home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Зелено-бурые водоросли лениво колыхались в прозрачной воде, где весело резвились стайки рыб с длинными плавниками. Их, похоже, совсем не тревожило присутствие стоявшего на якоре парусника и беспрерывно снующие с судна на берег и обратно лодки, перевозившие груз.

В глубокой — полумесяцем — бухточке укрывался порт Винтина. Белые Домишки, цепляясь за холмы, полого поднимались от моря к вершине высокого плато, притуплённая гряда которого сливалась вдали с синевой горизонта.

Парусник, доставивший с архипелага груз, не был обычным торговым кораблем: из бортовых люков хищно торчали тупорылые орудия.

Моряки и артели рабочих трудились с похвальным усердием. Порой, однако, эти люди с отливавшей бронзой кожей и жесткими черными шевелюрами на минутку прерывались, чтобы вполголоса, а то и шепотом обменяться между собой парой фраз, тревожно посматривая при этом на корму. Там, на свернутых в бухты канатах, на возвышавшейся палубной надстройке, сидели или стояли, опершись о борт, четыре внимательно за ними наблюдавших человека. Можно было подумать, что разгрузка трюмов представляла для них жизненно важный интерес. Однако в действительности ничего подобного не было.

Один из этой четверки, вздохнув, поднял глаза вверх, навстречу раскаленному солнцу, которое могло бы вот так яриться где-нибудь над Триполи или Буэнос-Айресом… если бы дело происходило на Сол-3, а не в мире, главное светило которого в навигационных журналах Вольных Перевозчиков значилось под именем 221-тэта Лиры.

— С ума можно сойти от этой жары! А еще больше от этой щетины, — бросил он, проведя по густой бороде. — И для чего только нам понадобился этот маскарад?

— Пока он в самом деле бесполезен, — согласился один из его компаньонов. — Но мог бы весьма пригодиться, объявись в округе какой-нибудь Вольный Перевозчик.

— Последнее маловероятно, мой дорогой Тако. Любой настоящий бородач, если только мы как-то не отреагируем на него, быстренько заметит, что все в нас — имитация, хотя и довольно удачная.

— Вот мы и постараемся не дать ему времени прийти к такому выводу! — улыбнулся японец. — Впрочем, не стоит этого бояться: ведь «боги» не опускаются до того, чтобы подниматься на борт местных судов: для грязной работы у них предостаточно рабов.

Таковыми являлись гозлане, жители этой планеты, Гозул, названной так в честь открывшего и покорившего ее патриарха. Примененная в широком масштабе гипнотическая блокада нейтрализовала (или, скажем, почти сняла) любые поползновения к сопротивлению у этого мягкого сердцем и наивного народа, который воспринял Перевозчиков как всемогущих божеств, спустившихся с неба на борту своих крылатых боевых колесниц.

Вольные Перевозчики оборудовали на континенте в Северном полушарии военно-промышленную базу, одну из множества разбросанных по всей Галактике, в Целях успешного противостояния нападению любого противника. А сейчас таковым для них являлся Перри Родан, стелларх Сола. Все их усилия сводились к одному: непременно уничтожить его.

Сорвать эти планы галактических торговцев — таким было задание отважной четверки землян. Должным образом загримированные, они выжидали в настоящий момент возможности перейти к активному противодействию Перевозчикам. Пока что они осматривались, изучая обстановку на борту парусника в порту Винтина, расположенном на южной оконечности континента, который боязливые аборигены прозвали «Страной богов».

Полученные землянами инструкции в сущности сводились к нескольким словам: изгнать Перевозчиков с Гозула, причем никоим образом не дать им распознать, что за всем этим стоит их противник Родан, чья эскадра пока что затаилась в космосе в восьми световых днях от этой планеты.

Джон Маршалл, лучший телепат Милиции, задумчиво посмотрел на своих товарищей, особо задержав взгляд на Тако Какута, специалисте по телепортации.

— Вот именно, — наконец проронил он. — Больше всего меня в данный момент беспокоят как раз гозлане. Китаи Ишибаши сумел подвергнуть их массовому гипнотическому воздействию, но как долго оно продлится? Если экипаж начнет думать самостоятельно, у него незамедлительно пробудятся подозрения. Люди станут недоумевать, что это мы делаем на их судне, скоренько разберутся, что мы — самозванцы, и сообщат, куда следует. Не забывайте, что Перевозчики для них — божества!

Китаи погладил бороду.

— Сила и продолжительность моего внушения, — заявил он, — во многом зависят от ментального сопротивления подопечных. Я не в силах точно сказать, когда эти отважные моряки обретут достаточную степень свободы мышления, чтобы начать коситься на нас!

Последний из четверки землян улыбнулся «чародею-гипнотизеру». Японец Тама Йокида был мастером телекинеза, то есть обладал способностью одним лишь усилием воли перемещать материальные тела на расстояние.

— При необходимости мы всегда сможем оказать сопротивление. Но мне бы не хотелось доводить дело до этого, ибо чем меньше мы привлечем к себе внимания, тем больше у нас шансов преуспеть. Сейчас необходимо как можно скорее получить в свое распоряжение тот материал, что доставил сюда Эмир.

— Проблема та еще! — вздохнул Маршалл. — Он затоплен на дне реки, рядом с космопортом, и весьма далеко отсюда. Мышь был вынужден освободиться от него, чтобы тот не достался неприятелю. Хорошо еще, что сам сумел уйти целым и невредимым. Кстати, а где он сейчас?

— Я здесь, милый друг! — раздался чей-то сюсюкающий голосок как раз позади телепата.

Маршалл обернулся, с удивлением воззрившись на огромную бухту, лежавшую впритык к борту. Свернутые кольца каната слегка пошевелились, и из середины высунулись круглые мохнатые уши, за ними показалась острая мордочка с живыми карими глазами и торчащими в разные стороны антеннами усов.

— А бороды вам просто к лицу, — констатировал мышь. — Они придают вам добрый, мудрый и величественный вид. Неплохо, если бы все двулапые обзавелись ими.

С этими словами Эмир прошмыгнул вдоль каната и присоединился к четырем землянам: внутри их группы он чувствовал себя в надежном, укрытом от неуместного любопытства посторонних месте.

И действительно, вид у него был презабавный. В длину гигантский мышь был с метр, покрыт нежной и мягкой шерстью каштанового цвета, а упитанное тело, заканчивалось как ни странно, широким и плоским хвостом бобра. Родом Эмир был с планеты Пердита и обладал врожденным даром телекинеза, а благодаря интенсивной тренировке развил в себе также способности к телепатии и телепортации. Прозванный коком на «Астре» Глазастиком, он предпочитал титул «лейтенант Эмир», который, кстати, присвоил себе сам, будучи полноправным членом офицерского корпуса Милиции мутантов.

— Спасибо за комплимент, — откликнулся Китаи, слегка пощекотав его под подбородком, отчего тот довольно замурлыкал. — А что, если и вас вырядить таким же образом? Пойдет ли вам сей волосяной покров?

Полузакрыв глаза, будто пытаясь представить себе мыша с ассирийской бородой, он улыбнулся. Маршалл же, не стесняясь, прыснул со смеху.

— Эмир — в таком виде?! Умора! От гомерического хохота затрясется вся планета и запросто может свалиться в какое-нибудь иное пространство-время! Я тоже…

Эмир очень не любил, когда над ним потешались, поэтому в тот же миг словно невидимая рука подбросила Маршалла вверх. Если бы обстановка не была столь серьезной и позволяла бы пошутить, он, несомненно, через секунду барахтался бы в воде. Пока что Глазастик ограничился лишь предупреждением.

Австралиец открыл было рот, чтобы выразить энергичный протест, как вдруг замер. Какие-то странные посторонние мысли вихрем пронеслись у него в голове.

— Внимание! — тихо проронил он.

И осторожно тронул мыша за плечо. Тот распластался, прижавшись к борту судна так, что увидеть его можно было только с верхней палубы. Маршалл же добрых две минуты внимательно к чему-то прислушивался, затем негромко пояснил:

— Речь идет о наших моряках. Или, во всяком случае, о некоторых из них. Китаи, они высвободились из-под вашей блокировки и недоумевают, кто мы такие. Наше присутствие здесь для них загадка. Они разобрались, что мы не из числа «служителей богов», то есть тех гозлан, которые после соответствующего гипнообучения служат Перевозчикам рабочими и рабами. Что касается нашей внешности, то она им ничего не говорит, поскольку они ни разу в жизни не смели даже приблизиться к своим хозяевам. В целом они пришли к выводу, что мы — иностранцы (поди же, угадали!), и намереваются повязать нас и передать «божествам».

Тако метнул взгляд на набережную. Там собралось немало гозлан, из числа «служителей богов», намеревавшихся подняться на борт судна для наблюдения за ходом выгрузки. Их сопровождали боевые роботы.

— Так, что будем делать? — деловито осведомился японец. — Отразить возможное нападение для нас не проблема, но это привлечет внимание к нашей группе.

— Этого ни в коем случае нельзя допустить! — решительно высказался Маршалл. — Китаи, вы не можете вмешаться?

— Трудное дело. По крайней мере отсюда. Взять одновременно всех под свой контроль не смогу: слишком их много и чересчур далеко они стоят.

— И все же надо срочно найти выход из создавшегося положения. Воспринимаемый мною ментальный поток усиливается. Через несколько минут эти парни побросают свои ящики и тюки и набросятся на нас. Один уже подумывает о припрятанном кинжале.

Уровень цивилизации, достигнутый гозланами, был сопоставим с земными семнадцатым или восемнадцатым веками. И кинжал, следовательно, был привычным для них видом оружия, весьма опасным в умелых руках.

— Эти проклятые роботы! — пробормотал Китаи. — Я еще ни разу не пытался загипнотизировать кого-нибудь из них!

— Думаю, не стоит этого делать. Учтите, если они в случае вашего вмешательства заметят изменения в поведении местных жителей, в них пробудится недоверие. Мы — в тупике.

— Попросим совета у Родана, — предложил Глазастик, выглядевший совсем махоньким среди землян.

— Наши микрокомы действуют на расстоянии до трех световых месяцев. «Астре» же находится всего в восьми световых днях отсюда, и Родан, разумеется, получит наше обращение, но одновременно мы рискуем, что Перевозчики тоже его перехватят. Тогда они смогут догадаться, с кем имеют дело. А вы, как и я, знаете, что шеф стремится остаться в этом деле в тени. Более того, боюсь, что мы все равно уже опоздали: взгляните-ка вниз!

На нижней палубе какой-то гозланин бросил тюк, который нес, и, подкрепляя свои слова энергичной жестикуляцией, обратился к одному из «служителей богов». Неподалеку стояли два из пяти боевых роботов, ранее поднявшихся на борт. То были весьма эффективные боевые машины. Каждый был наделен позитронным автономным мозгом, позволявшим ему в известной степени «думать», выходя за рамки заложенной программы, и, значит, принимать самостоятельные решения. Радианы лучистой энергии, которыми заканчивалась одна из пар их рук, делали роботов практически непобедимыми и грозными киберами-убийцами. В глазах примитивных гозлан, которые и понятия еще не имели о возможностях технологического развития, тем более о галактических полетах, они выглядели существами божественного происхождения, спустившимися с небес.

Служитель внимательно выслушал грузчика, и его взгляд скользнул в сторону кормовой надстройки, остановившись на ведущей туда лестнице. Покачав головой и оттолкнув информатора, он решительно направился к ступенькам, по всей видимости твердо решив разобраться, что собой представляют эти четверо иностранцев, на которых ему указали как на лиц весьма подозрительных. К счастью, ему не пришло в голову прихватить с собой одного из роботов.

Маршалл мгновенно считал мысли служителя. Грузчик сказал ему, что на судне находятся какие-то посторонние люди необычной внешности и что «они, видимо, должны заинтересовать богов». Одновременно Джон узнал и имя служителя — Герагк. Маршалл сделал незаметный знак рукой Китаи — оба мутанта частенько работали дуэтом, взаимно усиливая потенциал друг друга. Позднее Герагк покинет парусник, не сохранив ни малейшего воспоминания о том, что сейчас должно было произойти.

Служитель поднялся по деревянной лестнице, опираясь на перила, и застыл, широко раскрыв глаза, поскольку с первого взгляда принял землян за своих могущественных хозяев — Вольных Перевозчиков. Какое-то мгновение его мозг работал нормально, без какого-либо гипнотического принуждения. Внезапно его охватили сомнения: а действительно ли это владыки его планеты? На каком-то дрянном суденышке столь презираемых ими простых гозлан?

Он отвесил низкий поклон, стараясь скрыть за ним свои подозрения. Джон по-прежнему внимательно следил за его мыслями. Он видел, что тот лихорадочно ищет какое-нибудь рациональное объяснение случившемуся. Ведь господствовавшие на всей планете Перевозчики были слишком высокомерными существами, чтобы якшаться с туземцами.

— Прошу прощения, сеньорыnote 1, — начал он, опустив глаза долу. — Капитан глубоко тронут визитом на его скромное судно столь высокопоставленных лиц и послал меня выяснить, не могу ли я быть вам чем-то полезным?

Такая гибкая формулировка показывала, что им попался довольно ловкий местный житель, не лишенный дипломатических способностей.

Австралиец улыбнулся.

— Ты вовремя явился, Герагк, — величественно произнес он. — Мы решили сделать инспекторский обход. Но ты же сам видишь, что эти примитивные аборигены не ведают, с кем имеют дело. Нам не хотелось бы применять силу, поэтому пусть бдительные роботы держат этих типов на расстоянии, чтобы избежать глупых выходок с их стороны.

Но Джон тут же с сожалением понял, что его слова ничуть не убедили Герагка: он был твердо настроен донести об этом странном для него факте своему начальству. Следовательно, настала очередь Китаи действовать.

Японец хладнокровно, не сделав ни единого движения, вперил взгляд в гозланина. Тот обеспокоенно, явно чувствуя себя не в своей тарелке, засуетился, затем неожиданно лицо его просветлело, и он поклонился землянам, едва не стукнувшись лбом о палубу. После этого, развернувшись, служитель спустился вниз, подошел к тому, кто донес на землян, и что-то сказал ему.

Джон Маршалл между тем оставался озабоченным.

— Китаи, это всего лишь отсрочка. Вы ведь не сможете последовательно обрабатывать их всех, одного за другим. Тут требуется массовое внушение… Иначе нам придется прибегнуть к оружию, чего мне, конечно же, не хотелось бы делать: нам тут же свалятся на голову эти киберы-убийцы.

— А я их выкину в море, — заверил Эмир.

— Эй, потише! Никто не должен даже заподозрить вашего присутствия. Если аборигены вас заметят, то наверняка жди смятения и волнений: ведь при всем желании вас невозможно принять за патриарха… Китаи, вы ничего необычного не заметили у этого Герагка? Ясное дело, нет. Вы мыслечтением не занимаетесь. До того как вы успели стереть его воспоминания, мне удалось засечь кое-какие обрывки мыслей. Понятное дело, весьма смутные, но, безусловно, интересные для нас.

— В чем? — заинтересовался «чародей», наблюдавший, облокотившись на борт, за капитаном., который оживленно о чем-то переговаривался с группой моряков.

— Герагк намеревался выдать нас своим хозяевам. Но не для того, чтобы оказать им услугу. Нет! Он руководствовался совсем другими мотивами.

— Какими же?

— Он хотел убедить их в своей лояльности, которой на самом деле не испытывает. Не решаюсь утверждать со стопроцентной уверенностью, но сдается мне, что на какую-то долю секунды он подумал о секретной организации, цель которой вышвырнуть с Гозула бородачей.

— Здесь, и вдруг движение Сопротивления? — воскликнул Китаи. — Не могу в это поверить! Кто бы из туземцев осмелился напасть на богов?

— Кто? Да как раз те, кто лучше их знает, — их служители.

— Внимание! Они сейчас кинутся на нас! — внезапно предупредил Эмир.

В ту же секунду он телепортировал под защиту свернутого в бухту каната. Четверо землян заколебались.

— Я попробую оказать на них массовое воздействие — на всех сразу, — решился гипнотизер. — Пока что это судно — лучшее укрытие. В город нам нечего и соваться.

Он бросил взгляд на роботов и убедился, что те стоят неподвижно, безразличные ко всему до тех пор, пока поведение гозлан не будет угрожать интересам их хозяев.

— Оставайтесь на местах, — коротко распорядился японец. — Подстрекателей беру на себя.

Джону, Такс и Тама давно были известны удивительные способности их коллеги. И все равно они каждый раз приходили в восхищение, видя его за работой.

К этому моменту часть экипажа уже, видимо, начала разделять подозрения капитана. Он же мучился над неразрешимой загадкой: каким образом эти посторонние лица могли без его ведома очутиться на борту. Отмахнувшись от пытавшегося его успокоить Герагка, капитан созвал матросов. Многие из них побросали поклажу, и, схватившись за рукоятки ножей, угрожающей группой двинулись к кормовой надстройке.

Роботы продолжали созерцать обстановку, никак на нее не реагируя.

Китаи сосредоточился и сделал мощный ментальный выброс в направлении гозлан.

Капитан, возглавлявший смуту, вдруг резко остановился, провел рукой по лбу, словно на него снизошло озарение, и вложил кинжал обратно в ножны. Следовавшие за ним матросы после некоторого замешательства последовали его примеру. Они разом развернулись, как ни в чем не бывало вновь взялись за брошенные тюки и потянулись к принимавшей их разгрузочной барже.

Ментальный пучок, излучаемый Китаи, еще не достиг служителей Вольных Перевозчиков. Хотя по уровню интеллекта они были выше простых туземцев, до них не сразу дошло, что в чем-то ситуация была ненормальной. Не дав им опомниться, японец уже накрыл их колпаком своего внушения. Внешне ничего не изменилось — просто они мгновенно забыли об этом инциденте.

У землян появилась передышка. Но дар Китаи не был безграничен во времени: пройдет несколько часов, и его жертвы вновь обретут самостоятельность мышления и полноценное функционирование интеллекта. Пока что была устранена лишь главная, непосредственная опасность: роботы не всполошились и, как истуканы, продолжали нести свою вахту.

Вскоре весь груз с парусника был перенесен на баржу.

— Послушайте, — спросил Тама, специалист по телекинезу, — а что за груз перевозило это судно?

Но прежде чем Джон успел ответить, из бухты канатов донесся сюсюкающий голосок Эмира:

— Конопля. Местный эквивалент Cannabis indica с Земли. Перевозчики дают за нее хорошую цену, поскольку извлекают из этого сырья такие галлюциногенные наркотики, как гашиш и марихуана, употребление которых они навязали на многих планетах.

— До чего же хорошо вы информированы! — поразился Китаи. — И как это вам только удается?

— Лейтенант Эмир всегда в курсе всего, — без ложной скромности возвестил мышь.

Австралиец посмотрел на горизонт.

— Приближается ночь. А я все еще не принял решения о наших дальнейших шагах — остаться на судне или рискнуть показаться в городе? Бородачи обосновались только на этом континенте и не заботятся о других регионах планеты. Иными словами, если мы хотим перейти в наступление, удар следует наносить именно здесь.

— Хоть бы Родан сообщил что-то или послал нам свои указания, — взмолился Тако.

— Да он уже сделал это: прислал Эмира собственной персоной с необходимыми инструкциями. Но Эмир до сего времени не соизволил сообщить их нам. Мы ждем, когда у него появится соответствующее настроение.

Возмущенный до предела мышь выскочил из-под канатов.

— Значит, ждете моего благорасположения, да? Как будто наши личные вкусы или желания что-либо значат, когда речь заходит о приказе командира! Если я вам ничего до сих пор не сказал, то единственная тому причина — недостаток времени. Позвольте напомнить, что с момента прибытия в этот мир я не бездельничал! Впрочем, если бы у вас хоть чуточку варили мозги, вы и сами бы уже пришли к определенным выводам. Подумайте хотя бы об этом Герагке, который только что отчалил вместе со своими киберами. Он наверняка не одинок здесь с такими крамольными мыслями.

— Может, хватит говорить загадками, — огрызнулся Маршалл, поскольку мышь воздвиг вокруг своих мыслей абсолютно непроницаемый ментальный барьер.

— Уверен, что и другие гозлане разделяют его надежды в один прекрасный день расправиться с галактическими торговцами, вышвырнув их в мрачные космические дебри, откуда, по-хорошему, им лучше бы и не высовываться. Именно среди подобных недовольных реально заполучить отличных союзников.

— Превосходная идея! — сыронизировал австралиец. — И каким же, интересно, способом мы установим с ними контакт? Может, поместим объявление в газетах?

Глазастик с видом полнейшего презрения передернул мохнатыми плечами.

— О человек малоразумный! Да ведь нет ничего проще. Вы что, уже забыли о странном мыслепотоке, что вам недавно удалось перехватить? Кто-то вмешивался в наш телепатический диалог, как глушилка забивает два других радиопередатчика. Иначе говоря, здесь присутствует по меньшей мере еще один телепат.

— Я тоже пришел к такому выводу, — согласился Маршалл. — Но с какой стати он будет нам помогать?

— А потому, что он — один из ответственных членов, этой подпольной организации, — убежденно заявил мышь. — И несомненно, он еще даст знать о себе. Вот тогда вы ему ответите, и мы договоримся о встрече. Как видите, все довольно просто.

— И как вы, черт побери, узнали об этом?

— Да мне всегда все известно. Даже имя этого человека: Энзалли.

От удивления Тако даже рот раскрыл и закрыл его лишь после того, как подметил осуждающий взгляд австралийца. Китаи покачал головой, пробурчав несколько маловразумительных слов относительно «тех, кто создает трудности и темнит». Единственный, кто, казалось, не проявлял интереса к разговору, был Тама Йокида, разглядывавший небо, где понемногу стали проступать созвездия. До того как стать сотрудником Милиции, Тама был астрономом, и эти звезды вызвали его интерес еще и потому, что Гозул находился от Сол-3 на расстоянии тысячи двенадцати световых лет.

— И вы сообщаете нам все это только сейчас, когда уже наступил вечер? — пробрюзжал Маршалл.

Но мышь и ухом не повел в связи с этим косвенным упреком.

— А вы просили меня это сделать? — Затем без всякого перехода он перескочил на другую тему: — И когда же мы заберем тот материал, который я вам доставил?

Джон уже почти забыл об этом. Эмир после полного опасностей пути высадился в «Стране богов» с изрядным количеством багажа, но в результате неожиданных осложнений был вынужден припрятать его в надежном месте — под спокойными речными водами. К счастью, герметичная упаковка надежно предохраняла груз от возможных повреждений.

— Займемся этим с наступлением дня, — решил Маршалл, — ибо ночью пришлось бы применять лампы, а это чревато привлечением внимания патрульных или сторожевых роботов. Предлагаю сделать это завтра. Эмир, а что, в сущности, содержится в ваших контейнерах?

— Бомбы. Весь груз состоит из расчудесных милых бомбочек.

Австралиец вздрогнул.

— В самом деле? И чего нам с ними делать? У нас даже нет самолета, с которого их можно было бы сбросить! Более того, на подобные действия Перевозчики отреагировали бы весьма энергично, а в такого рода играх они посильнее нас!

Мышь покачал головой с видом, полным сострадания.

— Все же до чего люди тупые существа! Едва заслышав слово «бомба», они почему-то сразу думают о взрыве. Нет, мой дорогой Джон, на сей раз речь не идет о штучках, которые делают «бу-у-у-м!», а о замечательных таких яйцевидных предметах из пластика, которые самоуничтожаются, как только в них вставят запал. Как видите, все очень просто.

— Да куда уж проще… — откликнулся Маршалл (по выражению его лица можно было догадаться, что он с великим удовольствием свернул бы мышу шею). — Советую вам, лейтенант Эмир, — продолжил он притворно мягким голосом, — уточнить наконец, для чего все это надобно. Иначе я лично, собственными руками, сдеру с вас эту бесценную каштановую шкурку, как это проделывают с кроликами у нас, на Земле…

— Не стоит выходить из себя, Джон! Если вы уж так настаиваете, то я сейчас все объясню вам подробнейшим образом. Итак, друзья мои, внимательно выслушайте меня.

Вокруг 221-тэты Лиры, находящейся на расстоянии в тысячу двенадцать световых лет от Солнца, вращаются семь планет. И только на одной из них, второй от светила, существовала разумная жизнь — похожая на людей космическая раса. Их звали гозлане. Вольные Перевозчики искусственно разделили их на две касты. Собственно, название планете дали по имени патриарха Гозула, открывшего и завоевавшего ее (жители же величали планету по-своему — Горр).

У Вольных Перевозчиков, или, иными словами, у галактических торговцев, не было родины. Они рождались и жили на борту своих грузовых космических кораблей, пересекавших вдоль и поперек Галактику и доставлявших куда угодно любой груз, лишь бы была достаточная прибыль. Махровые индивидуалисты, они при случае были готовы обжулить даже своего коллегу (кстати, это было одним из их любимых развлечений). Однако стоило возникнуть какой-либо угрозе им самим или их монополии, как они тотчас же забывали о своих разногласиях: все кланы без исключения дружно объединялись против общего противника.

Так случилось и на сей раз. Перевозчики в лице капитана Орлгана как-то наткнулись на Землю и уже готовились, как у них было принято, подчинить ее своему влиянию, превратив землян в рабов, но неожиданно натолкнулись на стойкое противодействие их планам со стороны Перри Родана. Потерпев ряд сокрушительных поражений, Перевозчики собрались на Гозуле. Их патриархи должны были договориться на этой ассамблее о мерах наступательного характера, чтобы нейтрализовать и окончательно раздавить этого ничтожного стелларха, осмелившегося восстать против их «благожелательного» захвата какой-то там захудалой и отсталой планеты.

Команда из четверых мутантов после мастерски проведенной операции существенно сократила число патриархов, но те не думали отказываться от своих намерений. Более того, гаев еще больше разжег их пыл. Впрочем, в данном случае они не знали, с каким противником столкнулись, да и как они могли подумать о Родане, который, по их мнению, находился в тысяче световых лет от Гозула. Но они жестоко ошибались, поскольку эскадра Родана была всего в восьми световых днях от системы тэты Лиры.

Самым замечательным кораблем эскадры, вне всякого сомнения, была «Астре». То был космолет сферической формы диаметром в восемьсот метров, сооруженный арконидами. Он был практически неуязвим для противника благодаря своим энергетическим экранам и боевой мощи. Корабль был также оснащен двумя «фиктивными трансмиттерами», поступившими с Делоса, «планеты Молодости». С их помощью можно было любой предмет (например, атомную бомбу) заслать в любое нужное место… «Астре» сопровождали три тяжелых крейсера под командованием капитана Мак-Клиарза, майоров Ниссена и Дерингхауса.

Наличие в этом районе Галактики четырех звездолетов не было обнаружено детекторами системы оповещения, установленной в космосе Вольными Перевозчиками. Родан не хотел открыто вмешиваться в текущие события. На Земле же, где в отсутствие Родана его замещал полковник Фрейт, жизнь протекала спокойно и размеренно. К этому времени мировое правительство превратилось из утопии в реальность, и Родан был назначен им «администратором», что соответствовало принятому у арконидов званию стелларха Сола. Сейчас Родан ожидал результатов миссии, доверенной четырем мутантам и лейтенанту Эмиру. Хладнокровие, которое он при этом проявлял, разделяли отнюдь не все. Реджинальд Балл, его заместитель и друг, с каждой минутой все больше походил на котел с перегретым паром.

В центральной рубке управления «Астре», помимо Родана и его зама, были только несколько офицеров и радисты. Не стесняясь их присутствия, Балл, со всклокоченной рыжей копной волос, с метавшейся в глубине бледно-голубых глаз искоркой ярости, подошел вплотную к командиру.

— В конце концов, — взорвался он, — сделай милость, сообщи мне, чего мы тут околачиваемся… ничем не занимаясь.

Родан, не пошевелив и бровью, продолжал наблюдать за экраном, на котором тэта из созвездия Лиры выглядела всего лишь крохотной неяркой звездочкой. Резкий свет люминесцентных ламп подчеркивал тонкие черты его худого лица с волевым подбородком и хорошо очерченным упрямым ртом; его темные, зачесанные назад волосы приятно контрастировали с взлохмаченной шевелюрой Балла.

— Такое впечатление, что ты меня даже не слушаешь! — возмутился Реджинальд Балл, видя, что друг абсолютно не реагирует на его шумный демарш.

— А разве я должен тебя слушать?

Цвет лица Балла из кирпичного стал малиновым.

— Я не святой отец Жан Златоуст, чтобы разговаривать в пустыне! Обращаясь к тебе, я вправе надеяться на ответ. Так вот, я спрашиваю еще раз: ради чего наши грозные крейсеры застыли здесь, развалившись, как четыре тыквы на огороде? И долго ли продлится эта спячка?

— Мы покинем эти позиции только тогда, когда будем в состоянии совершить посадку на Гозул. Лично я не могу тебе сказать, в какой день и час это произойдет. Все зависит от Джона Маршалла, его мутантов и особенно от Эмира.

— А, от этой изъеденной молью крысы! Послушать тебя — так она сейчас держит в своих лапах судьбу всей Галактики!

— Но так оно и есть на самом деле. Более того, я невольно задумываюсь, что тебе ответит лейтенант Эмир, когда узнает, в каких непочтительных выражениях ты о нем отзывался…

— Не вздумай ему об этом говорить! — буквально взвыл Балл. — С его мерзким характером он меня подвесит к потолку и оставит там киснуть до морковкина заговенья. Не забывай, что он — телекинетик, а я всего лишь обычный человек, самый что ни на есть ординарный, без всяких там сверхнормальных дарований.

Родан оторвался от экрана, и улыбка смягчила черты его лица. Несмотря на свое относительное бессмертие, он, казалось, за последние недели здорово постарел.

— К тому же, — продолжал Балл, поспешно переводя разговор в другое русло, — ты даже не знаешь, смог ли мышь добраться до остальной четверки.

— Ему удалось это сделать. Но не без труда. В настоящее время все они находятся на борту парусника в порту Винтина, на южной оконечности «Страны богов». Но со вчерашнего дня никаких вестей от Маршалла не поступало.

— А может быть, Перевозчики всех их уже взяли в плен?

— Не каркай, Балл. В случае их задержания полетит весь мой план.

— Что за план, громы и молнии Бреста?

— Мирного завоевания планеты Гозул. Балл был ошеломлен.

— Завоевания! Да еще и мирного! Ну, знаешь, Перри, просто не налюбуюсь на твой оптимизм. Ты забыл разве, что этим миром владеют Вольные Перевозчики, а эти типы не отступят ни перед чем, чтобы удержать в руках то, что они — неважно, по праву или нет — считают принадлежащим им? Да при первой же возможности Перевозчики уничтожат всех наших людей.

— На Гозуле не только бородачи. Там и местное население, в своей преобладающей массе вполне миролюбивое. Что касается служителей, то и они станут таковыми, стоит лишь нам ослабить наведенную на них завоевателями ментальную блокировку. Они быстренько сообразят, что речь идет об их свободе. А я не хочу, чтобы они расплачивались за нее собственной кровью. Перевозчики разбили базу на Северном континенте, откуда и осуществляют владычество над всей планетой, В обычное время их там всего несколько, дюжин — наблюдают за заводами и арсеналами. Сейчас же положение необычное: их там собралось довольно много по случаю сессии патриархов. С этим надо считаться, как, впрочем, и с наличием тысяч боевых роботов, что защищают их. А эти машины являются грозными противниками. И тем не менее, я никоим образом не отказываюсь от своего проекта, повторяю, мирного завоевания Гозула.

— Хорошенькое же нас ожидает удовольствие, ничего не скажешь! — съязвил Реджинальд. — И какими же средствами ты собираешься всего этого достигнуть? Или ты предпочтешь ждать до тех пор, пока мы, как старые карпы, не покроемся тиной?

Родан показал на стоявшую на столе черную и утыканную кнопками коробочку.

— Этот микроком… Конечно, я хоть сию секунду мог бы вызвать на связь Маршалла, но предпочитаю, чтобы инициатива оставалась за ними. Пока не получу от них сообщение о положении на месте, ничего предпринимать не намерен.

— С нашими «фиктивными трансмиттерами» мы давно могли бы переправить им туда несколько тонн бомб…

— Нет, я возражаю. Не желаю бесполезных смертей, как не хочу и раскрывать нашу позицию. В то же время, если Маршалл и его группа сумеют успешно завершить свою миссию, ни у одного бородача даже и мысли не возникнет, что у истоков этой операции стоим мы. Так будет даже в том случае, если они заподозрят, что против них ведутся какие-то совместные, согласованные действия. Свое поражение они отнесут на счет внезапной эпидемии.

Балл нахмурился.

— Обычно за мной признают, — отозвался он, — достаточно высокий коэффициент интеллектуальностиnote 2, а уж чтобы быть абсолютно точным, он не ниже твоего. Но я никогда не любил загадок. Может, ты объяснишь мне…

Глазастик сумел переправить на Гозул довольно много полезного материала. Но самым полезным в его багаже окажутся бомбы забвения.

— Не… чего?

— Бомбы забвения. Это изобретение землян, как и противоядие против них. Короче, речь идет о новом виде бактериологического оружия типа яда, который через некоторое время проедает оболочку бомбы и после этого очень быстро распространяется в среде. У любого человека, попавшего в зону его действия, вскоре появляются симптомы неизвестной болезни: красные пятна на лице, боли в затылке, воспаление слизистой оболочки и так далее. Но это еще не самое страшное; главное — перестает нормально функционировать мозг. В результате наступает полная амнезия. Другими словами, пациент сходит с ума.

Балл, похоже, был не на шутку шокирован.

— Так вот что ты называешь мирным завоеванием? Обрекать несчастных гозлан на безумие? И после этого ты еще смеешь рассуждать о человечности и нравственности?

Родана это гневное обвинение, видимо, ничуть не задело.

— Ты забываешь о противоядии. Оно поворачивает процесс вспять. Больной немедленно выздоравливает. И при этом не существует никаких противопоказаний, отсутствуют какие-либо осложнения.

Балл был, по-видимому, совсем сбит с толку.

— Признаюсь, что ничего не понимаю. Чего ради развязывать эпидемию, если цель операции — тут же ее ликвидировать?

— Вольные Перевозчики и гозлане — это две разные ветви одной и той же расы, а именно арконидов. Они в равной степени восприимчивы к этому яду.

Лицо Реджинальда просветлело.

— Ага! Значит, бородачам придется ползать перед нами на коленях, вымаливая противоядие?

— Нет, моя цель иная. Я хочу, чтобы впредь Перевозчики избегали планету Гозул как чумную. Они так и поступят, если будут считать ее подверженной эпидемии. Теперь усек?

Балл признал, что идея представляется превосходной.

Занималась заря. Маршалл разбудил членов своей группы. Первые лучи солнца проникли в каюту через иллюминатор.

— Как жаль, однако! — пробурчал Тако. — Вытаскивать людей из коек в такой час! — Он с трудом слез с тесной кушетки. — Чем занимается Эмир?

Тот внезапно материализовался перед ним, словно услышал его вопрос, что, в известном смысле, так и было.

— А вот и я. — Мягким движением лапы мышь пригладил шерстку. — Я только что пробежался по кораблю. Матросы еще спят: они, видимо, притомились после вчерашней разгрузки. Все спокойно: самый благоприятный момент для организации извлечения груза из тайника.

Китаи потянулся, затем сбросил покрывало.

— Как я рад, что не умею телепортировать. А вы, оба, как считаете, удастся все проделать так, чтобы комар носа не подточил?

— Дело-то нужное, — прокашлялся Тако. — Мы, впрочем, за раз не управимся. Рядом с местом, где Эмир затопил материал, имеется песчаная отмель, как раз посередине реки. Начнем, видимо, с того, что стащим на нее всю разбросанную по дну аппаратуру.

— А потом, ящик за ящиком, переправим все на борт парусника, — подхватил мышь. — Если только роботы не нарушат нашего праздника! Эти болваны из жести снабжены досадно чувствительными детекторами.

— А также смертоносными радиантами, не забывайте и об этом! — напомнил Джон. — Будьте очень осторожны.

— Можете рассчитывать на нас! — заверил Глазастик, протянув лапку Тако. — Верно?

— Истинно так.

— Мы возникнем сейчас — прямо на этой песчаной отмели, — уточнил Эмир. — В случае опасности прыгать куда-нибудь дальше не будем и вернемся сюда.

— Отлично.

Затем рука Тако ухватилась за лапу Эмира — и оба они испарились. Джон, Китаи и Тама остались в каюте одни.


Вступление | Оружие забвения | Глава 2