home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Тора Бем и его кузен всегда хорошо понимали друг друга. Лар был сыном брата отца Торы, но не являлся наследником престола. В этом вопросе его опережали три сына Ксара Бема.

Тора и Лар росли и учились вместе, и за многие годы их объединяла крепкая дружба. Сам факт, что Тора когда-нибудь станет повелителем Ксара III, был неоспорим. Юноше даже в голову не приходило, что ему могли позавидовать или даже попытаться его сместить. Но меньше всего это относилось к Лару!

Тора растерянно уставился на бластер.

— Что это значит, Лар? Уж не хочешь ли ты?..

— А почему бы и нет? Хочу! Если ты умрешь, а твоя семья будет сидеть в тюрьме, я стану единственным претендентам на престол. И это будет по закону!

— Законом не предусмотрен случай ареста главы империи. Следовательно, я остаюсь жить!

— Это будет зависеть от меня, сколько времени тебе оставить! — холодно заметил Лар. — От меня будет зависеть также и то, сколько еще проживут твои братья и отец!

Тора сделал шаг вперед, но Лар тут же положил палец на курок.

— Не двигайся, если хочешь кое-что узнать. Умереть всегда успеешь. Тебя уже ничто не спасет.

— Лар, вспомни о нашей дружбе! Разве мы не были с тобой верными друзьями?

Лар холодно улыбнулся.

— Конечно же, были. Но я всегда завидовал тебе. В твоем присутствии я чувствовал себя вторым сортом. Тебе судьба уготовила быть императором. А кто я? Бедный родственник, о котором все забудут. Да и ты бы меня забыл, когда получил бы власть.

Тора покачал головой.

— Ты был моим другом, Лар, и навсегда бы остался им! Как ты можешь так думать?

— Сейчас это уже не имеет значения. Главное, что ученые, сами того не подозревая, очень помогли мне своим бунтом. Я их всех к черту прогоню и завладею троном.

— Я этого не допущу. Лишь я имею право на трон, и то только в том случае, если умрет мой отец. И если нам удастся свергнуть ученых, то для того, чтобы отец снова сел на трон.

Лар холодно улыбнулся.

— Ты глупец, Тора! Твою жизнь могла бы спасти сейчас одна мелочь! Хорошо, давай вспомним о нашей старой дружбе. Я тебя не убью, если ты добровольно отречешься от своего титула.

— Никогда! — твердо заявил Тора.

— Жаль! — сочувствующим голосом сказал Лар. — Тогда я ничем не смогу тебе помочь. Ты умрешь, так как у меня больше нет времени на эту бессмысленную болтовню.

— Но ведь у тебя есть еще старший брат! Ты уже успел устранить его? После смерти моего отца, меня и моих братьев ему будет принадлежать право на престол.

— Он мертв, — сознался Лар. — Он умер вчера.

— Вчера? Разве из вашей семьи не только он знал секрет Ксара V/2? Никто обычно…

— Он раскрыл мне его. Конечно, это стоило некоторых усилий, но он согласился поведать эту тайну.

— Ты его убил?

— Так же, как я сейчас убью и тебя, — подтвердил Лар. — В сущности, мы хотим одного и того же. Если я поверну этот рычаг, то Ксар III и вся империя останутся без энергии. Как ты думаешь, что произойдет дальше?

— Мне это известно, поскольку сам явился за тем же.

— Значит, наши планы отчасти совпадают. Тогда почему бы нам не договориться? Мне не хочется тебя убивать, но у меня нет выбора. Разве только оставить тебя здесь? Мне это место представляется надежной тюрьмой. Я оставлю тебе достаточное количество продовольственных концентратов и освобожу лишь тогда, когда сам стану главой империи. Как тебе мое предложение?

Тора хотел было проявить твердость и отвергнуть его, но тут ему в голову пришла хорошая мысль. Что толку от его смерти? Разве был бы у него хоть один реальный шанс вырваться отсюда? И даже если бы он остался жив, находясь в тюрьме на Ксаре. Может, попытаться убежать сейчас?

— Вряд ли кому хочется умирать, — признался он. — Я предпочел бы тюрьму смерти.

Улыбка не сходила с лица Лара.

— Я знал, что ты будешь умницей, так же как и то, что ты придешь сюда. Когда стало известно о твоем побеге, я решил прибыть сюда раньше тебя. Твое будущее жилище готово. Благодаря накопителям аппаратура центрального зала проработает еще несколько десятилетий. А сейчас я поверну рычаг. Ученые получат приятный сюрприз, который они очень долго не смогут забыть.

В левой руке он держал направленное на Тору оружие, за которым тот напряженно следил. Они находились примерно в пяти метрах друг от друга. При ловкости и сноровке достаточно было молниеносно сделать лишь один-единственный прыжок. Но здесь было другое дело — луч бластера пресек бы любые попытки.

Лар обхватил рычаг правой рукой и потянул его на себя. Тора заметил, как напряглись мускулы его кузена, но рычаг не сдвинулся ни на миллиметр. Лара охватил ужас. Может, ему отойти от рычага на определенное расстояние и встать неподвижно? А может, там что-то заклинило или заржавело?

Лар потянул за рычаг сильнее, но тот не поддавался.

— Что такое, Тора? — в ужасе спросил он. — Почему рычаг не двигается?

— Не знаю, — искренне ответил Тора. — Возможно, из-за фиксации для безопасности. Подожди, сейчас я вспомню. Отец говорил мне, что у рычага находится фиксирующий его положение луч, который может быть отключен только одним из Бемов. Но… не помню.

— Вспоминай, Тора, если тебе дорога жизнь!

— Я не знаю. Он мне подробно не рассказывал. Помню лишь, что речь шла о так называемой автоматической фиксации. По-моему, она должна сама отключиться, когда прикоснешься к рычагу.

Лар не ответил. Он снова попытался сдвинуть рычаг. На этот раз он немного подался, по крайней мере на миллиметр.

— Отойди, — потребовал Лар. — Я хочу, чтобы ты был от меня на достаточно большом расстоянии. Встань с другой стороны.

Тора решил не возражать.

— Да, вот там и стой. И не вздумай приближаться, иначе о тюрьме придется забыть. Мне ничего не останется, как отправить тебя на тот свет.

Стоя рядом с гудящим генератором, Тора внимательно следил за движениями Лара.

Тот, немного помедлив, положил свой бластер на пол.Потом, обхватив обеими руками рычаг, навалился на него всем телом. Рычаг наконец начал опускаться вниз. Он двигался до тех пор, пока не был установлен в нулевое положение.

Тора подождал, пока рычаг начнет двигаться, а затем стремительно бросился к кузену. Однако тот не рискнул в столь ответственный момент выпустить рычаг из рук. Очутившись рядом с Ларом, Тора нагнулся, чтобы поднять оружие.

Но Лар не собирался легко сдаваться. Повиснув на рычаге, он начал размахивать ногами и изо всех сил ударил Тору по голове, когда тот нагнулся за бластером. Оглушенный мощным ударом, он отшатнулся назад, а Лар, оторвавшись от рычага, схватил оружие.

Тора все же устоял и набросился на Лара, но тот успел нажать на спусковой крючок.

Изумрудно-зеленый луч прошел, едва задев плечо Торы, и превратил стоявшую за ним опорную аппаратуру в раскаленную массу. Второй раз Лару выстрелить не удалось. Тора набросился на кузена и ударом кулака выбил из его рук бластер, который с грохотом ударился об пол.

Братья схватились в борьбе, и каждый понимал, что она не на жизнь, а на смерть. От ее исхода зависела судьба не только Бемов, но и всей империи. Никто, кроме четырех Бемов, сидевших в тюрьме, не знал тайну вечной энергии. Ксар III оставался без энергии, и не только Ксар III…

Все приборы удаленного от планеты на полтора миллиона световых лет огромного ксарского флота, который должен был уничтожить Землю, вышли из строя. Корабли беспорядочно носились в космосе, сгорали при столкновении с лежавшими на пути планетами, падали в кипящий ад Солнца или, снова вылетев за пределы атмосферы Земли, мчались по бесконечной Вселенной.

В империи ксарцев везде погас свет, отключилась энергия, обесточилась техника. Словно по мановению волшебной палочки вдруг замерли пневмомобили, ракеты, машины остановились как вкопанные.

Чья-то рука разорвала невидимую нить жизни, и никто не знал, как восстановить ее.

Империя ксарцев осталась без энергии.

Лишь одного нажатия на рычаг было достаточно, чтобы вернуть все на свои места, но никто, кроме шести человек, не знал, где, собственно, находится тот самый рычаг.

А в этот момент как раз рядом с ним дрались два Бема.

Тора ногой отбросил бластер в сторону, так что Лар уже не мог достать его. Тора понимал, что его противник сильнее, и решил действовать осторожно. Он увернулся от кулака кузена и ударил его изо всех сил локтем в живот. Лар согнулся от боли. Тора отступил, думая, что сразил его наповал, но тот одним прыжком подскочил к Торе и ударил его кулаком в лицо. У наследника престола потемнело в глазах. Но вместо того, чтобы воспользоваться этим преимуществом, Лар Бем предпочел смыться.

Через несколько секунд Тора уже пришел в себя от удара. Он поднял забытое его противником оружие и бросился за кузеном, который теперь выигрывал во времени.

Пока Тора во второй раз преодолевал заграждения-фиксаторы, Лар уже ступил на транспортирующую дорожку. Остановить ее было нельзя. Для этого потребовалось бы не менее пяти часов. В общем, не так уж много, но сейчас это была целая вечность. Потому что через пять часов Лар на своем сверхскоростном корабле уже смог бы долететь до Ксара III и спровоцировать мятеж, чтобы завладеть троном.

С ощущением полной беспомощности Тора смотрел на все ускоряющуюся дорожку. Если бы он только знал, как ее остановить!.

Но энергии в накопителях было еще столько, что ею можно было снабжать подземную станцию в течение многих десятилетий.

А ему столько времени было ни к чему.


«Звездный луч» приземлился.

Замещавший капитана Фред Диркс и дочь Паттерсона Рита Ранделл сразу же после прибытия отправились на гелиотакси в штаб-квартиру, где их встретили Паттерсон и Огазаки.

— А где Ранделл? — спросил генерал.

— В тюрьме, — дрожащим голосом сказала Рита и бросилась к отцу на грудь. — Они его посадили в тюрьму, а нас послали на Землю, чтобы мы отозвали флот.

Паттерсон попытался успокоить свою дочь, затем попросил Диркса доложить о всех событиях по порядку.

Тот рассказал обо всем, чему они были свидетелями на Ксаре III, и поинтересовался, действительно ли космический флот Земли обладал новым секретным оружием, о котором никто не имел ни малейшего понятия.

Когда Диркс закончил докладывать, Паттерсон еще некоторое время сидел молча, уставившись в стол. Затем повернулся к Огазаки.

— Что вы скажете на это?

— Мы должны освободить Ранделла, хотя это и так всем ясно.

— И каким же образом? — поинтересовался Диркс. — Если ксарцы узнают, что их флот уничтожен, то они отнесутся к нам не самым лучшим образом.

— А почему не самым лучшим? — полюбопытствовал Огазаки. — Они должны решить, что мы можем сделать то же самое со всей их империей.

Паттерсон задумался, потом сказал:

— Диркс, конечно же, знает, почему так странно повел себя флот ксарцев. Вы помните, отличительной чертой ксарских кораблей является их снабжение энергетическими лучами. Посетивший нас на прошлой неделе космический корабль разбился лишь потому, что вдруг прекратилась подача энергии. Эта энергия есть не что иное, как пучок лучей, который посылается с Ксара III. Он устремляется с сумасшедшей скоростью и буквально в тот же момент может находиться уже на Земле или в машинном отделении одного из ксарских кораблей. И если отключить на Ксаре III станции излучения, то все принимающие лучи приборы и корабли выйдут из строя. Это случилось не только с кораблем, прилетевшим на прошлой неделе, но и со всем флотом, пытавшимся нас атаковать.

— Со всем флотом? — удивился Диркс. — Но кто же тогда это мог сделать? Кому было выгодно разрушать собственную власть?

— Вам лучше знать, — сказал Огазаки. — Как нас информировали, на Ксаре III произошла революция, в результате которой к власти пришли так называемые ученые. Многие были против нового правительства, особенно прежние правители. Вот и делайте выводы.

— Бемы? Но ведь они сидят в тюрьме вместе с Ранделлом. Что же теперь делать?

Паттерсон подошел к Дирксу и положил руку ему на плечо.

— Вы отправитесь на Ксар III за Ранделлом. Сначала расскажете ученым о том, что их флот возвращается. Если они после этого не освободят Ранделла, спокойно скажите, что если «Звездный луч» через два дня не возвратится в свою Солнечную систему с полным экипажем на борту, то Земля уничтожит весь их флот. Действуйте как можно быстрее Одновременно надо привлечь на свою сторону людей, недовольных диктаторским режимом ученых, и тогда с их помощью удастся свергнуть это правительство самозванцев и освободить Ранделла.

Несколько озадаченный таким поручением, Диркс кивнул.

— Это легко сказать. А как они на это отреагируют?

— Посмотрим, — пробурчал Паттерсон, бросив на Риту строгий взгляд. — Моя дочь останется здесь.

Похоже, Паттерсон и сам не был до конца уверен в реальности своих планов.

— Я нужна «Звездному лучу»! — сказала Рита. — И еще больше Рексу, особенно когда ему угрожает опасность. Я лечу вместе с Дирксом! Когда старт?

Паттерсон еще раз попытался уговорить дочь остаться, но это было бесполезно.

Огазаки все поставил на свои места:

— Чем быстрее вы взлетите, тем будет лучше для Ранделла и для всех нас.


Рекс Ранделл еще никогда не чувствовал себя так хорошо, как в этой тюрьме.

С помощью гениального прибора-переводчика он часами разговаривал с Ксаром Бемом, его супругой и двумя его сыновьями. Он все узнал о цивилизации ксарцев и теперь хорошо представлял социальную структуру империи.

Ксар Бем был совершенно откровенен со своим новым другом. Ему было все равно, подслушивали его или нет, поскольку ученые и так уже знали, что энергией их снабжает единственный источник, а его местонахождение известно лишь некоторым членам семьи Бемов. Поэтому Ксар Бем и посвятил Ранделла в планы Торы, не упомянув только место и время.

— Ученых ожидает самый пренеприятнейший сюрприз, — шепнул он, улыбнувшись. — Они не смогут себе помочь, потому что такой мир, как наш Ксар III, не может перестроиться за один день. Без энергии цивилизация погибнет, а на ее перестройку уйдут десятилетия.

— Значит, вы думаете, что Торе удалось добраться до источника энергии?

— Конечно! Если бы его поймали, то он сидел бы сейчас рядом с нами. А о его смерти нас бы известили немедленно, не скрывая радости. Так что в любом случае нас не обошли бы стороной.

Рекс с интересом рассматривал ярко-зеленый почти прозрачный экран, который располагался перед выходом. Это была стена, излучающая энергию, которая при малейшем к ней прикосновении убивала все живое. Эта техника охраняла узников лучше любого стражника.

Свет горел днем и ночью. Возможно, пленников не только подслушивали, но и вели за ними наблюдение. Однако Ранделлу не удалось ничего обнаружить.

Было уже поздно, и все разошлись по своим комнатам. Комната Ранделла находилась рядом со спальней Бемов, недалеко от энергетического экрана. Конечно, ему было бы больше по душе менее опасное соседство, но в тюрьме не принято считаться с желаниями заключенных.

Когда он ложился спать, вдруг неожиданно погас свет. В ту же секунду съежилось, а потом и вовсе исчезло изображение с экрана.

Ранделла охватил ужас. Он бросился в соседнюю комнату, где его уже ждал взволнованный Ксар Бем.

— Это Тора! Его рук дело! Ну, теперь близок конец ученых. Энергии больше не существует! На других мирах теперь наверняка поднимется бунт. Все будут требовать, чтобы нас освободили, потому что только мы можем вернуть жизнь!

— А что произойдет с флотом, который послан к Земле?

— Он выйдет из строя. Думаю, что ваши вооруженные силы очень быстро установят это и уничтожат его, хотя, впрочем, это и так произойдет само самой.

— Жаль Бемов! — сказал Ранделл.

Ксар Бем улыбнулся.

— Военный флот — это пережиток. Он давно уже никому не нужен, и я бы давно его ликвидировал, если бы не опасался нападения из неизвестных нам районов Вселенной. Но теперь судьба распорядилась за меня.

— Но мы еще не знаем, что произошло, — сказал Ранделл. — Скоро вернется «Звездный луч», и тогда все прояснится.

Но тут их прервали.

Дверь, перед которой находился экран, открылась, и в помещение вошло много людей с факелами. Во главе шагал Фаро Три, нынешний повелитель планеты. Факелы начали дымить, Рита Бем закашлялась.

Фаро Три остановился перед Ксаром Бемом.

— В чем дело? — обратился узурпатор к своему пленнику.

Сверженный император одарил новоявленного повелителя презрительным взглядом. Ранделл чуть не рассмеялся, когда Ксар закричал на Фаро Три, как на мальчишку:

— Жалкий вождь бунтарей, вы стоите перед императором! Так что ведите себя соответствующим образом! Если не хотите умереть мучительной смертью, немедленно освободите нас!

Еще день назад Фаро Три ответил бы на это лишь язвительной усмешкой. Но сейчас он был подавлен.

— Не болтайте чепухи, Ксар Бем, иначе я оставлю вас здесь в полной темноте. Говорите, что произошло?

— Наш мир остался без энергии! Вечный источник иссяк и возродится лишь тогда, когда Бемы снова придут к власти. Но пока этого не произойдет, кругом будет кромешная тьма.

Некоторые из присутствующих начали о чем-то тихо переговариваться, но Фаро приказал им замолчать и снова обратился к Ксару:

— Все это какая-то чушь! Вероятно, просто блокирована энергопередача. Мы найдем ошибку и исправим ее.

— Ищите, ищите, пока сами не станете черными, — вмешался Фено, второй сын властелина. — Мой брат Тора сыграл с вами отличную шутку, и она далеко не последняя.

— Тора? — удивился Фаро Три. — И как же мог он один сделать все это? Он выглядел таким затравленным и беспомощным: Он знал, что мы назначили за его голову крупное вознаграждение.

— Даже за миллион ни один уважающий себя ксарец не предаст своего законного главу! — заметил Ксар. — И тем, кто отключил секретный источник энергии, был Тора. И, как я уже сказал, он будет включен только тогда, когда я займу свое место. А до тех пор дайте мне поспать…

Несколько факелов погасло.

Фаро Три попытался еще раз начать разговор, но Ксар Бем выставил его за дверь. Главный ученый отправился к себе. Он еще не терял надежды, но сейчас был явно озабочен.

Ночь прошла. Наступил новый день.

Страну охватила паника. Местные жители Начали убивать ученых, которые правили ими. Грозила вспыхнуть революция. Слух о том, что энергия появится лишь тогда, когда трон займет один из Бемов, разлетелся с быстротой молнии.

Фаро Три негодовал:

— Кто разнес этот дурацкий слух?

Самый приближенный к Фаро ученый покорно поклонился:

— Этот слух родился не в Брадоксе, мой господин, а в других городах. Его распространили световые передатчики с помощью накопителей. Так молодой Бем общается с массами и поднимает их на борьбу. Он утверждает, что энергия появится сразу же, как только он станет главой империи. По идее, ему должны помочь свергнуть незаконно властвующих ученых. Тогда он пообещал вернуть Ксару III прежнее могущество.

— Это Тора Бем, сбежавший сын Ксара Бема! — потеряв самообладание, закричал Фаро Три.

Старик покачал головой.

— Как ни странно, это не так. Его имя — Лар Бем. Возможно, это близкий родственник Ксара Бема.

Фаро Три был удивлен, но старался не показывать вида.


Пять часов показались Торе вечностью.

Постепенно к нему вернулось самообладание, и он решил исследовать другие проходы центрального зала.

Некоторые из них уже через тридцать — сорок метров заканчивались ровной стеной скалы. Очевидно, это были недостроенные коридоры. А может, они просто отвлекали случайно забредшего сюда любителя острых ощущений?

Другие коридоры, тоже с каменной перегородкой, послушно открывались перед Торой и беспрепятственно пропускали его. К своему удивлению, Тора нашел хорошо обустроенное жилое помещение и целые камеры, до отказа забитые всем жизненно необходимым. Вероятно, в одну из таких камер и хотел засадить его Лар Бем.

Он крепче сжал бластер кузена, твердо решив, что уж при следующей встрече тот не может рассчитывать на пощаду.

Тора волновался. Он вернулся в зал и уставился на движущуюся с бешеной скоростью дорожку. С каждой минутой она все больше приближала Лара к поверхности луны.

Еще немного — и он достигнет ее. Беспокойство Торы росло с каждой минутой.

Транспортная дорожка начала замедлять ход и через четверть часа остановилась. Однако еще до полной остановки Тора одним прыжком запрыгнул на нее и поспешил к ближайшему креслу. Сделав глубокий вдох, уселся.

Теперь ничто уже не могло остановить его.

Но также ничто не могло ускорить его путь наверх.

Снова прошло пять часов. Они показались Торе еще более ужасными и мучительными, чем первые. С каждым метром приближения к поверхности луны становилось все холоднее и холоднее.

Но вот эти пять часов были позади.

Дорожка стала замедлять свой ход. Еще до остановки Тора выпрыгнул из кресла и быстро направился к шахте, которая была встроена в потолке над маленьким залом.

Он точно рассчитал местоположение середины шахты и остановился там неподвижно. Минуты проходили одна за другой.

Вдруг платформа резко опустилась. Тора ловко отпрыгнул в сторону, а потом ступил на нее. Платформа медленно подняла его наверх.

И вот он снова стоит у подножия передающей излучения башни, которая уже не посылает энергию для Ксара III. Первым делом Тора взглянул туда, где должен был стоять его корабль.

Корабль исчез.

Лар Бем прилетел на Ксар V/2 с сообщником, который и взял космолет Торы.

Из-за тонкого слоя атмосферы температура на луне была довольно низкой. Тора стал замерзать. Других передающих башен он не заметил. Ему оставалось только ждать, пока его не найдут. Ведь должен же кто-нибудь прилететь, чтобы повернуть красный рычаг в начальное положение. Ксар III без энергии не выживет, даже если Лар Бем свергнет ученых и сам станет императором.

Он вынужден будет прилететь на Ксар V/2, и, конечно же, не без охраны.

Но не в ближайшие дни…


«Звездный луч» вернулся на Ксар III как раз вовремя.

На планете царил хаос, и неудивительно, что всю вину за развал империи свалили на ученых. Ненависть народа, копившаяся в течение месяцев, наконец выплеснулась наружу. На борьбу с разъяренными толпами людей были быстро подняты отряды. Но это были такие же люди. К тому же они хорошо поняли, что обещаниям ученых не суждено сбыться. Да еще отказало самое мощное энергетическое оружие, функционировавшее благодаря лучам, посылаемым с таинственной луны.

Как только «Звездный луч» совершил посадку рядом с космопортом, он сразу же был окружен плотным кольцом людей. Во время первого визита их почти никто не встречал, поэтому сейчас все это казалось очень странным. Лишь что-то из ряда вон выходящее могло вызвать такое поведение некогда сдержанных жителей Ксара III.

За всем происходящим снаружи Диркс наблюдал из центрального отсека.

— Со стороны космопорта сюда приближаются солдаты правительства, — оповестил он по бортовому радиопередатчику, чтобы вся команда была в курсе событий. — Они сейчас начнут разгонять людей.

Но все получилось наоборот. Разъяренная толпа захватывала военные подразделения и уничтожала их. Все это происходило столь стремительно, что Диркс едва успевал комментировать ход событий.

Через пять минут уже не было видно ни одного солдата. Джулиус Декс подошел к Дирксу. На его лбу проступили морщины.

— Здесь что, революция? — спросил он. — Иначе чем объяснить такое поведение местного населения?

— Вероятно, пока нас тут не было, Бемы успели свергнуть ученых.

— Тогда почему до сих пор продолжается борьба? — удивился француз. — Значит, государственный переворот либо только начинается, либо в самом разгаре. Да, мы прибыли в самый подходящий момент, чтобы вызволить Ранделла из тюрьмы.

— А если возьмутся за нас?

Джулиус Декс подошел к стенному шкафу и открыл его. В нем висело много всякого оружия. Декс выбрал тяжелый бластер и автоматический пистолет с атомными патронами.

— Нас не тронут, уверен! Эти милые игрушки сразу вернут им разум, если будет необходимо. Они, конечно, должны знать, что мы против ученых. Надеюсь, у них тоже есть какие-нибудь…

— Я отправлю Джансену и Уолкеру бластеры, — пообещал Диркс.

— И, Джулиус, будьте осторожнее!

— Не беспокойтесь, — улыбнулся француз. — Я ни в коем случае не открою огонь первым.

Декс, не раздумывая, вошел в шлюзовую камеру и начал открывать внешний люк. Когда массивная дверь поехала в сторону, гул толпы перед кораблем затих. Однако, когда Декс высунул голову, а затем вышел из корабля, ксарцы бросились к звездолету и стащили его с таким бурным ликованием, что это произвело на Декса довольно сильное впечатление. В первый момент ему стало немного не по себе, но потом Декс увидел радость и улыбки на лицах ксарцев.

В эту минуту он пожалел, что рядом не было переводящей капсулы. Не поняв ни единого слова, он покачал головой, привет пиво улыбнулся и неторопливо направился в сторону города.

Большая часть ксарцев осталась возле корабля, но несколько сотен людей последовали за ним. Они были в одинаковых ярких накидках, независимо от того, мужчины это были или женщины. Только по более длинным волосам женщин и грубым чертам лица мужчин Декс смог определить, что большую часть сопровождающих его составляли мужчины. Судя по глазам, ксарцы были полны решимости действовать до победы.

Улицы Брадокса опустели, потому что все жители спешили на место посадки корабля. Чем ближе подходил Декс со своими сторонниками к бывшему императорскому дворцу и теперешней резиденции правительства ученых, тем меньше народу попадалось им на глаза.

Дексу так хотелось знать, что же, собственно, произошло на Ксаре III за то время, пока они отсутствовали, но без переводчика ни один из его сопровождающих не смог бы ничего объяснить.

Сам дворец, вблизи от которого находилась тюрьма, охранялся солдатами. У них в руках были предметы, похожие на маленькие серебряные фонарики. Они соединялись спиралеобразными проводками с черными коробочками, пристегнутыми к поясу.

«Ага, — подумал Декс, — бластеры!»

Ксарцы вопросительно посмотрели на посланца с Земли. Они ждали, какое он примет решение.

Декс крепче сжал автоматический пистолет и зашагал к солдатам. Ксарцы последовали за ним, правда, гораздо медленнее.

Один из солдат поднял серебряный бластер и направил его на француза. Тот остановился. «Проклятье! Как объяснить этим парням, зачем я сюда пришел?»

— Ксар Бем! — крикнул он, слабо веря в то, что хотя бы эти два слова будут ими поняты. Должны же они как-то догадаться, что он сидит вместе с Ранделлом в этой чертовой тюрьме!

Но солдаты его не поняли. Из первого бластера вырвался тонкий белый луч в сторону ксарцев. Раздался страшный вопль, и один из мужчин упал на землю. Его нога превратилась в пепел.

Декс был в ярости. Эти твари совершенно спокойно стреляли в своих собратьев, не имея ни малейшего представления о том, чего те хотят. Вероятно, до их извилин доходил только один язык — грубой силы.

Джулиус Декс решительно нажал на спусковой крючок своего пистолета.

Вылетевшие крошечные пульки разорвались, как фаната средней мощности. Декс сделал всего три выстрела, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы и изгородь дворца, и солдаты взлетели на воздух. На земле остались лишь три большие воронки.

С криками радости толпа ксарцев устремилась к дворцу. Декс же направился к тюрьме. Вокруг нее не было ни одной живой души, поэтому он беспрепятственно вошел в здание.

Правда, он не переставал думать о своих новых друзьях, которые, воодушевившись первой маленькой победой и забыв о страхе и мерах предосторожности, бросились с голыми руками штурмовать дворец.

Но сейчас перед ним стояла одна задача — освободить Ранделла и Бемов.


Услышав грохот взрывов, Ранделл вздрогнул. В это время они с Ксаром Бемом обсуждали структуру консульства на заселенных планетах ксарской империи. Ранделл понимал, что ученые смогут удержаться у власти всего несколько дней, хотя и это было маловероятно, так как без энергии империя рушилась на глазах.

Вдруг раздался мощный взрыв.

— «Звездный луч»! — радостно воскликнул Ранделл и по-дружески похлопал по плечу главу правительства. — Это звук ручного оружия с атомными патронами. Теперь настала очередь братьев!

Очевидно, он имел в виду ученых.

— Что это за оружие? — поинтересовался Ксар Бем, не знавший никакого другого, кроме бластеров.

Рекс Ранделл объяснил ему довольно подробно, как оно действует, и все время прикладывал ухо к двери, прислушиваясь к происходящему в коридоре.

— Это были своего рода предшественники лучевого оружия, — наконец закончил он.

Дверь распахнулась. На пороге стоял Джулиус Декс, обвешанный разным оружием. Он держал двоих охранников.

— Ну наконец-то, — сказал Ранделл таким тоном, будто ждал гостя, приглашенного на чашку чая. — Очень мило с твоей стороны, что ты все же надумал посетить нас.

Декс отпустил солдат, которые в страхе сразу же бросились к ногам Ксара Бема. Император предложил им подняться, пообещав простить. Он не забыл, что один из этих охранников помог устроить побег Торы.

— Между прочим, вы могли бы выйти на улицу и посмотреть, что там происходит, — заметил француз. — На Ксаре идет революция, а вы тут преспокойно сидите.

— Время работает на нас, — возразил Ранделл, протягивая своему другу руку. — Расскажи-ка лучше, что случилось, пока я сидел в этом ужасном каземате?

Джулиус Декс сообщил о печальной судьбе ксарского флота. Стоявший рядом Ксар Бем молча слушал, все больше приходя в ужас. Однако, когда он узнал, что флот был уничтожен в результате отключения энергии и отказа приборов, а вовсе не из-за военных действий, ему стало немного легче.

— У нас есть приказ, — продолжал Декс, — помочь законному правительству вернуться на свое прежнее место, подготовить почву для установления дипломатических отношений, вызволить Ранделла из тюрьмы и вернуться на Землю. Кстати, Ранделл, было бы совсем неплохо, если бы вы произнесли несколько слов. У вас ведь спрятан передатчик. Рита очень волнуется.

— Он уже давно включен. Так что крошка в курсе всех событий.

— Тогда нам надо поторопиться. Местные жители штурмуют дворец. Возможно, им понадобится помощь.

В тюрьме стояла мертвая тишина. Остальные заключенные уже давно сбежали. Однако Ранделл поступил правильно, что подождал Декса. Без переводящей капсулы француз не смог бы ни с кем общаться. Теперь стало намного проще.

По дороге к дворцу они нашли глайдер, но рядом не оказалось ни одного солдата. Правительство ученых капитулировало. В большой зал для совещаний ввели оставшихся в живых представителей свергнутой власти, среди которых был и Фаро Три. Большинство солдат перешло на сторону восставших, ускорив тем самым поражение диктатуры ученых.

Фаро Три угрюмо посмотрел в сторону Ксара Бема, но, увидев рядом с ним людей с Земли, просто пришел в ярость. Возможно, он бы и набросился на них, если бы не двое ксарцев, крепко державших его за руки.

Капсула стояла недалеко от землян, поэтому Ранделл и Декс успевали следить за ходом разговора. Передатчик Рекса был включен, так что команда «Звездного луча» была хорошо осведомлена о происходящих событиях.

— Ваше время истекло, — спокойно сказал Ксар Бем. — Вы называете себя ученым, Фаро Три. На самом деле вы просто жаждали власти и привели в конце концов империю к беде. Но даже если из вас не получился настоящий ученый, то вы могли бы стать по крайней мере политиком. Но и здесь у вас ничего не вышло.

— Заканчивайте свою болтовню, Ксар Бем! — грубо оборвал его сверженный диктатор. — Маловероятно, что вы вернетесь на трон Ксара III, как и я. На нем уже сидит другой Бем. Он опередил вас.

Ксар Бем был поражен. Его сыновья, стоявшие справа и слева от него, медленно повернулись, устремив взгляды в конец зала, где стоял трон Бемов. До этого они не обращали на него внимания. Ксар Бем тоже повернулся.

Ранделл еще раньше смотрел на трон, но он был пуст. Однако сейчас на нем сидел молодой мужчина, очень похожий на сыновей Ксара Фено и Лерка.

Сбежавший Тора Бем?

Ксар Бем вскрикнул, увидев на троне юношу. Он поспешил к нему, но через несколько метров был остановлен группой ксарцев.

Лар Бем поднял обе руки и громко произнес:

— Постой, Ксар Бем! Прежде чем осудить, выслушай меня, и тогда ты сможешь оценить создавшееся положение! Я освободил Ксар III от господства ученых и был возведен народом на трон. Я был тем, кто повернул красный рычаг в секретном зале и лишил звездную систему Ксара энергии. Ты и твои сыновья были в тюрьме в то время, когда я освобождал империю. Награда за это — трон. Я готов предоставить вам возможность добровольно уйти.

Ксар Бем рванул к трону.

— Наглец! — выкрикнул он. — Ты лжешь! Тора Бем сбежал из тюрьмы, чтобы отключить аппаратуру центрального зала. Только он является законным наследником трона. Где Тора?

— В безопасности, в полной безопасности. Я опередил его. Он тоже хотел проникнуть в центральный зал, но, когда узнал, что я оказался там раньше его, он просто отказался от своих прав наследника. Это все, что я хотел тебе сказать.

— Ты врешь!

— Никто не имеет права обвинять во лжи главу империи! — четко произнес Лар Бем. — Либо ты признаешь мои права на наследие, либо я снова брошу тебя за решетку.

Все еще не веря в случившееся, старик повернулся к людям с Земли и бросил на них взгляд, взывающий о помощи. Полученный Ранделлом строгий приказ не вмешиваться во внутренние дела чужой цивилизации не смог взять верх над естественным человеческим желанием помочь друзьям.

Он взял из рук Декса автоматический пистолет и подошел к новоиспеченному диктатору.

Глаза Лара засверкали. Ему было хорошо известно, какой силой обладают пришельцы с Земли и как их успели полюбить ксарцы. Поэтому нужно было действовать очень осторожно.

Ранделл же решил, что сейчас не время соблюдать дипломатический этикет. Направив свое оружие в грудь юного Бема, он спросил:

— Где Тора Бем, законный наследник главы империи?

Лар внимательно наблюдал за безобидным с виду оружием. Что он мог противопоставить? Лишь немногие бластеры на батарейках, которые у них были? Вот если бы снова заработал источник энергии в центральном зале, тогда гостям показали бы фокус — у них сразу бы потемнело в глазах.

Но сейчас…

— В центральном зале.

— А где находится центральный зал? — спросил Ранделл.

Лар Бем молчал.

— Я знаю где, — сказал Ксар Бем, — но об этом запрещено громко говорить. Я вам расскажу. Лар, что ты сделал с Торой?

Лар все еще колебался. Тогда Ранделл немного приподнял автоматический пистолет и выпустил пулю. Она просвистела над ухом «главы империи» и попала в стену, удаленную от трона метров на десять.

Мощный взрыв разнес стену и прилегавшую к ней часть потолка на кусочки. Лар чудом не пострадал — большие обломки упали прямо рядом с ним.

Яркий дневной свет, проникший сквозь образовавшийся проем, залил огромный зал дворца.

Пыль медленно оседала. Лар по-прежнему сидел на троне, от страха боясь пошевелиться.

— Ну, так что? — холодно сказал Ранделл.

Его оружие теперь было направлено на Лара. Находившиеся в зале ксарцы не предпринимали никаких действий. Они, видимо, решили ждать, как будут дальше развиваться события, предчувствуя, что снова могут стать жертвой обмана. Окрыленные своей победой, они восторженно приветствовали первого попавшегося Бема, после чего и посадили его на трон.

— Тора жив. Я оставил его в центральном зале. Ему ничто не угрожает. Мы боролись друг с другом, но я все же первым повернул рычаг.

— И за это ты хочешь трон? — удивился Бем. — Он пока что принадлежит мне. Но если его кто и унаследует, то это будет лишь мой Тора, мой законный преемник.

Он посмотрел на молчавшую толпу и затем снова обратился к Лару:

— Ну а теперь слезай с трона, чтобы я снова мог занять по праву мне принадлежащее место.

Его племянник медленно поднялся. Судорожно сжав кулаки, он спустился на три ступеньки вниз и поклонился Ксару Бему. Тот, прежде чем двинуться с места, положил ему руку на плечо.

Только когда старший Бем сел на освободившийся трон, в зале раздались возгласы ликования ксарцев.

Свергнутый Бем собрался покинуть зал, но Ранделл остановил его — что-то не понравилось ему в лице резко обернувшегося Лара. К ним подошел Декс, поняв все без лишних слов, и вместе с заключенным они покинули дворец.

По оживленным улицам Брадокса мужчины направились к месту посадки «Звездного луча». Проходя сквозь толпы любопытных ксарцев, они иногда задерживались.

К счастью, на «Звездном луче» была собственная переводящая капсула. Ранделл и Декс затащили своего пленника на корабль и заставили его рассказать все по порядку.

Через два часа «Звездный луч» отправился на свое последнее задание. В отдельном помещении со стальными стенами, предназначенном для перевозки внеземных растений и животных, сидел Лар Бем.


Глава 6 | Воинствующая Андромеда | Глава 8