home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать третья

После такого долгого, трудного дня любой гоминид валился бы с ног от усталости. Страннику хватило часа, чтобы восстановить силы. Он лежал на полу, раскинув руки, полностью расслабившись. Он глубоко дышал, считал вдохи и выдохи, заставлял свое сердце биться ровно.

Это тоже был ритуал. Отдых перед решающим броском. Погружение в мягкие волны света, в нирвану. Nirdvandva – отсутствие двойственности, единство с самим собой. Никаких противоречий между телом и душой. Никаких мыслей, никаких чувств. Покой покойника.

Ровно сорок минут он провел в таком состоянии. Затем встал, свежий и решительный. Еще двадцать минут он потратил на то, чтобы принять прохладный душ, побриться, надеть все чистое, проверить содержимое портфеля. Очки ночного видения, бутылка масла, тонкие резиновые перчатки, ножницы.

Он надеялся, что не встретит никого из соседей. Это было совсем ни к чему. Простое «добрый вечер» прозвучало бы сейчас, как если бы посреди гениальной симфонии кто-то в темном зале закашлялся или громко испортил воздух.

Но мир гоминидов устроен так, что именно это всегда и происходит.

Во дворе Странник столкнулся со старухой с нижнего этажа, она выгуливала свою таксу. Собака была злобная, когда случалось оказаться с ней в лифте, она скалилась, рычала, короткая шерсть на загривке вставала дыбом. Если бы хозяйка не держала ее на руках, она бы обязательно вцепилась Страннику в ногу. Он давно заметил, что у собак чутье на чужака развито значительно острей, чем у их хозяев, гоминидов.

Много лет назад, после того как он убил самку на чердаке, на него зарычала огромная бездомная дворняга Юра, названная так в честь космонавта Гагарина. Самка регулярно подкармливала Юру. Странник до сих пор помнил собачий взгляд, хмурый и пронзительный, глухой рык, ощеренную морду, желтые клыки, вздыбленную шерсть на загривке.

Тогда он, шестнадцатилетний мальчик, не побежал. Спокойно прошел мимо, изо всех сил заставляя себя не бояться. Он читал, что от страха у человека меняется состав крови и, соответственно, запах. Собака или волк чувствуют это и бросаются на жертву.

Собака не бросилась на него, просто смотрела налитыми кровью глазами и не двигалась с места. Мальчик вдруг понял: псу все известно. Пес ненавидит и боится его.

В гастрономе он купил ливерной колбасы. Дома, в общей кладовке, нашел банку с крысиной отравой. Он был уверен, из его рук дворняга ничего не возьмет. Утром, перед уходом в школу, попросил одну из соседок, когда пойдет на рынок, покормить Юру. Соседка умилилась его доброте, отнесла собаке колбасу. Потом он видел, как дворник убирал труп. Пес был старый, шарил по помойкам, и никто не удивился, когда он сдох.

Собака – символ грязи и блуда. Если собака забегает в христианский храм, ее убивают, а храм освящают заново. Собака стоит на страже разврата и чует угрозу. Странник много раз убеждался в этом. Никогда ни один пес не подошел к нему близко, не приласкался. Дворняги и домашние, большие и маленькие, старые и молодые, кобели и суки дрожали, случайно оказавшись с ним рядом, скалились. Шерсть вставала дыбом. Некоторые, самые отчаянные, пытались укусить.

– Добрый вечер, – сказала старуха.

Такса, почуяв Странника, на этот раз не затявкала, а заскулила, поджала хвост.

– Чапа, как не стыдно? Перестань сию минуту! Ты что, своих не узнаешь?


* * * | Вечная ночь | * * *