home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Рассказывает Хаки

Мы еще дожидались попутного ветра, когда в Лима-фьорде появился небольшой драккар с полосатыми парусами. На нем прибыли посланцы Синезубого.

— Конунг и кейсар говорят о мире и зовут тебя, Хакон-ярл, и твоих людей на Марсей, — важно заявил норвежцу толстенький и приземистый гонец.

Весть о примирении саксов и данов так напугала Хакона, что он даже не попытался отговориться от похожего на приказ приглашения, собрал лучших воинов и на шести драккарах отправился в путь. Мой хирд он не взял.

— Конунг данов зовет только моих людей, — прощаясь, сказал ярл. — Тебе лучше остаться тут, ведь ты обманул Синезубого, а он злопамятен.

Я усмехнулся. Меня не звали на Марсей, но и не запрещали ехать туда, и слова ярла ничуть не поколебали моих намерений. Прежде чем отправиться на родину, не мешало узнать, о чем станут толковать датский конунг, норвежский ярл и кейсар саксов. Совсем недавно дни враждовали, но против кого они поднимут мечи после примирения?


Я дождался отплытия ярла и приказал приготовить «Акулу». Мы вышли на день позже Хакона и к вечеру второго дня повернули в Иса-фьорд. Удобные бухточки располагались на северном побережье Марсея, но мы обогнули остров и подобрались с запада. Там море пестрело черными верхушками подводных камней, однако Скол знал эти места и утверждал, будто за Эрка-бухтой есть узкая и неприметная пастушья тропа к лагерю данов. Ею я и собирался воспользоваться. Нынче в лагере много гостей, и никто не обратит внимания на незнакомого воина…

Я подозвал Скола:

— Сумеешь подойти поближе и не налететь на мель? Кормщик усмехнулся:

— И не такое делал.

— Тогда держи к берегу. Где станет слишком опасно — остановись, доберусь вплавь.

Скол неодобрительно покачал головой:

— Не нравится мне эта затея. К чему тебе красться на остров, как вору?

— Хочу поглядеть, что замышляют ярл и Синезубый. А на всякий случай возьму с собой Гранмара…

— А не лучше ли открыто?

— Нет, — отрезал я. — Не лучше.


Хакон мог и ошибаться насчет злопамятности Синезубого, но проверять это на собственной шкуре у меня не было желания. Пожалуй, мне вовсе не стоило соваться в его логово, но кому еще доверить такое дело? Кто заменит мне глаза и уши?

Скол подвел «Акулу» к береговым каменистым россыпям, и я спрыгнул в воду. За мной последовал Гранмар. Старый викинг знал моего прадеда и уже не годился для трудного боя, однако я не представлял, что когда-нибудь на его скамью усядется другой воин. И на Марсей я взял его не случайно. Старик умел держать язык за зубами.


Для ранней весны вода оказалась не такой уж и холодной. Я вылез на берег, отжал мокрую одежду и пошел Искать тропу. Однако первым на нее наткнулся Гранмар.

— Хаки! — указывая куда-то вверх, в каменный разлом, крикнул он.

Я подошел. Тропа, о которой рассказывал Скол, выбегала из-за кустов и извивалась между скалистыми уступами, словно ее. протоптали не козы и телята, а ящерицы. Что ж, придется потрудиться…

Я вздохнул, подтянулся и взобрался на первый валун. Гранмар последовал за мной. Коварная тропа нырнула в пролом, прыгнула вверх, потом скрылась под завалом и неожиданно выскочила намного правее… Рубаха на мне окончательно высохла, а терпение кончилось. Ну зачем мне понадобилось следить за Хаконом? Проклятая подозрительность! Только гоблины и горные карлики могут быть так недоверчивы и упрямы! Наверное, Хакон уже давно пристал в Эрка-бухте и говорит с конунгом данов, а я скачу по кручам, как горный козел, и маюсь в неведении! И чего меня понесло на этот остров?! Узнать планы Хакона? Зачем, когда своих дел по горло? В Свее ждет сожжённая усадьба, а Арм говорил, будто на нее заглядывается Свейнхильд. Поехал бы к ней, продал землю и уже пировал бы за ее щедрым столом! А после пиршества занялся бы драккаром. «Акула» уже давно скрипит, и волокно между бортовыми досками вылезает наружу, словно клочья шерсти из одичавшей собаки. И днище обросло зеленью…

С этими невеселыми мыслями я вскарабкался на высокий каменный уступ, повернул за валун и замер. Внизу блестел округлый залив Эрка-бухты и суетились люди Хакона. Неужели «Акула» обогнала корабли норвежца? Вряд ли… Должно быть, ярл попросту не торопился на встречу к тому, кого уже десятки раз предавал. Но меня удивила не медлительность Хакона, а два воина в вендской одежде. Они лежали на краю скалы и были так увлечены, что не заметили моего появления. Я обернулся к Гранмару, прижал палец к губам и указал ему на одного из вендов — маленького и щуплого. Он все время что-то бормотал на ухо своему приятелю и судорожно потирал ладонями бока. Гранмар кивнул. Если придется драться, он возьмет маленького на себя. Я подкрался поближе. Маленький воин засуетился, вытянул вперед руку, а второй что-то поднял с камня,, встал на колено и принялся притаптывать землю ногой. В его руках что-то покачивалось… Великий Один! Да это ж лук! Боевое, тяжелое оружие с острой стрелой на тугой тетиве! Венд приложил лук к плечу, натянул тетиву и, проверяя ее упругость, слегка отклонился назад. В его намерениях не приходилось сомневаться. Венды замышляли убийство. Подлое убийство из-за угла, когда родичам мертвого не с кого спрашивать виру и не у кого узнать правды. О таких убийцах молчат даже боги…

Я шлепнулся на живот, прополз по гладкой спине валуна к Гранмару и провел ребом ладони по горлу. Старый воин кивнул, спрыгнул с камня и одним ударом свалил на землю тощего убийцу. Второй венд развернулся и вскинул лук. Он целился в Гранмара, поэтому не заметил, как я подбежал к краю валуна и прыгнул на его спину. В последнее мгновение венд понял свою ошибку и попытался обернуться, но не успел. Сорвавшаяся с тетивы стрела пропела над головой Гранмара и застряла в трещине между камнями.

— Ты не ранен? — заботливо потянулся ко мне старый хирдманн.

— Нет. — Я поднялся, отряхнул руки и ткнул сапогом обмякшее тело убийцы. Проклятые венды! И кого они хотели убить? Хотя какая разница? Прикончить их, да и дело с концом. Чего еще заслуживают трусливые, умеющие нападать лишь исподтишка псы?

Мой враг застонал и перевернулся на спину. Шерстяная шапочка съехала с его головы, и красивые, с рыжиной, волосы рассыпались по земле. Какое-то расплывчатое воспоминание помешало мне ударить…

— Что с тобой? — заметил мои сомнения Гранмар.

— Ничего. — Я тряхнул головой. — Ничего… — И услышал стон второго венда.

— Дара… — шептал он в беспамятстве. — Хакон… Этот голос! Когда-то давно он выторговывал у Меня свободу!

— Стой! — Бросив длинноволосого, я подскочил к Гранмару и перехватил его уже занесенную над вендом Руку. — Кажется, я знаю этого человека. Это Тюрк, грек, бывший раб Хакона, а затем мой.

— Да, это он. Хочешь проверить? — невозмутимо подтвердил Гранмар и слегка встряхнул обмякшего грека. Тот раскрыл мутные глаза, удивленно заморгал и опять потерял сознание. Видно, тяжелый кулак Гранмара хорошо приложился к его голове.

— Свяжи его, — приказал я хирдманну. —Сами боги даровали мне эту встречу!

Это было правдой. Хлипкий грек заключил нечестную сделку — она принесла ему свободу, но не спасла моего отца. Боги увидели это и вернули мне раба. Теперь он заплатит за прежние и нынешние козни! Он будет умирать медленно и мучительно и проклянет тот день, когда обрек Орма насмерть!

— А что делать с другим? — скручивая руки грека, поинтересовался Гранмар.

Второй венд еще не пришел в себя. Его белая и нежная, как у девушки, щека была испачкана землей, а губы некрасиво выпячивались вперед. Солнечный луч скользнул по его волосам, вспыхнул золотой искрой и отозвался в памяти далеким вскриком брата. Такие же золотые волосы были у той бабы, которая убила Арма. Ее звали Дара… Дара?! Всемогущий Один! «Дара», — шептал грек. Это же она, та воительница с Датского Вала!

Оттолкнув ногой уже связанного Тюрка, я подошел к бабе, стер грязь с ее щеки и разочарованно вздохнул. Нет, она не была красивой, скорее даже наоборот. Зато до чего смела! Не знаю почему, но мне расхотелось убивать ее…

— Возьми их обоих, — приказал я Гранмару, — и возвращайся на «Акулу». Я приду позже. Если же не вернусь к вечеру — уходите. А пленников отдашь Трору. Но только если я не вернусь.


Гранмар послушно кивнул. Ему еще придется изрядно повозиться, чтоб доставить пленников на «Акулу». Но что делали Тюрк и эта рыжая в скалах? Грек что-то бормотал о Хаконе… Неужели они подкарауливали ярла? Потешно… Знал бы об этом хитрец Хакон — не болтал бы, кому из нас двоих опасней идти на Марсей…

Все еще посмеиваясь, я прошел вниз по тропе, соскочил с валуна, завернул за бугрящиеся зелеными почками кусты и… нос к носу столкнулся с Хаконом. Ярл бежал мне навстречу, а за ним перепрыгивали через валуны двое хирдманнов — Луи и Ренке.

— Ты?! — вылупив на меня круглые от изумления глаза, выпалил Хакон. В руке он держал меч. Отступать было некуда, а отпираться глупо.

— Мы пришли следом за тобой, — честно признался я. — «Акула» стоит у западного берега…

— Но зачем ты хотел убить меня? — убирая оружие, выдохнул он.

Убить? Я — Хакона? Да с чего он взял?

— Видел. — Он махнул рукой вверх. — Поглядел и заметил, что кто-то целится в меня из-за скалы. Наконечник стрелы блестел на солнце. Он выдал тебя.

Теперь все стало понятно. Ярл заметил убийц и. спешил поймать их.


— Ты ошибся. Это был не я.

— Лжешь. — Голубые глаза ярла пробежали по моему лицу, опустились к плечам и замерли на перекинутом за спину луке венедки. — Этот лук…

— Это не мой, — начал было я и осекся. Объяснения были бессмысленны. Хакон никогда не верил словам. А доказывать ему делом — значит отдать грека и венедку. Грека мне было не жаль, а вот венедку… Она нравилась мне. Я дважды видел ее, дважды удивлялся и не собирался отдавать ее Хакону!

— Ты ошибся, — снова повторил я.

— Прощай! — ответил он, отвернулся и пошел вниз по тропе.

— Ты ошибся, но впервые поступил по чести, поэтому я прощаю тебя!

Хакон взмахнул рукой. Он понял мои слова. Он мог схватить меня, отвести к людям и созвать тинг, чтоб судить как подлого убийцу, но не сделал этого. Он позволил мне с честью умереть в бою и, значит, все еще оставался моим другом…



— Ха! — коротко выкрикнул Луи и выпрыгнул на тропу предо мной. Теперь идти в лагерь данов стало вдвое опаснее. Стоит мне попасться на глаза Хакону, как он заговорит. Ярл скажет то, что считает правдой, но, пока все разберутся, что к чему, «Акула» покинет Иса-фьорд… Значит, пришло время подумать о возвращении. Я вытащил топор, отступил и краем глаза заметил взбирающегося на валун Ренке. Он хотел расправиться со мной так же, как недавно я сам разделался с венедкой.

Глупец!

Предчувствие боя защекотало ноздри, а тело напряглось в ожидании звериной силы, но я не собирался прибегать к могуществу Одина. На этих двоих мне до станет собственного умения и сноровки.

Размахивая мечом, словно палкой, Луи бросился вперед. Он нарочно наступал именно так, не давая мне пользоваться ногами. Мое необычное умение сражаться уже давно было известно хирдманнам ярла Хакона. Ктото из них посмеивался, кто-то завидовал, но большинство не понимало и боялось. Луи тоже боялся…


Покачиваясь, как разозленная гадюка, я ускользал от , его меча и отступал все дальше к скале. Луи этого и добивался. Он надеялся подогнать меня прямо под ноги своему дружку. Пусть так и будет. Несколько коротких взмахов топором, шаг назад, еще шаг…

На лицо упала тень. Край скалистого уступа нависал прямо над моей головой. Сверху скрипнул песок. Пора! Я резко развернулся и, отмахнувшись от Луи, ударил ногой прыгающего с уступа Ренке. Он перевернулся в воздухе и отлетел в кусты. Луи не ожидал от меня подобной прыти. Он полагался на Ренке и даже перестал махать мечом, просто смотрел на мой топор и ждал, когда он выпадет из моих ослабевших рук. На миг вся моя сила, все мое желание выжить и победить колючими иглами перекатилось в пятку и обрушилось на грудь бедняги Луи. Словно выплевывая душу, он захрипел и упал.

Ренке вылез из кустов, подбежал к нему, встряхнул за плечи, а потом завыл и бросился на меня. Он потерял меч и готовился удушить меня голыми руками. Это было отчаянно смело, но не умно… Я отбросил его на землю и придавил острием топора подрагивающее горло:

— Слушай. Ты будешь жить лишь потому, что Хакон ошибся. Ты пойдешь и скажешь ему об этом!

— Я ничего не скажу! — выплюнул Ренке. — Ты подлый убийца, и об этом узнают все!

Мне стало жаль его. В воине говорила боль утраты. Должно быть, Луи был ему очень дорог. Ренке совершил глупость и подпустил Луи слишком близко к своей душе, а теперь винил меня в этой боли…

— Ты глупец, — сказал я. — А если б был умен, то одумал, почему убийца не выстрелил в ярла, и догадался, кто ему помешал.

— Но ты убил Луи!

— Мне жаль… — Я покосился на труп и сам удивился. Там, куда пришелся удар, кольчуга оказалась вдавлена внутрь, будто в груди у Луи была большая дыра и железо просто провалилось в нее. — Луи убит в бою. А что до честности этого боя, то тут, пожалуй, не меня следует называть подлым убийцей. Вы были при мечах, топорах, ножах и в кольчугах, а я лишь с легким топориком и бесполезным, чужим луком, однако никто из вас не подумал предложить мне честный поединок…


Ренке молчал. Он не боялся, просто задумался над моими словами. Мне не хотелось, чтоб Хакон затаил обиду. Тем более несправедливую. Ренке докажет ярлу, что убийцей на скале был не я. Возможно, Хакон пошлет туда людей и по следам попробует выяснить, что случилось на самом деле, но в это время «Акула» с пленниками будет уже далеко.

— Так ты передашь Хакону мои слова? Ренке кивнул.

— Хорошо. — Я опустил топор и протянул Ренке лук рыжей венедки: — И еще, отдай это своему ярлу и спроси: «Если Хаки Волк — убийца, то где он мог взять этот лук?» Ты сам видишь, что он не мой. Наверное, люди Оттона сумеют признать его и назвать имя хозяина… А теперь прощай!

Я сунул лук в руки хмурого викинга, отвернулся и не торопясь пошел прочь. Пусть Ренке сам решит — виновен я или нет. Если он выстрелит, значит, мои слова были напрасны и придется прикончить его, но если он не спустит тетиву, значит, есть надежда, что он убедит Хакона. Я не хотел ссориться с ярлом. Мы хорошо понимали Друг друга И мало чем отличались.

За валуном я остановился, облегченно вздохнул и вытер проступивший на лбу пот. Мы с Хаконом останемся друзьями. Ренке не выстрелил…


Рассказывает Дара | Берсерк | Рассказывает Дара