home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Будьте осторожны, командир! — обеспокоенно предупредил Маршалл. — Даже без оружия тринадцать зажатых в угол людей могут оказаться весьма опасными. Позвольте вас сопровождать на эту встречу.

Родан смерил взглядом высокие здания административных корпусов.

— Нет, Джон, оставайтесь на месте. Перевозчики, так бездарно потеряв этот мир, несомненно, утратили и всякое мужество. Но остальные — со мной.

Энзалли и Ралв двинулись за землянином. Впереди шествовал боевой робот, предупредительно открывавший перед ними двери.

Среди тринадцати губернаторов, с трудом сдерживавших свое нетерпение в ожидании проявления доброй воли победителей, вдруг разом воцарилась тишина. Самый пожилой из них, Регор, рассматривал вошедших из-под полуопущенных век. С гозланами ему было все ясно: вчерашние рабы сегодня ведут себя как хозяева. Конечно, это вызывает сожаление, но в общем не выходит за рамки нормального явления, учитывая капризный характер фортуны во время войны.

Но кто такой этот третий? Ясно, что иностранец… Откуда он?..

В свете ярких лучей 221-тэты Лиры, щедро врывавшихся в помещение через окна, можно было легко прочитать на лицах бывших правителей всю гамму обуревавших их чувств: недоверчивость, ненависть, постоянную готовность схитрить и ущемленное самолюбие.

Входя, Родан не соизволил их поприветствовать.

Робот, не ожидая дополнительных указаний, встал у двери с оружием на изготовку.

Энзалли, телепат, тем временем изучал мысли вчерашних «богов», которых сегодня он ничуть не опасался. Родану же не требовалось никаких паранормальных способностей, чтобы сразу понять настроение этой группы: они отнюдь не отчаялись и все еще надеялись на помощь соотечественников, чтобы повернуть ситуацию вспять.

Молчание гостей затягивалось, и Регор занервничал. Его огромные кулаки непроизвольно сжались. Наконец, с великим трудом превозмогая себя, он приглашающим жестом показал на пустые стулья вокруг длинного стола для совещаний.

Энзалли, по знаку Родана, начал разговор:

— Садиться ни к чему, мы предпочитаем стоять. К тому же, если вы примете наши условия, дело не затянется. Вы проиграли это сражение — остались одни и без оружия. Даже роботы отныне отказываются вам подчиняться. Мы их перепрограммировали, и вы не хуже нас представляете, что сие означает. Что касается ваших соотечественников, космических торговцев, то они попросту удрали, бросив вас на произвол судьбы. И сейчас они на своих грузовых космолетах ох как далеко! Мы не собираемся уничтожать вас. Ограничимся тем, что изолируем на одном из островов Западного океана — достаточно большом и вполне подходящем по климату. Вам придется мирно прожить там оставшуюся часть жизни. Воссоединиться с вашим народом вам не удастся из-за отсутствия звездолетов.

Энзалли замолчал. Он шарил в головах губернаторов, ловя в их мыслях отклики на сказанное. По залу прокатилась волна глухих перешептываний.

— Что станет с остальными семью губернаторами, которые заболели? — спросил Регор.

— Они разделят вашу участь, то есть ссылку.

— А как же насчет возможности заражения? Ведь контакт с ними обрекает нас на духовное разложение в самом скором времени!

— Вам не стоит этого опасаться, — перебил его Родан. — У нас есть противоядие, и мы сделаем вам инъекции. А семерка сейчас уже на пути к выздоровлению.

Регор внимательно вгляделся в астронавта.

— Вы не уроженец этой планеты, верно?

— Правильно.

— Тогда чего вы вмешиваетесь в ее сугубо внутренние дела?

— Потому что нам дорога свобода. Мы хотим, чтобы угнетенные народы обрели свою независимость.

— И конечно, без всякой для вас выгоды?

— О, Ригор, конечно, она есть. Но не ждите, что я разложу вам все по полочкам… Вернемся лучше к вашей участи. Ответьте мне только на один вопрос: соглашаетесь ли вы по доброй воле подчиниться решению правительства Горра, осуждающему вас на ссылку?

Бородач переглянулся с остальными.

— А если у нас все же окажется собственный звездолет, разрешено ли будет нам покинуть Гозул?

— Разумеется. Только вот нет его у вас, и все.

Регор явно колебался.

Внезапно Энзалли расхохотался.

— Все, можно заканчивать встречу, ибо цель достигнута. У них и впрямь есть космолет, и теперь я даже знаю, где он находится.

Растерявшийся Регор вперил взгляд в телепата, который столь бесцеремонно разгласил его секрет. Ему почудилось, что мир вокруг рушится. Теперь он терял всякую надежду. А ведь сколько было приложено усилий, чтобы потянуть время, добиться свободы передвижения и даже получить в свое распоряжение несколько рабочих роботов. И уже через несколько дней гигантский звездолет, что сейчас достраивался на потайных верфях в недрах одной из гор, должен быть полностью готов к взлету. Перед ним и его друзьями открывался весь космос!

А теперь…

Энзалли вновь заговорил не допускающим возражений тоном:

— Спасибо, Регор, этого вполне достаточно. Вижу, что мы проявили к вам слишком большое великодушие. Ваш отъезд на остров состоится сегодня же.

Он повернулся к Родану и продолжил:

— Они рассчитывали ускользнуть от нас на борту последнего боевого крейсера, которым располагали на планете. На нем они намеревались прорваться в ту часть космоса, где находится ваша планета, и уничтожить ее, предварительно, ясное дело, расправившись с нашей. До чего же они все-таки мягкосердечны, эти «боги»!

— Они не привыкли проигрывать и тем тяжелее переживают свою неудачу. В известной степени реакцию Регора и его коллег можно понять. Полагаю, что хотят они того или нет, но будущее сделает их более разумными. Я до сих пор не теряю надежды в один прекрасный день мирно договориться с Перевозчиками. Но не с этими, само собой разумеется. Будем считать вопрос закрытым. Ралв, займитесь ими, их судьба меня больше не интересует. Энзалли, пойдемте со мной.

И они вдвоем вышли из зала.

Боевой робот по-прежнему безучастно стоял у двери, держа под прицелом радианта губернаторов, своих вчерашних властителей. Киберу предстояло помочь новым хозяевам отправить прежних в ссылку.

В центральной рубке управления «Астре» шло заседание военного совета. Реджинальд Балл, чьи коротко подстриженные рыжие вихры напоминали сейчас ярко-красный петушиный гребень, удобно устроился рядом с Роданом.

Мутанты, в том числе Джон Маршалл, Тако Какута, Китаи Ишибаши и Тама Йокида, сидели на скамье лицом к группе представителей планеты. На совещании присутствовали также командиры трех крейсеров: капитан Мак-Клиарз расположился между майорами Ниссеном и Дерингхаусом. Их корабли, почитавшиеся космическими гигантами и оснащенные самыми последними техническими новинками, выглядели тем не менее чуть ли не игрушечными рядом с главным кораблем «Астре», диаметр которого достигал восьмисот метров.

— Итак, все двадцать губернаторов, — заговорил Родан, — отправлены на выделенный им остров, и теперь мы можем рассматривать их как фактор, которым вполне можно пренебречь. Горр полностью находится в руках его законных владельцев, которые, я в этом уверен, сумеют умело организовать свою жизнь и вернут ему былое процветание.

Ралв важно кивнул.

— Можете положиться в этом на нас, — не удержался он от реплики. — Вы нам вернули свободу, и мы ее отстоим. Более того, мы вам крайне признательны, и, если пожелаете, мы с радостью согласимся на возведение на нашей планете вашей торгово-военной базы.

— Раз все так удачно устраивается, — заметил Реджинальд, — значит, мы вполне можем расстаться с вами. Осталось лишь разобраться с вопросом об этом пресловутом корабле Перевозчиков.

— Всего-то! — сыронизировал Родан. — Этот космолет, должен признаться, меня весьма тревожит! Энзалли, прочитав мысли губернаторов, выяснил, что секретная верфь находится в горах, примерно в пятидесяти километрах отсюда. Она полностью автономна, не поддерживает никакой связи с центральной администрацией космопорта, на стройке занято тридцать роботов — общего профиля и специализированных, и их охраняют сто киберов-боевиков. Последние запрограммированы на уничтожение любого, кто не является Вольным Перевозчиком. Подать им телекоманду отсюда нельзя! Придется выводить из строя по одному. В перспективе та еще работенка!

— А почему ты так стремишься завладеть этим наполовину недостроенным кораблем? — недоуменно поинтересовался Балл.

— По очень простой причине: похоже, он был задуман как самый современный звездолет, о котором можно только мечтать. Конечно, мы в курсе всех достижений арконидов и считаем их цивилизацию выдающейся. Однако Великая Империя почивала последние тысячелетия на лаврах, и ее инженеры ничего нового за это время не придумали. Перевозчики же, напротив, отделившись от когда-то общего с арконидами базиса, непрестанно совершенствовали свой космофлот. И ныне ученик превзошел учителя. Я убежден, что на этом корабле нас поджидает немало сюрпризов, и мне очень бы хотелось с ними ознакомиться. Вот и все.

— Неужели все? — на сей раз иронично отреагировал Балл.

— Я же говорю тебе, что нам совершенно необходим этот корабль! Во-первых, чтобы тщательно его изучить. А затем… Но пока для нас важна не сама цель, а средства, с помощью которых мы могли бы ее достигнуть! Нам придется отказаться от применения силы, потому что уверен: роботы запрограммированы также и на то, чтобы в конечном счете скорее уничтожить этот звездолет, чем сдать его противнику.

— И что же нужно сделать, чтобы воспрепятствовать выполнению такой команды?

— Надо их застать врасплох. И снова пустить в ход блеф. Каким образом? Еще не знаю. Жду более точной информации, которую мне доставит Эмир. Он телепортировал сегодня утром на верфь.

Последние слова были восприняты присутствующими как сенсация. Никто не был в курсе того, что мышь получил столь ответственное задание.

— Как, Глазастик? — не удержался все же от возгласа Балл. — И он уже там?

— А разве кто-нибудь из нас имеет больше шансов преуспеть в этом деле, чем он? Ему помогают не только паранормальные способности, но особенно его внешний вид. Роботы примут его за безобидного зверька и просто не обратят на него внимания.

— Насколько я его знаю, — проворчал Балл, — подобное безразличие к его персоне будет уколом для его болезненного самолюбия!

— Но Эмир слишком умен, чтобы придавать этому значение. Кстати, мне думается, что он там не станет долго задерживаться, поскольку знает, с каким нетерпением я ожидаю его доклада.

— Командир…

Это был голос Дерингхауса. Родан жестом предложил ему продолжать.

— Позвольте мне высказать одно соображение: к чему такие предосторожности? Если я спикирую на верфь с пятью десятками космических истребителей, да при поддержке «Центуриона», роботам не устоять!

— Ни в коем случае не делайте этого! Вы не сможете разом уложить их всех. А чтобы запалить заряд и взорвать звездолет, достаточно уцелеть одному. У нас единственное оружие — хитрость. И в этой области мы поднакопили кое-какой опыт.

— Когда должен вернуться Эмир? — поинтересовался Маршалл.

— Повторяю: жду его с минуты на минуту. Но нельзя исключать, что могут помешать какие-то непредвиденные обстоятельства. Если он задержится слишком долго, придется отправить на его розыски Тако.

— Если хотите, могу это сделать хоть сейчас! — предложил японец. — Вдруг Эмир попал в какую-нибудь ловушку? Нам непременно нужно выручить его!

— Давайте подождем еще с полчаса, Тако. В сущности, у меня появятся основания для беспокойства лишь по истечении договоренного срока.

Балл сидел, устремив взор на пульт управления, но тем не менее, казалось, совсем не видел его. Он был явно погружен в глубокие раздумья. Наконец он задал вопрос:

— К чему вся эта игра в таинственность по отношению к бородачам? Разве они должны по-прежнему не знать, кто (в данном случае это были мы, земляне) нанес им столь чувствительное поражение?

— У меня на то есть свои причины. Если я не ошибаюсь, патриарх Эцтак до сих пор не оставил мысли о захвате Сола и его планет. Первый раз мы его здорово шуганули. Но этот урок оказался недостаточным, и однажды — надеюсь, это случится не скоро — он вернется со свежими силами. Но в случае если он будет думать, что здесь, в системе тэта Лиры, он натолкнется на другого, столь же могущественного, противника, то будет более осторожен. Он не решится начать боевые действия сразу на двух фронтах. Однако, узнай он, что ко всему этому делу приложила руку только одна Земля, ничто уже не будет сдерживать его ненависти и стремления отомстить. И он не успокоится, пока не взбаламутит всех Перевозчиков и не убедит их в необходимости нашего уничтожения!

— Да так ли уж нам пристало их бояться? — вскинулся Балл. — Да мы их раздавим, как и в первый раз!

— Ничуть не сомневаюсь, что мы действительно разгромим их, и без особого труда. Но, как я уже говорил, предпочитал бы встретиться с Перевозчиками не на поле сражения, а за столом переговоров. Пока что нет смысла даже думать об этом. Эцтак удрал от эпидемии, которой вовсе и не было. Но ему понадобится время, чтобы убедиться в этом.

— А как с другими кланами? — спросил Маршалл. — Известно, что связи между всеми этими бродягами космоса одни из самых непрочных. Не найдется ли какой-нибудь бородач, который захочет прихватить себе оставленное на Горре оборудование?

— Вы не учитываете объявленного карантина, Джон. После такой меры здесь никто не имеет права совершать посадку! Да и решится ли кто из бородачей проигнорировать столь ужасную болезнь? Ради какой выгоды? Разве что из-за роботов, которые — это я охотно признаю — представляют собой весьма ощутимую ценность.

— Ты забываешь о звездолете! — напомнил ему Балл.

Никто из присутствовавших и не подозревал, насколько он окажется прав в совсем недалеком будущем.

Мышь проявил достаточно мудрости, чтобы не лезть на рожон, и предпочел материализоваться в горах, на весьма почтительном расстоянии от верфи. Фортуна улыбнулась ему, поскольку предпринятый в общем-то наугад и вслепую бросок завершился на каменном скате, где цеплявшийся за скалистые обломки худосочный кустарник все же создавал хоть какую-то возможность для укрытия в случае нежелательной встречи. Если Эмир не ошибался, то его цель находилась на расстоянии двух-трех километров от этого места. Но в силу природной лености он не захотел преодолевать его нормальным путем, то есть пешком, а стал готовиться к новому скачку, тщательно его просчитывая.

Он осмотрелся, навострил уши. Ни единого шороха. Его телепатический центр не улавливал постороннего присутствия, что не удивило его, так как даже самый талантливый спец в этой области не мог считать «мысль» какого-нибудь робота

Солнце нещадно палило, выжженная зноем почва была раскалена, а Эмир, уроженец наполовину уже погибшей планеты, очень плохо переносил жару. Поэтому он для начала левитировал, зависнув в тридцати метрах над осыпью. Там было посвежее, да и сектор обзора существенно расширился.

Спрятанный от чужого глаза звездолет должен был находиться чуть севернее, но Эмир не видел ничего, кроме отвесных скал и весьма негостеприимных ущелий. Да, унылое местечко выбрали Перевозчики для размещения своей секретной базы!

И вдруг вдали что-то сверкнуло, словно луч света отразился от полированной металлической поверхности. Мышь, прищурившись, узнал силуэт робота, который вышагивал туда-сюда перед входом в одну из узеньких долин, которыми изобиловала местность. Было яснее ясного, что кибер находится здесь отнюдь не случайно.

Глазастик ментально засек направление и опустился на склон. Затем сконцентрировался и, устремив взгляд на острый пик скалы, возвышавшийся недалеко от интересовавшего его места, вошел в режим телепортации. В тот же момент он возник прямо под намеченной скалой и, подавляя неприятную дрожь, пробежавшую вдоль позвоночника, рискнул выйти на открытое место якобы в поисках пищи как самый обыкновенный дикий кролик или какой-нибудь другой зверек. Этот прием вполне мог увенчаться успехом, поскольку роботы были нацелены на то, чтобы рассматривать в качестве опасных существ гозлан, а не представителей местной фауны.

Металлический монстр совершал патрульный обход примерно в пятидесяти метрах от узкого коридора, который уводил в скрытую в горах долину. На мышь он не обращал никакого внимания. Эмир, хотя и задетый столь явным презрением к своей особе (он втайне поклялся попозже обязательно взять реванш за подобное унижение!), тем не менее почувствовал приятное облегчение.

Глазастик подобрался к противнику еще ближе, внимательно его изучая. Две из его нескольких рук были согнуты и заканчивались смертоносным радиантом. Если робот вздумает расценить его как нечто враждебное, то после луча из этого оружия — мышь был отлично осведомлен об этом — от него останется лишь мягкое облачко пыли. Но, судя по всему, до тех пор, пока Эмир будет вести себя подобно обыкновенному мирному грызуну, такой исход ему не грозил.

Фронтальная антенна боевого робота была свернута, что доказывало отсутствие телеуправления с центральной станции. Иначе говоря, кибер подчинялся программе, заложенной в его внутренних блоках памяти. Значит, его можно было вывести из строя, не привлекая тотчас же внимания штаб-квартиры противника. Но сделать это представлялось крайне трудным, поскольку робот наверняка начнет палить при виде любого — в каком бы тот ни выступал обличье — наделенного разумом существа, за исключением Перевозчика.

Итак, первым делом следовало выяснить, к какой категории существ — разумных или нет — относил его робот.

Мышь, опустившись на четыре лапы, потрусил прямо к часовому. Тот, проявив абсолютное безразличие, продолжал свой обход. И все же Эмир держал себя в постоянной готовности телепортировать куда угодно при появлении малейших признаков опасности со стороны кибера.

Пробежав рядом с охранником, который даже не шелохнулся, Глазастик направился в долину, двигаясь задом наперед, чтобы наблюдать за тылом и не дать испепелить себя выстрелом в спину. Но все его страхи оказались напрасными. Его — это было более чем очевидно — принимали за совершенно безобидного зверька, который суетится в поисках нежной травки или, возможно, питьевых источников.

Постепенно вход-горловина в долину расширялся, сочнее и многообразнее стала растительность. Вскоре мышь оказался вне пределов видимости часового.

Как только уменьшилась необходимость проявлять повышенную заботу о своей безопасности, Эмир сосредоточил внимание на окружавшем его пейзаже. Это стоило сделать.

Долина напоминала арену цирка, отвесные стены которого напрочь отбивали охоту карабкаться по ним у любого нежелательного посетителя. Короче, никто не мог ни попасть сюда, ни выбраться из этого каменного мешка, минуя единственный вход-горловину. Разве что крылья помогли бы? По сторонам тянулись ряды низких ангаров, где, видимо, размещались различные цеха с оборудованием. Эмир, отметив про себя факт их существования, главное внимание, однако, уделил другому поразительному явлению — гигантскому, шириной свыше двухсот метров, входу в грот, зиявшему чудовищной брешью в подбрюшье горы. Оттуда лились потоки света, его отблески сверкали на видневшемся даже из долины металлическом корпусе звездолета. Первое впечатление — его строительство вот-вот должно было завершиться. Корпус корабля уходил далеко в тоннель, который, если сведения Родана были точны, тянулся на целый километр.

Да, Перевозчикам и мечтать о лучшем укрытии было не надо.

Далее дорогу мышу перегораживала цепь роботов. Они держались неподвижно, но их «глаза» повернулись в сторону мыша, который сделал вид, что нюхает пучок какого-то злакового растения, тянувшегося к свету между двумя кустами.

Создавалось впечатление, что позитронные мозги роботов воспринимали мелкое травоядное существо как вполне для них безобидное. Эмир лишний раз с досадой отметил, что охрана никоим образом не принимает его всерьез! Но, с другой стороны, ему оставалось только радоваться этому.

Было ясно, что телепортировать в этих условиях он не мог: роботы вполне справедливо расценили бы этот выходящий за рамки нормального дар как неоспоримое свидетельство разумности и немедленно отреагировали бы. Значит, его единственное пока оружие (пусть даже за счет ущемления самолюбия) — вести себя, как кролик, попавший на пастбище, где полно люцерны или ползучего тимьяна. Если ему удастся и далее успешно обманывать бдительность стражей, то, вполне вероятно, он сумеет вплотную приблизиться к самому корпусу звездолета. А любая свежая информация на этот счет облегчила бы планируемую акцию по нападению на верфь.

Он неспешно продвигался вперед, насчитав около тридцати роботов, расположившихся полукругом в сторону входа в долину, каждый на расстоянии пяти метров от другого. Это было неслыханное расточительство ценнейшей техники, если учесть, что всего одного такого кибера хватило бы, чтобы сдерживать, а то и отбить штурм целой армии противника. Вывод: этот корабль имел громаднейшее значение для Перевозчиков.

Мышь предпочитал не очень-то задерживаться пока на этой мысли. Он, скрепя сердце и преодолевая отвращение, пожевал несколько травинок. Видно, действительно на Горре существовала похожая на него порода диких кроликов, чье поведение в данный момент ему приходилось изо всех сил имитировать.

Ближайший робот (метрах так в двадцати!) навел на него свои поблескивавшие при солнечном свете линзы. Его сосед, однако, никак не отреагировал.

Лейтенант Эмир почувствовал, как у него на затылке шерсть поднимается дыбом. Одновременно где-то на уровне желудка он испытал некое странное ощущение, причем этот рефлекс явно не был вызван только насильственным перевариванием терпкой и жесткой травы. Но мышь мужественно вынудил себя сжевать еще один пучок.

Эх, если бы он мог сейчас телепортировать! Но в таком случае он нанес бы непоправимый ущерб планам Родана: ведь роботы, поняв, что секретная стройка обнаружена, усилили бы ее охрану. Не исключено, что в своем усердии они дошли бы и до уничтожения корабля, если бы сочли положение безвыходным. Они наверняка были в курсе панического бегства Перевозчиков с Горра.

До чего же противной на вкус была эта трава!

Следующий пучок находился точно посередине между двумя роботами. Глазастик, сделав над собой неслыханное усилие, двинулся к нему, готовый, однако, телепортировать в любой момент, хотя понимал, что должен прибегнуть к этой мере лишь в самом крайнем случае.

Один из охранников, развернувшись на месте, поднял левую руку, и теперь ее терминал-радиант был нацелен точно на мышь. Тот, затаив дыхание, тем не менее легонько трусил к пучку травы, предполагаемому объекту его вожделений. Напряжение поднялось до такой степени, что стало невыносимым. Как поведет себя часовой, сочтет ли он необходимым уничтожить зверушку, копошившуюся в пределах охраняемого им участка? Если да, то он пойдет на это совсем не ради развлечения (как это мог бы сделать в аналогичной ситуации постовой-человек), поскольку роботы не ведают, что такое скука. Вопрос был в том, включала ли заложенная в него программа истребление любого живого существа, рискнувшего проникнуть в долину? Отличались ли полученные им от Перевозчиков приказы от тех, которыми руководствовался охранник, стоявший у входа в горловину?

Эмир дотянулся наконец до травки и сжевал ее.

Робот наблюдал за ним с очевидным интересом. Оружие было по-прежнему наведено на мыша, но раз он до сих пор не выстрелил, то, скорее всего, уже и не сделает этого.

Эмир героически проглотил горькие стебли, сдерживая одновременно как приступ тошноты, так и страх, леденивший хребет.

В это время позитронный мозг часового, видимо, взвешивал ситуацию. Внезапно появившееся перед ним существо не было ни Вольным Перевозчиком, ни гозланином; оно вело себя как безрассудное животное, раз рискнуло столь близко подойти к грозным боевым машинам. Раз оно не думает, значит, опасности не представляет. Вдобавок ко всему оно ощипало молодую травку, что указывало на его местное происхождение. А на этой планете Вольные Перевозчики считали своими врагами только гозлан. Таким образом…

Вывод был однозначен: это травоядное опасности не представляло.

Мышь с облегчением отметил, что робот отвел от него свои глаза, а рука вернулась в прежнее положение.

Он, Эмир, блестяще выдержал это тяжкое испытание! Но это не означало, что следовало ослаблять бдительность.

Перескакивая от одного пучка травки к другому, он направился к ангарам. Постепенно он добрался до угла здания и, завернув за него, оказался вне поля зрения роботов. Облегченно вздохнув, мышь остановился.

Эмир находился все еще примерно в двухстах метрах от грота. От входа его отгораживали различного рода постройки, всевозможная техника и материалы: бронированные плиты, металлические брусья и несущие конструкции, какие-то доски, емкости и ящики. Кругом копошились рабочие роботы, а из тоннеля доносились различные звуки, безошибочно указывавшие на то, что работы по завершению строительства звездолета интенсивно продолжались. Никто ведь не отдавал роботам приказа свернуть стройку, и они продолжали делать свое дело. Но что произойдет, когда звездолет будет полностью готов?

Ясно, что Родан не мог пойти на риск и допустить, чтобы звездолет по заранее разработанной программе взлетел в космос и направился в указанную ему точку для стыковки с силами Перевозчиков. Эмир прекрасно осознавал это, но ему требовалось узнать, сколько еще времени у землян в запасе.

Неожиданно в десятке метров от него открылась дверь и из нее выбрался рабочий кибер с папкой бумаг, вероятно чертежами. Он был безоружным. Хотя это не делало робота менее опасным.

Мышь, усевшись на свои упитанные ягодицы и держа в передних лапах длинную травинку, методично ее обгрызал. Казалось, что зверек совершенно поглощен процессом принятия пищи. Робот, не обратив на него никакого внимания, устремился к тоннелю какой-то странной, с подскоками, походкой. У входа он остановился около других роботов и о чем-то заговорил с ними.

Эмир, увлекшись наблюдением за этой сценой, ослабил бдительность и слишком поздно услышал приближавшиеся шаги. Он даже не успел повернуться — яростным пинком его отбросило к куче камней. Прокатившись по камням, он посчитал, что переломал все свои косточки. Прерывисто дыша, борясь с охватившей его болью, он был настолько застигнут врасплох, что не сразу подумал о возможности телепортировать в безопасное место. Но как только разобрался, с какого рода грубияном его столкнула судьба, тут же отказался от подобного варианта. То был Перевозчик. Да, да, именно Перевозчик, а не гозланин, о чем говорила длинная рыжая борода. Он был обут в черные сапоги, свободно болтавшаяся рубашка заправлена в узкие брюки. Вне всяких сомнений, это был инженер.

Изрыгнув несколько маловразумительных ругательств, он удалился, ничуть не заботясь о своей жертве. Эмир немедленно задействовал свои телепатические «антенны». «Только этого еще не хватало! — разъяренно думал Перевозчик. — Кролики уже начали захватывать долину! Следует при случае дать роботам новые указания».

Глазастик, продолжая следить за его мыслями, обнаружил, что зовут его Боратор, что он — технический директор верфи и единственный Перевозчик в округе. Это была отличная новость: не придется барахтаться в мутном потоке ментальных импульсов других «излучателей», раз Боратор представляет свою расу в этой долине в единственном числе.

Мышь медленно выпрямился. Надсадно ломило в боку. Он дал себе слово заставить этого инженера рано или поздно дорого заплатить за проявленную грубость.

После недолгих поисков Эмир обнаружил превосходное укрытие — между стеной и нагромождением ящиков. Теперь, чтобы добраться до него, пришлось бы расчищать дорогу, а это сразу же насторожит его, даже если придется прикорнуть.

Вот теперь-то он смог по-настоящему заняться Боратором. Мышь без труда уловил его мысли, узнал о приказах, которые тот раздавал роботам. Таким образом, он собрал массу полезных сведений для Родана. В частности, он выяснил, что гигантский звездолет в тоннеле будет готов к вылету в космос ровно через шесть дней.

Итак, шесть дней? Значит, двадцать пятого мая две тысячи девятьсот восемьдесят третьего года по земному календарю. Да, времени осталось совсем ничего, а дел по горло! Нельзя было терять ни одного мгновения…

Эмир сконцентрировался на центральной рубке управления «Астре», находившейся от него в пятидесяти километрах, и сделал прыжок.

Материализовался он точно на коленях Балла.


Глава 7 | Оружие забвения | Глава 2