home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Ментальная блокировка, наложенная Китаи, оказалась недолговечной.

Герагк, заявив роботу, от которого зависел, что разгрузка парусника завершена, вернулся к себе. Теперь этот груз в кратчайшие сроки надлежало переправить в склады космопорта.

Свалившись на койку, гозланин сжал обеими руками голову. Временами по его красно-коричневым щекам пробегал нервный тик, узкие глаза конвульсивно моргали. Не забыл ли он чего?.. Да… Но что? Что-то, имевшее исключительное значение… что обеспечило бы ему полное доверие богов… Несмотря на прилагаемые усилия, смутное воспоминание никак не хотело принимать завершенную форму, и железный обруч, теснивший ему виски, давил все сильнее. Герагка мучила чудовищная мигрень. Он задрожал, как преступник, схваченный за руку, когда внезапно тихо постучали в дверь, но все-таки смог взять себя в руки. Как же это он чуть не забыл: ведь к нему сегодня должен был прийти Ралв!

Поднявшись, Герагк открыл ночному посетителю дверь и снова задвинул щеколду. Ралв возглавлял ту самую организацию, которая намеревалась силой положить конец господству космических торговцев. Ростом гость был на целую голову выше хозяина. Могучие мускулы перекатывались под кожей цвета красного дерева. От него так и веяло недюжинной силой.

— Вы неважно себя чувствуете? — сочувственно поинтересовался Ралв, усаживаясь на стул.

Герагк пожал плечами.

— Сам не пойму, в чем дело. Наверное, днем меня здорово припекло на солнышке. Голова слегка кружится.

Ралв с любопытством окинул его взглядом.

— Странно… То же самое чувствует и Рендекс. Он, как и вы, тоже работал в порту. Неужто совпадение?

— Вы имеете в виду наше самочувствие?

— Вот именно.

— Это как-то связано с парусником… Готов поклясться, что там на борту случилось что-то необычное, но воспоминания об этом какие-то самые расплывчатые. Уверен, что в конце концов все это вспомнится само собой…

Ралв сменил тему разговора:

— Хочу рассказать вам о громадном успехе: нашим людям удалось захватить робота и разобрать его.

— Вы убили железного бога?

— Не дурите! Вы прекрасно знаете, чего стоят эти истории о железных и прочих богах! Одни из них роботы, другие вообще всего-навсего такие же люди, как и мы с вами. У них корабли, которые могут долетать до звезд, — вот и вся разница. Они нас поработили, ограбили, воспользовавшись нашим невежеством. Они стали хозяевами этого мира благодаря техническим средствам, имеющимся в их распоряжении. Но мы выгоним их с Горра, или с Гозула, как они назвали нашу планету!

— И все же! Уничтожить бога из жел… Я хочу сказать — робота. Когда это заметят, нам несдобровать!

Ралв загадочно улыбнулся.

— Вы не все знаете. У нас неожиданно появились союзники. На Горре находятся иностранцы, готовые поддержать нас в борьбе против захватчиков, которые являются и их врагами.

— Иностранцы? У меня возникает какое-то странное чувство, когда слышу это слово. Не пришлось ли и мне столкнуться с ними?

Он размышлял с искаженным мучительной гримасой лицом.

— Ну как? — допытывался Ралв.

— В памяти по-прежнему пусто. Думаю, что мне надо выспаться — и завтра это утраченное воспоминание вернется. У меня какое-то не очень ясное впечатление, что это важно, даже очень важно для нас… А что сталось с тем роботом, которым вы завладели?

— Я уже сказал, что мы его демонтировали. Речь идет о чисто механическом создании, сделанном, конечно, удивительно тонко, но в нем нет ничего сверхъестественного. По-моему, мы сами вполне способны были бы создавать такого рода машины. И это будет легче сделать, когда мы изгоним отсюда звездных людей, так как получим в свое распоряжение все их заводы и оборудование. И уж тогда-то мы построим не только роботов, но и корабли, да не хуже, чем у них!

— Вам удалось достать планы их базы?

— Да. Все готово. Мы бы уже напали на них этой ночью, если бы нас не предостерег от этого Энзалли.

— Энзалли? И чего ему надо, этому ясновидцу?

— Ему скорее подошло бы имя «провидец», поскольку он умеет считывать мысли на расстоянии. Не только наши, но и так называемых «богов». Как, впрочем, и иностранцев.

— Он что, находился с ними в контакте?

— Находился, но всего лишь какое-то мгновение: перехватил разговор двух телепатов. Значит, иностранцы, как и он, должны уметь читать мысли других. Но как только в беседу вклинился Энзалли, отмеченный им ментальный поток тут же иссяк. Тем не менее ему все же удалось понять, что эти незнакомцы тоже выступают против так называемых «богов». Те в свое время попытались поработить и их, но потерпели сокрушительное поражение! И они прибыли сюда, чтобы одержать окончательную победу над Вольными Перевозчиками — так они называют нашего общего врага, уничтожив его во время предстоящего здесь сборища их главарей. Мы смогли узнать, что это им уже удалось сделать, правда, только частично.

— Союзники! — прошептал Герагк. — Мы даже в самых своих смелых мечтах не надеялись когда-либо их обрести. А они тут как тут! Но почему они прячутся, не раскрываются перед нами?

— У них на то, несомненно, есть какие-то свои причины. Энзалли пытается восстановить контакт синими, но пока тщетно. Если в этом деле появится что-то новенькое, он меня немедленно предупредит. Так что, как видите, наше положение далеко не безнадежное. Тем не менее считаю более разумным пока придерживаться выжидательной тактики.

— Если только наш противник сам не развернет наступление, обнаружив пропажу робота!

— Ну что же, это вполне разумный риск, на который нам пришлось пойти, — сказал, поднимаясь, Ралв. — А вы все же постарайтесь растормошить ваши воспоминания, связанные с парусником. Почти у всех, кто работал сегодня на его разгрузке, проявляется сходный синдром потери памяти. И это совпадение меня волнует. Наверняка за этим что-то кроется.

Герагк открыл дверь.

— Согласен. Вопрос — что?

Ралв выскользнул из дома.

До мятежников быстро докатилась молва о горячей схватке между каким-то пушистым зверем и семью киберами. Многие гозлане работали на базе Вольных Перевозчиков (для этого их Под гипнозом обучили различным профессиям). В частности, среди них были специалисты, обеспечивавшие контроль за позитронным мозгом и автоматическими системами надзора и обороны. Некоторые из них оказались в курсе мельчайших подробностей развернувшейся на берегу реки стычки, ставшей роковой для роботов.

Чуть позже другая новость поразила не только местных жителей, но и их хозяев, Вольных Перевозчиков: спецподразделение гозлан, посланное на место баталии, неожиданно перестало обращать внимание на посылаемые приказы и, сформировав колонну, покинуло место своей дислокации, направляясь к порту Винтина. Никто не мог понять причин их столь странного поведения.

Ралв, прослышав об этих происшествиях, бросился обратно к Герагку, который, оказавшись в послеобеденные часы без определенного задания, отсиживался дома.

— Точно не знаю, что произошло, — заявил Ралв с ходу. — Не исключено, что кое-кто из наших решил, не поставив меня в известность, начать боевые действия. Тогда это было бы чистейшим безумием: у нас нет ни малейших шансов выстоять в борьбе с киберами-убийцами!

Герагк, выслушав его с задумчивым видом, спросил:

— На кого было похоже то существо, которое расправилось с семью металлическими воинами на берегу реки? Разве это был не человек?

— Нет. Животное.

— Животное не смогло бы одолеть вооруженных роботов. А не идет ли, случаем, речь об одном из тех иностранцев?

— Возможно… Не пойти ли нам вместе?

Оба вышли из дома и на машине отправились в порт. Взбунтовавшийся спецотряд гозлан находился сейчас в пути и должен был добраться туда не раньше чем завтра утром. Следовательно, заговорщикам надлежало проявлять терпение по крайней мере до этого времени.

Они провели ночь в доме, расположенном на набережной, у одного из друзей, который также входил в их секретную организацию. Вскоре по прибытии они послали гонца за Энзалли. Выяснилось, однако, что если тому ничто не помешает, то он сможет добраться до них только часа через три.

Время тянулось мучительно долго.

Они не обратили внимания на то, что Перевозчики развернули кипучую деятельность. На рассвете в порту было объявлено осадное положение. На всех перекрестках стояли боевые роботы, останавливая и проверяя проезжавшие машины. Гозлане покорно сносили неудобства этого необычного контроля.

Но Энзалли, телепат, сумел проникнуть в город, не привлекая к себе внимания противника. Он без труда нащупал мысли Ралва и Герагка, которые с нетерпением поджидали его. Чуть позже он уже стучался в дверь.

Оба гозланина немедленно забросали его вопросами. Старец, улыбаясь, прервал их жестом руки и устало опустился на стул.

— Друзья, дайте хоть немного перевести дух, — взмолился он. — Я проделал длинный путь, к тому же весьма нелегкий. Вольные Перевозчики обеспокоены. Как видите, я их больше не величаю «богами». Почему? А потому, что я установил связь с иностранцами. Они поблизости. Вероятно, даже в порту.

— Здесь? — воскликнул Ралв. — Но где?

— Мы вскоре это выясним, ибо они просили меня вызвать их этим утром. Мне неизвестно, сколько их, но среди незнакомцев имеются по крайней мере два точно таких же, как и я, телепата.

Герагк сидел в уголке комнаты с отсутствующим видом, словно был погружен в глубокие размышления. Энзалли остро взглянул на него и сделал знак Ралву, собиравшемуся что-то сказать, помолчать.

— Я, пожалуй, помогу вам, Герагк, — продолжил телепат, — восстановить утраченное воспоминание. Полагаю, что мы извлечем из него весьма полезные для нас сведения. Итак, сосредоточьтесь на вчерашнем дне и, в частности, на моментах разгрузки парусника.

Мгновенно все понявший Ралв сидел молча. Он знал, что сейчас Энзалли проникает в сознание Герагка. Возможно, ему удастся прорваться сквозь ту пелену, которая затемняла мысль о каком-то имевшем вчера место важном событии.

— Невероятно… — протянул телепат. — В вашем мозгу стоит нечто вроде почти осязаемого тумана. Причины этого явления не могут быть естественного порядка. Лишь какой-то другой телепат, а еще вероятнее — гипнотизер способен добиться такого результата. Так… Вы отправились на борт парусника… Что вы там делали? Нет, нет, не пытайтесь напрячь вашу память! Просто думайте об этом, не надо прилагать какие-то специальные усилия. Этого вполне достаточно. Хорошо, хорошо. Уже лучше. Там находились иностранцы? Вас об этом проинформировал капитан? Четверо неизвестных, внешне походивших на «богов»… Вы приблизились к ним… Затем пусто? Черно? Вы ничего больше не помните?

Энзалли откинулся на спинку стула, не спуская с Герагка пристального взгляда.

— Не отводите глаза, Герагк. И постарайтесь вспомнить, вы отчетливо видели этих четырех незнакомцев? Что они вам заявили? Нет, вы об этом вовсе не забыли. Теперь сделайте небольшое усилие — и воспоминание об этой сцене вернется! Превосходно, вот мы и у цели. Эти лица отдали вам приказ забыть обо всем, что там происходило. Как и вашим подчиненным. Вот почему у всех ощущение какой-то опустевшей головы и состояние легкого недомогания. Эти четверо незнакомцев и есть те самые иностранцы, которых мы ищем, — наши союзники!

Герагк хлопал ресницами, будто очнулся ото сна.

— Вы правы, Энзалли. Теперь я понимаю. Все понемногу возвращается… Да, они распорядились, чтобы мы все вычеркнули этот эпизод из памяти. Но зачем? Разве они не наши друзья?

— Не забывайте о присутствовавших на борту роботах. У них никоим образом не должно было зародиться даже малейшего подозрения. Иностранцев всего четверо, а ввязались они в борьбу с целой расой! Естественно, им следует проявлять осторожность. Но, на мой взгляд, они не меньше нашего стремятся к тому, чтобы заполучить союзников. Вскоре все это прояснится.

— Когда? — встрепенулся Ралв, прерывая свое долгое молчание.

Энзалли поднял руку.

— Тихо!..

Застыв, с остановившимся взглядом, он, казалось, выслушивал какого-то собеседника-призрака. Это длилось минут десять.

Наконец телепат, покачав головой, поднялся.

— Подготовьтесь, друзья мои. Вы пойдете со мной. Полагаю, что решающее сражение вот-вот начнется.

Герагк спросил, хотя и знал уже заранее ответ:

— Где?

— В порту. На борту парусника. Нас там ждут.

Капитан судна был искренне уверен, что действует по своей воле, когда принял решение остаться в порту, пришвартовавшись к набережной, вместо того чтобы, разгрузившись, выйти, как полагалось, в море. Китаи позаботился об этом и неотрывно и твердо держал его под контролем.

Прислонившись к борту, японец стоял на страже, в то время как Маршалл и два других мутанта спокойно заканчивали инвентаризацию материалов, доставленных Эмиром. Составили опись, где все было методично разнесено по соответствующим графам.

Глазастик помогал Китаи, сосредоточив внимание на подходе трех гозлан. Устроившись в сорочьем гнезде, он сориентировал свой телепатический центр на прием сигналов с набережной. И в скором времени среди тысячеструйного ментального потока узнал, а затем и выделил тех, кто его интересовал. Он внимательно вслушался в разговор, который заговорщики вели по пути в порт. Чтобы избежать многочисленных заслонов роботов, они были вынуждены пробираться сложными, обходными путями.

Их лояльность не вызывала ни малейшего сомнения, о чем достаточно убедительно говорило соответствие слов, которыми они обменивались, их потаенным мыслям.

Мышь телепортировал к японцу, который вздрогнул от его внезапного появления.

— Они приближаются! — сообщил Глазастик.

Китаи вздохнул.

— Эмир, но разве столь уж необходимо подвергать мои и так уж потрепанные нервишки суровому испытанию? Неужели вы не можете перемещаться нормально, как вполне разумные люди?

— Да, но весь вопрос как раз в том, что я — не человек, — с торжеством парировал мышь. — И зачем мне утруждать себя, вышагивая на лапах? То, что я делаю, намного проще!

Японец состроил зловещую гримасу.

— Не выводите меня из терпения, Эмир. Ибо я не могу за себя поручиться и как-нибудь возьму и заставлю вас поверить в то, что вы… например, курица. Ох, как давно я не пробовал только что снесенного яичка, приготовленного всмятку!..

У мыша как-то сразу вытянулся нос, и, пробормотав нечто маловразумительное, он показал на набережную.

— Вон они! — воскликнул он. — Энзалли, телепат, — самый пожилой из них. Ралв — вождь бунтовщиков, идет по правую руку от него. Последним движется Герагк, которого вы ранее уже «обрабатывали».

Китаи отметил, как ловко трое гозлан обманули бдительного сторожевого кибера. Потом они дружно, с видом людей, исполняющих важную миссию, направились к кораблю. По ходу троица приветствовала других местных жителей, которые поглядывали на них с любопытством.

Глазастик потер лапы.

— Отличное пополнение! — воскликнул он.

Китаи тем временем уже полностью переключил свое внимание на трех заговорщиков, которые несколько смущенно задержались у трапа, соединявшего парусник с набережной. Выпрямившись во весь рост, он помахал им рукой.

Энзалли и его друзья поднялись на борт.

Земляне ожидали их в кормовой надстройке. Поскольку теперь отпала надобность стараться ради маскировки выглядеть похожими на Вольных Перевозчиков, все они, каждый по мере возможности, приняли свой обычный облик. После того как бороды у всех были сбриты, их запросто (особенно японцев) можно было принять за настоящих гозлан.

Эмир старался не высовываться. Он должен был выйти на сцену позже и продумывал, как бы это сделать как можно эффективнее.

Энзалли и Джон обменялись взглядами, неслышимые и неведомые другим мысли проскакивали в этот момент от одного к другому, происходил обмен вопросами-ответами. Наконец старец протянул обе руки.

— Добро пожаловать на Горр, пришелец со звезд, — произнес он на интергалакте. — Вы — враг наших врагов. Знаю, вы нам поможете. Вижу в вашем сердце честность и порядочность.

— Мы счастливы, что более не одиноки в этой борьбе против тех, кого вы совершенно ошибочно почитали за «богов». Давайте сядем. Здесь никто нас не потревожит и будет удобно наблюдать за обстановкой на набережной. Вижу, что у вас есть что нам рассказать, Энзалли, и немало.

Они уселись на бухты свернутого каната. Солнце палило, стоя в зените. Жизнь в порту, казалось, совсем замерла. Присутствие там боевых роботов не было чем-то необычным, хотя непривычно большое их количество смутно беспокоило жителей.

— Вы хотели бы, разумеется, получить информацию о нашей организации, — начал телепат. — Об этом вам расскажет Ралв, ее основатель и глава.

Рал в кивнул не без гордости.

— Спрашивайте, сеньор.

— Никаких «сеньоров», — поправил его Джон. — Мы с вами — союзники и, надеюсь, друзья. Первый вопрос: насколько крупна ваша организация? Сколько в ней членов?

Ралв сразу принял озабоченный вид.

— Я… я не в состоянии назвать вам точную цифру. По соображениям конспирации наша организация носит довольно рыхлый характер, не имеет ни чёткой структуры, ни какого-либо устава. Могу вас лишь заверить, что ее члены разбросаны практически повсюду, и все они преисполнены желанием как можно скорее изгнать поработителей с нашей планеты. Но, увы, не все расположены ради этой цели взяться за оружие. Они колеблются, не решаясь рискнуть даже ради свободы жизнью, протекающей в общем-то спокойно…

— Ясно, — протянул Джон.

— И все же, повторяю, у нас очень много сторонников. Чтобы распознавать друг друга, мы разработали целую систему условных знаков и ключевых слов.

— Не является ли подобная защитная мера несколько слабоватой?

— Вовсе нет. Среди нас предатели не водятся. Самое большее — трусы.

— Признаюсь, разница между теми и другими представляется мне весьма зыбкой.

— Тогда позвольте мне объяснить, — вмешался Энзалли. — Некоторые из наших членов, как это подчеркнул Ралв, не пойдут на открытое выступление, когда на карту будет поставлено их мелкое, но мирное и сравнительно счастливое нынешнее существование. Но, с другой стороны, они, даже узнав о приближающемся часе восстания, никогда не побегут доносить об этом Перевозчикам. Таким образом, они не представляют для нас опасности.

— Понимаю.

— Есть ли ко мне другие вопросы? — осведомился Ралв.

— Да. Ограничено ли ваше движение только городом Винтина?

— О нет! Весь континент сегодня — это, в сущности, осиное гнездо. Они только и ждут сигнала к выступлению. У них есть оружие и средства, способные уничтожать роботов.

— Вы имеете в виду боевых? Ралв опустил голову.

— Нет. Не этих. Пока еще нет. Но если нам удастся захватить завод и его оборудование, тогда…

— Но они находятся под строгой охраной, — оборвал его австралиец. — То есть план подобного рода неосуществим. Чтобы вымести отсюда Перевозчиков, нам потребуется прибегнуть к иным методам.

— Нам? — поперхнулся Ралв. — Вы хотите сказать, что…

— Зачем, спрашивается, тогда мы явились сюда? Подведем итоги: роботы господствуют над вами. Но в то же время они являются слугами бородачей. Если мы выбросим с этой планеты галактических торговцев, роботы, запрограммированные подобным образом, не перестанут от этого быть нашими злейшими врагами. Проблема тем не менее не неразрешима: при известных условиях программу андроида можно сменить полностью. Значит, наша первоочередная задача — обратить Перевозчиков в бегство.

Ралв и Герагк с трудом скрывали свое скептическое отношение к услышанному. Только Энзалли — весь внимание — улыбался.

— У нас разработан план, обеспеченный необходимыми средствами и ресурсами, чтобы добиться того, что вам кажется неосуществимым, — продолжал Джон. — Но мне нужна ваша помощь и в особенности — полное доверие.

— Если Энзалли вам доверяет, мы — тоже, — просто ответил Ралв. — Он читает ваши мысли, и ему нетрудно выяснить, искренни вы или нет.

— Вы забываете, что я телепат и могу устанавливать барьер вокруг своих мыслей. Я в состоянии навязать вам ложь под видом правды. Более того, мой друг Китаи — чародей-гипнотизер, и ему не составит труда подчинить себе вашу волю. Как видите, вам надо сознательно и полностью положиться на нас и слепо повиноваться, даже без всяких тому доказательств, когда мы уверяем вас, что являемся и останемся вашими верными союзниками.

Ралв не колебался ни секунды.

— Мы верим вам. Приказывайте. Наше дело — подчиняться.

Гозланин говорил совершенно искренне. Но Джон все еще не был удовлетворен — ему нужно было быть стопроцентно уверенным в том, что тот будет ему подчиняться абсолютно беспрекословно. Ведь, узнав в деталях о плане землян, он может пойти на попятную.

— Может так случиться… — начал он.

Затем телепатически обратился к Энзалли:

«Прошу вас какое-то время хранить полное молчание. Не вмешивайтесь, независимо от того, что вы сможете прочесть в моих мыслях: никакого барьера я сознательно не возвожу. Никак не выказывайте возможный ужас, когда узнаете о наших планах. Мы обсудим все это позднее».

И он снова начал говорить вслух:

— Может так случиться, что на первый взгляд то, что я вам представлю в качестве нашего стратегического плана, покажется бесчеловечным, потому что именно вы и ваши друзья будете первыми его жертвами. Мне нужны добровольцы, которые согласились бы стать больными.

— Больными?

— Именно так. Не стройте иллюзий: победить Перевозчиков силой невозможно. Моя раса, которая находится сейчас с ними в состоянии войны, в нынешних условиях не должна официально выступать. Другими словами, мы останемся в тени. Вы же — хотя ничто, верю, не сможет удержать вас от открытого выступления — слишком слабы, чтобы развязать по-настоящему боевые действия. Выход один: пойти на хитрость.

— Мне кажется, что вы рассуждаете вполне логично, — поддержал его Ралв.

Герагк, казалось, был того же мнения. Энзалли был сосредоточен, вслушиваясь в мысли собеседников.

— Повторяю: надо их перехитрить… — продолжал Маршалл, тщательно подыскивая слова, чтобы не слишком напугать гозлан. — Бородачи не отступят ни перед чем, вы это прекрасно знаете, чтобы добиться своих целей. Они безжалостно подавят ваше восстание и оставят от этого мира лишь пепел и руины. Но что произойдет, если они неожиданно будут вынуждены столкнуться, не с восставшими людскими массами, а с незнакомым им противником, которого к тому же им никак не удастся выявить? Чтобы уж поставить все точки над «i»: с эпидемией ужасного типа.

Ралв вздрогнул.

— Эпидемией? Они, разумеется, сбегут, но… А нам-то что за польза от этого? Наши угнетатели перемрут, но и мы с ними вместе!

— Исход этой болезни отнюдь не фатальный, — успокоил его Джон. — Более того, у нас есть противоядие-вакцина. Простой укол — и любой заболевший вернется в нормальное состояние.

— Если я вас правильно понимаю, вы намерены развязать против Перевозчиков бактериологическую войну?

— Совершенно верно. Но в некотором смысле и против вас, гозлан, тоже.

По лицу заговорщика пробежала тень.

— Не могу уследить за вашей мыслью… Зачем заражать нас, если единственный наш общий враг — Перевозчики?

— Но именно в этом-то и заключается вся наша хитрость! Если бородачи заподозрят истинное положение дел (иначе говоря, что ради их исчезновения с планеты кто-то искусственно развязал эту эпидемию), они немедленно примут соответствующие меры и начнут лихорадочно искать прививку против болезни, продолжая упорно цепляться за свои позиции здесь. Нет, самое главное: наше наступление должно выглядеть как совершенно естественная эпидемия, причем неизлечимой болезни, которая поражает в равной степени как оккупантов, так и тех, кого они держат в своем подчинении. Если удастся их в этом убедить, то они сбегут, охваченные такой паникой, что бросят свои базы и не станут утруждать себя демонтажем заводов и эвакуацией роботов.

Ралв и Герагк обменялись взглядами.

— Вы утверждаете, — медленно проговорил Ралв, — что никто не умрет? И что все мы вылечимся от этой болезни, и быстро?

— Да, я заверяю вас в этом. В ходе опытов, проведенных в наших лабораториях, мы установили, что эта на редкость заразная болезнь распространяется необычайно быстро, словно рассеиваемая в воздухе пыль. Очень скоро по меньшей мере половина вашего населения окажется пораженной. Но больные, после того как выздоровят, получат для себя большую выгоду. Вот как будет протекать весь процесс, повышение температуры, затем, после инъекции сыворотки, глубокий сон. Проснувшись, больной будет чувствовать себя не только физически совершенно здоровым, но и его интеллектуальный коэффициент возрастет примерно на двадцать процентов. Как видите, ощутимый выигрыш!

Внезапно поднялся Энзалли.

— Джон Маршалл, — произнес он, — не расскажете ли вы моим друзьям, каковы симптомы болезни? Мне представляется, что они вправе это знать.

— Конечно, я намеревался поступить именно так. Но об этом должны знать только они, и никто больше. Успех всей операции зависит от строгой секретности ее проведения. Лишь реальный страх, который охватит все население, способен убедить Перевозчиков в том, что опасность по-настоящему велика.

Австралиец улыбнулся телепату и, повернувшись к Ралву и Герагку, продолжал:

— Болезнь проявляется через высыпание красных пятен, сначала на лице, потом и по всему телу. Через неделю начнутся провалы в памяти, воспоминания о прошлом станут понемногу гаснуть, пока не исчезнут совсем. Все. После введения противоядия все пятна исчезнут, мозг восстановит свою, нормальную деятельность и даже, как я сказал, в улучшенном виде.

— То есть это преходящее зло, как, например, простуда?..

— Да, хотя симптомы ее гораздо более впечатляющие, и заражение происходит чрезвычайно быстро. Кстати, это совершенно необходимо для того, чтобы операция в целом прошла успешно. Итак, я спрашиваю вас, Ралв, согласны ли вы распространить эпидемию среди вашего народа? Та спецгруппа, что сейчас на подходе к Винтине, первая и включилась бы в дело.

Ралв побледнел.

— Что?.. И я сам должен развязать это бедствие среди соотечественников?

— Это единственный способ избавиться от Перевозчиков. Они немедленно сбегут, опасаясь заболеть.

Ралв колебался лишь одно мгновение.

— Согласен. Научите, как это сделать.


Глава 2 | Оружие забвения | Глава 4