home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8. Найдены еще два золотых билета

В тот вечер газеты сообщили, что найден не только третий, но и четвертый золотой билет.

СЕГОДНЯ НАЙДЕНЫ ДВА ЗОЛОТЫХ БИЛЕТА! – кричали заголовки. – ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО ОДИН!

– Ну что ж, – сказал дедушка Джо, когда вся семья собралась после ужина в комнате стариков, – давайте посмотрим, кто их нашел.

– "Третий билет, – прочел мистер Бакет, поднеся газету к самым глазам, потому что он плохо видел, а денег на очки у него не было, – третий билет достался мисс Виолетте Бьюргард. Когда наш репортер приехал взять интервью у счастливой юной леди, в доме Бьюргардов царило невероятное волнение – щелкали камеры, мерцали фотовспышки, все толкались, стараясь стать поближе к знаменитой девочке. А знаменитая девочка стояла на стуле в гостиной и размахивала золотым билетом, словно хотела остановить такси. Она очень быстро и очень громко что-то говорила, но что именно – разобрать было нелегко, так как одновременно юная леди изо всех сил жевала резинку.

«Я постоянно жую резинку! – кричала она. – Но когда я услышала про эту затею с золотыми билетами мистера Вонки, я бросила жвачку и перешла на шоколадки в надежде на удачу. Сейчас, разумеется, я снова жую резинку. Я ее просто обожаю, жить без нее не могу. Я жую весь день и делаю перерыв только на время еды. Тогда я вынимаю резинку изо рта и приклеиваю ее за ухом. Так она лучше сохраняется. Честно говоря, я бы чувствовала себя не в своей тарелке, если бы постоянно не жевала. Моя мама говорит, жевать резинку неженственно – это не к лицу настоящей леди, она видеть не может, как мои челюсти постоянно ходят вверх-вниз. Но я с ней не согласна, да и кто она такая, чтобы критиковать меня! И если хотите знать, ее челюсти еще больше ходят ходуном, потому что она все время на меня орет».

«Виолетта!» – воскликнула миссис Бьюргард из дальнего угла комнаты. Она взобралась на пианино из опасения, что толпа ее раздавит.

«Не волнуйся, мама, все в порядке! – прокричала мисс Бьюргард. – А сейчас, – продолжила она, – вам будет интересно узнать, что вот эту жвачку я жую уже три месяца. Это рекорд. Он намного превысил результат моей лучшей подруги мисс Корнелии Принзметл. Она была вне себя от ярости. Теперь эта жвачка – мое самое ценное сокровище. На ночь я просто прилепляю ее к краешку кровати, а утром она такая же, как и раньше, правда, сначала немного жестковата, но, если ее чуть-чуть пожевать, она снова размягчается. До того как я начала жевать на мировой рекорд, я обычно раз в день меняла жвачку, и делала это в лифте, когда возвращалась из школы. Почему в лифте? Да потому, что мне нравилось налеплять резинку на кнопку лифта. Тогда к пальцу того, кто входил в лифт после меня и нажимал кнопку, приклеивалась моя старая жвачка. Ха-ха! Какой они поднимали шум! Особенно женщины в дорогих перчатках! Ой, не могу! Здорово, что я попаду на фабрику мистера Вонки! Я же знаю, потом он даст мне столько жвачки, что хватит до конца жизни. Гип-гип! Ура!»

– Противная девчонка, – сказала бабушка Джозефина.

– Просто отвратительная! – добавила бабушка Джорджина. – Вот увидишь, из-за этой жвачки она обязательно влипнет в какую-нибудь скверную историю, если уже не влипла.

– Папа, а кто нашел четвертый золотой билет? – спросил Чарли.

– Сейчас посмотрим, – сказал мистер Бакет, снова заглядывая в газету. – Вот, нашел. «Четвертый золотой билет, – прочитал он, – найден мальчиком по имени Майк Тиви».

– Ручаюсь, это еще один ужасный ребенок, – пробормотала бабушка Джозефина.

– Не перебивайте, пожалуйста, мама, – попросила миссис Бакет.

– "Когда наш корреспондент посетил семью Тиви, – продолжал читать мистер Бакет, – там, как и везде, где были найдены золотые билеты, собралось множество любопытных. Но юный счастливчик, казалось, был крайне недоволен происходящим. «Эй вы, дураки, неужели не видите, что я смотрю телевизор? – сердито крикнул он. – Не мешайте!»

Девятилетний обладатель золотого билета сидел перед огромным телевизором и, ни на минуту не отрываясь от экрана, смотрел фильм, в котором одна шайка гангстеров расстреливала из пулеметов другую шайку гангстеров. Сам Майк Тиви был обвешан не менее чем восемнадцатью пистолетами разного калибра. Время от времени он вскакивал со стула и стрелял.

«Тихо! – закричал он, когда кто-то из корреспондентов хотел взять у него интервью. – Я сказал, не мешайте! Это же настоящий боевик! Просто ужас! Я смотрю боевики каждый день! Я смотрю все фильмы, даже всякую дрянь, где нет стрельбы. Больше всего я люблю фильмы про гангстеров. Они прелесть, эти гангстеры, особенно когда начинают палить из пистолетов или колотить друг друга дубинками! Кошмар! Черт возьми, я бы все отдал, чтобы оказаться на их месте. Вот это настоящая жизнь! Ужас!»

– Хватит! – перебила бабушка Джозефина. – Не могу больше слушать!

– И я тоже, – присоединилась к ней бабушка Джорджина. – Неужто теперь все дети такие, как эти, о которых мы читали?

– Конечно, нет, – улыбнулся мистер Бакет. – Есть, конечно, и такие, и много, но не все.

– Теперь остался только один билет, – вздохнул дедушка Джо.

– Вот именно, – проворчала бабушка Джозефина. – И он опять достанется какому-нибудь противному и вредному ребенку, который этого не заслуживает. Это так же очевидно, как то, что завтра у нас на ужин будет капустный суп.


7. День рождения Чарли | Чарли и шоколадная фабрика | 9. Дедушка Джо рискует