home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

Прохазку они нашли быстро. Пан Ярослав готовился отобедать. Причем «готовился» — слабо сказано. В предвкушении жарящегося на открытом огне гуся размером с поросенка толстяк намазывал огромные ломти хлеба топленым салом с кусочками репчатого лука, черпая это чудо гастрономии из стоящего перед ним пузатого глиняного бочонка.

— Разминаетесь? — Даша присела рядом. — Ну и вонища… Фу!..

— Что вы понимаете в еде? Это лучшая закуска в мире, — сказал Прохазка, не обратив никакого внимания на грубость подчиненной.

— Если печень выдержит. Послушайте, вы в курсе, что случилось со старым паном?

Бородач кивнул:

— Как же, как же… Такое несчастье!

Отщипнув хлебную корку, Даша сунула ее в рот.

— Нашли кого жалеть! Сам виноват…

Прохазка так удивился, что даже перестал жевать.

— А что же он мог сделать? Конь — животное подневольное. Откуда ему знать, что всадник того… — Он покрутил ножом у виска.

Даша рассмеялась:

— Так вы лошадь пожалели!

— А кого еще? Ведь не этого старого сумасшедшего… Это ж надо — полезть на болота! Ездить не умеет, только животное мучает…

Вздыхая и качая головой, пан Ярослав принял от подошедшего официанта огромное блюдо с гусенком и соответствующим гарниром. Там была капуста двух видов, маринованная свекла, морковочка со сметаной, пикули, пропеченная до золотисто-коричневой корочки картошка, горошек, спаржа и прочая и прочая.

— Что же вам все в одну миску-то свалили? — поинтересовалась Даша, недоверчиво рассматривая обед.

Просто не верилось, что один человек в состоянии съесть такую гору.

— Пани Дагмар, я вас не учу искать преступников, а вы не учите меня есть. Лучше присоединяйтесь. Мне кажется, что за эту неделю вы сильно исхудали.

— И слава богу! — воскликнула Даша. — Надеюсь, вы не рассчитывали, что я достигну ваших размеров?

Из-за угла показались Ример, Полетаев, конкистадор и дети. Все были оживлены. Несчастье с Катиным свекром заметно сблизило путешественников.

— Где это таких гусей дают? Мы тоже есть хотим! — весело загалдели вновь прибывшие.

— Виктора Семеновича видели?

— Пива принесите…

— А мне колы…

— Да! И побольше, со льдом.

— Никакого льда! — Катя с беспокойством смотрела на разгоряченных детей.

Даша подвинулась поближе к Прохазке, чтобы и остальные могли разместиться.

— Слушайте, — Ример был в потрясающем настроении, Даша видела его таким впервые, — этот старый дурак…

— Коля, все-таки он пожилой человек, — деликатно заметила Катя.

— Он пожилой дурак! — отмахнулся Ример. — Нет, вы представляете — загнать лошадь на болота.

Полетаев покивал:

— И как ему это удалось — ума не приложу. Ведь животные чуют опасность…

— Я вам так скажу — если бы я был той лошадью, то тоже покончил жизнь самоубийством. Это лучше, чем таскать на своем горбу такого урода. — Ример жадно отпил пива. — Кстати, Рыжая, а ты была в деревушке, что поблизости?

Даша окаменела в буквальном смысле слова.

Мало того, что Ример обращался к ней так, словно они всю предыдущую неделю пили на брудершафт, но, судя по всему, он тоже нашел злосчастный дом.

— Что ты имеешь в виду? — с вызовом спросила она.

— Да домишко там один… любопытный. — Ример подмигнул ей. — Ладно, не темни.

— Не знаю. Может быть. — Даша потянулась за хлебом и салом.

— Так вот почему вы были так взволнованы! — заметил Полетаев, внимательно прислушивавшийся к их разговору.

Даша опустила глаза, веснушчатые щеки пошли пятнами.

— Не понимаю, о чем вы…

— Да все вы прекрасно понимаете! Это тот самый дом, который все ищут?

— По крайней мере, очень похож, — промямлил Ример с набитым ртом. — Я туда зашел вроде как по ошибке, так там бабка какая-то полоумная живет. Траволечением занимается.

— Травами лечит? — хмуро переспросила Даша. — Почему же полоумная? Хорошее дело.

— Вот и бабка говорит, якобы каждая травка от какой-то своей кондрашки помогает. Приложил ее к заднице — и готово.

— Что готово? — Катя взглянула на детей.

— Геморроя как не бывало. Я Рыжую записал.

— Куда?! — завопила Даша. — Куда ты меня записал?

— Да к тетке этой. Сказал, что ты моя сестра. Страдаешь расстройством памяти.

— Иди ты знаешь куда… — Даша разозлилась не на шутку. — Записывай свою задницу…

— Дарья! — строго прикрикнула кузина. — Ты же женщина!

— И что? Значит, меня можно записывать ко всяким полоумным старухам?

— Да не такая уж она и полоумная, — пожал плечами Ример. — Так, чуть-чуть не в себе. Зато ты у нас самая артистичная, тебе она сразу поверит. Постарайся у нее выведать как можно больше. Я бы сам пошел, да только старая ведьма, судя по всему, мужчин не очень…

В разговор вмешался Полетаев:

— Действительно, Дарья Николаевна, раз вы все начали, вам и карты в руки. Почетная роль. Я бы сам пошел… Но раз Николай Сергеевич говорит, что должна идти женщина, — он развел руками, — лучше вас кандидатуры не сыскать.

Катя неожиданно поддержала подполковника. Она погладила Дашу по плечу:

— Раз надо, значит, надо. Зря мы, что ли, столько страдали.

— Да вы тут все сговорились! А вдруг она…

— Вдруг, вдруг! — рассердился Ример. — Какого черта мы тащились через пол-Чехии? Короче — выбирать не приходится. Что страшного с тобой там случится? Пожуешь пару травок, может, и правда чего-то там подкорректируешь.

— Я уже один раз подкорректировала. — Даша, видимо, вспомнила посещение Агнешки.

Однако никто из соотечественников не выказал понимания. Тогда обреченная попыталась воззвать к своему непосредственному начальнику: тот был противником всяческого рода авантюр и пользовался авторитетом в их компании, к его мнению могли прислушаться.

— Пан Ярослав, но вы-то хоть меня поддержите!

Прохазка с трудом оторвался от жареной ноги.

— Prosim? — разговор до того шел по-русски, и он, очевидно, не прислушивался.

— Они хотят меня отправить к какой-то сумасшедшей старухе.

— Зачем?

— Чтобы я вошла к ней в доверие и выведала все об этом доме.

— Хорошая мысль. — Толстяк вернулся к трапезе.

— Чего же в ней хорошего?

— Хватит нудить! Иди к старухе и постарайся выведать, с кем она живет, когда не бывает дома…

— Нет, — перебил его Полетаев, — Дарья Николаевна для такого разговора совершенно не подходит. — Он взял молодую женщину за руку. — Вы ни о чем, кроме своей болезни, не говорите. Будьте сама собой. Вернетесь, я вас потом… — он запнулся, — я с вами поговорю. А там видно будет. И вот еще что, — подполковник окинул взглядом ее порядком запылившийся наряд, — Катерина Юрьевна, помогите вашей кузине немного привести себя в порядок.


предыдущая глава | Сон в руку | cледующая глава