home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ

Система внешнего духовного управления и влияния общества белой расы на другие народы именовалась арий. Арий не есть название некой этнической общности. Арий – сеятель духа белых рас, посланец аргаима, носитель культуры чародея.

В отличие от кущея, идущего по вехам селищ своей кущи, арий шел по стыня, то есть по местам чужой земли. Он нес знания от белых рас этим народам.

Оседлая жизнь открывала дорогу к созданию государственности и возрождению генофонда человека. Достижения белых рас – образец для темных племен. Те, кто встали на путь седьмы, подпадали под защиту белых рас.

Аргаим обеспечивал защиту окраинных земель и рубежей, вошедших под его покровительство. Для этого существовала специальная структура, также именуемая арий. Эта организация пускала глубокие корни не только по приграничью, но и на территории соседствующих земель.

Данная система разделялась как бы на подотделы с четкими обязанностями. Вестуны – связные между сидня и своим гардаром. Используя различные способы общения и передачи информации, они «кодировали» таким образом тайные сообщения.

Враги именовали сидня миражом. По получении сведений сидня передавал сообщение вестуну; тот доставлял его в назначенное место. В отличие от всех служб сидня наделялся правом тайно вершить бескровный приговор, используя змеиный яд.

Нередко вестун исполнял просьбу наложниц передать родным на родину гастинец – в виде рукоделия, где в орнаменте хранилось самое важное сообщение.

Наложница, своего рода гетера, обладающая неотразимой внешностью, как затаившаяся змея, готова нанести удар в сердце властителя народа, которому приходилась женой, подаренной родом белых рас.

Дева, уготовленная родом в наложницы, предварительно оставляла роду своих детей; затем искусственно лишалась способности к деторождению и добровольно шла в наложницы к властелину.

Арий внимательно следил и управлял своей структурой. Последние из его воинства – вия – брачные пары, закреплявшие позиции после действий сидня и просветителей ариев.

После продвижения ариев по стыня зарождались новые очаги культуры белой расы. Уже в седьмом поколении темные народы приобретали гармоничную цветность ауры. Женщина-мать возвышалась до божественного уровня, крепли семьи, на землю приходил долгожданный мир.

Так происходило великое переселение арийской культуры на восток – не порабощение народов, а посев духа белых рас.

Ведун – представитель гардара, исполняющий обязанности по развитию начальной стадии седьмы, то есть по контролю за подбором супружеских пар среди членов вверенного ему общества. Это касалось первого – третьего поколений.

Племена, встав на путь просвещения и посчитав необходимым развивать свою родословную, обращались в род, курирующий это общество. Они наделялись лицом, представляющим полномочия рода, с правом руководства над обществом. Как правило, таким обществом являлось племя.

С ведома кудесника из числа этих племен подбирались соответствующие пары. В их число входила и представительница гардара – асидка, выданная в жены избранному лицу.

Кудесник, читая ауру членов племени, комплектовал супружеские пары. Сочетавшиеся браком именовались вунами. Вунам мужского рода наряду с исполнением сельскохозяйственных работ, ремесла и промысла вменялись охранные обязанности по отношению к своим территориям, имуществу, а главное, семьям. Им надлежало иметь не более трех детей, что ограничивалось тридцатилетним возрастом.

Женщина, как и в роду белой расы, пользовалась решающим словом – голосом. По достижении третьего поколения ведун передавал вунов мужского рода в распоряжение заря.

Вуны женского рода передавались в распоряжение своей будущей ведунье.

Если начинались боевые действия, ведун обеспечивал родовую рать своим воинством из числа вунов, достигших тридцатилетнего возраста. На этом его полномочия и обязанности заканчивались.

Сидня – разведчик, внедренный в общество темных рас. Он вел ничем не примечательный образ жизни, такой же, как все коренное население, занимаясь каким-либо ценным ремеслом. Информацию получал от наложниц и от тех, кто окружал высших особ данного народа; полученные сведения маскировал под гастинец, служащий тайным посланием на родину, зашифрованным в вязи орнамента на том или ином предмете. Мужчины-сидни исполняли в основном чеканные и граверные работы; женщины вплетали свои секреты в вязь вышивок и кружев.

Сидней на родине часто называли глухарями за способность все слышать и в любой момент сняться с места, а при необходимости появиться вновь – в совершенно другой личине.

Наложница – женщина, посвященная в тайнопись и выполняющая функции разведчицы среди других народов. Она добровольно оставляла свой плод роду и шла защищать его интересы. Эти женщины лишались способности к деторождению и отсылались в общество темных рас в качестве жен и подарков высокопоставленным лицам. Их способность обольщать мужчин не ограничивалась брачным ложем. Чистый и расчетливый ум служил для живой вести на родину.

Во имя спасения своих детей и рода наложница, если необходимо, использовала против врага оружие и яд.

Рус – учитель, дающий знания, изливающий дух света. Он же во время своих странствий считался бесполой личностью – согласно обету рода и обряду на Ныевых горах (современный Кара-Дах), который состоял в захоронении скульптур, изготовленных (из природного материала) в виде фаллоса – в знак преданности своей земле и ее законам: не сеять произвольно своего семени в чужой стране.

Право быть русом давалось через аргаим. Таким лицом мог стать тот, кто достиг высот понимания высшей стихии – све та.

Рус, познав ужас пространства, не ведал земных страхов. Он мог давать знания ученику независимо от его половых признаков, – русы полагались на внутреннюю суть ученика. Поэтому учениками становились не представленные, а избранные лица – неважно, какой расы и т. п. Поставщики учеников в основном карабы – воины ночи.

Руса – сеятельница духовного семени в стане непросвещенных народов: она наложница, сидня или асидка – женщина, выданная замуж на сторону с целью восстановления генофонда; исполняла роль официальной посланницы от аргаима. Нередко русам приходилось действовать скрытно – в качестве разведчиц.

Гарюн – духовное лицо: наставник и миссионер среди темной расы – наряду с вунами. Гарюн назначался из числа провинившихся духовников. Гардар использовал его труд как отработку за провинность. Ему вменялось в обязанность закладывать в народах темных рас основы учения белой расы – трудная и опасная работа. Пребывая в изгнании, гарюн находился как бы между двух огней: с одной стороны, под неусыпным взором тайного осведомителя гардара – вуна, который мог лишить его жизни; с другой – ему постоянно угрожали опасности со стороны полудикого, темного народа.

Нередко попытки утвердить основы белой расы оканчивались полным крушением, а сам гарюн становился жертвой толпы. Гарюн, будучи в опале, не имел подле себя семьи, – она оставалась на родине. Единственный источник общения со своим родом для него – вестун. Гарюн всегда храним родом; в защиту его или в качестве возмездия виновные из темной расы подлежали тайному истреблению.

Вестун идет в первом эшелоне военных или духовных действий на территории неприятеля; сообщает местному населению о надвигающейся каре высших сил и способах ее избежать. Его сообщение – тайная весть для сидни, которые подключаются к проведению операции. Зачастую после подтверждения пророчества вестуна высшая знать и воинство врага складывали оружие и подчинялись воле богов. Нередко вестуны исполняли роль связных или почтальонов.

Караб – летучая мышь, воин ночи, способный затаиваться. Воинство белой расы вынуждено вести и скрытые боевые действия – они развертывались ночью: под покровом тьмы совершались опустошительные налеты на расположения противника. Эти налеты одновременно и психическая атака: жертвы их говорили о страшных зверях, а тела погибших часто несли на себе раны, имитировавшие укусы змей.

Карабы – второй эшелон после сидней. Рать – опора духовного воинства ариев. Воин-караб наделялся огромной свободой действий в зависимости от обстоятельств. Он должен сохранить свою жизнь или по крайней мере дороже ее отдать.

Многие карабы – кудесники: по ночам они срезали пряди волос у противников и врагов.

На территории поокской земли сохранилось поверье: летучая мышь на вечерней заре или в ночи сорвет с человека волос – ожидает его резкий поворот в жизни. Повесит мышь этот волос на сухую ветку – человек иссохнет и умрет. Окажется волос на зеленой ветви – ожидают его владельца здоровье, материальный достаток и духовный рост.

Берсек – волчий клык: это воинский титул. Удостаивались его воины, обладающие высоким мастерством, выносливостью, хитростью и честью. Титулованный воин утрачивал ранее свойственное ему имя или кличку. Подразделение, состоящее из берсеков, именовалось карабой. Действовавшие в основном под покровом ночи, берсеки назывались также «воинами ночи». Их экипировка – черный плащ из шатровой ткани, высокие сапоги с крюком на заднике и штырем на носке, глубокие перчатки: застежка выше локтя и крюк со штырем на локтях. Действовали скрытно, с дистанции ближнего боя; осуществляли также разведывательные и террористические действия.

Память о берсеках сохранилась в скандинавской мифологии, где они именовались почти так же – берсерк (дополнительное «р» в окончании). Мирча Элиаде отмечает, что слово «берсерк» буквально означает «воин в шкуре (serkr) медведя». С точки зрения нашей этимологии «сек» означает «клык» (ср.: кабан-секач). Что касается сакрального имени «бер» (Ber), оно могло относиться как к медведю, так и к волку. В «Саге об Инглингах» берсерки выступают как товарищи Одина и описываются следующим образом: «Они шли без щитов, и были безумны как псы или волки, и грызли собственные щиты, и были сильны как медведи или быки; они убивали людей, и ни огонь, ни сталь не могли ничего сделать с ними; и это было то, что называют неистовством берсерка».

Согласно Мирче Элиаде, человек становился берсерком в результате инициации, включавшей особые воинские испытания; суть их в том, что испытуемый уподобляется диким животным. Он становится наводящим ужас воином в той мере, в какой ведет себя как хищный зверь. Проходящий инициацию кандидат трансформируется в сверхчеловека настолько, насколько ему удается вобрать в себя магическую силу, присущую хищнику.

Совершенно очевидно, что перед нами обряд инициации, утративший живую связь с изначальной традицией. Память о поокских берсеках, совершавших набеги на скандинавские земли, трансформировалась в мифологический образ человека-зверя, оборотня, обладающего сверхчеловеческой силой. Инициация и призвана воссоздать такой тип воина. Магический обряд в этом случае замещал в обществе белой расы реальные способы подготовки воинов-берсеков.


* * * | Загадки Русского Междуречья | ЭЗОТЕРИКА ПОЛА: СЕДЬМА