home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Со стороны туманности Андромеды к Земле приближался огромный корабль. С пограничных судов сразу же были переданы сообщения на установленные в космосе станции наблюдения Межгалактического правительства о появлении нарушителя. Курс и замедление указывали на то, что он направлялся к соседней солнечной системе — центру колониальной империи.

На все запросы пограничников корабль не реагировал, и сам не пытался выйти на связь. Оставалось лишь заключить, что он не боялся военных действий со стороны Земли и, похоже, не готовился их начать. Военные корабли империи беспрепятственно пропустили мощный летающий объект с надеждой, что он прибыл сюда с добрыми намерениями. На самой Земле уже было все подготовлено для встречи внеземных гуманоидов.

Конечно же, сторожевой флот не пропустил бы военное судно пришельцев, которое в любой момент могло перейти к боевым действиям. Космопорт, который был признан лучшим в Галактике, был освобожден от судов и дополнительно оснащен огромными прожекторами. Взлетные площадки были богато иллюминированы, чтобы инопланетяне знали, куда приземляться, если у них возникнет такое желание.

Правительство готово было либо принять гостей со всеми почестями, либо, в случае начала теми враждебных действий, уничтожить их. Все зависело от того, как повели бы себя гости.

Иноземный корабль вошел наконец в увеличивавшуюся спираль Солнечной системы с половинной скоростью света и взял курс строго на Землю.

Сам по себе этот факт доказывал, что пришельцы хорошо ориентировались в этой части Вселенной. Их корабль был оснащен отличной техникой по сбору информационных данных, земляне же даже не могли представить, откуда прибыли «гости».

А тем временем в штаб-квартире, расположенной на самом краю космопорта, ожидал отчета о последних событиях старший комендант Объединенного земного космофлота Огато Заки. Генерал отдела экспедиций Паттерсон стоял рядом. Было видно, что он сильно волновался.

Вспыхнул экран монитора. На нем появилось симпатичное лицо девушки-диктора отдела новостей. Она зачитала долгожданную информацию:

«Передаем сообщение из обсерватории Плутона! Неизвестный корабль проникает в нашу систему благодаря эклиптическому уровню. Все наши попытки связаться с ним оказались безуспешными. К тому же он окружен сверкающим матовым блеском энергетического поля.

Корабль передал сообщение на космические станции наблюдения, согласно которому можно предположить, что он летит с дружественными намерениями. Только что он пролетел мимо Плутона на расстоянии около двадцати тысяч километров.

Скорость была примерно тридцать пять тысяч километров в секунду, слишком медленная. Станция на Юпитере будет вести наблюдения. Конец связи!»

Симпатичное лицо девушки исчезло, и Паттерсон глубоко вздохнул. Маленький подвижный японец посмотрел на него вопросительно.

— Вы чем-то огорчены, генерал? — осведомился он, угрожающе подняв указательный палец.

— Не беспокойтесь, Заки! Просто она очень похожа на мою дочь Риту. Вот и все.

Через некоторое время Юпитер III передал новости. На этот раз диктором был мужчина, и это немного огорчило Паттерсона.

«На связи Юпитер III. Неизвестный корабль уже отчетливо виден на наших приборах. Он продолжает снижать скорость и пролетает от нас на расстоянии около десяти тысяч километров. Связь все еще не удается установить. Точная скорость семьдесят восемь километров в секунду, и продолжает медленно снижаться. Мы вас будем постоянно информировать о происходящих событиях, связанных с этим кораблем».

Экран погас.

Паттерсон сказал:

— Если бы мы знали, откуда взялся этот малый! И что он хочет. Вот так неожиданно появляется неизвестно кто и обставляет наш самый мощный линейный крейсер. Что все это значит? Мои нервы напряжены до предела.

Огато Заки, или просто Огазаки, как его называли для краткости, пожал плечами.

— Здесь можно только гадать. Мне представляется, что это экспедиционный корабль неизвестной нам расы, которая наверняка знает о нас больше, чем мы о ней. Возможно, они уже долго наблюдали за нами, прежде чем решились нанести нам визит. В любом случае я убежден, что с ними можно договориться. Иначе они давно бы уже, и без предупреждения, развернули военные действия.

— У меня на этот счет тоже нет никаких опасений, — твердо сказал Паттерсон. — Несмотря на это, мы должны быть готовы ко всему. Вы знаете, Огазаки, что мы сейчас находимся на пороге исторического момента.

— Это-то я понимаю.

Юпитер III снова вышел на связь:

«Неизвестный корабль проходит мимо нашей станции на прежнем расстоянии. Скорость постоянная. От Марса он прошел на большем расстоянии, чем от нас. Если он снова не увеличит скорость, то достигнет Земли только через семь недель. Скоро этот корабль выйдет из нашего района наблюдения, поэтому всю информацию вы будете получать с астероидных станций. Конец связи!»

Экран погас.

Огато Заки вздохнул.

— Надеюсь, нам не придется ждать семь недель, это было бы невыносимо. Почему они сбавили скорость, ведь до нас еще очень далеко? А может, они и не собирались лететь на Землю?

— Да нет же, определенно собирались! Возможно, неверно рассчитали расстояние. Такое может случиться даже с прекрасным навигатором.

— Навряд ли! — Японец стоял на своем.

— У них должны быть на это какие-то причины, и, возможно, мы узнаем о них через несколько дней.

Их терпение подвергалось тяжелому испытанию.

Только через час искусственная станция А-17 из астероидного пояса выдала новое сообщение. Речь шла об обсерватории, которая в форме пластического купола кружила вокруг Солнца на крошечном скалистом обломке.

«Говорит станция А-17. — На экране появилось то же милое создание, что и в первый раз. — Чужой корабль пересекает пояс астероидов. Скорость чуть больше семисот километров в секунду. Ближе всего к нему сейчас находится Марс, поэтому теперь они будут вести наблюдения за этим кораблем».

Монитор погас.

Паттерсон легонько ударил кулаком по столу.

— Да, они делают нам одолжение, но я не могу ждать его семь недель. Речь может сейчас идти об одном дне.

— Если они снова не передумают, — проговорил шеф космофлота. — Они, кажется, любят неожиданности.

— Какой им смысл нападать на нас? Если только испытать самые сильные ощущения — познать жизнь после смерти.

— Не так воинственно, Паттерсон, — успокоил его Огазаки. — Я убежден, что их поведение и опасения обоснованны.

— Я тоже убежден в этом, босс, — согласился Паттерсон.

— Это лишь констатация возможных действий с их стороны.

Теперь им оставалось запастись терпением по крайней мере на несколько дней.

Неизвестный корабль не изменял курса, но скорость больше не увеличивал. На большом расстоянии он пролетел мимо Марса и приближался к Земле. Только в окрестностях Луны он стремительно начал снижать скорость и вышел на орбиту Земли. При этом он постоянно приближался к поверхности зеленой планеты.

Волнение жителей Земли возрастало с каждым часом. Выданное космофлотом разрешение на посадку еще раз подтвердило доверие со стороны Земли, В штаб-квартире царило лихорадочное возбуждение. Огазаки и Паттерсон занимались своим гардеробом.

По ночам в космопорте включалась многочисленная подсветка. По донесениям со спутниковых станций было установлено, что корабль находился от Земли на расстоянии около четырех тысяч километров.

Казалось, он пытался узнать отношение к себе со стороны мира, на территории которого собирался совершить посадку, и просчитать все возможные варианты приема населением чужой планеты. Наверняка пришельцы обладали отличными приборами, но информации о природных условиях Земли у них было явно недостаточно.

Как бы то ни было, но корабль все еще находился на орбите.

— Если он там останется, — предложил Паттерсон, — нам надо еще раз попробовать установить с ним связь. Не будет же он вечно кружиться вокруг Земли.

Японец покачал головой.

— А что бы вы предприняли, если бы вам пришлось садиться на чужую планету? — спросил Огазаки. — Какой бы отдали приказ? Думаю, ни в коем случае не стали бы совершать посадку без предварительного тщательного изучения планеты!

— Да, но прежде чем это сделать, надо установить контакт с чужим миром. А они этого не делают. Он плавает вокруг Земли, словно мертвая рыба, и мне даже кажется, что он смеется над нами. Самое мое большое желание — это отправиться сейчас на корабль и спросить пришельцев, что им от нас нужно.

— По-моему, они совершенно спокойны и не проявляют нервозности, генерал! — сказал Огазаки.

Когда Огато разговаривал с Паттерсоном, воздух вдруг сгустился до такой степени, что вокруг ничего не стало видно. Однако это продолжалось недолго, и туман вскоре рассеялся.

Через три недели на нижней части огромного корабля открылся маленький люк и оттуда вылетело тело в форме торпеды. Оно взяло курс в сторону Земли.

Вооруженные силы там сразу же были приведены в полную боевую готовность. Летящий объект был обследован современнейшими приборами на земной станции, но на нем не оказалось ни взрывчатых веществ, ни радиоактивных элементов. Только за несколько сотен километров до Земли задействованные невидимые репульсаторы начали тормозить падение. Паря в воздухе, капсула будто бы была прикреплена к невидимому парашюту, и приземлилась она в степи в нескольких километрах от космопорта.

Поисковые группы сразу же обнаружили место падения объекта, однако старались держаться от него на почтительном расстоянии. Видимо, страх был сильнее любопытства.

В тусклом свете сгущавшихся сумерек капсула отливала матовым блеском. От ее раскалившейся поверхности шел жар.

К площадке только что подъехал генерал Паттерсон. Он вылез из гелиотакси и был встречен приветственными возгласами уже прибывших на место происшествия офицеров.

— Что нового? — скорее для порядка спросил генерал, так как прекрасно знал, что ему могли сообщить лишь то, что уже было известно. А этого было явно недостаточно. — Странно, — недовольным тоном продолжил Паттерсон, — с какой целью прислали нам столь необычный подарок? Ведь ясно, что этот предмет предназначен именно для нас, иначе бы его выбросили где-нибудь в Китае. И бомбой его тоже не назовешь. Мы его продетонировали.

В это время с внешней стороны капсулы, строго под прямым углом, начал подниматься узкий расчлененный определенным образом металлический провод. Когда он достиг двухметровой высоты, то начал вибрировать, совершая частые малоамплитудные колебания. Без сомнения, это была антенна.

Затем зазвучал голос. Он был каким-то механическим и слишком правильным, чтобы быть человеческим. Он был безупречен, но в нем не чувствовалось никакой жизни. Точно такие же различия между письмом, написанным на машинке стандартным шрифтом, и написанным от руки. Но в то же время голос не показался недружелюбным, хотя слова произносились вообще без всякой интонации, и это заставило Паттерсона облегченно вздохнуть.

Голос произнес:

— Жители планеты Земля, не пугайтесь столь необычной формы нашего первого контакта. Как развитой расе, имеющей возможность совершать постоянные полеты во Вселенной, вам самим хорошо известно, какие следует предпринимать меры предосторожности, прежде чем налаживать связь с представителями иных цивилизаций. Мы прилетели из звездной системы, находящейся на огромном расстоянии от вас. Вы называете это место туманностью Андромеды. Один из наших исследовательских кораблей нашел в этой неизвестной нам части Галактики универсальную цивилизацию, а именно империю Земли. Изучив вашу историю, мы смогли не только понимать ваш язык, но и говорить на нем. Пришло время налаживать контакты.

Капсула, перед которой вы стоите, всего лишь разговорное устройство, управляемое с корабля. Мы решили не приземляться сразу, а запустить вначале капсулу. Так что она выступает в качестве нашего посла. Пока все, на первый раз достаточно. Мы приветствуем жителей Земли — как отныне наших друзей и братьев. Если вы хотите что-то сказать или спросить, то подойдите к капсуле на расстояние не более трех метров и говорите.

Все посмотрели на Паттерсона, ожидая, какое он примет решение, поэтому ему ничего не оставалось, как начать действовать.

Он медленно пошел к объекту, который находился от генерала метрах в ста. Хотя рядом была служба безопасности, он испытывал чувство страха. Ему даже показалось, что в эту минуту на каком-нибудь необитаемом острове нет человека более одинокого, чем он.

За три метра до капсулы он остановился. От таинственного предмета веяло приятным теплом. Оболочка капсулы на вид была прозрачной, хотя через нее невозможно было увидеть внутренности летающего объекта.

Собравшись с духом, Паттерсон сказал:

— Добро пожаловать на Землю, друзья из космоса! — Он старался держаться как можно более уверенно. — Этот день станет величайшим в истории человечества. Думаю, мы сможем поддерживать добрые отношения.

Ответ не заставил себя ждать.

— С помощью нашего механического переводчика, перед которым вы стоите, можно провести первые переговоры. Отвезите его в космопорт, и он сослужит нам хорошую службу.

— Все будет сделано, — заверил Паттерсон. А что ему еще оставалось сказать?

— Разрешите узнать, как вас зовут? — спросил через устройство незнакомец.

— Генерал Паттерсон, руководитель исследовательского отдела земного флота.

— Спасибо. Тогда увидимся завтра, ровно в пятнадцать часов по вашему времени. А до этого мы успеем приземлиться.

Паттерсон терпеливо ждал дополнительных указаний, но прибор молчал.

Он медленно повернулся и направился к работникам службы безопасности. Капсулу необходимо было доставить в порт и установить перед штаб-квартирой.

Паттерсон коротко попрощался и влез в свое гелиотакси. Двигатели на крыльях машины загудели, и она, поднявшись в воздух, вскоре исчезла в сумерках неба.

Вокруг капсулы закипела работа.


Наконец наступил этот исторический день. Все замерли у экранов телевизоров. Передаваться это величайшее событие должно было в прямом эфире.

Из соображений безопасности космопорт был оцеплен войсками. Так что любопытные могли пройти лишь по взлетному полю, а дальнейший путь преграждали военные. Только телеоператоры и фотокорреспонденты были допущены на территорию космопорта.

Утром спутниковые станции заметили повторное замедление огромного корабля. Его орбита вокруг Земли стала уже, а удаленность от ее поверхности меньше.

— Будем надеяться, что они не допустят ошибки в расчетах, — обеспокоенно проговорил Огазаки. Но Паттерсон лишь покачал головой в ответ. Спустя несколько минут он сказал:

— С такой первоклассной техникой, как у них, невозможно допустить ни единой ошибки.

Экран монитора загорелся. К радости Паттерсона, на нем появилось лицо улыбающейся девушки.

«Передаем сообщение со спутниковой станции С-37. Корабль, очевидно, идет на посадку. После двух или трех оборотов вокруг Земли он достигнет необходимых высоты и скорости для безопасного приземления. О дальнейших событиях мы будем вам периодически докладывать. Конец связи».

Паттерсон хотел что-то сказать, но, подумав, решил промолчать. Тогда разговор начал Огазаки:

— Они начали снижение на два часа ранее запланированного. Надеюсь, у них с нервами все в порядке. Иначе будет плохо.

Паттерсон с трудом поборол в себе желание сказать какую-нибудь резкость.

— Их техника настолько совершенна, что, они смогут преодолеть любые трудности и предотвратить любую опасность.

— Я бы не был столь категоричен, тем более что это вообще нас не касается. Возможно, они просто захотели приземлиться на два часа раньше.

Снова поступило сообщение:

«Корабль пришельцев готовится к посадке, выпустив дополнительные боковые крылья. По-видимому, с помощью атмосферы Земли они хотят снизить скорость, которая по-прежнему остается слишком высокой».

Паттерсон был явно озадачен.

— Тут что-то не так, — произнес он. — Ведь капсула снижалась без помощи дополнительных крыльев и тем не менее приземлилась плавно, как перышко. Думаю, посадка этого космического корабля должна осуществляться по тем же самым принципам. Приборы сканирования показали, что ни он, ни капсула не обладают атомной энергией. Неужели такого типа корабль будет приземляться столь примитивным способом?

Огазаки наклонился вперед. На его лбу прорезалась — морщина.

— В крайнем случае — да! — сказал он. Но больше не проронил ни слова.

Паттерсон задумался, и вдруг его словно осенило.

— Как я мог забыть! — воскликнул он. — Капсула! Возможно, они хотят нам что-то передать через нее. Сейчас рядом с ней никого нет. Я должен идти туда!

Японец кивнул в знак согласия.

— Подождите, я пойду с вами.

Разговорное устройство все еще стояло на грузовом гелиомобиле, который был использован для доставки ценного груза на территорию космопорта. Капсула была нужна еще и потому, что огромный корабль скоро должен был совершить посадку, и они хотели взять ее с собой, чтобы поприветствовать пришельцев.

Паттерсон подошел к разговаривающему аппарату, как он его называл, на расстояние трех шагов и попытался связаться с кораблем.

— Друзья из туманности Андромеды! Вы приземляетесь раньше, чем мы договаривались.

Окруженные несколькими работниками из службы безопасности, двое мужчин терпеливо ждали ответа. Но аппарат молчал.

Паттерсон еще раз попытался наладить связь, но все его старания были напрасны.

В это время было получено новое сообщение:

«Чужой корабль вошел в атмосферу Земли и начал торможение».

Он вошел в атмосферу Земли, как острый нож, проникая все глубже в околоземное пространство. Точно так же многие десятилетия назад возвращались и приземлялись первые космонавты Земли.

В настоящий момент корабль находился на высоте двухсот километров над Северной Америкой.

Паттерсона внезапно пронзила одна мысль. Он вновь подошел к капсуле и начал говорить. В ответ он услышал голос, очень тихий и невнятный, но такой же монотонный, как и вчера вечером:

— Мы отрезаны от нашего источника энергии. В распоряжении у нас остались лишь некоторые запоминающие устройства и накопители информации, однако их недостаточно для удачного маневрирования и посадки. Нам с трудом удалось выдвинуть крылья. Если бы мы не смогли этого сделать, то дело могло обстоять намного хуже. Энергии на разговор нам хватит еще на несколько секунд. Так что это наша последняя беседа. Примерно через шестьдесят минут мы попытаемся совершить посадку. Молитесь за нас!

Паттерсон не стал отвлекаться на детали.

— Могли бы мы для вас что-нибудь сделать?

— Нет, ничего. Ждите и держите медиков наготове. Наша структура тела идентична вашей. Мы точно не знаем, где приземлимся, так как наши навигационные возможности практически иссякли. Очистите окрестности порта.

Голос, доносившийся из капсулы, стал тише.

— Вы разве не можете приземлиться в океане? — поспешил спросить Паттерсон, боясь, что связь прекратится.

— Это невозможно! Мы утонем.

Голос был едва слышен. Через секунду прибор замолчал.

Огазаки положил руку на плечо Паттерсона.

— Мы не сможем многого сделать, — спокойно заметил он. — Но мы подготовили все необходимое, чтобы помочь им в случае неудачной посадки. Капсулу нужно отправить на малой транспортной ракете на место приземления. И срочно же вызвать корабли «скорой помощи». Когда пришельцы достигнут поверхности Земли, мы должны быть уже на месте. Отдайте необходимые указания.

Паттерсон кивнул и пошел готовиться к приему пришельцев.


Огромный межзвездный корабль летел на высоте тринадцати километров со скоростью две тысячи километров в час над западным побережьем Латинской Америки.

Чтобы снизить скорость, корабль развернулся так, что теперь его корпус испытывал наибольшее сопротивление воздуха. Однако для нормальной посадки скорость была еще высока.

В космопорте все было готово для приема дорогих гостей. Поминутно поступали сообщения со спутниковой станции. Паттерсон и Огазаки едва успевали их принимать. Одной ногой они находились уже в маленькой ракете-молнии, в которой лежала и капсула.

Поступило новое сообщение:

«Высота космического корабля пять километров, скорость — тысяча семьсот километров в час».

Паттерсон сжал кулаки.

— Это ужасно! Так они разобьются. Если им повезет, то они упадут в Соленое море.

— Они попытаются приземлиться на плоскую поверхность, — заметил японец. — Я только не знаю, хватит ли им пяти километров взлетно-посадочной полосы.

В это время подошел человек с запиской из электронно-вычислительного отдела. Он сказал, что корабль приземлится в двадцати километрах от космопорта, затем по инерции проскользит еще десять километров и врежется в гору. При столкновении скорость корабля составит примерно триста—четыреста километров в час.

Паттерсон покачал головой.

— Это все равно слишком много. Их энергонакопители слишком слабы, чтобы создать энергетическое защитное поле, при помощи которого можно было бы замедлить падение. Если они такие же люди, как мы, то их уже ничто не спасет.

— Они могут пристегнуться к своим рабочим креслам, — сказал Огазаки.

— Если бы они хоть что-нибудь придумали! При их совершенной технике они вряд ли воспользуются для своего спасения таким примитивным способом. Возможно приземление с помощью вспомогательных крыльев. Но сработают ли они, шеф? Да, так нам и не удалось ничего придумать.

Новых сведений не поступало. Когда было установлено примерное место падения корабля, Паттерсон и Огазаки стартовали туда на небольшой ракете. «Скорая помощь» и другие корабли-спасатели один за другим прибывали на равнину, ставшую посадочной полосой для огромного летательного аппарата с представителями внеземной цивилизации на борту. Аудио — и видеопоказатели загудели.

Расчеты экспертов оказались верными, однако они ошиблись со скоростью корабля.

Он резко снижался. Как огромное чудовище, он пронесся на малой высоте над космопортом со скоростью во много раз превышающей звуковую. Он стремительно приближался к плоской поверхности Земли и наконец коснулся ее.

Паттерсон наблюдал за всем происходящим из люка ракеты. Его сердце билось так сильно, что ему не хватало воздуха. Он даже с ужасом думал, что вот-вот задохнется.

Прогнозы, к несчастью, оправдались — корабль несся к горной гряде, и не было никакой возможности хоть как-то затормозить эту смертоубийственную груду металла или установить другой, более безопасный, курс.

Вдруг корабль подбросило вверх, и он, пролетев несколько километров над равниной, затем вновь ударился о землю. В результате его скорость немного снизилась. Подобные прыжки повторялись, но с каждым разом становились все ниже.

Паттерсон вздохнул.

«Возможно, в их расчетах была допущена какая-то ошибка?..» — подумал он, хотя знал, что электронный мозг не мог допустить ошибки.

И вот это случилось!

Скорость была меньше звуковой, однако она превышала запланированную в два раза. Высота гряды составляла двести метров.

Корабль ударился о горы всей носовой частью.

Паттерсон предполагал, что он развалится от удара.

Однако этот железный великан без особых структурных изменений вошел в каменную стену и, пробурив в одной из гор приличную пещеру, остановился как вкопанный.

Все это произошло за какие-то доли секунды.

Но даже этого было достаточно, чтобы отрицательное ускорение, возникшее во время посадки корабля, разорвало всех членов экипажа на мелкие кусочки.

В сложившейся ситуации оставалось только ждать и надеяться на лучшее.

На место падения аппарата приземлились корабли космического флота. Готовые прийти на помощь пострадавшим, люди спешили к замершему металлическому великану. Никто из них не знал, что можно предпринять для спасения пришельцев.

Паттерсон установил капсулу на высоте трех метров. Говорящий аппарат был удивительно тяжелым. Двое мужчин опустили его на плоское основание гелиовагона, в котором Паттерсон и Огазаки отправились к месту аварии. Здесь стояла мертвая тишина. Поверхность корабля блестела, как новая, без единой пробоины.

Неожиданно из капсулы донесся слабый голос. Паттерсон вздрогнул.

— Я вижу, вы рядом с нами, генерал Паттерсон, — произнес голос, на этот раз немного громче. — Вы хотите нам помочь, но в этом уже нет необходимости. Все мы вскоре умрем. И если бы уже нас не было сейчас, то сработала бы система самоуничтожения. Она вступает в действие, когда корабль больше не может подняться в воздух и все члены экипажа мертвы. Через три часа от корабля абсолютно ничего не останется, поэтому я сейчас выйду к вам. А через три часа меня уже не будет.

Паттерсон не сразу понял смысла сказанных слов.

— Мы разве не можем вам помочь? Ведь мы выполнили все, о чем вы нас просили.

— Это уже не имеет смысла, Паттерсон. Прикажите своим солдатам отойти от корабля. Я выхожу. Мы должны кое-что передать людям, и на это у нас есть не более трех часов.

Паттерсон сделал знак группе офицеров удалиться. Вокруг корабля образовался полукруг.

Паттерсон случайно взглянул в сторону корабля и заметил, что небольшой прямоугольник оболочки корабля сменил окраску и растворился. Теперь можно было видеть, что творится внутри корабля.

В конце длинного коридора показалась пошатывающаяся фигура, которая медленно направлялась к выходу с небольшим ящиком величиной с коробку из-под сигар.

Когда существо вышло из корабля, Паттерсон и два офицера из службы безопасности подошли к нему и, подхватив его под руки, склонились над обессилевшим телом пришельца.

«Видимо, с ним я разговаривал по переговорному аппарату», — мелькнула мысль у Паттерсона.

Потом его подняли и положили на носилки. Взять ящичек из сильно сжатых пальцев пришельца так и не удалось.

Когда пострадавшего решили переправить на корабль «скорой помощи», он пришел в себя и начал что-то бормотать. Из удаленной на сотни метров капсулы послышался голос, говорящий на языке землян:

— Нет, это бессмысленно. Я умру. Где Паттерсон? Его доставили к Паттерсону и капсуле.

— Мой друг, Паттерсон — это я. Неужели мы так и не сможем вам помочь?

— Вы должны сделать дело, но не то, что вы думаете. Дайте мне бумагу и карандаш. Я нарисую место расположения моей родной планеты. Одновременно я скажу, что вам следует сделать.

Пока незнакомец чертил что-то на листке бумаги, он продолжал говорить:

— Мы прилетели с планеты, которая, как и Земля, является центром крупной галактики. Мы тоже много работали над развитием космонавтики и первыми в нашем секторе запустили в космос космический аппарат. Мы создали империю, практически идентичную вашей. Но это произошло уже более тысячи лет назад.

Был налажен контакт с соседними областями Вселенной, но там, к большому сожалению, шли совершенно нелепые войны. Однако благодаря договорам и соглашениям эти войны были прекращены. И сегодня в одной лишь туманности Андромеды существуют семь объединенных галактических империй, в состав которых входит тридцать пять заселенных и обжитых планет. Мы прибыли сюда, чтобы помочь вам советом. К сожалению, наша миссия не увенчалась успехом. Мы оказались жертвой политической борьбы за власть, которая развернулась в нашей звездной системе.

Более семи веков в нашей галактике господствует семья Бемов — мудрый и добросердечный род. Он часто прибегал к помощи науки, но никогда не позволял ей прийти к власти. Однако ученые объединились и захотели силой овладеть всеми планетами Вселенной, на которых существовала жизнь. Обе группы по-прежнему враждуют друг с другом. Несколько часов назад между ними должен был разгореться конфликт.

Наклонившись над пришельцем, Паттерсон в испуге спросил:

— Вы же удалены от своей планеты на полтора миллиона световых лет? Откуда вы знаете?

Пришелец кивнул и продолжал:

— Чтобы было понятно, я немного расскажу вам о нашем телепорте. Ни на одном из наших кораблей, кроме ограниченных в работе накопителей, нет собственных источников энергии. Она поступает к нам со станции излучения. Это было всегда основным средством нашей защиты, которое исключало любые попытки нанести нам вред. Несколько часов назад мы оказались отрезанными от энерголучей. Наверняка это было сделано учеными с помощью отражателей, чтобы мы потеряли способность управлять кораблем и вынуждены были совершить аварийную посадку. Так что нам ничего не оставалось, как пойти на это.

Мы прилетели с добрыми намерениями, но сами стали жертвами собственной разобщенности и вражды. Что ж, ученые победили. Они не желают налаживать контакты с цивилизацией из вашей Галактики. Их цель — прилететь неожиданно, так как, застав врасплох, вас будет захватить гораздо легче. Вы должны отправить корабль в мой мир, установив на нем наш телепорт, и сообщить о нашей аварии. Ученые сказали, что уничтожат всю нашу империю, а также такую опасную цивилизованную планету, как Земля. Если вы нам поможете, то спасете и самих себя от гибели.

Чертеж готов. Название нашего мира — Ксар III. Если вы будете держаться сторонников Бемов, то найдете много друзей. Во всем остальном действуйте по своему усмотрению. Только найдите для этой экспедиции хороший корабль и лучшую команду. Мы знаем, что вы сохраните тайну телепорта.

Он замолчал, по-видимому потеряв все силы.

Однако у Паттерсона не выходил из головы еще один вопрос:

— Как наши представители будут изъясняться?

Пришелец показал на коробку, которую опять держал в своих руках.

— Этот ящичек содержит накопитель энергии, которая сохраняется долгое время. Капсула является его составной частью. Оба эти прибора должны быть соединены. А теперь оставьте меня одного. Через два часа время для нас остановится.

— Но я все же никак не могу понять, почему мы не можем вам ничем помочь?

— Тут действует закон — без энергетических генераторов мы можем просуществовать лишь несколько дней. Как видите, между нами есть большая разница, хотя внешне она абсолютно незаметна. Я не могу вам этого объяснить. Я только прошу вас поторопиться. Возьмите составленный мной чертеж. Он очень поможет людям, которые отправятся на Ксар III. Но ни в коем случае нельзя допустить, чтобы чертеж попал к ученым.

Он положил маленький металлический ящичек себе на грудь, отложил чертеж и закрыл глаза. Дыхание его было спокойным, но для людей он был уже мертв. Больше он не произнес ни единого звука.

Паттерсон спрятал ящичек, чертеж и капсулу в безопасном месте. Затем приказал освободить плато. Отойдя на приличное расстояние от корабля, все ожидали, что же произойдет.

Прошло два часа. Огромный корабль, посланец далекой Вселенной, лежал неподвижно. Сколько тайн скрывалось в нем! Носилки с пришельцем находились рядом. Вдруг в один миг все неожиданно исчезло, как будто ничего и не было. Носилки оказались пустыми, в скале зияла дыра, по форме напоминавшая конус.

Внеземная материя прекратила свое существование. Она перешла в другое измерение, из которого, вероятно, не было возврата.

Лишь чертежные наброски доказывали, что это был не сон. Они и еще два предмета — капсула и ящичек.


Подготовленный к старту «Звездный луч» был единственным кораблем с телепортом. Его команда собралась в полном составе.

Паттерсон приказал Рексу Ранделлу зайти к нему в кабинет.

— Что случилось, рыбак? — осведомился Рекс у шефа, который всегда любил рыбачить, а в последнее время практически полностью отдался этому делу.

Паттерсон сказал равнодушно:

— Ты полетишь на «Звездном луче» к туманности Андромеды и расскажешь обитателям тех планет, что случитесь с их кораблем. Понял?

— Так. И что же дальше?

Небрежный тон Рекса привел Паттерсона в ярость. Его лицо стало красным, как помидор.

— «Так, и что дальше?» — передразнил он. — Ты ведешь себя так, как будто летаешь туда каждый день.

— Не неси чепухи! Я полагаю, это связано со вчерашним падением, не так ли? Где приказ?

— Ты получишь его в запечатанном виде и вскроешь только после телепортации в туманность Андромеды. Так что придется немного подождать.

— Договорились, старик! Паттерсон протянул ему конверт.

— Вы стартуете завтра. Точные расчеты будут доставлены в навигационный отсек. Кнут Джансен и Рита должны уже сейчас отправиться туда для подготовки аппаратуры к старту. Как только вам удастся совершить телепортацию, вы можете вскрыть конверт с приказом.

— Все ясно, — сказал Рекс, поднимаясь с места. — Это займет меньше времени, чем полет на Марс.

Паттерсон тоже встал.

— На этот раз речь идет о грандиозном, важнейшем предприятии, которое когда-либо было осуществлено человечеством. Конечно, жаль, что у нас нет в этом опыта. Итак, старт корабля произойдет завтра в полдень.

Паттерсон окинул взглядом «Звездный луч». Его не покидало чувство страха. Ведь полет на полтора миллиона лет — это не прогулка по улицам Нью-Йорка. Кроме того, проблему создавали еще Бемы с Ксара III.


Глава 1 | Воинствующая Андромеда | Глава 3