home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

– Я вспомнила про пустышку, – произнес хриплый незнакомый женский голос.

Соловьев не сразу понял, кто говорит. Физкультурница Майя была так возбуждена, что забыла представиться.

– Не знаю, насколько это важно, но я вспомнила. Пустышка Никиткина. Никитка – сводный брат Жени. Ему четыре месяца. Женя его очень любит… то есть любила. Иногда гуляла с ним. Положила соску в карман и с тех пор таскала, все забывала отдать. Слушайте, может, я не вовремя? Вы сказали, если что-нибудь вспомню, звонить в любое время.

– Да, спасибо. Как Нина?

– Напилась и спит. Я не знаю, хорошо это или плохо. У нее были серьезные проблемы с алкоголем, она лечилась два года назад. И до последнего времени держалась.

– А сейчас сорвалась, – пробормотал Соловьев и, прижимая трубку к плечу, насыпал в чашку растворимый кофе, сахар.

– Сорвалась. Это вполне понятно. Не представляю, как она будет жить дальше. Она ведь совершенно одна. Знаете, я догадываюсь, откуда у Жени столько денег. Не хотела говорить, во-первых, при Нине, во-вторых, я тогда еще не до конца осознала, что девочки больше нет.

– Да. Я вас слушаю.

– Женя лет с двенадцати встречалась со взрослыми мужчинами. И они платили ей.

– Откуда вам это известно? – Соловьев чуть не расплескал кофе, пока нес чашку к столу.

– Не важно. Это к делу не относится. Но я знаю точно.

– И все-таки откуда? – спросил Соловьев. – Поймите, то, что вы сказали, – очень важно. Я должен знать, насколько достоверна эта информация.

Майя вдруг перешла на шепот:

– Я сейчас, по телефону, не могу. Но информация точная. Возможно, кто-то из них ее и убил. А устроила это все Маринка.

– Кто, простите?

– Ну последняя жена Качалова. Вы ее видели?

– Да.

– Значит, уже имели счастье. Она небось сокрушалась, жалела Женечку. Учтите, все это гнусное лицемерие. Я не удивлюсь, если окажется, что она напрямую причастна.

– К чему?

– К убийству, вот к чему! Женечка была для нее как кость в горле. Если кому и выгодно, чтобы девочки не стало, так только ей, этой проклятой стерве! Ой, не могу больше говорить. Нина встала, идет сюда. Учтите, она ничего не знает!

– Подождите, Майя, вы завтра утром можете подъехать ко мне в управление?

– Нет.

– Почему?

– Мне к восьми утра на работу. Я не могу опаздывать. Только устроилась. У меня сейчас испытательный срок.

– Но у вас будет повестка, официальный документ.

Рядом пьяный голос простонал:

– Майка! Где ты, твою мать?! С кем ты там треплешься? Давай выпьем, блин, ну, Май-ка! У нас что, коньяк кончился, на хрен?

– Сейчас, Нинок, сейчас, иду, солнце мое! – крикнула в ответ Майя и зашептала в трубку: – Слушайте, давайте сделаем так. Она заснет часа через два, я выйду, а вы подъедете к девяти. Это не поздно? Мы поговорим или в машине у вас, или в кафе зайдем. Хорошо?


* * * | Вечная ночь | * * *