжесть в руках и ногах. Последнее заклинание болезненно отразилось на ней.

– Но как мы сюда попали? – пробормотал Келемвар, протирая глаза. Зрение воина отчасти восстановилось, но яркие огоньки еще плясали перед глазами.

– Я перенесла нас, – сообщила чародейка. – Только не спрашивай как.

Кайрик решил не двигаться. Теперь он остался один против троих; кроме того, он вообще сомневался, что может пошевелиться, даже если попытается. Сознание вернулось к нему, и боль стала гораздо ощутимее.

Келемвар нервно усмехнулся.

– Я так рад видеть тебя снова! – сказал он, обнимая Миднайт. Их приветствие у Кабаньего моста было слишком кратким. – До сих пор не могу поверить, что ты жива!

– А почему тебя это удивляет? – поинтересовалась Миднайт, нежно обнимая воина.

Приняв строгий вид, Адон вмешался в разговор:

– После того как ты убежала…

– Я поступила правильно, – перебила священнослужителя Миднайт, вырываясь из объятий Келемвара. Она даже не думала, что снисходительный тон жреца может так вывести ее из себя. – Иначе вы оба погибли бы!

– Погибли бы? – воскликнул в сердцах Адон, пятясь. – Но ведь Ваал не…

Однако, прежде чем священнослужитель успел закончить фразу, он споткнулся о Кайрика и рухнул на землю. И только благодаря громкому удивленному крику Адона тихий стон вора остался неуслышанным. Кайрик не открыл глаз, даже не пошевелился. Он надеялся лишь на то, что ему удастся убедить противников в своей полной беспомощности.

Келемвар подошел к вору и небрежно пнул его в бок.

– Посмотрите-ка на эту кучу навоза! – прогремел воин. Он нащупал пульс на шее Кайрика. – Жив!

Вор убедился, что его рука крепко сжимает рукоять меча.

– Кайрик! – прошипел Адон, вставая и поворачиваясь к Миднайт. – Зачем ты притащила его сюда?

– Поверьте, это получилось случайно, – оправдывалась Миднайт, хмуро глядя на неподвижное тело. – И потом, вы же сами сказали, что он был с вами.

– Да, был, – ответил Келемвар. Меч воина покинул ножны. – Но обстоятельства изменились.

Кайрик приоткрыл один глаз, пытаясь собраться с силами и поднять меч.

Но между Кайриком и Келемваром встал Адон.

– Мы не можем хладнокровно зарезать его здесь.

– Что? – удивился воин. – Еще десять минут назад ты не хотел, чтобы я помог ему в бою с Ваалом.

Келемвар попытался обойти священнослужителя.

– Тогда Кайрик представлял для нас угрозу, – возразил Адон, заступая воину путь. – Теперь он беспомощен.

– Я видела, как он перерезал горло тонущему хафлингу и замучил еще одного, – сообщила Миднайт, указывая на Кайрика.

– Но мы не можем убить его, пока он не в силах защищаться, – настаивал Адон, выглядывая из-за Келемвара и обращаясь к Миднайт.

Однако чародейку было нелегко убедить.

– Кайрик заслуживает смерти.

– Мы не имеем права осуждать наших братьев, – тихо промолвил Адон, продолжая удерживать воина. – Иначе мы уподобимся арферам, которые, не колеблясь, приговорили нас с тобой к смерти.

Вспомнив об этом, Келемвар сердито свел брови и вложил меч в ножны. Во время битвы за Долину Теней Эльминстер исчез. Местные жители пришли к заключению, что мудреца убили, и обвинили в этом преступлении Адона и Миднайт. Не вызволи их Кайрик, священнослужитель и чародейка были бы казнены.

– Это совсем другое, – стояла на своем Миднайт. – Он предал нас и водил меня за нос.

Чародейка потянулась за мечом Келемвара, но воин отвел ее руку.

– Нет, – сказал он. – Адон прав.

– Если мы убьем его, – продолжал священнослужитель, показывая на обмякшее тело, – значит, мы такие же убийцы, как и он. Понимаешь?

Миднайт ненадолго задумалась, затем шагнула в сторону.

– Тогда оставим его здесь. Он все равно умрет.

Чародейка повернулась и зашагала вперед по дороге.

Келемвар посмотрел на Адона, ожидая его предложений.

– Мы не можем убить беззащитного, – промолвил священник. – Но мы и не обязаны помогать ему. Он уже не может причинить нам вреда. Теперь он остался один, и если мы поспешим, то сможем уйти на несколько миль, прежде чем он очнется. – Жрец зашагал следом за Миднайт. – Поторопись, пока она снова не исчезла.

Они быстро догнали чародейку.

– Куда мы идем? – спросил Келемвар.

Миднайт остановилась.

Кайрик, хотя и с трудом, все же разобрал ее слова. И если бы она обернулась и посмотрела на вора, то, возможно, заметила бы, что Кайрик даже чуть повернул голову, чтобы услышать ее ответ.

– Я направляюсь в замок Копья Драконов, – сообщила черноволосая чародейка, уперев руки в бока.

– Значит, мы все идем в замок Копья Драконов, – спокойно заключил Адон. – Надеюсь, нам с Келемваром больше не нужно следить за тем, чтобы ты не сбежала, а, Миднайт?

– Сами боги выступают против меня, – предупредила женщина-маг, переведя взгляд на Келемвара, а потом снова на священнослужителя. – Но вы подвергаете себя огромному риску.

– Мы рискуем еще больше, если ты останешься одна, – возразил Адон, расплываясь в улыбке.

Келемвар взял Миднайт под локоть и повернул чародейку так, чтобы видеть ее глаза.

– Плевать на богов, – твердо сказал он. – Я с тобой, Миднайт.

Преданность друзей согрела чародейку, однако она еще не была готова принять их предложение. Обращаясь к друзьям, она не сводила глаз с воина:

– Дело ваше, но, прежде чем принять решение, выслушайте меня внимательно. Где-то под замком находится путь в Королевство Смерти.

– Что, он ведет прямо в Глубоководье? – недоверчиво воскликнул Келемвар, подумав о знаменитом городском кладбище, которое носило название «Город Мертвых».

– Нет-нет. Я говорю о настоящем Королевстве Смерти, – уточнила чародейка и взглянула на Адона. – Второй Камень находится в замке Миркула.

Келемвар и Адон молча уставились друг на друга, не веря своим ушам.

– Только не чувствуйте себя изменниками, решив отправиться по домам, – продолжала Миднайт, приняв их удивление за нерешительность. Чародейка осторожно высвободила свой локоть из пальцев Келемвара. – Я действительно считаю, что вам не стоит идти.

– А я считаю, что решать здесь будем мы, – хмыкнул Адон, приходя в себя.

– Да! И ты от нас так просто не отделаешься, – добавил Келемвар, снова взяв Миднайт за руку.

Теперь настала пора удивляться Миднайт. Она и надеяться не смела, что Келемвар с Адоном захотят сопровождать ее. Но только что они сами заявили о своем желании, и чародейка сразу почувствовала себя менее одинокой. Миднайт бросилась в объятия Келемвара и одарила воина долгим и страстным поцелуем.


9 ПЛОХАЯ КОМПАНИЯ | Глубоководье | 11 ЗАМОК КОПЬЯ ДРАКОНОВ