home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

В Кунцевскую школу Света Ковалева попала в один из самых ужасных моментов своей жизни. Она только-только закончила Московский областной пединститут, и светило ей одно – преподавать физкультуру в школе.

Конечно, Свете с ее внешними данными ничего не стоило найти работу в какой-нибудь фирме. Но, когда она приходила по очередному объявлению «Требуется секретарь», ей всякий раз однозначно давали понять, что в обязанности секретаря входит еще и постельное обслуживание работодателя. А это Свете не нравилось.

Несколько месяцев девушка промаялась без работы и без денег, в самом мрачном настроении. К тому же мать, с которой она жила вдвоем в однокомнатной квартире, постепенно спивалась.

В результате у Светы началась нешуточная депрессия.

Как-то раз, поссорившись из-за ерунды со своим молодым человеком, она ушла, хлопнув дверью. Молодой человек жил в Сокольниках, и идти к метро надо было через парк.

Стоял ясный, сухой октябрь. Было всего десять часов вечера. Трое ублюдков затащили Свету в кусты, сунули в рот грязную тряпку, связали руки, долго и больно насиловали, потом сняли все, вплоть до нижнего белья, трижды пырнули ножом и оставили валяться в кустах – голую, связанную, с кляпом во рту, с тремя кровоточащими ранами в животе.

Когда они убежали, у Светы хватило сил доползти до аллеи, по которой могли пройти люди. Потом она потеряла сознание и очнулась в Институте Склифосовского, в реанимации.

Она узнала, что ей чудом удалось выжить. У нее были три проникающих ножевых ранения, по чистой случайности жизненно важные органы не задеты. Но детей у нее не будет никогда.

В больницу ходил следователь, ублюдков нашли, посадили, но это было уже не важно.

Как только Света смогла встать с койки, она позвонила своему тренеру по спортивной гимнастике, который знал ее с восьми лет.

– Я хочу уметь стрелять и драться так, чтобы никогда больше со мной ничего подобного не произошло, – сказала она, когда тренер с цветами и фруктами пришел к ней в больницу.

– Попробую, но ничего не обещаю, – ответил тренер.

На следующий день после выписки из больницы Свете позвонили.

Школа, в которую она попала после всяких сложных тестирований и медицинских обследований, не имела определенного названия, не значилась ни в одном справочнике. Принадлежала она ФСБ.

На окраине Москвы, в лесопарковой зоне, бетонным забором была огорожена небольшая территория, на которой стояли два безликих трехэтажных здания, окруженные деревьями. Обучение было бесплатным и полностью анонимным. Одновременно двухлетний курс проходили пятьдесят учеников – тридцать пять мужчин и пятнадцать женщин в возрасте от двадцати до тридцати лет.

Они не знали имен и фамилий друг друга, общались при помощи прозвищ и псевдонимов.

«Ты чем-то похожа на куклу Барби», – заметил психолог, тестировавший Свету при поступлении, и на два года она стала Барби, хотя ей вовсе не нравилась эта пошлая, безликая игрушка.

Одним из условий было неотлучное проживание в школе, без выходных и каникул. На три летних месяца учеников и преподавателей отправляли отдельным самолетом на российский Кавказ, куда-то под Туапсе, где у самого моря стояли точно такие же безликие трехэтажные корпуса за такой же бетонной стеной.

Жили ученики в комнатах по двое, в каждой – душ и туалет. Режим был очень строгий, все расписано по минутам. Даже диета каждого ученика разрабатывалась индивидуально, с учетом особенностей его организма.

К концу обучения Света владела всеми видами холодного и огнестрельного оружия, знала множество приемов восточных и западных единоборств, свободно говорила по-английски, водила все – от мотоцикла до вертолета, ныряла на глубину с аквалангом и могла вести подводный бой. Кроме того, ее научили не спать и не есть сутками, пить и не пьянеть, знакомиться на улице, обнаруживать слежку и уходить от нее. И еще многим другим, необходимым для будущей работы вещам.

Работодатели приезжали в школу, присутствовали на экзаменах, присматривались к выпускникам.

Из пятнадцати выпускниц Андрей Иванович выбрал Свету. Знакомясь, он впервые назвал ее по имени, а не Барби.

– Я даю вам неделю на отдых, – сказал он, – погуляйте по Москве, ведь вы два года находились в замкнутом пространстве. В воскресенье вечером жду вашего звонка.

Он протянул Свете конверт и добавил:

– Здесь тысяча долларов. Купите себе что-нибудь из одежды.

Андрей Иванович Свете понравился. Он был сдержан, очень вежлив. Другие работодатели отбирали выпускников, как товар...


* * * | Кровь нерожденных | * * *