home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Заключение

За последнее время появилось немало публикаций на тему Гипербореи и Северной Прародины человечества. Наибольший интерес в данном плане представляет серия статей А. И. Асова, опубликованная в журнале «Наука и религия» в 1994–1997 гг. Одновременно, А. И. Асов издал и прокомментировал по сей день не признаваемую официозной наукой «Велесову книгу» (в новом переводе «Книга Велеса»), что явилось важным событием в истории отечественной культуры: наконец-то у русского читателя появилась возможность самому разобраться в вопросе о подлинности опубликованных текстов (раньше за него это делали другие — главным образом оппоненты-недоброжелатели). Кроме того, А. И. Асовым была предпринята попытка воссоздать целостную систему протославянской мифологии в виде связных беллетризированных текстов: «Песни птицы Гамаюн» и «Золотая книга Коляды». Здесь углубленные научные изыскания автора, помноженные на творческое воображение, ознаменовались скорее чисто литературным результатом. Ибо маловероятно, что в сколь угодно далеком прошлом даже при наличии древнейшей (рунической или ей подобной) письменности у славян существовал единый Свод. Ни одна из великих религиозных книг не представляет собой целостного изложения мифологических воззрений — ни Веды, ни Авеста, ни Библия, ни Талмуд, ни Коран, ни Буддийский канон. Все они — за исключением разве что Корана — создавались в течение веков, писались не одним автором и законченный вид приобретали после канонизации, которая сама по себе была процессом длительным и непростым.

Отправление древнего религиозного культа вовсе не всегда стремилось к единообразию и тем более — к единоначалию. В отдельных местностях и в расположенных здесь храмах обычно подчеркивались особенность почитаемого Божества и именно они привлекали внимание верующих. Типичный пример — Олимпийский политеизм: каждому из Богов-Олимпийцев было посвящено множество храмов, разбросанных повсюду, где только селились и закреплялись эллины. Но каждый храм имел свои особенности, а создаваемые вокруг них легенды, связанные с жизнью и деяниями конкретного Бога, могли во многом не совпадать. Отсюда такое множество версий одних и тех же мифов об одних и тех же Богах и героях, приводимых у античных авторов, например, у Геродота, Страбона, Павсания, Аполлодора, Цицерона и др. Что же касается Гомера и Гесиода, то их поэмы — вообще чисто литературные произведения, а возникающее при их чтении представление о целостности Олимпийской мифологии — всего лишь иллюзия. Также и в Древнем Египте — даже при наличии могущественной жреческой касты — существовали различные и во многом несхожие версии одних и тех же мифов, а история сотворения Мира и жизни отдельных Богов излагалась по-разному в разных религиозных центрах и на разных отрезках истории.

Что же говорить тогда о разрозненных протославянских племенах и родах. При наличии некоторого общего ядра общих мифологических воззрений, восходящих к арийской и доарийской идеологии, каждый клан всегда стремился обозначить свою специфику принадлежностью к определенному тотему — животному, растению, предмету или стихии природного мира. В условиях господства тотемного мировосприятия и тотемистической психологии вряд ли была возможна целостная система протославянской мифологии. Общие мифы, естественно, существовали, но они были разрозненными, наподобие былин и сказок, и у каждого было множество версий и вариантов.

Изыскания в области древнейшей русский истории неизбежно привели А. И. Асова к истокам — Полярной Прародине индоевропейцев, проблема которой началась активно дискутироваться в науке еще в прошлом столетии. В статьях «Арии пришли с Севера»; «Урал сокровенный» и др. (см.: «Наука и религия», 1996, № 1; № 7) автор изложил свое видение вопроса о Русской Гиперборее в связи с гипотетическими природными катаклизмами: непродолжительное стаивание Северного ледника в результате столкновения Земли с кометой 23 тысячи лет тому назад, катастрофический всемирный потоп, возвращение материкового ледника, пока он окончательно не отступил в 10-м тысячелетии до н. э. Именно с этого времени, согласно предлагаемой гипотезе, и начинается эпоха легендарной Гипербореи. Где-то между Белым морем и Финским заливом Балтики следует искать прародину славян со столицей в городе Словенске. За ней, по побережью Ледовитого океана, находились другие легендарные земли — Бьярмия и Беловодье (см. карту: рис. 160).

Попутно делаются очевидные этимологические и топонимические выводы, в том числе совпадающие с теми, которые были предложены и в данной книге. Последнее относится к наименованию Кольского полуострова и других северных топонимов, восходящих к имени древнего Солнцебога Колы-Коляды, а также к наименованию легендарного острова Туле, созвучного с русским городом Тулой. Можно согласиться и с предлагаемой картой Гипербореи, но с оговоркой, что относится она к самой последней стадии исторического развития Полярной Прародины, когда расщепление первичной этнолингвистической общности было завершено, а многие этносы давно обрели самостоятельность и мигрировали в новые области своего обитания. Подлинная же история Гипербореи, даже как она представлялась античным авторам, относится к значительно более ранним временам и охватывает период нерасчлененной общности, по крайней мере, эллинов и славян. Нельзя игнорировать также и карту Г. Меркатора, где Гиперборея помещена на материке (или островах) посреди Ледовитого океана. Именно эти Северные земли и исчезли с лица Земли в результате мирового катаклизма.

Следовательно, и события доиндоевропейской старины относятся к значительно более ранней эпохе (условно берется дата — 40 тысяч лет до н. э., но данная временная планка может быть существенно опущена вниз). Наконец, этногенез славян необходимо рассматривать в тесной связи с происхождением и развитием других народов, их языков и культур, миграций и ассимиляций. Хотелось бы также высказаться и по одному частному вопросу, а именно выведением названия Карского моря из имени Солнцебога Хорса. Наша точка зрения по поводу его этимологии уже была высказана в разделе, посвященном русским тотемам. К сказанному выше необходимо добавить следующее. Имя Бога Хорса очень древнего и несомненно доарийского происхождения, так как лексема «хор» является общей не только для индоевропейских, но и семито-хамитских языков, а русский теоним Хорс родственен древнеегипетскому Хору (Гору). Тем не менее вряд ли в эту этимологическую цепочку можно вставить еще и Карское море. Происхождение наименования этого действительно русского моря более чем просто: от названия впадающей в него реки Кары. А вот тут-то и впрямь есть над чем поразмыслить. Лексема «кара» наверняка тоже доиндоевропейского происхождения. В русском языке данная корневая основа входит в слова «карать — кара», «карга» и др. В свою очередь, зловещее понятие «Кара» созвучно фонетически и близко по смыслу древнеиндийской Кар[м]е — неотвратимой судьбе, року. Можно вспомнить и Карну из «Слова о полку Игореве». Но индоевропейское слово «кара» сопряжено по своей вокализации и с тюркским словом «кара» — «черный», входящим в качестве составной части во множество названий: каракурт, каракалпаки, Кара-Кумы, Карадаг, Караганда и др.

Помимо вышеназванных публикаций А. И. Асова, можно назвать и другие издания на ту же тему. Одни исследователи не решаются заглянуть дальше начала распада индоевропейской этнолингвистической общности и миграции протоэтносов с Севера на Юг. Примером такого подхода может служить исключительно интересный и содержательный сборник под ред. Н. Р. Гусевой «Древность: Арьи. Славяне» (М., 1996). Другие исследователи, напротив, пытаются беспредельно раздвинуть рамки существования человеческой цивилизации и русского народа. Так, в книге В. М. Кандыбы «История русского народа до XII в. н. э.» (М., 1995) и в других изданиях автора дается следующая — названная «ведической» — периодизация мировой и русской истории: 1. Арктический период — с незапамятных времен. 2. Сибирский — с третьего миллионолетия до н. э. 3. Уральский — с 200-го тысячелетия до н. э. 4. Арийский — с 120-го тысячелетия до н. э. 5. Троянский — с 17-го тысячелетия до н. э. 6. Киевский — с 8-го тысячелетия до н. э. 7. Смутное время — вплоть до наших дней. Однако никаких фактов, относящихся к Арктиде — Древней Прародине всех народов, Сибирской Руси, Уральской Руси, Троянской Руси, в книге В. М. Кандыбы не приводится. Автор руководствуется, скорее, внутренней интуицией и творческим озарением, столь характерных для теософско-оккультного направления русского космизма, известного по именам Е. П. Блаватской, Н.К. и Е. И. Рерихов и др.

А как же с доказательством существования Гипербореи? Конечно, хотелось бы найти вещественные свидетельства, материальные памятники. Но как быть, если вдруг часть гиперборейцев в свое время скрылась от угрозы очередного катаклизма и из-за неблагоприятного изменения климата под землю? Сколько они там продержались? Какие следы и где сохранились? А быть может, нас вообще ждут самые невероятные сюрпризы? Ведь были обнаружены в тайных пещерах Тибета представители древних цивилизаций, находящиеся в состоянии анабиоза, как о том широко сообщалось в отечественной прессе. Вспомним, что А. В. Барченко в 20-е годы искал в Русской Лапландии то же самое, что Н.К. и Е. И. Рерихи в Тибете. Все они руководствовались одной и той же исходной информацией. И сама она, и добытые результаты по-прежнему сокрыты под покровом тайны.

В легендах народов Севера (особенно у лапландских саамов) следы всех этих событий трансформировались в сказания о «подземной (подводной) чуди», то есть о древнем народе, исчезнувшем (скрывшемся) под землей или водой. В устойчивых преданиях, вне всякого сомнения, содержится некоторое «рациональное зерно». Попробуем порассуждать. Каким образом, помимо миграций из опасных мест, можно спастись от возможных природных катаклизмов — следствия, как мы помним, или смещения земной оси, или «перескакивания» магнитных полюсов (геомагнитная инверсия), или же иного космического фактора? От неизбежных в таком случае климатических катастроф (включая и похолодание) и, в частности, от «всемирных потопов» можно спастись по меньшей мере четырьмя способами: 1. улететь в Космос; 2. бежать высоко в горы; 3. спуститься глубоко под землю; 4. выйти на большом судне (ковчеге) в открытое море. Первый способ — наименее вероятный, четвертый — наиболее известный, так как описан в Библии.

Остаются еще два, в отношении которых допустимы различные гипотезы. В пользу горного варианта свидетельствуют колоссальные заоблачные города в южноамериканских Андах, а также высококультурные этносы, переселившиеся некогда с Севера в район Тибета и Гималаев (в священных преданиях содержится немало намеков на былую полярную родину). В пользу подземного варианта говорят высокие технологии строительства подземных храмов, дворцов, гробниц, лабиринтов, которыми владели праэтносы-мигранты (египтяне и критяне), появившиеся 7–5 тысячелетий назад в Средиземноморье. Здесь эта уже хорошо известная и неоднократно апробированная технология была успешно применена в практике строительства новых подземных сооружений, до сих пор изумляющих своей продуманностью и совершенством.

Исходные «образцы» подобных подземных комплексов как раз и следует искать на Севере, откуда мигрировали прапредки будущих строителей пирамид, лабиринтов, циклопических храмов и подземных усыпальниц. А ведь большинство из них было открыто совсем недавно и, как правило, совершенно случайно. Сказанное в одинаковой мере относится и к египетским подземным гробницам и святилищам, и к Кносскому дворцу с лабиринтом (археологические раскопки на Крите велись уже в нынешнем веке). Что же тогда говорить о труднодоступных и безлюдных районах Русского Севера, сокрытых к тому же большую часть года под снежным покровом! Тем более что речь идет о подземных сооружениях, находящихся далеко от поверхности, в скальных породах и, скорее всего, поврежденных.

Но в изысканиях Барченко был еще один аспект, связанный с его профессиональными занятиями парапсихологией. Еще до революции он ставил удачные опыты по передаче мысли на расстояние (тогда же в научно-популярных российских журналах появились его статьи по этим вопросам). После революции и серий экспедиций его знания и опыт оказались затребованными органами госбезопасности. Здесь же, в подвалах НКВД, уже приговоренный к расстрелу, он написал свой последний и до сих пор не найденный 2-томный (!) научный труд под несколько замысловатым названием «Введение в методику экспериментального воздействия объемного энергополя». «Объемное энергополе» — не это ли ключ к разгадке самых сокровенных тайн природы, жизни и истории? Занимаясь разысканиями в области неизвестных физических сил и источников энергии, Барченко сформулировал взгляд на энергетическую структуру материальных вещей, значительно отличный от общепринятого. А что, если территория бывшей Гипербореи или ее недра населены совершенно неведомыми энергетическими структурами, дублирующими обычные вещественные тела и образования? Закономерности их рождения, развития, функционирования и соотношения с жизненными, информационными и мыслительными процессами — проблема, заслуживающая особого внимания. (См.: Приложение 3.)

В августе 1997 г. на Кольский полуостров отправляется научно-поисковая экспедиция для проверки всех имеющихся сведений. Маршрут определен. Люди наготове. Попадут ли итоги в эту книгу — хотя бы в Эпилог. Трудно сейчас сказать. Сроки публикации почти полностью совпадают с упомянутыми сроками экспедиции. Если новые материалы включить не удастся — что ж! Тогда они станут стартом для новой книги.


Мать сыра Земля | Тайны русского народа. В поисках истоков Руси | * * *