home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

В целях безопасности Топтор не поддерживал связь со всеми двенадцатью кораблями своей эскадры, исключение было сделано только для Рангола. Причем даже с ним все переговоры велись на быстро затухающей волне специальной длины, перехватить которую было практически невозможно.

— Осталось полчаса, — обратился Топтор к Ранголу, чье лицо высветилось на экране. — Затем начнем сбрасывать скорость, взяв курс на космопорт Гозула. В зависимости от того, что мы там обнаружим, разработаем план дальнейших действий.

— А почему бы не начать сразу с верфи? У нас же есть ее координаты.

— Строительство корабля еще не завершено, так что никуда он от нас не денется. Инженер, производящий там работы, — некий Боратор, как мне сказали, человек надежный. Но остался ли он надежным в нынешних условиях?

В разговоре наступила тяжкая пауза. Каждый переваривал свои весьма различные мысли; к единству их толкала только необходимость. противостояния надвигающейся опасности.

Изображение Гозула на экране быстро увеличивалось в размерах. Остальная часть эскадры в это время завершала маневры выхода на различные орбиты, позволявшие перекрыть все подходы к планете, попытки кого бы то ни было сесть или взлететь с нее.

Спустя несколько минут уже можно было различить западную оконечность Северного континента, которую местные жители называли «Страной богов». Там занималась заря.

Топтор сделал знак Ранголу.

— Ну вот мы и у цели! У меня нет ни малейшего представления, что там могли натворить туземцы, предоставленные самим себе после стремительного бегства наших. Поэтому лучше оставаться настороже. Если эпидемия продолжала распространяться среди них, то мы очутимся лицом к лицу с безумцами, а может статься, и с мятежниками. В любом случае мы обязаны выполнить возложенные на нас задачи.

— А если заболеем сами?

— Да хватит вам ныть! Мы пошлем на поверхность роботов, которые закрепят снятое ими же оборудование в специальных отсеках трюма. Взлетев, мы их откроем. Смею заверить, что самый стойкий микроб не выдержит температуры вакуума и подохнет!

— Вот это отличная мысль! — воодушевился Рангол-тяжеловик. — Насколько я знаю, в природе не существует лучшей дезинфекции, чем открытый космос.

— Верно ведь? Ну вот. А теперь — внимание! Заходим на посадку. Космопорт как вымерший. Никаких признаков жизни.

Оба звездолета совершили посадку вполне благополучно. Топтор подумал, что на первый взгляд Гозул — совершенно мертвая планета. По-прежнему полный недоверия, он внимательно осматривал громадную посадочную площадку. Ни малейшего движения, тихо, как, впрочем, и в расположенных чуть далее, на окраине космопорта, административных зданиях. Солнце, поднявшись из-за гряды маячивших на горизонте горных кряжей, разогнало последние ночные тени.

Пытаясь рассеять не покидавшее его тревожное чувство, патриарх, стоявший у пульта управления Топт-4, беззаботно махнул рукой.

— Ладно, высаживаем пятьдесят боевых и столько же рабочих роботов, — решил он. — Гозлане, не исключено, попрятались в горах. Но отсутствие роботов охраны, которые должны быть на своих сторожевых постах, мне совсем не нравится. Рангол, — подвел он итог, — вы будете телеуправлять рабочими роботами, которые займутся демонтажом оборудования, а я позабочусь о нашей безопасности.

Десять минут спустя на выглядевший пустыней Гозул высыпала из чрева двух кораблей сотня роботов. Они выстроились в две колонны и двинулись в путь. Направлялись они к административным зданиям и к центральной станции, откуда обеспечивался контроль за всеми андроидами этой базы.

Топтор, удобно устроившись в кресле пилота, — наблюдал за ходом операции. Он взял на себя лично управление на расстоянии этими тяжелыми боевыми машинами, более доверяя — в случае стычки — своей реакции, чем действиям позитронного мозга.

Сначала все шло гладко. Не происходило ровным счетом ничего.

Телеуправляемая группа роботов прошла уже половину! пути, когда что-то зашевелилось между чахлыми деревьями, высаженными между административными зданиями. Топтор мгновенно это заметил. То были гозлане. Тяжеловик имел представление об их внешнем облике, поскольку специально перед операцией просмотрел в архивах всю информацию об этом мире.

Он довел увеличение изображения на экране до максимума.

Аборигены хлынули волнами, выплескиваясь из распахнувшихся гигантских дверей навстречу роботам, как бы намереваясь их смять.

Топтор был настолько этим ошарашен, что словно отключился на пару секунд. Потом, приглядевшись к несущимся вскачь гозланам, он почувствовал, как вдоль позвоночника змейкой пробежала дрожь. На лицах этих существ отчетливо проступали красные или голубоватые пятна на щеках, лбах, шеях — симптомы ужасной болезни. Некоторые из них, кто был без рубашки, казались еще страшнее: торсы были расцвечены всеми цветами заката.

Руки Топтора тряслись, когда он начал проверять, по-прежнему ли в порядке система телеуправления его воинами. Он был беспощадным человеком, не знавшим, что такое жалость или угрызения совести, но даже ему претило дать команду своим смертоносным роботам выкосить это скопище безоружных и больных примитивных созданий. Впрочем, закон клана запрещал подобное бессмысленное массовое побоище.

В нем нарастал страх.

Позади гозлан широким развернутым строем вышагивали боевые роботы — те, что Перевозчики, удирая впопыхах, побросали на месте. Их радианты были вытянуты вперед, в положение для стрельбы на поражение. С первого взгляда могло показаться, что они гнали перед собой эту беспорядочную орду местных жителей. Те же, добежав до шеренги солдат Топтора, просочились сквозь их ряды и помчались к кораблям Перевозчиков. Вскоре они закружились вокруг них в каком-то диком исступленном хороводе с завываниями.

Топтор был потрясен: вот, оказывается, что случается с разумными существами, когда они теряют память! Эти существа совершенно не представляли себе, что такое звездолет. Они безрассудно, слепо бежали навстречу опасности и смерти.

Левая рука Тяжеловика, лежавшая в судорожном напряжении на кнопке, приводящей в действиве бортовые дезинтеграторы, вздрагивая, медленно, сползла с нее. Нет, он, Топтор, не мог решиться дать залп по этой совершенно беззащитной толпе! Ему никогда не приходилось испытывать колебаний или проявлять нерешительность, если случалось схлестнуться с противником, равным по силе или даже превосходящим по мощи… но против этих слабоумных, против больных… нет!

Родан, напряженно следивший за происходившим, облегченно вздохнул. Этот Топтор, каким бы он ни был по своей натуре, в данном случае заработал очко в свою пользу Конечно, то был враг (и земляне еще должны были свести с ним свои особые счеты), но он не был преступником, мерзавцем, способным пролить кровь невинных только ради своего удовольствия.

Топтор и не подозревал, что в этот момент своим поступком спас собственную жизнь.

Тяжеловик переключил все свое внимание на роботов, недоумевая, что случилось на планете с боевыми единицами. Им-то уж, во всяком случае, не грозила потеря памяти в результате заболевания! Но какое иное объяснение можно было дать их весьма странному поведению? Патриарх и мысли допустить не мог, что все эти андроиды на Горре стали верными слугами Родана… Кстати, он и не догадывался, кто на самом деле выступал сейчас его противником, так как считал, что Родан в эти минуты находится на Сол-3, в тысяче двенадцати световых годах от Гозула. Он полагал, что столкнулся всего-навсего с болезнью забвения

Тем временем роботы Гозула вдруг начали действовать против своих же «братьев». И с такой точностью, что оцепеневший Топтор не сумел среагировать достаточно быстро. Еще до того как он смог дать приказ своим пятидесяти воинам выставить защитные силовые поля, более половины из них уже превратились в дымящиеся остовы, с которых потоками тек расплавленный металл. Оставшаяся часть, автоматически переключившаяся на режим обороны, явно не выдерживала натиска превосходящих сил противника, непрерывного излучения радиантов. Один за другим раскалывались, как орехи, силовые коконы. Через пять минут от высаженного Топтором десанта не осталось ровным счетом никого. Целыми и невредимыми сохранились только рабочие андроиды.

Это вопиющее противоречие совсем замутило разум Топтора. Если роботы Гозула и впрямь взбесились — то бишь повредились своим позитронным интеллектом — под воздействием неизвестного заболевания, то почему они провели такое четкое разграничение между боевыми и рабочими машинами? Почему они не уничтожили всех подряд? Значит, какие-то зачатки памяти у них все же сохранились…

Если только не… А вдруг они повиновались чьей-то иной воле?

Но тогда кто бы это мог быть?

Впервые в своей жизни Топтор чуть не поддался страху, первобытной боязни всего необъяснимого, мистического, сверхъестественного. Он отдач приказ оставшимся неповрежденными рабочим роботам спешно возвращаться на борт Топта-4.

Металлические громадины послушно развернулись, но далеко не ушли. Боевые роботы оказались проворнее: они окружили их плотным кольцом и с неодолимой силой стали подталкивать по направлению к границам космопорта.

Трясясь от бессильной злобы, Топтор стал свидетелем того, как эту группу взяли о плен. Такого зрелища он не сможет забыть никогда в жизни.

На экране здоровый цвет лица Рангола превратился в грязно-серый, от удивления он раскрыл рот, борода мелко дрожала.

— Топтор! — выдохнул он. — Как это стало возможным?.. Ничего не понимаю…

— Думаешь, я понимаю? — огрызнулся патриарх, уставившись остановившимся взглядом на истерично завывавшую толпу, по-прежнему бесновавшуюся в диком танце вокруг кораблей. Выразительные знаки неуемной радости гозлан подчеркивали, как они счастливы будут увидеть снизошедших до них с небес «ботов».

— Думаю, они все тут посходили с ума, — продолжил он. — Включая роботов. Не решаюсь даже представить себе, что происходит на верфи!

— Нужно ли тем не менее забирать отсюда, как приказано, эти машины, если они взбеленились? — задал вопрос Рангол.

Патриарх ничего не ответил. Он еще некоторое время наблюдал за вихревыми плясками аборигенов, потом взглянул на рощицу, за которой скрылись его плененные рабочие роботы, и включил телеком.

— Приготовиться к взлету, — приказал он. — Надо спасти хотя бы строящийся корабль: он ни в коем случае не должен попасть в чужие руки. Подъем через тридцать секунд, сначала на антигравитаторе, чтобы не испепелить туземцев.

Так же бесшумно, как садились, оба корабля медленно поплыли вверх.

Гозлане вопили что было мочи, размахивая руками и делая неописуемо дикие прыжки в пароксизме веселья.

В этот момент, впрочем, ни Ралв, ни его люди уже не ломали комедию — они искренне, от всей души ликовали по случаю отлета крейсеров Перевозчиков.

Родана удивил этот неожиданный отлет.

— Что такое? Элитное подразделение Вольных Перевозчиков так легко сдает позиции? Вероятно, они и в самом деле смертельно напуганы эпидемией, которая, как им представляется, затронула даже роботов.

— Абсурд! Каким образом вирус может поразить позитронный мозг! — воскликнул Балл. — Не станешь же ты меня уверять, что бородачи действительно решили, будто роботы спятили?

— А ведь похоже на то, разве нет?

Балл задумался. Родан тем временем поколдовал над своей наручной крохотной рацией.

— Маршалл? С секунды на секунду к вам заявятся Перевозчики. Вероятно, пара кораблей. Судя по перехваченным и расшифрованным переговорам противника, мы имеем дело с нашим старым приятелем Топтором и неким Ранголом. Они щадят аборигенов, но, без сомнения, пустят в ход все средства, чтобы усмирить роботов и захватить строящийся корабль. Этот звездолет для них представляет большую ценность, чем все брошенное на базе оборудование.

— Мы готовы их встретить, — ответил телепат. — Все здешние боевые роботы нами перепрограммированы. Они будут повиноваться только нам. Кроме того, мы должным образом психологически обработали Боратора, инженера, и он, не сомневаюсь, сыграет свою роль блестяще.

— Ты говоришь «роль»? Насколько я знаю Китаи, он наверняка совершенно убедил Перевозчика в том, что отныне он вполне добровольно работает исключительно на нас, своих друзей и союзников. Топтор будет весьма удивлен, услышав такое от Боратора. Мои распоряжения вам известны: вы все там якобы потеряли память, но продолжаете работу на стройке. Подобное противоречие приведет бородачей в смятение.

— Надеемся на это, командир!

— Так оно и будет, — рассмеялся Родан, прерывая связь.

Затем он вызвал «Астре».

— Фишер? Все в порядке? Как ведут себя ваши любимые скаты?

— Они тыкаются в иллюминаторы, хотели бы, полагаю, навестить нас. Но и мы были бы не прочь поближе познакомиться с ними. Не разрешите ли провести небольшую разведку дна?

— Сожалею, Фишер, но вынужден отказать! Есть ли новости от Харнахана?

— До сих пор ни одного сигнала так и не поступило, командир.

— Это меня очень удивляет. А может, водная толща поглощает гиперволны, исходящие от него? Как же иначе объяснить это молчание?

— Харнахан — человек, которому можно довериться и…

— Вызывайте меня немедленно, если от него будет сигнал.

— Непременно, командир.

Харнахан поначалу подумал, что свихнулся и страдает слуховыми и зрительными галлюцинациями. Однако если он — допустим такое — еще мог сомневаться в своем слухе, то уж глазам он не мог не поверить. А у ног сержанта и впрямь лежала, посверкивая, сфера размером примерно с детский мяч.

Как и из чего она сделана? Из металла? Из выдержанного в огне стекла? Опала? Сказать что-то определенное было невозможно.

Внезапно что-то ужом вползло в мозг молодого человека. Он явственно ощутил чье-то присутствие, нечто, проникшее в него, хотя и дружественное. Оно растворилось в нем, вплоть до подсознания. И снова тот же голос:

«Не беспокойтесь за свое психическое состояние, Харнахан. Ваши чувства вас не обманывают. Я уловил ваши мысли уже на подлете кораблика к этому миру, но не хотелось пугать вас на расстоянии, посему я ждал, пока вы сами обнаружите меня».

Поверхность сферы изменила свой вид. Она загустела чернотой, став похожей на мрак космоса, утыканного звездами. И они — Харнахан вскоре в этом убедился — вроде бы становились все четче, приближались.

«Не удивляйтесь, Харнахан. Я просто перевожу свои мысли в образы. Что вам хотелось бы сейчас увидеть? Ваш истребитель? Планету, откуда вы взлетели? Ах, да, вижу, что вы родом не с нее».

Потрясенный сержант увидел, как закрутились и исчезли звезды, уступая место изображению скалистого пейзажа. В этом месте был тщательно сокрыт от посторонних глаз его кораблик, который и на самом деле было трудно обнаружить. У Харнахана создалось впечатление, что он висит в пустоте на двадцатиметровой высоте над вершиной горы.

— Невероятно! — выдохнул он. — Какой же вы располагаете техникой, чтобы добиться такого?

«Природа богаче на выдумки и разнообразнее, чем все технические изобретения!»

Фраза впечаталась в его разум, словно раскаленным железом. И он начал медленно постигать весь скрытый в ней смысл: сфера не была каким-то прибором, сконструированным инженерами неизвестной космической расы. Она сама являлась представителем природы!

«Именно так, Харнахан, я живу. Но одиноко. Если только Его Величество Случай не породил где-то в ином месте другое подобное мне существо. Этого я не ведаю. Все виды жизни появляются случайно — и всегда кто-то бывает первым».

Сержант по-прежнему не был уверен, в здравом ли он уме. Но сфера объективно существовала и лежала у его ног. На ее поверхности сейчас сияли звезды. Сфера думала, она обладала разумом и была к тому же телепатом.

«Да, я улавливаю ваши мысли, Харнахан. Знаю и причину вашего здесь пребывания. Речь идет ведь о галактических торговцах, не так ли? Я помогу вам и Перри Родану».

— Вы… вы знаете командира?

На мгновение молодой человек вообразил нечто совсем невероятное: эта сфера могла быть, подумал он, миниатюрным звездолетом с экипажем из цивилизованных существ, но микроскопических размеров.

«Мне известно почти все, что можно знать о Родане. Но не беспокойтесь, Харнахан: я умею хранить тайны. Теперь о другом. Я могу существовать где угодно, даже в вакууме. Моя сферическая форма — самая благоприятная из всех возможных. Невесомость или, наоборот, чудовищное притяжение — их я переношу одинаково легко и свободно».

Сержант бросил вокруг себя затравленный взгляд. На этом пустынном небесном теле он встретился лицом к лицу с самым необыкновенным чудом, когда-либо попадавшимся на пути землян, и не мог рассчитывать на чью-то постороннюю помощь, чтобы достойно выйти из этой ситуации…

«Ваша космическая раса, Харнахан, могущественна, — возобновила разговор сфера. — Но у нее есть свои слабости. Как и у меня. Вот уже семьсот лет, по вашему летосчислению, я прикован к этой скале, накапливая энергию для большого путешествия по космосу. Звездное излучение — слишком слабое энергетическое пополнение для меня, его хватает только для поддержания жизни. Но про запас почти ничего не остается. И мне придется вот так выжидать еще тысячу лет, чтобы набрать достаточную для полета энергию».

— Я… я не понимаю, — застонал молодой человек. — Кто же вы?

Неожиданно в его мозг ворвалось чье-то неудержимое веселье. Это смеялась сфера. Но на его вопрос она не ответила.

«Вы поджидаете здесь подхода кораблей Тяжеловиков, Харнахан. Они намерены напасть на беззащитный мир, который вы, земляне, будете всеми силами отстаивать. Предлагаю вам свою помощь за вполне справедливую оплату услуги».

— Какую?

«Расплатитесь энергией. У вас ее больше чем достаточно. Я поддержу вас в этой схватке с Перевозчиками. В обмен вы снабдите меня энергоресурсами».

Молодой человек подумал, что только Родан уполномочен принять или отвергнуть столь странную сделку.

«Я помогу вам», — повторила сфера.

— Но каким образом?

«Посмотрим. Для начала могу сообщить вам нынешнюю позицию кораблей противника. Конечно, в чисто зрительном плане. У меня в данный момент слишком мало сил, чтобы вмешаться активно. А сейчас идите к вашему истребителю».

— К истребителю? Зачем? Он хорошо замаскирован…

«Можете ли вы без него и его приборов вызвать на связь Родана?»

— Нет. Но… если бородачи обнаружат меня?

«Не такой уж я безоружный и смогу взять вас под охрану. Так что повторяю, идите к кораблю».

Сержант взглянул на часы. Было уже поздно. Он слишком много времени потратил на свою легкомысленную прогулку. Да еще эта беседа с… А с кем, собственно говоря? Или с чем? Он вздохнул.

— Вернусь не раньше чем через час. Будем надеяться, что до тех пор никто не обнаружит этот спутник.

«Поспешите, Харнахан. И перестаньте внутренне терзаться! Позднее у меня будет сколько угодно времени, чтобы ответить на все ваши вопросы».

Молодой человек в последний раз бросил растерянный взгляд на сферу и повиновался.

В три прыжка он вновь оказался на равнине.

После соответствующей гипнотической обработки инженера «чародеем» Китаи Эмир лично доставил Боратора на верфь. Теперь тот будет послушно исполнять все поступающие от людей Родана команды. Рассыпанные по всему его телу красные пятна будут свидетельствовать, что болезнь достала его, но еще не затронула мозга. Именно в этом должны были убедиться Топтор и его подручные.

Затем мышь передал Маршаллу последние инструкции Родана. Короткая стычка в космопорту убедительно показала, что Перевозчики боятся эпидемии даже больше, чем можно было надеяться. Более того, отныне они были убеждены, что, как и люди, роботы тоже могут стать жертвами болезни.

Именно этот факт должен был ужасать Топтора и его команду больше, чем все остальное.

— Самое главное, — сказал в заключение мышь, — это избежать кровопролития.

Он оглядел долину, зажатую отвесными скалами. Как и раньше, ее перегораживала цепочка часовых. Рабочим роботам в этот момент оказывали помощь в завершении строительства двести гозлан. Им придали вид лиц, уже пораженных болезнью, но еще не потерявших памяти.

— Нам будет достаточно внушить бородачам панический страх, — продолжал Глазастик. — И они удерут отсюда, чтобы никогда больше в эти края не соваться.

— Избежать кровопролития… — повторил австралиец, не скрывая, что озабочен. — Мне это представляется маловероятным. Если Топтор и его солдатня высадятся здесь…

— Топтор проявил в космопорту снисходительность, которой мы от него не ожидали. Он мог бы превратить местных жителей в простые молекулы, но не пошел на это. Командир признателен ему за этот шаг. Значит, нам, более чем когда-либо, надо положиться на блеф, а не на грубую силу. И не забудьте, что Топтор не должен заподозрить, кто мы такие. Мне лучше совсем отойти в сторону и ни в коем случае не попасться ему на глаза. Не хвастаясь, должен заметить, что личность я довольно приметная, и наш старый приятель Эцтак наверняка ему разболтал обо мне и о моих подвигах.

Он прервался, поскольку из маленькой коробочки, лежавшей на столе, донеслось жужжание.

Маршалл включил узел связи. Вызывал крайне взволнованный Боратор.

— Боевой робот у самой горловины, выходящей на равнину, совершил нападение на гозлан. Четверо убиты, остальные успели скрыться.

— Что? Но это же невозможно! — воскликнул Маршалл. — Все роботы перепрограммированы на недопущение нанесения зла никому из местных жителей! Какие приняты меры?

Боратор был твердо убежден, что он, глава этой стройки, по просьбе ряда кланов завершает строительство первого образца новой серии боевых звездолетов и что через три—четыре дня должен сдать его готовеньким уполномоченным этими заказчиками лицам.

— Я дал распоряжение всем часовым уничтожить этого робота-убийцу, как только он проявит себя снова. Мне непонятно, почему произошел сбой в его программе. А вам?

— Мне тоже. Я немедленно займусь этим делом. А вы возвращайтесь на свое рабочее место.

Эмир хлопнул себя по лбу чисто человеческим жестом.

— Я все понял! — высоким голосом воскликнул он. — Боратор говорил о каком-то там сбое в мозгах, но роботы непогрешимы и надежны на сто процентов. Остается только одна возможность: это тот самый, сотый, боевик, которого я так и не смог дезактивировать, несмотря на все свои старания. Он только что сам высунул нос, и это отлично. Ждите меня, Джон, я быстро вернусь.

— Эй, минуточку…

Но Глазастика уже и след простыл.

Материализовавшись у поворота в долину, Эмир увидел с дюжину бежавших со всех ног навстречу задыхавшихся, стонавших и испускавших нечленораздельные крики гозлан. Их разум был настолько замутнен страхом, что прочесть их мысли было невозможно. Тем не менее в окрестностях не было видно ни одного робота, угрожавшего им.

Эмир не стал дожидаться, пока гозлане добегут до него, и телепортировал к горловине, выводившей в долину. Там стоял тот постовой, что поставил в известность Боратора об инциденте. Его мышь заметил не сразу, зато в глаза тут же бросились трупы четырех гозлан. Понятно: именно здесь, среди зарослей и скальных оползней, должно быть, и скрывался последний андроид, оставшийся верным Перевозчикам.

Из своего убежища он прекрасно видел, как на стройку прибыла группа аборигенов вместе с несколькими иностранцами, которые тут же перепрограммировали всех часовых. Этот робот — RК-176 — должен был тут же открыть огонь по чужакам и своим коллегам-предателям. Но, будучи усовершенствованной моделью «думающей машины», он обладал определенной степенью свободы в своих действиях и мог проявлять инициативу в случае возникновения нештатной ситуации.

RК-176 прекрасно понимал, что у него не было ни единого шанса устоять перед дружным натиском девяноста девяти боевиков, перешедших на сторону противника. В лучшем случае, пользуясь фактором внезапности, он мог рассчитывать на поражение дюжины, максимум двух, своих бывших коллег. Но в конечном счете они неизбежно задавят его числом. Подобная жертвенность с его стороны не принесла бы никакой пользы хозяевам. Значит, главное — предупредить их о том, что происходило на стройке. И тогда его владыки примут надлежащие меры. Поэтому RК-176 решил отправиться на центральную базу и по пути наткнулся на группу гозлан, которые только что миновали часового при входе в долину.

Он действовал автоматически, согласно базовой программе, и уложил четверых, после чего, видя, как другие разбегаются с жуткими воплями, понял, что совершил грубейшую ошибку: они немедленно информируют начальство о том, что произошло. Помимо этого и часовой был свидетелем расстрела.

Посему RК-176 переключил внимание с гозлан на металлический силуэт, четко просматривавшийся среди кустарников. Противник незамедлительно организует теперь на него охотничий гон. RК-176 быстро сообразил, что ему следовало делать. Он медленно поднял одну из своих смертоносных рук в боевое положение…

Мышь прибыл на место с опозданием всего в несколько минут. Он обнаружил расплавившиеся останки робота среди опаленных огневым лучом трав и кустарников. На ближайших скалах виднелись шрамы от разрядов радиантов, но убийца уже пропал из виду.

Эмир, бросив сочувственный взгляд на обугленный остов робота, телепортировал на высотку, откуда открывался вид на всю ширь долины, тянувшейся вплоть до моря. Он тут же заметил, что в пяти километрах от него в юго-западном направлении быстро перемещается маленькая точка: ее выдавали отблески солнечных лучей.

Вот он, сотый робот!

Мышь довольно потер лапки. Сейчас в нем проснулся инстинкт игры, который отличал всех представителей его расы. Наконец-то он сможет порезвиться вволю! Единственное, что удручало его в данный момент, — это отсутствие зрителей.

Хотя… это дело было поправимое.

Эмир материализовался в десяти метрах от робота и мгновенно сосредоточил на нем свои телекинетические возможности, парализовав двигательную активности».

RК-176 застыл, как если бы разом полетели все его внутренние энергосвязи. Но дело было совсем не в этом, скорее наоборот. Позитронный мозг принялся лихорадочно, но безрезультатно выяснять причины необъяснимой поломки.

— Ты лишил жизни четырех человек, — произнес в этот момент за его спиной на интергалакге мышь. — За это преступление я выношу тебе приговор: пустить тебя под энергорезак и выбросить на свалку. Можешь ли ты что-либо вякнуть в свое оправдание?

— Я действовал в соответствии с полученными указаниями. А они гласили: не допускать на стройку ни одного гозланина. Кто вы такой?

— Ох, как тебе хотелось бы это знать, не так ли? Хорошо, разрешаю тебе обернуться. Ко не вздумай стрелять в меня! Иначе сам получишь сполна!

Мышь знал всю бесполезность своего предупреждения, поскольку робот не мог не повиноваться обязанности уничтожить его.

Так оно и получилась.

Но оба сверкнувших молниями энергоразряда в цель не попали.

— Тем самым ты подписал себе смертный приговор, — заявил Эмир. — Ну а теперь, милый мой, пора отпустить тебя немного полетать!

RК-176 был создан для того, чтобы перемещаться по твердому’ грунту. А тут вдруг ему почудилось, что планетарное притяжение неожиданно уменьшилось; он стал легким, как ветерок, и даже еще легче. И вознесся в небеса, будто воздушный шарик.

Эмир же вновь вернулся ко входу в долину, откуда телеуправлял своей жертвой. Ловкость, с которой он это проделывал, наполняла его душу гордостью. Оба радианта RК-176 высветились фейерверком беспрерывно хлеставших из них зарядов, и это придавало дополнительную красоту необыкновенно зрелищному спектаклю — боевой робот под обломками, исходящий бесполезными огненными струями.

В этот момент возник Маршалл, который устремился вслед за Глазастиком. Он оказался свидетелем феномена взмывшего свечой вверх, прямо в зенит, боевого кибера. Вскоре тот превратился в едва различимую точку, беспорядочно источавшую всплески энергии. Затем он на мгновение застыл и начал падать.

Эмир, морща мордочку в улыбке, повернулся к австралийцу.

— Эй, заткните уши! — посоветовал он. — Эта жестянка сейчас рванет, как петарда: я впервые позволяю себе что-то уронить со столь большой высоты.

— Зачем же его уничтожать? — взмолился Джон. — Мы могли бы его перепрограммировать…

— Нет, любого, но не этого. На его совести жизнь четверых гозлан. Да и вообще я не позволю вам испортить мне удовольствие!

— Но…

Телепат смолк, завороженный стремительным падением робота, который врезался в скалы в пятистах метрах от них.

Сверкнула бледная вспышка, затем всплыло белое облачко, которое быстро рассеял ветер, и громовое эхо прокатилось по горным ущельям.

— Какой штопор, какое пикирование, не правда ли? — ликовал мышь.

— Да, не замечал я за вами этого пристрастия к разрушению, — упрекнул его австралиец.

— Иногда это становится весьма забавным! — Затем, без паузы, он вдруг сурово гаркнул: — Быстро, вашу руку, Джон. Нам, пожалуй, лучше сейчас же вернуться на стройку.

Маршалл раскрыл было рот, чтобы потребовать объяснений, но, проследив за устремленным в небо взглядом Эмира, отказался от своих намерений.

Над холмами появился космический корабль цилиндрической формы.

— До чего же узка эта долина, — сказал Топтор Ранголу. — Я посажу корабль на высоком плато, а оттуда на шлюпе с эскортом отправлюсь на верфь. Вы же в это время займете боевую позицию на десятикилометровой высоте в полной готовности вмешаться в случае необходимости. Связь будем поддерживать по радио.

— Вы что, хотите покинуть корабль?

— Да. Пойду со своими людьми. Вы же внимательно следите за нашими действиями, но вступайте в дело только в крайнем случае. При малейшем подозрении на возможность заражения я тут же сменю планы.

Звездолет плавно опустился на намеченное Тяжеловиком плато, откуда, как на ладони, просматривалась стройка.

Бортовые люки, раскрылись. Наружу выполз шлюп; компенсационное антигравитационное устройство поддерживало его на полуметровой высоте над поверхностью. Солдаты, называемые по традиции «морской пехотой», перешли в него с корабля, герметически задраив космоскафандры. Их чудовищно раздутые силуэты разительно контрастировали с ловкими, отточенными долгой практикой движениями.

Люки закрылись, и корабль превратился в монолит, готовый отразить любое нападение, а по приказу Топтора и перейти в наступление. Тяжеловик через встроенную в шлем скафандра рацию поддерживал устойчивую связь со своим заместителем, оставшимся на Топт-1.

Шлюп бесшумно взвился вверх, миновал обрывистый край плато и в планирующем полете устремился к долине. Топтор не обращал внимания ни на действия пилотов, ни на двадцатку «пехотинцев», сопровождавших его: все внимание главаря карателей было сосредоточено на экране обзора.

Неужели там, внизу, в зажатом скалами узком пространстве он и в самом деле обнаружит тот самый знаменитый космолет, который, если верить его создателям, был настолько неуязвим и могуществен, что мог в одиночку завоевать всю Галактику? Сам он не имел ни малейшего представления о технических или военных новинках, которыми был напичкан этот корабль, но понимал, что они должны быть по-настоящему серьезными, раз потребовалась высочайшая степень секретности в сокрытии места строительства.

Шлюп продолжал мягко скользить в направлении пункта назначения.

Топтор ясно видел цепь роботов-охранников при входе в долину. Из этого следовало, что Эцтак не солгал ему, описывая, где находится верфь, как она работает и охраняется. Внешне все выглядело спокойно, нормально. Не было заметно ни следов разрушений, ни самих ополоумевших туземцев…

Но тут Тяжеловик вспомнил, что к строительству корабля не был допущен ни один гозланин. Боратор, инженер, распоряжался лишь бригадами роботов.

У Топтора взыграл оптимизм. Он счел, что надежно держит в своих руках все ниточки этого дела, не догадываясь, что в действительности сам был всего лишь марионеткой, послушной воле кукловода.

А кукловодом был Перри Родан.

Джон Маршалл, Китаи и Эмир, не в силах сдержать нервное напряжение, следили за посадкой корабля Перевозчиков. На верфи работы шли своим чередом, как если бы ничего необычного не происходило. Боратор, расположившись в директорском кабинете, непрерывно отдавал все новые и новые распоряжения, поскольку через день новому звездолету предстояло впервые вылететь в испытательный полет. Ни роботы, ни гозлане не знали ни секунды покоя, трудясь во имя этой цели.

Тень шлюпа заскользила по равнине. Открылся входной шлюз, и Тяжеловики ступили на поверхность. Их скафандры были намертво замкнуты, гигантские руки судорожно сжимали радианты.

Боратор положил на стол чертеж, который тщательно изучал, встал из-за стола и, ведомый «чародеем» Китаи, вышел навстречу Тяжеловикам. Он не выразил ни малейшего удивления в связи с их прибытием.

— Ну наконец-то вы здесь, Топтор, — заявил он. — Надеюсь, для того, чтобы на законных основаниях обеспечить приемку построенного корабля? Вас направил Эцтак?

Топтор машинально опустил наведенное оружие и, полный горечи, не отрывал глаз от красных пятен, разукрасивших лицо инженера. Он был уверен, что скафандр надежно убережет его от заражения, но все равно не мог сдержать передернувшую его дрожь ужаса и отвращения.

— Так вас тоже настигла эта болезнь, Боратор? — спросил он, инстинктивно отступая на шаг.

И тут с удивлением заметил группу гозлан, которые в сопровождении нескольких рабочих роботов спокойно вышли из тоннеля, где велось строительство и, игнорируя Тяжеловиков, вошли в ангар.

— А что тут делают туземцы? — вскинулся Топтор. — Их тоже затронула эпидемия?

Боратор молча кивнул, не выказывая ни малейшего беспокойства, как если бы речь шла о каком-то легком простудном заболевании.

— Мы на верфи все заражены. Но память пока не утеряна. Мозг затмится чуть позже, но к тому времени строительство корабля будет завершено. Что касается гозлан, то я был вынужден их использовать, ибо одни роботы ни за что бы не закончили сооружение звездолета до… до того, как меня поразит полная амнезия.

Инженер, приветливо улыбаясь, указал на нескольких постовых.

— Жаль, что болезнь распространилась также и на роботов. Теперь на них уже нельзя положиться.

Топтор отступил еще на шаг.

— И когда же космолет будет готов полностью, Боратор?

— Где-то в пределах этой недели. — А когда вы… потеряете память?

— Кто его знает? Может, и завтра. Было бы неплохо, если бы в этом случае вы были готовы подменить меня.

— Что! Работать здесь? Рискуя заразиться?

— Да что вы так беспокоитесь, Топтор! Все равно зараза уже добралась до вас и ваших людей.

Тяжеловик мертвенно побледнел.

— Это исключено! Нас оберегают скафандры!

По губам Боратора скользнула холодная усмешка.

— Я тоже носил его, когда разразилась эпидемия. Как видите, из этого ничего путного не получилось! Нет, отныне вы обязаны общие интересы ставить выше личных, поэтому соизвольте отвести этот корабль к месту назначения. Он никоим образом не должен попасть в чужие руки.

Но Топтор упрямо возвращался к интересовавшей его теме.

— Но ведь ни один микроб не может проникнуть через защитные системы наших скафандров! И потом, прежде чем вернуться на наш корабль, мы проведем какое-то время в открытом космосе, а он — лучшее бактерицидное средство!

— Разумеется, вы можете подвергнуть ваши скафандры дезинфекции вакуумом, но не ваши тела… Повторяю: не надо питать радужных иллюзий. Вы обречены, как и я, как все эти роботы и местные жители. Вам остается одно: отбуксировать корабль, открыв для стерилизации все его выходные шлюзы настежь, в заданную для погружения в подпространство точку. Наши союзники заберут его потом, надеюсь, в обеззараженном состоянии, без какого-либо риска подхватить эту болезнь. Но вы лично, Топтор, крепко усвойте одну истину: пройдет самое большее неделя, и вы не будете даже помнить, как вас зовут…

— Боратор! — взревел патриарх. — Мне надоело слушать ваши бредни! Чего вы прохлаждаетесь, а не занимаетесь порученным вам делом? Я что-то пока не видел здесь чокнутых!

— Ха, да есть они, есть, не надо на этот счет беспокоиться. Взгляните хотя бы на этого, — ответил Боратор совершенно равнодушно, показав пальцем на робота, вышедшего из ангара. — Может, вы и с трудом мне поверите, но почему-то первыми этой болезни поддаются как раз позитронные мозги. Извольте убедиться сами.

Топтор с опаской стал наблюдать за боевым роботом, который, тяжело печатая шаг, приближался к ним, ничуть не обеспокоенный присутствием Тяжеловиков.

Патриарх отказывался верить своим ушам, его словно громом поразило: этот кибер-убийца в полный голос распевал песню. Мелодия была несколько монотонна и расплывчата, но слова — на чистом интергалакте — звучали вполне отчетливо:

Кто я? И кто вообще осмелится определить меня?

Ведь все во мне: влечение к чему-то с отторжением,

Безмерно малое с невообразимо крупным, восход и ночь,

Огня стихия с бездной моря, то «против», что зовется «да»,

И ненависть, навечно сопряженная с любовью…

Ах, как бы я хотел уйти в ничто! И, растворясь,

Ликуя, в горниле голубой звезды, покинуть этот мир!

Челюсть Топтора, будто отягощенная неимоверно потяжелевшей бородой, отвисла, открыв зияющую полость рта. Все его члены охватила противная мелкая дрожь.

— Что… что это еще такое? — сумел наконец кое-как произнести он.

— Это поэма, — любезно разъяснил Боратор. — Ее сочинил самолично RК-064. Как и мелодию.

Вся двадцатка Тяжеловиков, державшаяся позади патриарха, дружно — шаг за шагом — стала отступать, сгрудившись вокруг шлюпа. Сейчас достаточно было подать какой-нибудь сигнал, и все, впав в панику, бросились бы во входной шлюз. Но Топтор, хотя и насмерть испуганный, все еще не хотел признать себя побежденным. Его палец нервно сжал спусковой крючок оружия.

— Почему вы не уничтожили этого RК-064?

Джон Маршалл, который в этот момент находился в надежном укрытии, наблюдая за сценой, усмехнулся, услышав этот вопрос. Он повторил его Китаи. И «чародей» тотчас же подсказал Боратору нужный ответ:

— Как так почему? Не вижу в этом никакой необходимости. Если я ликвидирую этого, то мне на том же основании пришлось бы уничтожить почти всех остальных роботов! В любом случае конец не за горами. Так пусть себе чудят, только бы вели себя мирно и не вздумали накинуться на нас… Кстати, один из рабочих роботов, некий РА-007, сейчас пишет трагедию. Она восхитительна, выдержана в очень благородном стиле, в лучших традициях классического театра.

Эмир, услышав это, едва не расхохотался, прошептав:

— Неужели вы и впрямь надеетесь обратить в бегство этого мастодонта подобными глупостями? Может, пока не поздно, этим делом займусь я? С удовольствием запулил бы его аж до ближайшего спутника — такая прогулочка пошла бы ему на пользу, не сомневайтесь! — Спокойно, Эмир, — урезонил его задетый такой репликой австралиец. — Топтор — реалист, мыслит в основном логически. Если вы вмешаетесь, то он сразу раскусит, что речь идет о телекинезе, и тут же заподозрит, что дело не обошлось без Милиции Родана. Перед ним сразу встанет образ конкретного, опасного, но ему понятного и вполне реального врага — врага, которого можно победить. Но много менее грозного, чем этот, так и не разгаданный им робот-рифмоплет! Китаи, продолжайте действовать в том же духе. Вы на верном пути, и вскоре наш приятель созреет.

Без всякого сомнения, цивилизация Вольных Перевозчиков знала определенные жанры литературы, включая трагедию. Но Топтор никогда не был силен в искусстве, не видя возможности нажиться в этой области. Совершенно растерявшись, он уставился в ярко-пятнистое лицо своего собеседника. Тяжеловика охватила безоглядная паника. Он чувствовал, что колени под ним подгибаются, и сохранял вертикальное положение только ценой неимоверного напряжения воли.

— А как… как эта самая болезнь проявляется у людей?

Боратор еще не успел ответить, как на углу ангара появился гозланин. С широкой улыбкой на устах он приблизился к группе Тяжеловиков. Еще несколько месяцев назад при виде этих «небожителей, абориген простерся бы ниц, уткнувшись лбом в грунт… Но этот, не проявляя ни малейшего беспокойства, прошел между инженером и патриархом. То был совсем молодой гозланин с развевающимися длинными темными волосами. На его загорелом лице и крепком торсе явственно проступали красные и голубоватые пятна болезни забвения. В его мозгах, судя по всему, не существовали в этот момент ни единой связной мысли, поскольку он — это было очевидно — и не подозревал о смертельной опасности, которую представляли для нега Тяжеловики.

Он ловко выхватил из дрожавшей руки Топтора радиант и стал забавляться с оружием. В результате неосторожного движения сверкнул бледный энерголуч, разнесший вдребезги кусок скалы. Гозланин, крайне удивленный этим, по-прежнему улыбаясь, вернул радиант его владельцу.

Топтор, буквально оледенев от ужаса, даже не попытался как-то среагировать на эти действия и занять безопасную позицию. Его больше, чем что-либо другое, угнетало именно это: ощущение парализованности всего тела.

А абориген с абсолютно беззаботным выражением на лице прошел сквозь строй Тяжеловиков, будто их и не существовало вовсе.

— Ну что, Топтор, теперь убедились сами? — проронил инженер — Любое существо, пораженное этой болезнью, полностью теряет память. Этот тип ничего теперь не знает об опасностях окружающего нас мира] да и вообще потерял понятие о том, что это такое. Сейчас он доверился бы своему самому смертельному врагу. Наша раса, Топтор, обречена, если Перевозчики дойдут до того, что позабудут, кто их истинные враги.

— Забыть об этом! Невозможно.

— Ха, вы забудете даже собственное имя!

И тут Боратор внезапно превратился в должностное лицо, осознающее всю меру своей ответственности.

— Не желаете ли вы, чтобы я провел вас по верфи, показав корабль? Ведь вам придется вскоре сопровождать его в космосе.

— А мы? — опомнился Топтор. — Что станет с нами?

Боратор пожал плечами.

— Самое большее через неделю ваш мозг омертвеет, даже если тело останется в хорошем физическом состоянии. Но какое это имеет значение? Вы же выполните к тому времени ваше поручение — корабль нового типа будет доставлен куда надо.

— Эй, вы, у меня не было задания погрязнуть в бездне безумия, да еще со всем экипажем! — заорал вдруг Топтор. — Эти бандюги нарочно подставили меня, надеясь, что тем самым им удастся уклониться от оплаты оказанной услуги: я ведь обо всем забуду, верно? И о том, что они должны мне выложить наличными! Плохо же они знают Топтора! Пусть сами явятся сюда за своим проклятым сокровищем — я умываю руки! Можете передать им это, Боратор, от моего имени, если, конечно, к тому времени еще будете в состоянии соображать!

Он развернулся к своим людям:

— Всем — на борт шлюпа! Отчаливаем немедленно. Боратор, вы действительно думаете, что мы все-таки заразились?

Лицо инженера приняло опечаленное выражение.

— У меня на этот счет нет никаких сомнений, Топтор. Патриарх смачно выругался, присоединяясь к своим «морским пехотинцам», чинно рассевшимся в шлюпе. Дверь шлюза захлопнулась. Через мгновение суденышко взвилось вертикально вверх и исчезло за горной грядой Эмир вылез из своего укрытия.

— Что такое? Неужели спектакль уже окончен? Без единого выстрела, без разряда радианта? И драчки не было, и телекинез не понадобился? И вообще все обошлось тихо—мирно?

Джон улыбнулся Китаи:

— Здорово! Боратор великолепно сыграл свою роль.

Подошел мышь.

— Джон, кажется, я вам задал конкретный вопрос? Маршалл ласково погладил каштановую шерстку Эмира.

— Радоваться надо, что все прошло так спокойно. Насилие совсем не обязательно решает любую проблему; мирный исход часто предпочтительней.

Мордочка мыша вытянулась. И все же он был вынужден признать правоту телепата.

В этот момент долину накрыла тень — громадный корабль Перевозчиков взлетел и на максимальном ускорении вскоре растаял в небесах.

Топтор тем временем созывал остальные корабли своей эскадры. Ответили ему одиннадцать звездолетов. Двенадцатый почему-то хранил молчание.


Глава 3 | Оружие забвения | Глава 5