home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Ярость была хороша, даже если учесть, что Оно передало большую ее часть малышу внутри. Ярость – для разнообразия: она не очень питательна. По-настоящему нужно побольше боли, страха. По части человеческих мук малышка просто ненасытна.

Струйка боли еще текла пока из Джона Холла, но он использовал уже почти все рыболовные крючки. С каждым мгновением ребеночек в утробе чудовища будет требовать все больше, а кульминация – перед самым рождением. Это будет крещендо. Надо найти что-нибудь этакое. Тяжелая это работа: быть мамой.

Оно вышло…

Кожа на голове Джейми Халифакса чесалась. Он теперь носил свинцовый шлем не снимая. Его неправдоподобную силищу молодой человек чувствовал теперь и через шлем. Эхо новых психологических вскриков отдавалось в голове звоном во все убыстряющемся ритме. Джейми взял еще горсть тиленола. Таблетки он запил, отхлебнув из горлышка последней бутылки водки.

Бэзил Френч выгрузил пятигаллоновую пластиковую канистру повышенной безопасности из багажника своего «мерседеса». Она звонко стукнула по коленке. На девственно-серой фланели брюк появилось масляное пятно. Бэзил выругался.

Френч был коллекционером. У него в квартире стоял сервант, заставленный лиможским фарфором общей стоимостью без малого двести тысяч долларов. Видели его только сам Бэзил, да горничная. У него была лучшая в Ридж-Ривер, а может и в штате, коллекция резьбы по слоновой кости. Всю стену в гостиной закрывали полки с фарфором Таньской династии. У Френча было только семнадцать кусочков нефрита, зато каких! В спальне висели четыре полотна кисти Кенанана[8] – канадские пейзажи. Их еще оценят! За необычный, как бы исходящий из полотен свет. Пройдет немного лет, и их можно будет смело перевешивать в гостиную.

Бэзил знал, что некоторые из тех, с кем он играет каждый второй четверг в бридж, из-за его хобби зовут его за глаза барахольщиком.

Входная дверь Бэзила закрывалась на три замка. Чтобы войти, канистру пришлось поставить на симпатичный коврик в коридоре. Осталось пятно.

Специальная дверь из асбеста и стали захлопнулась за ним. Френч не собирался ставить канистру на свой ковер: «Третье поколение». Человек помельче повесил бы его на стену, а то и под стекло.

С неловко бьющейся между выпрямленных ног канистрой в онемелых руках Бэзил прошел прямо в ванную. Другую покупку он вынул из кармана блейзера и поставил на пол.

Мужчина повесил на плечики куртку, а испачканные брюки бросил в корзину, в стирку. Он сидел в своем кедрового дерева кресле восемнадцатого века, снимал носки и думал: что же это с ним происходит?

Или действительно его коллекционирование переросло в манию? Люди поговаривали об этом, У самого Бэзила не было никаких сомнений. До последней недели. Вещи попадали к нему хорошо упакованными. Вещи, как правило, были дорогие, нежные. Зачем он хранит упаковку? К чему эти пенопластовые формочки, шарики? Почему Бэзил не велел миссис., (как бишь ее) выбросить их? Несколько дней она, правда, загадочно отсутствовала, но до того? И бензин. Что это, подсознание подсказывало, что будет дефицит бензина?

Бэзил скинул трусы и майку в ту же корзину. Она была полная. Когда эта чертова баба наконец появится? Перетащив еще три канистры из кладовки по коридору в ванную комнату, он окончательно обессилел. Канистры отбили ему все колени. Бэзил был уверен, что на ноге будет теперь здоровенный синячище.

Ванная комната была красиво отделана зеленым ониксом. Френч заплатил сверху, чтоб отделка была по высшему разряду. Бэзил перекрыл сток, стал наполнять ванну бензином. Когда последняя красная канистра опустела, мужчина аккуратно составил их в кладовке. Теперь, когда он вытащил оттуда весь пенопласт и картон, там стало свободно.

Бэзил нашел на кухне большую деревянную ложку. Он открыл, что пенопласт прекрасно растворяется в бензине. Мужчина помешал. Смесь густела. Исчез последний маленький шарик. Очень вовремя: от запаха начала кружиться голова.

Бэзил смял пустые картонные коробки и убрал их подальше. Он предвидел, что маслянистая смесь на коже будет холодной и жирной. Что его удивило, так это малая выталкивающая сила. Так, вроде мыльной водички.

Бэзил устроился в жижице – близкой родственнице напалма – и подобрал с пола покупку, сделанную в сигарном отделе.

Бэзил щелкнул биковской зажигалкой.

Пандора с Персефоной сели, касаясь друг друга коленями. Пальцы ног Персефоны ласкали подъемы Пандоры. Обе были раздеты.

Пандора потянулась, взяла в пальцы прядь волос Персефоны. Дернула. Выдранный локон выпал из руки. Персефона взяла из мусора на столе булавку, воткнула острие в голое бедро сестры. Пандора положила свою изящную руку поверх близняшкиной и надавила, вгоняя булавку глубже в свою напрягшуюся мышцу.

Алита Ла Тобре тряхнула головой. Убедившись, что вода смыла последнее мыло, она обильно смазала волосы кремом-кодиционером от корней до кончиков. Затем женщина взяла гребенку с крупными зубьями и любовно прошлась ей по трем футам своих локонов. Подождала минуту, пока кондиционер подействует, и снова тщательно смыла.

Алита вытерла волосы насухо над краем ванны, их мокрые кончики чиркали по фарфоровому дну. Более тонкой расческой сделала два четких пробора, разделив водопад блестящих волос на три части. В ящичке лежали розовые, желтые и бледно-голубые ленты. Алита, заплетая косу, вплела одну из них.

Обнаженная, гордая, плечи назад, высоко неся грудь, покачивая косой, женщина пересекла гостиную, сморщив нос. Рэнди начал пахнуть. Вместо того вьюнка, который пришлось испортить из-за этого гнусного Эльспета, висел аккуратно пристроенный новый. Алита взобралась на стул, продела косу в крюк и хорошенько затянула два узла, потом отшвырнула ногой стул.

Ребеночек скребся о нежные внутренние стенки матки чудовища. Он все еще был голоден.

Пандора сжала большим и указательным пальцами уже покрытую синяками кожу щеки сестры. Она щипала и выкручивала. Когда она кончила, Персефона взяла руку сестры в свою и поднесла к губам. Язык почувствовал вкус пальца Пандоры. Она всосала его и направила вбок, туда, где растут мощные коренные зубы.

Рона Эккерман сдула с лица прядь волос. Топорик, похоже, застрял. Женщина уперлась ногой о безжизненную шею сына и потянула обеими руками. Надо помыть там и убрать. Ее муж, Эл, побагровеет, если увидит, что парень тут валяется. Надо замыть малейшие следы крови и мозгов. Эл должен вернуться в пятницу вечером.

Эл думает, что от нее нет никакой пользы. То-то он удивится! Мужчина! Конечно, он разбирается в электричестве, радиотехнике и прочей ерунде. Она ему покажет! Женщина справится не хуже. Все, что нужно, уже аккуратно разложено на кухонном столе.

Первым делом Рона прибила к столу реостат, это слово она выучила по книжке, и таймер. Женщина сделала все измерения сама, пометила нужные места на столе плотницким карандашом Эла, Не все гвозди вошли прямо. Не важно. Держится, а это главное. Рона установила таймер и соединила его резиновой лентой с реостатом. Нажала кнопку таймера. Пошел. Ручка повернулась. Резинка работала как приводной ремень, движок реостата тоже сдвинулся. Великолепно. С этим просто. Жалко, что она раньше не догадалась.

Потом Рона занялась удлинителем из мастерской Эла. Шесть розеток. У нее есть шесть вилок. Зачистить кончики проводов – дело не простое. У Эла есть специальный инструмент, но она не нашла. Пришлось ножницами. Ну прикусила пальцы пару раз – большое дело! Десять минут максимум – и готовы шесть пар сияющих голых медных проводов.

Рона очистила место от инструментов и мусора и пошла краситься. Она прихорашивалась к приезду Эла из длительной командировки. Может, надеть что-то сексуальное? Ео одежда может попасть куда не надо. Рона остановилась на поясе с черными чулками. Это не будет мешать. Эл не будет возражать, если она будет почти голая. Если только она не будет в таком виде открывать дверь. А она и не будет открывать!

Рона села за стол и нарезала полоски изоленты. Все готово. Вот список. Пары проводов, провода разведены и заизолированы: первый к основанию черепа, второй – к основанию спинного хребта. Пару – к соскам. Это проще. Сделала маленькие петельки и подвесила сразу, потом заизолировала. Может, это и не обязательно, зато смотрится отлично. Жалко, что на них изолента. Пару – между ног, туда, где будет влажно от мысли, как Эл ее разыскивает. Резинки пояса помогли укрепить провода. Пару – на лодыжки. Пару надо расщепить и примотать лентой к сторонам живота. Все еще плоский! А уж сколько лет. Последнюю пару – к запястьям.

Рона почувствовала себя марионеткой.

Очень осторожно, чтобы не отвалился какой-нибудь провод, женщина примотала себя, насколько смогла, крепко к стулу. Себе нельзя доверять, двигаться же нельзя ни при каких обстоятельствах. Готово наконец. Рона пробежала глазами список. Все на мази. Вилка удлинителя в розетке. Готовность номер один. Пуск! Левая рука дотянулась до таймера. Все рассчитано верно: он стоял на краю стола и дотянуться было не сложно. Три минуты от включения до «ж-ж-ж-ж». Три минуты от первой струйки тока до полной мощности. Рона нажала кнопку. Поначалу чуть пощипывало.

Пандора откинулась на стуле, продвинула бедра вперед. Персефона взяла пинцет. У сестер волос на лобке было маловато. Кое-какие, однако, уже росли.

Джон Холл Младший полз на четвереньках по битому стеклу. Где-то был еще крючок! Стекло крошилось, Выступающие концы загнанных в бедра крючков шуршали, задевая друг о друга, хотя и были укутаны в скользкую оболочку из крови. Иногда крючки сцеплялись, рвали кожу и снова расцеплялись от движения. То, что осталось от половых органов Джона, скрывала кольчуга из крючков. Желтая и пурпурная мормышки свисали, каждая со своего проткнутого крючком соска.

«Должен быть еще крючок!»

Стена, что гордо демонстрировала его произведения искусства, была голой. Висел только атлантический тарпон и гарпуны по бокам. Гарпун и есть крючок!

Джон отцепил деревянный держатель тарпона, тот упал на пол. Сил держать его уже не было. Из паха вновь пошла кровь. Джон с трудом пододвинул стул к стене и влез на него, руки и ноги парня тряслись. Сидящий в пятке осколок стекла разорвал ткань обивки. Джон стал спиной к стене, вытянул руки и направил к себе крючья гарпунов, укрепленных на стальных древках. Парень втянул свой пустой живот: он не ел уже несколько дней. Ребра выступали на узкой грудной клетке. С аккуратностью педанта Джон наживил заточенные острия с зубцами по бокам диафрагмы, двумя дюймами ниже того места, где плавающие ребра соединяются с грудинной костью, потом выпихнул из-под себя стул. Он опустился всего на четыре дюйма, гарпуны задержали его: два острия вонзились в тело. Собственный вес насаживал Джона постепенно, пока ребра не сели на закругления гарпунов. Послышался мягкий протяжный треск: грудная клетка начала раздвигаться.

Близняшки допили остатки коки и поделили рыбу из консервной банки.

– Поешь-ка, – командовала Пандора. – Мне тоже еще не хочется есть, но нам надо набраться сил. Когда все было съедено, Пандора сложила тарелки в раковину.

– Если ты готова, то.

Сестра кивнула. Они вернулись к своим стульям. Персефона и Пандора нагнулись друг к другу так, что голова каждой уютно поместилась на мягком плече другой.

Локти покоились на коленях. Обе вслепую нащупали на нежных выпуклостях соски, сжали их. Молодые зубы начали жевать. Крепкие ногти больших пальцев расковыривали розовое мясо.

Том лежал на кровати в халате. Он лежал очень тихо. Том ждал кашля. Он лежал тихо и вертел в кармане маленькую пластиковую трубочку.

В соседней комнате, комнате его мамы, скрипнули пружины кровати. По утрам всегда одно и то же: мама просыпается, кашляет, ковыляет в ванную.

Вот он, кашель! Один короткий громкий лай. Мама всегда отрицала, что это «кашель курильщика». Но Том лучше знает.

Он проскользнул из спальни в ванную, как раз когда открылась мамина дверь.

– Подожди секунду, мам, – бросил сын через плечо. – Поторопись. Мне нужны глаза.

Без «глаз» она слепа как крот. «Глаза» лежали на полочке. Маленькая белая двойная пластиковая коробочка: два скрепленных круглых футлярчика с выпуклыми буквами «П» и «Л». Хорошо придумано. Она читала их как азбуку Брайля. Том отвернул оба «века». Крохотные линзочки плавали в крохотных «бассейнах» с какой-то жидкостью, готовые Дать маме зрение. Парень вытащил тюбик из кармана, снял красную крышечку и выдавил. Маленькую капельку на каждую линзу, затем закрыл футлярчики, завернул крышку, сунул «бешеный клей» обратно в карман и спустил воду в унитазе.

– Заходи, мам. Прости!

В своей комнате Том взвесил в руке подаренную дядей Рексом бейсбольную биту «Бэйб Рут». «Подлинная антика, береги ее». Он ждал. Мама за все заплатит. Заплатит за шикарные «Истории из Склепа» – комиксы, которые она отправила в мусоропровод. Заплатит за выполненное им задание, которое он с гордо поднятой головой принес домой, а она даже не нашла времени взглянуть. Да сколько всего еще! От Тома теперь требуется только сидеть и ждать, когда начнется крик. Тогда она будет беспомощна и тогда настанет время бейсбольной биты.

– Томми! Помоги! Мои глаза!

Гэри сделал себе сандвич. Два здоровенных ломтя хлеба, майонез, кетчуп, горчица и семнадцать иголок.

Зародыш все еще был голоден. Чудовище баюкало его мыслями о покое и обещаниями. Какая же будет для Него радость, когда сформируется наконец кожная мембрана, которая отделит ребеночка от мамы.


Глава 21 | Комната ужасов – 2 | Глава 23