home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать вторая

Бредли даже не взглянул на пакет, который Света положила перед ним. В пакете был бумажник с документами застреленного бугая.

– Я не понимаю, зачем вы назначили мне встречу. Не вижу никакой необходимости. Мои люди не будут делать за вас вашу работу.

Он говорил тихо и твердо, не забывая при этом отправлять в рот куски пиццы с ветчиной и прихлебывать светлое пиво.

Они сидели в маленькой шумной пиццерии напротив Колумбийского университета. Здесь собирались студенты и работали студенты. Бредли в своем чиновничьем костюме, в белой, наглухо застегнутой рубашке и черном галстуке выделялся на общем легкомысленном фоне. Особенно нелепо он выглядел в сочетании с красоткой Светланой. На странную парочку поглядывали с любопытством.

– Уберите, пожалуйста, пакет со стола, – сказал он уже мягче, – поймите, я не могу светиться на Брайтоне. Я вступлю в игру, когда вы назовете главное имя.

– Но дайте мне хотя бы человека. Одного человека. Я не могу разорваться и быть в нескольких местах одновременно.

– А зачем? Зачем вам разрываться? Вы на верном пути. Данных у вас сейчас достаточно. Теперь охрана объекта отходит на второй план. Сконцентрируйтесь на главном. Тогда и разрываться не надо будет. Вы справитесь, я не сомневаюсь. – Он растянул губы в улыбке. Глаза остались ледяными.

– Мой объект остается на первом плане, – мрачно сказала Света и залпом допила остывший кофе.


Сидя на подоконнике в университетском коридоре, она еще раз просмотрела содержимое бумажника: запаянные в пластик водительские права с цветной фотографией, вид на жительство – «грин карт», из которой явствовало, что Валерий Приходько прибыл в США два года назад и по специальности водитель. Еще в бумажнике были: две кредитные карточки, пять презервативов и розовый, пропитанный сладкими духами, украшенный жеманными завитушками картонный квадратик, на котором по-русски и по-английски было написано:

«Белла Баттерфляй.

Салон изысканного массажа для состоятельных господ».

Внизу, совсем мелко и только по-русски: «Мы выполним любой ваш каприз!»

Кроме того, Света обнаружила два скомканных счета из ресторана «Очи черные». Потом она обшарила карманы собственной куртки. Она помнила, что вчера вытащила у убитого еще несколько бумажек.

Так и есть – магазинные чеки. Все магазины брайтонские. И еще бледно-зеленая глянцевая картонка с надписью по-русски: «Дискаунтная карточка постоянного посетителя. Массажный салон Беллы Баттерфляй предоставляет вам десятипроцентную скидку, если вы посетили нас более десяти раз!» На обратной стороне типографским способом было напечатано имя убитого.

Наконец из аудитории вышла Лена.

Когда они сели в машину, Света сказала:

– Я сейчас отвезу тебя домой. Очень прошу, сиди и никуда не высовывайся.

– А если Стивен захочет пойти пообедать? Он не любит есть дома.

– Придумай что-нибудь. Скажи, устала, голова болит, к лекции надо готовиться.

– Не поверит. Обидится.

– Хорошо. Скажи, что твоя русская подруга пригласила тебя и его вечером в ресторан. Куда, кстати, вас пригласить?

– Куда хочешь, только не в китайский. Стивен терпеть не может китайскую кухню. Когда ты за нами заедешь?

– Не знаю. Часов в девять-десять.

– А завтра? – после паузы грустно спросила Лена. – Завтра мне тоже никуда не выходить?

– До завтра надо дожить, – Света щелкнула зажигалкой и закурила. – Как зовут того парня, к которому ты ездила на Брайтон?

– Арсений Верещагин.

– Он кто?

– Поэт.

– Кто?! – Света засмеялась.

– Что ты смеешься? Он правда очень талантливый поэт. Мы с ним двадцать лет знакомы.

– Чем он здесь занимается?

– Не знаю. Работает на «кеш», живет в жуткой дыре, стихи пишет.

– Он тебе свою пушку одолжил?

– Купил для меня. Принес в ресторанной корзиночке. Знаешь, здесь в отличие от Европы все, что не доел, складывают в такие красивые корзиночки. «Собачий пакет» называется. У каждого ресторана – свои, фирменные.

– Из какого же ресторана был тот «собачий пакет»?

– Кажется, «Очи черные».

– Ты поэту все рассказала?

– Да.

– И что он?

– Он сказал, будто догадывается, кто за мной охотится, и намерен точно это выяснить.

– Что ж ты раньше молчала! – Света даже притормозила.

– Он фантазирует, это несерьезно. Ты бы видела, в какой нищете он живет! Если бы у него были связи с бандитами, он бы жил не так. Ничего он выяснить не может.

– В следующий раз, – строго сказала Света, – пожалуйста, выдавай мне всю информацию. А уж оценивать ее и делать выводы, что серьезно, а что нет, я, извини, буду сама.

Лена не обиделась. Она знала, что Света права.


* * * | Кровь нерожденных | * * *