home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

ПЛОХАЯ КОМПАНИЯ

Тропинка сворачивала на юг и бежала вдоль подножия пологих холмов. На разбросанных по пыльной земле пучках жухлой травы солнце зажигало золотистые блестки. Красноватые скалы, обрамляющие склоны холмов, сверкали в лучах бодрящего утреннего света.

Совершенно неожиданно и беспричинно одна из скал вдруг вспыхнула огнем, несколько минут ярко горела, после чего раскололась. Горящие камни покатились по склону холма, поджигая попадавшуюся на их пути сухую траву.

Не обращая внимания на загадочный огнепад, Ваал, чьей новой аватарой стало истерзанное тело Кэя Деверелла, упорно скакал в глубь холмов. И хотя самовоспламенившаяся скала напугала чародейку, у Миднайт не было ни энергии, ни сил, чтобы сопротивляться. Она словно находилась во сне и почти бредила от боли. Губа и подбородок до сих пор горели в тех местах, где Ваал коснулся ее своими пальцами, а тело, которое чуть не переломил бог Убийства, все болело и пылало. Лошади взбирались по склону холма, а Миднайт лишь беспомощно раскачивалась в седле взад-вперед. Совершенно измотанная и лишенная присутствия духа, она не падала только потому, что упасть было невозможно: руки чародейки Ваал привязал к седлу, а ноги – к стременам.

Миднайт никогда не поверила бы, что человек способен вынести столько страданий, однако за последние тридцать часов уже не раз могла убедиться в обратном. Связав Миднайт, Ваал заткнул ей рот, и потому ни о каких заклинаниях не могло быть и речи. Затем бог усадил чародейку на заранее приготовленную лошадь, вскочил на свою и умчался вместе с добычей.

Не снижая скорости, Покровитель Убийц скакал весь день и всю ночь. Ни разу он не остановился, чтобы передохнуть, и никаких объяснений не давал. Миднайт опасалась, что от постоянной тряски ее кости просто рассыплются, если, конечно, лошади раньше не околеют. Подтверждая усталость, лошадь, на которой скакала чародейка, задела копытом камень и споткнулась. Чтобы удержать равновесие, Миднайт наклонилась влево. Седельная сумка с каменной табличкой, все еще висевшая на плече чародейки, больно ударила ее по позвоночнику.

Миднайт застонала. Похитив чародейку, Ваал не стал забирать у женщины сумку, а просто пристегнул ее кожаным ремнем к телу Миднайт. Сумка натирала плечо чародейки, из появившейся раны сочилась теплая кровь и, щекоча кожу, струйками стекала по спине.

Ваал остановился и повернулся к чародейке лицом.

– Чего тебе нужно? – спросил он.

С кляпом во рту Миднайт говорить не могла и потому вместо ответа просто помотала головой.

Жестокий бог поморщился и продолжил путь.

Миднайт с облегчением вздохнула. Невзирая на боль в плече, она не хотела, чтобы Ваал забрал у нее седельную сумку. Чародейка все еще надеялась сбежать и хотела, чтобы Камень Судьбы был при ней, когда такая возможность выдастся.

Вот только Миднайт не знала, что станет делать, если ей и впрямь удастся сбежать. Если она не обезвредит Ваала, что было наиболее вероятно, он снова бросится в погоню. Чародейка попыталась представить, как бы поступил на ее месте Келемвар. Воин, безусловно, не раз бывал в плену и, конечно же, знал, как устроить побег. Даже Адон нашел бы какой-нибудь выход. Он изучал богов и наверняка знал о слабых сторонах Ваала.

Миднайт так хотелось, чтобы ее друзья сейчас были рядом. За всю свою жизнь она не испытывала большего страха и одиночества. Однако, несмотря на недостаток в друзьях и советах, чародейка не жалела о том, что покинула своих спутников. Ведь Ваал мог убить их. А если бы погиб Келемвар, Миднайт, возможно, вообще не нашла бы в себе силы продолжить борьбу. Чародейка не могла допустить подобного исхода.

Она ругала себя за то, что попыталась помочь хафлингам. В результате и Камень Судьбы оказался в опасности, и вряд ли ей удалось спасти хотя бы одну жизнь. Подумав так, Миднайт тут же сообразила, что ничего не изменилось бы, брось она уцелевших хафлингов на произвол судьбы. Ваал все равно настиг бы ее. Просто неосторожность Миднайт облегчила его задачу.

Внезапно Покровитель Убийц остановил лошадей. Они достигли вершины холма, откуда открывался обзор на десятки миль вокруг. Далеко позади, милях в пятнадцати, расстилаясь в сторону юга, пестрел оранжево-красный ковер – тот самый лес, который ночью тянулся вдоль левой стороны дороги.

Ваал спешился, снял со своего коня поводья и оставил животное пастись.

– Лошадям нужен отдых, – прорычал бог, отвязывая Миднайт. В местах прикосновений аватары кожа чародейки сразу краснела, как от ожога. – Слезай.

Миднайт охотно повиновалась. Как только ее ноги коснулись земли, Ваал схватил чародейку за запястье. Жгучая боль охватила всю ее руку до самого плеча. Миднайт не выдержала, и отчаянный стон вырвался из ее груди.

– Не пытайся бежать, – прохрипел Ваал. – Я очень силен, а ты слаба.

Падший бог, полагая, что добился желаемого результата, отпустил руку чародейки.

Боль привела ее в чувство. Миднайт тут же вынула кляп изо рта и уже было решила воспользоваться своей свободой, чтобы прибегнуть к магии, однако быстро отказалась от этой затеи. Развязав Миднайт и позволив ей вытащить кляп, бог Убийства, несомненно, приготовился отразить всякое нападение.

– Чего ты добиваешься? – откашлявшись, спросила чародейка.

Ваал только пристально посмотрел на нее, ничего не ответив. Лицо аватары – бывшее лицо лорда Деверелла – было бледным и болезненно-желтым. Глаза запали, а кожа натянулась на костях, словно на барабане.

– Держи руки вместе. Вот так, – велел Ваал, смыкая ладони.

Миднайт на мгновение заколебалась, но все же решила сделать, как ей велели. Совершенно выбившаяся из сил чародейка не могла спорить; к тому же подобие послушания заставит Ваала поверить в то, что она потеряла всякую надежду.

– Чего ты добиваешься? – сложив ладони, повторила Миднайт.

Ваал достал кожаный шнурок.

– Тебя, – сказал он.

Такой ответ совсем не удивил чародейку. Попав в лапы Покровителя Убийц, она сначала подумала, что богу нужна только табличка. Однако он не убил Миднайт, и та начала подозревать, что бог преследует несколько иные цели.

– Меня? Зачем?

Обдумывая ответ, Ваал связал вместе большие пальцы чародейки.

– Ты убьешь Хельма, – наконец ответил бог. Он произнес слова очень быстро и тихо – Миднайт даже решила, что ослышалась.

– Убью Хельма? – уточнила она. – Я правильно поняла?

Бог Убийства связал чародейке мизинцы, а затем проделал то же самое с остальными пальцами на ее руках. Было совершенно очевидно, что он вяжет ей руки, чтобы Миднайт не могла выполнить пассы, требующиеся для заклинания.

– Да, убьешь Хельма, – подтвердил Ваал.

– Но я не могу убить бога! – закричала Миднайт.

– Ты убила Торма, – проворчал бог. – И Бэйна.

Ваал крепко затянул шнурок.

– Я только позвонила в Колокол Эйлина Аттрикуса, и больше ничего! Я спасла Тантрас. Бэйн и Торм сами убили друг друга.

– Зачем такая скромность? – хмыкнул Ваал, закончил связывать руки Миднайт и отошел в сторону. – Бог Миркул единственный, кто сожалеет о смерти Черного Властелина. После того как Бэйн уничтожил моих головорезов, я просто счастлив был увидеть, как он умирает.

– Но я не убивала его… как не убивала Торма. И я не могу убить Хельма!

Настаивая на этом, Миднайт яростно жестикулировала. Заблуждение Ваала одновременно и злило, и пугало ее. Падший бог совершил ужасную ошибку, если схватил чародейку, рассчитывая на то, что она уничтожит Хельма.

– Это сделал колокол! – настаивала Миднайт.

Ваал пожал плечами и снял седло с ее лошади.

– Это одно и то же. Никому, кроме тебя, не удалось позвонить в колокол. Теперь ты убьешь Хельма.

– Даже если бы я могла, – ответила Миднайт, выбирая место, чтобы присесть, – я бы не совершила убийства. Знай это.

– Ты ошибаешься, – резко возразил Ваал и бросил седло на землю рядом с собой. – Ты будешь делать то, что прикажут.

– Почему ты так думаешь? – удивилась Миднайт.

Ваал упомянул бога Миркула как своего союзника, и в чародейке взыграло любопытство. Она решила извлечь пользу из плена и выведать у Покровителя Убийц как можно больше.

– Потому что ты ушла от своих друзей, – сообщил бог, буравя чародейку пристальным взглядом, – и мы знаем, как дороги они тебе.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты не понимаешь очевидных вещей?

– Келемвар и Адон больше не участвуют в этом, – выпалила чародейка, чувствуя, как внутри нее растет страх.

– Нам это известно, – вздохнул Ваал, присаживаясь на корточки, чтобы стреножить лошадь Миднайт. – И с ними ничего не случится, если, конечно, ты будешь делать все так, как хотим этого мы.

– Но я не могу! – закричала Миднайт, вскакивая на ноги. – Я не обладаю достаточной силой. Ты, кого называют богом, – неужели ты не можешь понять такую простую вещь?

Ваал уставился на чародейку черными угольками мертвых глаз.

– У тебя есть сила. Просто ты еще не знаешь, как ею пользоваться. Поэтому тебе нужны Миркул и я.

– Вы нужны мне?! – воскликнула Миднайт.

При одной только мысли о том, что ей «требуются» помощники вроде Покровителя Убийц и Властелина Праха, мурашки пробежали по спине чародейки.

– Думаешь, легко обладать могуществом бога? – спросил Ваал, шагая к Миднайт. – Без нас ты сгоришь. Богиня Магии была очень сильна, когда передавала тебе свою мощь.

– Могущество бога? – не поняла Миднайт, но вдруг вспомнила ночь, когда она, упав духом, воззвала к богине Мистре, – ту самую ночь Нисхождения. Именно тогда жизнь Миднайт переменилась, а Королевства погрузились в невиданный хаос.

Чародейка давно начала подозревать, что сила Мистры перешла к ней, а в последние дни это подозрение лишь усилилось. Характер магии Миднайт менялся. Сначала чародейка приписывала его изменения всеобщему беспорядку, поразившему Королевства, однако со временем все труднее было не замечать очевидных фактов: ее власть над магией возрастала; пропала надобность в магической книге; и, наконец, чародейка могла теперь пользоваться заклинаниями, которых не знала прежде.

Однако одно дело предполагать, и совсем другое – знать правду. Сообщение Покровителя Убийц до того ошеломило и напугало чародейку, что она просто не могла поверить в происходящее.

Ваал воспользовался потрясением Миднайт, чтобы надавить на нее.

– При изгнании наш господин лишил нас силы. Теперь ты единственная, кто может справиться с Хельмом. – Бог Убийства отвернулся и взглянул на небо. – И если нам суждено вернуться на Уровни, тебе придется убить бога Стражей.

– Не проще ли вернуть Хельму Камни Судьбы? – поинтересовалась Миднайт у стоящего к ней спиной Ваала. – Разве Владыка Эо не позволит богам вернуться на Уровни, когда получит назад свои таблички?

Ваал повернулся. Его глаза сверкали от гнева.

– Ты думаешь, мы испытываем наслаждение оттого, что загнаны в этот ничтожный мирок? В один миг мы вернули бы Камни, будь это возможно.

Миднайт сама не знала, верить ли Покровителю Убийц. Насколько ей было известно, боги сейчас дрались за право вернуть таблички – кто найдет их, тот и получит благосклонность Эо. Но слова Ваала дали ей повод к сомнению.

– Ты говоришь, что вернуть Камни невозможно? – спросила чародейка.

Бог указал на сумку, висящую на плече Миднайт.

– Знаешь, почему Камень Судьбы до сих пор у тебя? Да потому, что в нем нет никакой пользы.

– Не может быть! – удивилась Миднайт, чувствуя, как сердце затрепетало в ее груди.

– Нам не достать второй Камень, – объяснил Ваал, грозно взмахнув рукой. – А без него Хельм не пропустит нас на Уровни. Вот почему ты должна убить бога.

– Тогда где же второй Камень? Его уничтожили?

Усмешка искривила губы Ваала.

– Да, если можно так выразиться. Он спрятан в замке Праха – в Королевстве Смерти Миркула. – Ваал указал на землю. – И он останется там до тех пор, пока мы не покинем Королевства.

– Если известно, где находится Камень, почему вы… – Миднайт замолчала, поняв, что задает глупый вопрос. Боги изгнаны с Уровней, и Королевство Смерти, несомненно, закрыто для них, поскольку находится в Гадесе – в обиталище душ умерших.

Ваал дал Миднайт немного времени, чтобы она могла обдумать то, что услышала.

– Теперь понимаешь? – спросил бог. – Мы на одной стороне: боги хотят возвратиться на Уровни, а ты хочешь, чтобы мы убрались из Королевств. Но чтобы это произошло, тебе нужно убить Хельма. Уяснила?

Миднайт ответила не сразу. Раз она в состоянии уничтожить Хельма, значит, решила чародейка, она может добыть недостающую табличку из замка Праха. Но, несмотря на то, что Ваал заявлял о желании вернуть Камни, чародейка все же не хотела поверять ему свои соображения. Даже проведя тридцать часов в седле, она не настолько поглупела, чтобы всецело доверять словам Покровителя Убийц.

Кроме того, чтобы задуманный план претворился в жизнь, Миднайт нуждалась в дополнительной информации.

– Если убийство Хельма послужит спасению Королевств, то я согласна, – солгала Миднайт. Она собиралась разузнать побольше, и потому было необходимо, чтобы Ваал поверил в то, что смог убедить чародейку. – Но прежде ты должен ответить на несколько вопросов. Вы попытались сделать все, что возможно?

– О да, мы сделали все, что было в наших силах, – ответил Ваал, усаживаясь на снятое с коня седло.

Миднайт была уверена в том, что падшее божество говорит неправду, однако притворилась, будто верит ему.

– Путь на Уровни закрыт лишь для богов. Но смертный мог бы отправиться в Королевство Смерти и вернуть Камень. Почему вы не послали туда смертного?

Ваал оторопел – всего на долю секунды, однако и этого времени хватило, чтобы Миднайт заметила удивление бога.

– Это не так просто, как ты думаешь, – промолвил он.

Изумление Ваала не осталось незамеченным, но Миднайт не знала, что явилось его причиной. Она сомневалась в том, что ни бог Убийства, ни бог Смерти не додумались до такой простой вещи.

– Ты не ответил на вопрос, – настаивала Миднайт. – Почему вы не послали за Камнем Судьбы смертного? Наверняка существуют пути, по которым человек может достичь подземной страны.

– Пути есть, – согласился Ваал.

– Какие? – продолжала расспрашивать Миднайт. Она расположилась перед Ваалом, усевшись на свое седло.

Бог Убийства скривил лицо, ранее принадлежавшее Девереллу, и изобразил на нем язвительную усмешку.

– Смертный может погибнуть там, – сказал он.

Миднайт нахмурилась. Подобный ответ не устраивал ее.

– Угрожая смертью Келемвару и Адону, ты можешь попытаться заставить меня сотрудничать, но не сможешь довериться мне, пока не ответишь на мои вопросы. Так почему же вы не послали туда смертного?

Грозный взгляд бога долго блуждал по лицу чародейки. Наконец Ваал отвел глаза и заговорил:

– Мы пытались. Бог Миркул уже больше десяти раз посылал в замок Копья Драконов своих преданнейших священнослужителей и…

– Замок Копья Драконов? – вмешалась Миднайт. Насколько ей было известно, этот замок представлял собой не более чем груду заброшенных развалин на пути в Глубоководье.

– Он самый, – подтвердил Ваал, кивая. – Под ним находится… – Бог замолчал, как будто хотел подыскать более точные слова. – Находится проход из этого мира в Королевство Смерти.

– Тогда почему же второй Камень до сих пор не у вас? – поинтересовалась Миднайт.

Упомянув о замке Копья Драконов, Ваал уже сообщил ей то, что она так хотела узнать, а именно: где находится вход в подземное царство. И если чародейка станет добиваться подробностей, бог Убийства скоро поймет свою ошибку.

Ваал пожал плечами и посмотрел в сторону:

– Смертные входят туда, но не возвращаются обратно. Королевство Смерти – не совсем подходящее место для живых.

– В каком смысле? – не поняла Миднайт, пытаясь поудобнее устроиться в седле. – Жрецы бога Миркула наверняка…

– Хватит об этом! – вспылил Ваал, вдруг вскочив на ноги и придя в ярость. – Ты поможешь нам, Миднайт… или твои друзья пострадают из-за твоей глупости и упрямства.

Изображая возмущение и недовольство, Миднайт лишь окинула бога пристальным взглядом, но ничего не сказала. По внезапному гневу Ваала она поняла, что задавала один и тот же вопрос слишком часто.

Покровитель Убийц указал на землю.

– Выспись, пока есть время, – прорычал он. – Мы отправимся в путь, как только лошади отдохнут.

С этими словами Ваал отвернулся – на его губах заиграла довольная улыбка. До сих пор все шло так, как предсказывал Миркул.


Келемвар внимательно разглядывал лес, тянущийся вдоль левого края дороги. С ржаво-коричневых сучков свисали десятки черных беличьих теней, неистово стрекоча над каким-то темным предметом, притаившимся в подлеске. На глазах у воина одна из белок спрыгнула с дерева и выскочила из леса на середину пыльной дороги. У зверька были пушистый хвостик, крошечные кисточки на ушках и глазки как черные бусинки. Желтые лучи утреннего солнца падали на маленькое существо, но темный мех поглощал свет, и грызун скорее походил на крошечного демона, чем на белку.

Келемвар направил скакуна прямо на зверька, но белка осталась на месте, рассматривая воина и его лошадь хищными глазками.

– Странные создания, – заметил Адон.

– Да, они выглядят неестественными, – согласился Келемвар.

Внезапно в лесу раздался громкий треск сухой ветки. Вся беличья стая злобно загалдела и спрыгнула с деревьев на землю. Атакованный зверьками неизвестный тотчас поднялся на ноги и с громкими воплями бросился бежать. Ни Келемвар, ни Адон не успели рассмотреть беглеца, и потому нельзя было сказать, кто это был: охотник или кто-то еще, имевший куда менее благородную причину прятаться под пологом леса.

– Слишком уж они гадкие, – добавил Келемвар, указывая на белок.

Воин надеялся, что Адон не станет настаивать на погоне за неизвестным. Расспрашивать незнакомцев вошло у священнослужителя в привычку, и это начало раздражать Келемвара. Двадцать четыре часа назад неподалеку от брода в Захолмье герои наткнулись на лошадь чародейки. Кроме того, они обнаружили там около сорока мертвых хафлингов и следы ужасной расправы, учиненной над маленькими человечками у западной стены постоялого двора. И хотя герои были не вполне уверены в правильности своих выводов, Келемвар и Адон все же решили, что Миднайт угодила в лапы Кайрика.

С этого времени герои, не слезая с лошадей, останавливались возле каждого лагерного костра, встречавшегося на пути. Подобная система поисков врагов уже утомила Келемвара: с каждым часом расстояние между ними и Кайриком становилось все больше, пока Адон попусту тратил время, беспокоя честных торговцев.

Однако Адон был совершенно уверен в том, что в конце концов они настигнут вора.

– Давай за этим человеком! – крикнул Адон. Однако Келемвар не двинулся с места.

– Хватит тратить время даром! Кайрик ушел далеко вперед, и мы не догоним его, гоняясь за дровосеками.

– За дровосеками?! – воскликнул Адон. – Что делают дровосеки в такой дали от города?

– Хорошо, – согласился Келемвар, – тогда за охотниками.

– Значит, ты абсолютно уверен, что это не часовой Кайрика?

– Нет, – покачал головой Келемвар. – Но…

– Тогда мы должны последовать за ним.

– Зачем? – настаивал на своем воин. – Мы же не можем заглядывать под каждый камень в поисках Кайрика. Мы потеряем его навсегда, если будем продолжать поиски в том же духе!

Адон признал довод Келемвара разумным, однако продолжал считать, что беглец не был ни дровосеком, ни охотником.

– Ладно. Но, поверь мне, охотники не устраивают засад у дорог.

Келемвар вздохнул. В последнее время спорить с Адоном становилось все труднее и труднее. Настороженно поглядывая на белок, воин пришпорил скакуна. Большой конь с легкостью пробился сквозь заросли. С десяток грызунов немедленно соскочили с деревьев и набросились на всадника и его коня, вцепившись в незваных гостей зубами и когтями. Однако конь, не обращая на белок внимания, мчался вперед, тогда как его хозяин, ругаясь, отдирал зверьков от себя. Отделавшись от белок, воин и его конь вскоре очутились глубоко в лесу, среди многоцветного мира теней и осенних красок.

Адон скакал позади, бранясь и срывая с себя черных грызунов.

Преследуемого человека нигде не было видно.

– Что теперь? – поинтересовался Келемвар.

– Мы спорили слишком долго. Он ушел, – ответил Адон, бросая последнюю белку на землю.

Слева от Келемвара послышался приглушенный топот копыт. Воин повернул коня влево, рукой маня Адона за собой. Чем раньше они догонят беглеца, тем скорее священнослужитель убедится в своей ошибке и тем быстрее они смогут вернуться к поискам Миднайт.

Скача через лес, Келемвар все время смотрел на землю. Уже несколько минут спустя он остановился. Нигде не было видно ни отпечатков копыт, ни вывороченных комков земли, ни только что сломанных веток, по которым Келемвар мог бы отыскать след беглеца.

– Куда ж он подевался? – удивился Адон. Призывая своего приятеля замолчать, Келемвар поднес палец к губам, затем прислушался. Конский топот стих. Зато воин услышал нечто иное – далеко в лесу раздалось ржание лошади.

Келемвар повернул коня на звук и медленно тронулся с места.

– Следуй за мной… только тихо, – прошипел воин. Через минуту до его ушей донеслись негромкие голоса. Келемвар спешился, передал поводья Адону и, обнажив меч, крадучись начал пробираться сквозь пышные заросли подлеска. Воину пришлось двигаться медленно и осторожно, поскольку бесшумно ступать по устилающему землю ковру из сухих веток и листьев было почти невозможно.

В скором времени Келемвар подкрался к краю небольшой полянки, где неизвестный всадник в зентильских доспехах держал поводья храпящей лошади. Рядом стоял огромный чернобородый мужчина. Позади лошади стоял еще один, а в ста шагах справа от этой троицы на земле спали семеро зентиларов; их доспехи лежали поблизости, аккуратно сложенные в одну кучу.

Адон был прав. Незнакомец, прятавшийся у дороги, действительно оказался часовым.

– Ты уверен, что за тобой не было погони? – спросил бородатый зентилар.

– Уверен, – ответил дозорный.

– Нам не нужны случайности, Далзель, – донесся голос третьего зентилара, заслоненного лошадью. – Келемвар хотя и глупец, но кое на что все же способен.

Голос принадлежал Кайрику.

Гнев и волнение наполнили сердце Келемвара.

– Глупец! – пробормотал он себе под нос. – Мы еще поглядим, кто глупец, когда мой меч окажется в твоей глотке.

Однако воин не видел Миднайт, и это удерживало его от немедленного нападения. Келемвару не хотелось подвергать опасности жизнь чародейки, идя на поводу у жажды отмщения.

– Буди людей! – приказал Кайрик Далзелю.

– Но они спят не больше трех часов, – возразил лейтенант.

– Буди! – резко повторил Кайрик. – А ты скачи назад и убедись, что эти двое не погнались за тобой, – добавил вор, повернувшись к часовому.

Когда Далзель и часовой отправились исполнять приказы, Келемвару пришлось покинуть укрытие и поспешить назад. Он хотел добраться до Адона раньше, чем это сделает дозорный. Но могучий воин не привык красться среди кустов и на обратном пути зацепил-таки ножнами меча за ветку куста. Ветка громко зашелестела. Келемвар беззвучно выругался и застыл на месте, надеясь, что ни Кайрик, ни его люди не услышат шума.

Однако и Кайрик, и Далзель, и зентилар остановились и посмотрели в ту сторону, откуда донесся звук.

Келемвар понял, что выбор у него невелик: либо атаковать, либо отступить. Воин решил поступить так, как поступал всегда: он выпрыгнул из-за кустов и ринулся в бой. Неожиданным нападением Келемвар застиг противников врасплох.

Первым, кто оказался на пути у воина, был Далзель. Его клинок еще не успел покинуть ножен, а воин уже сделал яростный выпад в незащищенный бок рослого зентилара. Но Далзель шагнул вперед и отбил нападение, ударив кулаком по локтю Келемвара.

Лейтенант едва не выбил меч из руки воина. Далзель попытался было схватить Келемвара за запястье, но воин оттолкнул его и отступил. Это позволило зентилару вытащить меч, но и Келемвар тоже смог вновь пойти в атаку.

Все произошло так быстро, что Кайрик и часовой просто не успели отреагировать. И если бы Далзель промедлил, Келемвар прикончил бы всех троих прежде, чем они успели бы достать свои клинки. Однако удачная возможность была упущена: Кайрик и часовой обнажили мечи.

Келемвар окинул противников взглядом. Хотя подобная манера ведения боя была ему несвойственна, все же воин понимал, что биться сейчас придется внимательно и осторожно. Далзель поднял меч и занял оборонительную позицию, побуждая Келемвара нанести удар первым. Однако тот не попался на приманку. У него не было никакого желания подходить к черноволосому здоровяку ближе, чем на расстояние вытянутой руки.

Пока Келемвар и Далзель стояли, таращась друг на друга, Кайрик вышел из-за лошади часового и приблизился к воину и лейтенанту, оставаясь недосягаемым для вражеского меча Часовой тоже не мешкал и, зайдя справа, остановился, забыв об осторожности, слишком близко от Келемвара.

– Кел, дружище! – заговорил Кайрик. – Познакомься, это Далзель. Будь он один, возможно, ты бы и справился с ним. Но с тремя…

Пока Кайрик похвалялся, Келемвар немного уравновесил их силы. Клинок воина внезапно сверкнул в воздухе – и в животе часового осталась глубокая рана. С диким воплем зентилар пошатнулся и рухнул на землю.

– С двумя, – поправил Келемвар, снова занимая оборонительную позицию.

Пронзительный крик раненого часового донесся до Адона, оставшегося с лошадьми. Намотав поводья коня Келемвара на ветку, священнослужитель поднял булаву и направил своего скакуна в заросли подлеска.

Тень досады промелькнула по лицу Далзеля. Он понял, что Келемвар действительно опасный боец. Было бы лучше, если бы Кайрик не влезал в драку, предоставив сделать все лейтенанту. Но зентилар не осмелился сказать об этом вслух. Кайрик был слишком тщеславен, чтобы согласиться на подобное предложение. Краем глаза Келемвар заметил, что семеро спавших солдат проснулись. Они уже натягивали шлемы и разбирали оружие.

– Прежде чем я убью тебя, скажи, где Миднайт, – обратился воин к Кайрику, не теряя бдительности и держа Далзеля в поле зрения.

Рот вора искривился в усмешке.

– Если ты пришел за ней, то погибнешь напрасно. Даже всем вместе нам теперь ее не спасти.

Адон наконец добрался до поляны. По правую руку священнослужитель увидел Келемвара, Кайрика и здоровяка зентилара. В центре поляны семеро зентильских солдат готовились прийти на помощь Кайрику. И Адон, не колеблясь, бросился им наперерез. Он знал своего друга, знал, что двое противников не представляют для него большой опасности. Воин уже много раз одерживал верх в неравном бою. Однако схватка с восемью или девятью противниками одновременно была вызовом даже для такого воина, как Келемвар. Священнослужитель пришпорил коня и с криком бросился в бой.

Услышав крик Адона, воин атаковал, рядом мощных ударов откинув Далзеля назад. Целясь в бок Келемвара, Кайрик сделал выпад, но воин отразил эту попытку и пинком в живот отбросил вора в сторону.

Тем временем Адон вихрем пронесся сквозь лагерь зентиларов и успел раздробить два вражеских черепа. Развернув лошадь, он снова ринулся на зентиларов, но на этот раз солдаты были готовы к встрече и рассредоточились по поляне. В последний момент Адон свернул влево. Зентилар поднял меч, чтобы отбить удар священнослужителя, но лошадь без труда смяла защиту солдата. Меч полетел на землю, а удар булавы пришелся прямо по ребрам зентилара. Еще один солдат пал под копытами лошади Адона. Через миг скакун вместе со всадником умчался прочь.

Как только Келемвар вывел из боя Кайрика, Далзель снова набросился на воина, едва не вонзив меч ему в живот. Келемвар круговым движением сумел отбить клинок, однако Далзель неожиданно нанес удар ногой, целясь в голову воина. В глазах у Келемвара помутилось, он почувствовал, как ноги его ослабли, и повалился вправо, пытаясь увеличить расстояние между собой и зентильским лейтенантом.

Когда Келемвар упал, Адон развернул скакуна, намереваясь совершить очередной бросок. Трое оставшихся зентиларов, напуганные успехом священнослужителя, сгрудились в кучку.

– Убирайтесь! – закричал Адон, направляя лошадь прямо на них.

Зентилары обменялись нерешительными взглядами, посмотрели на мертвых и раненых товарищей – и бросились бежать. Адон преследовал их довольно долго, пока не убедился, что беглецы уже не вернутся. Однако священнослужителю и в голову не пришло, что Келемвар мог оказаться в беде. А ведь по сути воин находился на грани смерти. Стараясь уйти от Далзеля, он откатился в сторону и оказался прямо у ног Кайрика. Вор не упустил случая и немедленно приставил острие меча к горлу воина. Келемвар не двигался, ожидая, что сделает Кайрик.

Но вор молчал и только пристально смотрел в глаза старого друга, пытаясь найти там хоть каплю страха. Однако, к неудовольствию вора, лицо воина вместо страха выражало лишь ненависть и злобу. Подобная храбрость произвела впечатление и на вора, хотя Келемвару все же не приходилось рассчитывать на пощаду.

Взглянув в безжалостные глаза Кайрика, воин понял, что вор решил лишить его жизни. Ребром левой ладони Келемвар с силой ударил по запястью Кайрика и отбил меч в сторону. Красный клинок лишь чуть царапнул кожу на шее воина. В тот же миг Келемвар, лежа на спине, изогнулся и сбил Кайрика с ног.

Адон наконец прекратил погоню за тремя зентильскими солдатами и повернул лошадь обратно. Вернувшись на поляну, он успел увидеть, как Кайрик упал, а воин откатился в сторону. Далзель бросился на помощь своему командиру, а Келемвар, подкатившись прямо под ноги лейтенанту, обхватил руками щиколотки зентилара, и тот с бранью повалился на землю, ударив рукояткой меча по спине воина.

Кайрик снова вскочил на ноги, и Адон поспешил на выручку друга.

Хотя Келемвару и удалось сбить Далзеля с ног, в рукопашной схватке воин уступал бородатому лейтенанту. Далзель был не только сильнее, но и опытнее в борьбе. Он навалился на спину Келемвара и обвил руками шею воина. Келемвар перевернулся и, вцепившись пальцами в запястья противника, попытался развести его руки в стороны, но тщетно.

Кайрик опередил Адона. Вор кружил возле борющихся, поджидая случая вонзить меч в тело бывшего друга. Через миг к месту поединка подъехал священнослужитель, и Кайрик повернулся к нему лицом. В двадцати шагах от сражающихся Адон остановился. Находясь в седле, он имел преимущество. Однако, атакуя с лошади, Адон не мог наносить точные удары; малейшая оплошность – и священнослужитель поразил бы Келемвара.

– Отпусти его! – заорал Адон, замахиваясь булавой.

Далзель мельком взглянул на Кайрика, но тот отрицательно помотал головой. И зентилар с новой силой сжал руки на шее Келемвара.

– Теперь нас четверо, – ответил Кайрик, заметив тела мертвых зентиларов.

– Обещаю, на этот раз тебе не удастся спасти свою шкуру, Кайрик, – пригрозил Адон. – Отпусти Келемвара и скажи, где Миднайт.

Кайрик разразился безумным смехом. В то время как Келемвар, Адон и Кайрик выясняли здесь отношения, Миднайт смотрела в глаза опасности куда более страшной, чем смерть.

– Что это значит? – заволновался Адон. – Что ты с ней сделал?

Кайрик наконец взял себя в руки.

– Я? Ничего. Она у Ваала. И сейчас, когда мы собираемся выпотрошить друг друга, она целиком в его власти.

– Во власти Ваала?! – вскричал Адон. – Ты лжешь!

– Где же она тогда? – спросил Кайрик, широким взмахом руки указывая на пространство вокруг себя. – Я не вру. Мы потеряли ее.

Услышав это, Далзель ослабил хватку, но рук не разжал. Слова Кайрика позволили лейтенанту понять, что продолжение боя бессмысленно. Обе противоборствующие стороны остались без Миднайт и без таблички, а потому Далзель не видел никакой пользы в убийстве друг друга ради тупой мести.

– Ваши дела меня не касаются, – заговорил лейтенант, поглядывая на Адона и его булаву. – Но я не тороплюсь умирать.

Спорить никто не стал. Жизнь Келемвара, безусловно, зависела от милости Далзеля и Кайрика. Но убей они воина, и Адон, ничем больше не сдерживаемый, тотчас нанесет ответный удар. Никто не мог предположить, как распорядится судьба, но Далзель все же полагал, что и он, и Кайрик проиграли бы бой всаднику.

– А если трое из нас погибнут, никто не сможет добиться того, чего хочет. Оставшийся в живых в одиночку едва ли сможет вызволить женщину из лап Ваала.

– Что ты имеешь в виду? – задыхаясь, спросил Келемвар.

– Ты и твой друг – хорошие воины, – ответил Далзель. – Такие же, как мы с Кайриком. Объединив наши силы, мы получим шанс победить Ваала, но…

– Я скорее умру прямо сейчас, – просипел Келемвар, пытаясь высвободиться из объятий Далзеля.

– Да, это здорово, – кивнул Кайрик. – Но поможет ли это Миднайт? Если Далзель убьет тебя, затем Адон убьет Далзеля…

– Сначала – тебя, – вмешался в разговор Адон.

– Не сомневаюсь, что ты попытаешься это сделать, – согласился Кайрик, насмешливо глядя на священнослужителя. – Но что будет с Миднайт? Не имеет значения, кто кого убьет, важно то, что Миднайт и Камень останутся у Ваала. Ты этого желаешь?

Слова вора произвели на Келемвара должное впечатление. Он не доверял Кайрику, но в данный момент это не играло никакой роли. Воин находился на волосок от смерти, а это значило, что он не сможет спасти Миднайт. Но, согласившись с предложением Далзеля, Келемвар получал шанс помочь чародейке. От него требовалось лишь быть готовым к неизбежному предательству со стороны вора.

– Что скажешь, Адон? – обратился к жрецу Келемвар.

Лицо Кайрика выдало его удивление. Вор мало считался с мнением священника. Раньше, когда трое друзей путешествовали вместе, словам Адона никогда не придавалось значения.

– Только не говори мне, что этот дурак теперь советует тебе, как поступать! – воскликнул Кайрик.

Келемвар пропустил заявление вора мимо ушей и ждал, что ответит Адон.

– Ну и ну. Давай, дружище Адон. Давай заключим перемирие, пока не освободим Миднайт, – продолжал Кайрик насмешливым тоном. – А потом пусть она сама себе выберет компанию.

Были времена, когда Адон принял бы подобное предложение за чистую монету. Но теперь он уже не был тем наивным юнцом, каким его когда-то знал вор. И все же в предложении Кайрика и Далзеля он видел единственную надежду спасти Миднайт.

– Мы согласны, – сказал Адон, подумав. – Но мне известно, что ты редко держишь свое слово. – Священнослужитель ненадолго замолчал и взглянул вору прямо в глаза. – Однажды я уже говорил тебе это на Ашабе, Кайрик, и повторяю сейчас: я знаю, что ты такое. Ни на секунду не сомневайся в нашей бдительности.

– Значит, вы согласны, – быстро проговорил Кайрик, не обращая внимания на замечание священнослужителя. – Отпусти Келемвара, – приказал вор лейтенанту, – и будем собираться в путь вместе с нашими друзьями…

– Мы не друзья, – предупредил Келемвар, потирая шею.

– Как вам будет угодно, – слегка улыбнулся Кайрик.

Далзель подобрал меч и, вложив его в ножны, повернулся к Келемвару.

– Рад нашему знакомству! – сказал лейтенант. – Пусть наши клинки заржавеют прежде, чем снова сойдутся в бою.

Приветствие Далзеля возродило в сознании Келемвара неприятные воспоминания. Воину показалось, будто он снова гонится за чем-то неопределенным, связавшись с людьми, которым не может доверять. Однажды такое уже случалось, когда Келемвар помог лорду Гэлрою «вернуть» несколько табунов «краденых» лошадей, отобрав их у честных пастухов из Культы. Такими были и сотни других походов, в которых участвовал воин, гоняясь за вознаграждением.

Келемвар вложил меч в ножны.

– Но не раньше, чем мы заработаем себе на богатую жизнь, – ответил он.

Завершая ритуал обмена традиционными знаками почтения, оба мужчины протянули руки, схватили друг друга за запястья и крепко сжали пальцы. Келемвар про себя отметил, что рука Далзеля сильна и тверда.


8 ОПАСНАЯ ПЕРЕПРАВА | Глубоководье | 10 КАБАНИЙ МОСТ