home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

ВЛАДЕНИЯ ОБЩИНЫ

Орава пауков, которую натравил шаман на отряд Артема, продемонстрировала удивительную настойчивость и целеустремленность. Несмотря на все старания, оторваться от них никак не получалось. Порождения Мрака нельзя было сбить со следа хитрыми уловками, они не уставали и не отвлекались на другие цели — знай себе ломились вперед. И только нешуточное везение позволило избежать гибели.

Сначала, когда твари только-только появились, большой удачей стало нападение змееногов. В другое время двухголовые хищники ничего, кроме ливших хлопот, не принесли бы, но не в этот раз. Привлеченные выстрелами, они выскочили из кустов аккурат в самую гущу пауков. И дорого продали свои жизни. У Артема даже возникла идея помочь им в изничтожении темной мерзости, но из провала продолжали лезть новые отродья, и отступление оставалось единственным разумным выходом. Даже если удалось бы прорваться к шаману, отряд бы точно кого-то недосчитался. Жертвовать Катей, Серегой или пацанами ради своих амбиций Лазовский был не готов.

Затем последовал почти час напряженного бегства по оврагам и буеракам, сквозь заросли игольника и мутировавшего шиповника. Когда сердце норовит выпрыгнуть из груди, ноги отваливаются от усталости, а в затылок дышат почти два десятка пауков. Самые шустрые несколько раз догоняли группу, приходилось принимать бой. Артем лично уничтожил троих гадин, еще пятерых записали на свой счет остальные.

Понятно, что бесконечно так продолжаться не могло, рано или поздно им пришлось бы остановиться, а там кто знает, чем бы все закончилось. Но группе повезло во второй раз: когда драка казалась неизбежной, по городу прокатилась Волна, вновь напомнившая об истинных хозяевах Сосновска…

Артем бежал замыкающим, прикрывая еле переставляющих ноги ребят. Лишенные выносливости Меченых, Мишка и Володя первыми не выдержали гонки и начали сдавать. Пришлось даже забрать у обоих вещевые мешки — один взял сам Артем, второй навьючил на себя Гулидов. В дележе груза пыталась поучаствовать Катя, но на нее раздраженно шикнули. Даже ошалевшие от нагрузок пацаны вспомнили о гоноре, чего уж говорить про сильных и выносливых мужиков-Сноходцев.

Катерина вообще вела себя молодцом. В походе проявила себя верным товарищем, в бою сражалась на равных с Гулидовым, да и про ее способности как виритника забывать не стоило. Обычно когда в таких красках расписывают женщину, то воображение начинает рисовать некую мужеподобную деваху — любительницу крепкого словца, крепкой выпивки и обладательницу соответствующей внешности. Отнюдь не амазонку с картин Вальехо или Ройо. Но Катя была другой. Она была именно женщиной — интересной, красивой, яркой и смертельно опасной. Даже сейчас, в маске и мешковатом комбинезоне, взмокшая от бега, она привлекала Артема как огонь мотылька.

Казалось бы, кругом опасность, боль, страх, а он думает о какой-то дамочке. Смешно! Скажи кто раньше — не поверил бы. Хотя с другой стороны, разве мог Артем предположить, что когда-нибудь окажется самым опытным бойцом в отряде, и уже не его, а он сам будет поддерживать отстающих?! Тоже нет. Все меняется, а жизнь порой выкидывает и не такие фортели.

Несмотря на несерьезные мысли, Артем был внимателен и собран. Сознание укрывал кокон Изнанки, ее энергия бурлила в жилах. В любой момент он мог взорваться серией ударов, способных не оставить мокрого места от любого паука, а если так повернет судьба, то и встретить ораву тварей в одиночку.

То ли из-за глубины погружения в Изнанку, то ли из-за слишком долгой работы с ее Силами, но Артем вновь видел старую знакомую галлюцинацию. Черный ворон летел рядом с ним, лениво махая крыльями и с показной ленцой облетая препятствия. Никто другой настырную птицу не видел, в бою она под руку не лезла, и относиться к ней приходилось как к неизбежному злу. Хотя Лазовский нет-нет да и начинал коситься на противную тварь — слишком много подлянок связано с этим персональным привидением, бдительность лучше не терять. Именно поэтому он почти не удивился, когда птица вдруг заволновалась, начала выделывать в воздухе кульбиты, а потом и вовсе свечой взмыла в небо, хрипло раскаркавшись напоследок.

Следом пришло очень знакомое ощущение.

— Ну-ка поднажали! — закричал он и сам подал пример: подхватил Мишку за шкирку и потащил вперед. — Кровь из носа, но нам нужно отыграть метров пятьдесят.

Вопросов никто не задавал. Они будут потом, когда минует угроза, сейчас на это просто не было ни времени, ни сил. Вслед за командиром Гулидов на пару с Катей подхватили Володьку и рванули с такой скоростью, словно собрались выиграть чемпионат по бегу с препятствиями. Щелкающие жвалами пауки моментально отстали. Пусть ненадолго, но отстали. Фору стоило использовать с толком.

Группа вылетела на широкую прогалину, бывшую когда-то спортивной площадкой. Волны и ржавчина сожрали турники с брусьями, а буйная зелень изуродовала асфальт. Однако признаки былой цивилизации пока еще сохранялись.

— Стоять!! — зарычал Артем. Последний рывок сожрал кучу сил, но об отдыхе пока стоило забыть. — Не расходиться!

— Какого черта? — прохрипел Сергей, но ответа не дождался: Лазовский с головой ушел в работу.

Пока остальные пытались отдышаться, он выхватил кухри и прямо на крошащемся асфальте принялся чертить неровную окружность с ними в центре. Получалось не слишком красиво, но его такие мелочи не волновали. Главное — безопасность.

Нож Артем держал в левой руке — не слишком удобно, но другого варианта не было. Именно эта конечность плотнее всего соприкоснулась с плотью Паталы. Сила хлестала ревущим потоком, проходила по жилам и питала клинок. Под Взглядом Изнанки хорошо было видно, как жгут энергии срывался с острия и белым шнуром ложился на землю. Трава на несколько шагов вокруг стремительно увядала, асфальт шипел и плавился.

Артем едва успел замкнуть круг, когда из-за деревьев показались первые преследователи. Замерли на мгновение, словно бы даже принюхались, а потом понеслись к ним с неудержимостью горной лавины. Бойцы заволновались, схватились за оружие, но через линию не переступали.

Сергей растерянно вертел головой, не понимая задумки приятеля и командира, а вот у Кати какие-то догадки точно были. Во всяком случае, она явно к чему-то прислушивалась, по-птичьи наклонив голову набок.

Сам Артем отметил это лишь мельком, сосредоточившись на собственных ощущениях. Хотя нет, не так. Он вполне понимал, что и как следует сделать, благо раньше уже приходилось заниматься чем-то похожим. Его волновали последствия, плата, которую придется отдать за спасение.

Он помедлил немного, а потом сноровисто начертил внутри круга три символа из памятной тетради — отвращение, замыкание и сокрытие. Отчеркнул их дугой и отступил к остальным. Теперь оставалось лишь ждать.

В Школе, когда он защищал здание от темных сил, его поддерживали два гораздо более сильных Сноходца, одним из которых был сам Кардинал. Последний определял и очередность знаков. Сейчас все было по-другому: Артем работал один, использовал всего три иероглифа, да и боролся вовсе не с темными. С одной стороны, расклад совсем не в его пользу, а с другой — и плата за использование заемной Силы будет иной.

— И чего теперь? — буркнул Гулидов, не отрывая взгляда от приближающихся пауков. — Они разобьют башки о невидимую стену? Или разом ослепнут и пробегут мимо?!

— Нет. И мы прячемся не от них, — сказал Артем не без сожаления. Как подсказывала интуиция, от темных тварей тремя закорючками они не отделались бы.

— Нет?! А от кого же? — вскинулся Сергей.

— Думаю, от них, — вмешалась в разговор Катерина и ткнула пальцем себе за спину.

И ее слова словно послужили спусковым крючком для гигантской Волны. Воздух задрожал, искажая предметы, а затем сквозь людей прокатилась Мертвая зыбь. Заломило суставы, заныли старые раны, спазмы скрутили мышцы. В глазах полопались сосудики, кое у кого носом пошла кровь. Необъяснимое порождение магии и технологии Древних вновь притащило вслед за собой обычный букет «приятных» сюрпризов. В том числе и Прозрачников.

Пятерка Гончих, Призрачный Огонь и стая Росомах возникли непосредственно за их спинами. Повертелись пару мгновений, осматриваясь, а потом с завидной скоростью рванули к ошеломленным Волной паукам. Пронеслись мимо защитного круга и врубились в ряды темных тварей, только ошметки полетели. Никого из членов группы Звери Изнанки не увидели, а значит, Артем все сделал правильно.

Защитный барьер решились покинуть лишь утром следующего дня. Ночь так и провели внутри круга, просыпаясь от каждого шороха. Пусть сразу после прохождения Волны хищники носа не кажут из пор и берлог, а пауков разметали Прозрачники, отсутствие нормального укрытия воспринималось всеми как огромный риск. Столкновение с обитателями Паталы в такое время опасно даже для Сноходцев уровня Артема, чего уж говорить про Катю, Сергея или ребят.

Впрочем, наутро все вроде бы успокоилось, и было решено продолжать движение. Погоня загнала отряд в глубь Дикого, и следовало поскорее выбираться в более цивилизованные места, прежде чем они вляпаются в очередные неприятности. Да и о поручении Кардинала забывать не стоило.

Маршрут выбрали не самый простой. Чтобы не возвращаться к бывшей улице Верхней — единственной прямой дороге к сердцу владений Караганды, — прошли немного на юг, до развалин оптового торгового центра, и уже оттуда по узким тропкам начали подъем.

Увы, но и до Переноса район славился сложной географией — кругом одни холмы, овраги, балки, мелкие болота и ручьи, да еще вдобавок ко всему совершенно безумное переплетение улиц, улочек, проулков, всяческих тупиков и проездов. Катастрофа лишь еще сильнее все запутала. Поиск нормального удобного пути стал архисложной задачей. Смешно сказать, ведь когда-то Артем гонял по этим закоулкам на велосипеде, спускался к плотине, а теперь боялся заблудиться.

Но тем лучше. Чем сильнее загружена голова, тем меньше остается места для тяжелых мыслей.

Как ни крути, но его затея провалилась. Поимка и допрос колдуна аборигенов, ради которых он пошел против воли Кардинала, едва не закончились гибелью отряда, и если бы не Волна, сегодняшнее утро встретили бы далеко не все. Вот тебе и голозадые дикари! И ведь что обидно, еще совсем недавно он и помыслить не мог о столь дерзком нападении на врага. Мыкался себе на задворках жизни, боялся всего и вся. Тогда сама мысль о появлении у него каких-то амбиций казалась насмешкой. Но вот он окреп, освоился с новым статусом, озаботился собственным будущим, и… такое разочарование. Что ж, поделом! Слишком вскружили голову успехи на ниве Сноходца, вообразил себя то ли Конаном, то ли Соломоном Кейном, вот и вляпался по уши!

А ведь теперь еще перед Кардиналом придется объясняться. И ладно бы затея его закончилась удачей, тогда хотя бы было ради чего терпеть унизительные нотации Дымова и слушать презрительное хмыканье Тагира, но нет, все впустую.

Перед ребятами опять же стыдно. Ради чего, спрашивается, их жизнями рисковал. Ради любви к искусству или мифической разведки Октябрьского района? И если пацанов в силу юного возраста можно убедить в чем угодно, то с Гулидовым и Катей такой номер не пройдет.

Ученица Хмурого сегодня с утра уже поинтересовалась: «Надеюсь, оно стоило того, командир?» И от этого ее «командир» захотелось выругаться матом. Что он ей ответит? Что даже вполовину не представлял себе реальные возможности шаманов пигмеев? Больше ничего из драки вынести не удалось.

Хотя… Пришедшая в голову мысль заставила сбиться с шага. Кажется, он едва не прозевал кое-что важное. Пусть не удалось получить ответы на нужные вопросы, но пользу можно извлечь практически из любой ситуации. Как там говорил Волков: почаще включать мозги? Очень правильный совет, в самый раз для него.

Если подумать, зачем искать новые тайны, когда есть возможность разобраться с уже имеющимися? Артем владеет ключом к власти Таугрим — кто бы они ни были, — однако упорно отмахивается от опасных знаний. Разве не глупость? Да, однажды Кардинал крупно его подставил с этими знаками, вынудил воззвать к силам, хозяева которых карали смертью любого охотника до крох их могущества. Но он ведь уцелел! И значит, понимает чуточку больше, чем раньше. Тот же защитный круг от Прозрачников удалось создать лишь благодаря знакам Таугрим и эксперименту трехмесячной давности. Тогда он смог разобраться с предназначением нескольких рун, но гнев хозяев древних тайн оказался чересчур велик. Он едва отбился от их клевретов, надолго зарекшись лезть куда не следует. Однако вот, пожалуйста, он применил колдовские рисунки, и пока мстить дерзкому самоучке никто не пытается.

Нет, отмахиваться от знаний нельзя. Тем более что шаман невольно подарил ему маленькую подсказку, как работать с магией рун.

Ведь что такое знак — это отражение некоего магического ритуала, имеющее набор заданных свойств. Во всяком случае, Артем понимал это именно так. Но без энергии любой иероглиф, даже самый заковыристый, останется всего лишь картинкой. Для его активации нужна Сила. И вот здесь-то начинаются сложности. На Силу Таугрим, если верить Кардиналу, наложил лапу какой-то могущественный дух, демон или даже бог и делиться ею с кем бы то ни было не собирается. Если брать понемногу, то еще можно остаться незамеченным, но стоит замахнуться на нечто серьезное, как приходит незамедлительный ответ.

И вот тут Артем видит, как какой-то шаман применяет очень эффективные руны, тратя на это лишь крохи своей энергии и… кровь. И никаких тебе заимствований чужой Силы, молитв Темным божествам или воззваний к духам-покровителям! Очень прагматичный подход, который стоит взять на заметку. Разумеется, при условии, что удастся найти способ обойтись собственной кровью. Короче, есть простор для экспериментов. Ну а если удастся разобраться с колдовским письмом, то и о Пожирателях можно будет вспомнить.

Настроение Артема стремительно пошло в гору.

…К середине дня отряд вышел к школе-интернату. Серая уродливая коробка еще советской застройки, как и везде, успела обернуться этаким каменным холмом, пронизанным червоточинами коридоров и комнат. В окнах не осталось ни одной целой рамы, вокруг проемов чернели свежие подпалины. Серега сразу узнал работу «шмелей». Весь школьный двор усеивал ковер из стреляных гильз — патронов здесь точно не жалели.

И это в нейтральном Диком, которое не трогали ни Меченые, ни церковники, ни даже культисты?! Последние, впрочем, были здесь редкими гостями, земли Кардинала и «чистых» являлись непреодолимыми барьерами. Но тем не менее факт остается фактом, там, где следовало ожидать следы сражений с аборигенами, имелись явные признаки кровавой междоусобицы.

Да с кем здесь воевать-то?!

Под прикрытием Володьки с Мишкой Сергей подобрался к окну и осторожно заглянул внутрь. Почти сразу оглянулся, пожал плечами — ничего. Катерина тем временем, как заправский шаман, кружилась на одном месте, в трансе просеивая отражение интерната в Изнанке. Все-таки в поиске она и вправду сильна, но, насколько Артем чувствовал, пока все было без толку. То ли Волна тому виной, то ли событие не смогло должным образом отпечататься в Патале, но амазонка лишь впустую тратила силы. Можно попробовать самому, но… Лазовскому было как-то тревожно на душе. Не чувство смертельной опасности, но и не безмятежное спокойствие. Словно кто-то наблюдает из укрытия, гадая: убить непрошеных гостей или для начала заговорить.

— Уважаемые, мы пришли с миром, — сказал Артем, обращаясь к изуродованной метаморфозами иве. Враждебное внимание ощущалось именно оттуда. — И не желаем вам зла!

Внезапно кусты слева и справа от дерева раздались, и во двор вышли две необычные «обезьянки». От привычных Артему зверюг их отличали несколько большие размеры и шипастый панцирь по всему телу. Хищники остановились на расстоянии одного прыжка и замерли, точно гончие перед рывком.

— С добром к нам с востока не приходят, а те, кто приходит, прямо здесь и остаются! — рявкнул из зарослей злой голос. На фоне обгорелого здания угроза звучала весьма серьезно.

Ребята на изменение обстановки среагировали быстро и, главное, правильно. Володя и Миша ненавязчиво взяли кусты на прицел, Гулидов переместился им за спину, контролируя тылы. Даже Катерина стряхнула транс и теперь сонно хлопала глазами. Артем машинально отметил, что выход из Паталы у женщины не отработан. У него тоже не всегда получалось быстро переключиться с одной реальности на другую, она же и вовсе вела себя как слепой котенок.

— Сурово. Только когда я с товарищами помогал Общине отбивать набег туземцев, нам почему-то никто не угрожал. Что на это скажете, господин Зверолов?

Если ящеры давно стали визитной карточкой людей Караганды, то отсутствие у них ошейников четко указывало на присутствие Слышащего. И неважно — является им собеседник Артема или кто-то из его спутников, затаившихся до поры в густой зелени.

Некоторое время невидимка молчал, лишь угрожающий свист «обезьянок» выдавал его волнение.

— Ладно, я выхожу. Но если кто дернется, то мои собачки порвут вас в клочья! Понятно? — наконец подал голос общинник и вышел из-за дерева. Невысокий, черноволосый, с открытым лицом и приметным шрамом на лбу. Навскидку лет тридцать с небольшим, но точно не скажешь — испытания старят людей. Одет в туристические ботинки, темные джинсы с многочисленными кожаными заплатками и зеленую футболку с длинным рукавом, поверх — спецназовская разгрузка с магазинами к «калашу». Сам автомат висел на шее, боец лишь придерживал его руками.

Артем удовлетворенно улыбнулся. Под Взглядом Изнанки прекрасно было видно, что перед ним Меченый. А значит, у воспитанника Караганды появились более взрослые коллеги. Вряд ли более сильные — для развития способностей время играет большую роль, — но точно опасные. Слухи, конечно, ходили, но теперь он убедился в том совершенно точно.

Отличная новость.

— Тебя Артемом кличут? — спросил общинник, остановившись рядом со зверьми. Одна из «обезьянок» тут же игриво потерлась плечом о его бедро. Сразу стало ясно предназначение заплаток — не будь их, шипы ящера разодрали бы джинсы в клочья.

— Да.

— Тогда ладно. Для тебя и еще некоторых ваших двери Общины всегда открыты. Караганда всегда вас особо выделяет, говорит: хорошие мужики, хоть и связались со змеей подколодной, — заявил общинник, ощупав взглядом Катерину. На что та фыркнула и отступила к Лазовскому.

— Если змея — это Кардинал, то полностью поддерживаю, хмыкнул Артем. — Но сам понимаешь: волки водятся с волками, тигры с тиграми, а Меченые с Мечеными.

— Мы же как-то живем, — сказал общинник, хлопая «обезьянку» по шее. Та довольно захрюкала. Однако, при всей видимой беспечности, Зверолов по-прежнему был напряжен.

— Значит, в вас просто меньше агрессии, — пожал плечами Артем. — Мы бы хотели видеть вашего старосту. Это возможно?

— Скажу больше — обязательно, — широко улыбнулся Слышащий. — Не дело, когда гости без присмотра бродят по хозяйскому дому. Невежливо это.

Спорить никто не стал.

Помимо самого Зверолова, представившегося Лешим, было еще двое общинников. Они страховали хозяина ящеров, пока тот вел переговоры. Когда же ситуация прояснилась, вышли к отряду. И хоть Мечеными они не были, их манера двигаться, умение обращаться с оружием и прочие повадки, присущие опытным бойцам, обещали серьезные хлопоты любому противнику. Такие сдохнут, но доставят «гостей» к начальству.

Ну и на здоровье — они возражать не будут.

Для Артема весь поход в Дикое не представлял ровным счетом никакого интереса. Так, обязаловка. У него своя цель, амбиции Кардинала пусть удовлетворяют другие. В конце концов, тот сам испортил отношения с Карагандой, вот пусть теперь и исправляет. Он-то тут при чем?

Однако его боевые товарищи такую позицию не разделяли. По их мнению, именно сейчас они перестали маяться дурью, шатаясь черт знает где, и взялись за настоящее дело. Отряд в сопровождении патруля не прошел и пары километров, как Гулидов уже вовсю травил байки общинникам, пацаны юлой вились вокруг «обезьянок», а Катерина строила глазки Лешему. Прямо картина маслом: Меченый — лучший друг горожанина. Однако не участвовавший в разговорах Артем нет-нет, но выхватывал краем уха вопросы о быте Общины, о сложностях с аборигенами и соседями, шуточки о Звероловах и их зверушках. Словно не Сноходцы у него в группе, а хитрые иезуиты-фээсбэшники.

Если бы еще Артема так не раздражали взгляды, которые Леший бросал на Катю…

Патрульные знали свой район много лучше обитателей Башни, скорость сводного отряда изрядно возросла. Заросшие бурьяном в полтора человеческих роста дворы, затянутые лианами по самую крышу дома, рощи неимоверно разросшейся колючки или стихийно возникшие болотца для чужаков могли стать непреодолимым препятствием. И вправду дикая земля.

Местные же всегда ухитрялись находить укромные тропки, срезать углы или выискивать тайные лазы. И при этом избегали встреч с хищными обитателями. В том, что такие имелись, не было никаких сомнений. В своей правоте Артем убедился, когда на них напала жабоподобная тварь, неизвестная в центре города.

Случилось это совсем недалеко от обжитой части Дикого. Отряд обходил очередной привет Древних — большую проплешину с черной каменной загогулиной в центре. Веяло от нее такой жутью, что, когда Леший перелез через железный забор и потопал по заросшему игольником палисаднику, никто и не подумал возражать.

Там-то их и поджидал болотный хищник. Бородавчатая жаба, размером с хорошую кастрюлю, пряталась среди остатков фундамента. Когда Артем проходил мимо ее укрытия, выстрелила в него длинным липким языком. Позже провожатые объяснили, что для человека или Меченого яд плевателя неопасен, самое страшное, что может случиться, — это двухдневная лихорадка. Хотя по меркам Сосновска такой результат тоже не подарок, но тогда ничего подобного он не знал.

На атаку Артем ответил рефлексами, вбитыми в него на тренировках: отшатнулся, пропустив липкий снаряд перед собой, а затем отсек жабий язык резким взмахом кухри. Зверюга только и успела сдавленно вскрикнуть, как следующим движением клинок отправился в короткий полет и вонзился ей в нёбо. Плеватель умер мгновенно.

Потом было много лишней суеты, нож пришлось оттирать от яда и вонючей крови, но главное, общинники немного иначе посмотрели на «гостей». От Артема не укрылось, что весь оставшийся путь они старались держать руки поближе к оружию. На всякий случай. Расслабились патрульные, лишь когда позади осталась граница жилой части Дикого, а вокруг потянулись ухоженные дома, появились куда-то спешащие люди.

Тогда же дало трещину и равнодушие Артема. К его удивлению, Община изменилась до неузнаваемости. Куда-то исчезли бесконечные заборы, многие дома оказались разобраны до самых фундаментов, а небольшие огороды объединены в настоящие поля. И главное, всюду работали люди. Никто не филонил, не ленился, пахали как пчелки, словно партия снова бросила клич «Поднять целину!». Скудных познаний в ботанике хватило, чтобы узнать на грядках картофель, томаты, огурцы, плантации клубники, обширные малинники и даже заросли уже местного кровавника. И над всем этим великолепием возвышалась средневековая крепость. Пусть еще недостроенная, но уже с настоящим донжоном, огрызками башен и фундаментом под стены.

— Я чего-то не понимаю или они отгрохали это чудо за полгода? — спросил Сергей вполголоса.

Артем кивнул. Даже с применением современной техники и своевременным подвозом материалов результат получается впечатляющий. Да, Волны накладывают свой отпечаток, и первые два этажа донжона уже успели обратиться в монолитный камень, но все равно результат чересчур фантастичен. Такими темпами через год здесь будет неприступная цитадель.

Ответ нашелся очень быстро. Группа вошла на территорию стройки, когда Мишка вдруг негромко выругался и ткнул пальцем в суету около дальней башни. Артем собрался было сделать пацану замечание, но сам едва удержался от матерщины. У них на глазах шестеро мутантов в ошейниках под руководством не иначе как Зверолова укладывали перекрытие. Могучие полузвери ворочали неподъемную плиту с поразительной легкостью. Если у Общины есть три-четыре подобные бригады, то ее успехи начинают восприниматься совсем иначе.

Артем собрался спросить у своих сопровождающих происхождение мутантов с Нитями Покорности, как из-за строительных вагончиков появился Караганда в сопровождении Петьки, Колючки и троих незнакомцев с военной выправкой. Один из них заметно хромал.

— Командир, да это же… — тихо ахнул Гулидов. Вторя ему, зашевелились и пацаны. Лишь тогда Артем узнал в калеке своего недавнего противника — церковника, спасенного от гибели прирученным мутантом. Рука сама собой легла на рукоять ножа, а сознание погрузилось в Изнанку. Сергей и Катя не отставали. Амазонка не понимала, что происходит, но готова была в любой момент поддержать товарищей.

Молодец девчонка! И почему Артем сначала ее в штыки встретил?!

Приготовления Сноходцев не укрылись от «чистых». Вокруг всех троих возникла золотистая дымка, а в ладонях злобно оскалившегося калеки возник сгусток Света. Узнал гад!

— Первыми не атакуем, ждем, — одними губами сказал Артем. Не хватало еще на глазах Караганды начать драку. Тогда точно поссорятся. В том, что глава Общины поддержит своих союзников, он сомневался. Слишком хитер.

Время словно остановилось, потекли томительные мгновения. Никто не хотел быть зачинщиком, однако напряжение нарастало. В Сноходцах Артем был уверен, но вот мальчишки могли сорваться. Слишком близко от них стояли «обезьянки». Если Караганда отдаст приказ об атаке, пацаны могут просто не успеть среагировать. Тут волей-неволей занервничаешь.

Но первым не выдержал калека. Ненависть «чистого» оказалась слишком велика, слишком сильно ему хотелось отомстить. Искра в его ладонях полыхнула особенно ярко, и луч Света вонзился в Артема.

Посоревноваться в скорости с лазерным лучом способен лишь сказочный герой. Для лишенного защиты человека такой удар верная смерть, потому «чистый» не сомневался в успехе. Даже ухмыляться начал. Все-таки одним махом отомстить за увечье и убрать опасного врага дорогого стоит.

Вот только в поединке с опытным Меченым такая поспешность приводит к серьезным ошибкам.

В Изнанке намерения церковника были видны за версту, а потому за миг до удара Артем подставил левую ладонь и направил в нее поток энергии. На пути смертельной магии встала непреодолимая преграда, и чары распались.

Глаза ослепила яркая вспышка, будто рядом кто-то взорвал светошумовую гранату. В голове зазвенело, но Лазовский усилием воли преодолел ошеломление и заставил себя двигаться вперед. В Патале было видно, что вслед за ним скользят еще две тени.

Атака остальных церковников немного запоздала и не отличалась оригинальностью. Воздух загустел, грозя спеленать Артема надежней иных сетей, но он ждал чего-то подобного. Сила Изнанки рассекла полотно чужих чар, и щит рухнул. До церковников оставалось всего несколько шагов. Калека пытался что-то колдовать, но явно не успевал. Да и останови он сейчас Лазовского, его товарищи довершили бы дело.

«Чистые» проиграли.

И в тот же миг три серые зубастые Тени беззвучно выросли перед союзниками Общины, а властный окрик заставил остановиться.

— А ну хватит, в караганду вас всех. Совсем ополоумели?! Дикое — нейтральная земля, хотите драться — топайте к себе, а здесь ведите себя прилично.

Голос Караганды звенел от возмущения, как будто не было его вины в том, что драка вообще началась. Патрульные дисциплинированно взяли Меченых под прицел.

— Прошу прощения, но не мы первые начали, — прохрипел Артем. Серебрянка ярилась внутри, требовала боя. Пришлось поднапрячься, чтобы унять разбушевавшиеся инстинкты.

— Да мне… Караганда… плевать, кто там виноват. Здесь наша земля и наши законы. Еще раз такое повторится — пожалеете! — пообещал староста и повернулся к «чистым»: — Господа хорошие, прошу простить, но, как видите, мне надо уважить гостей. С вами мы позже поговорим.

Калека начал было возражать, но на него рыкнул один из церковников, и он заткнулся. Лишь ожег Артема ненавидящим взглядом и вместе с остальными направился к небольшому дому неподалеку от стройки.

— Что, спустили пар, гости дорогие? — спросил Караганда насмешливо, как только церковники скрылись за верандой. Будто и не было угроз и криков.

Видя такое настроение старосты, стражи Дикого опустили оружие, а Звероловы принялись успокаивать возбужденных «обезьянок».

— Старые счеты, — развел руками Артем. — Кто ж знал, что вы себе таких союзников нашли.

— Кто надо, Караганда, тот и знал. Да и чем они тебе не по нраву? По крайней мере, в неприятности из-за них мы ни разу не попадали. А от вас с вашим Кардиналом горсть пользы и килограмм проблем, — заявил Караганда и свернул к ближайшей строительной будке, поманив за собой Меченых. — Ладно, пойдем потолкуем, раз уж явились.

Артем повернулся к своим и криво ухмыльнулся. На лицах товарищей аршинными буквами было написано разочарование. Особенно сильно это было заметно у Кати. Для амазонки, считающей Кардинала спасителем человечества и непререкаемым авторитетом во всех вопросах, такие откровения были в новинку. Она-то шла сюда с настроем наставить на путь истинный свернувших с верного пути земляков, а нашла еще одного игрока, не склонного поступаться интересами ради соседей. Сюрприз!

Артем с самого начала не ждал от визита сюда ничего хорошего. Караганда был достаточно мстителен, чтобы не спускать на тормозах ранение Петьки. С него могло статься остановить Меченых на границе района и под угрозой смерти отправить восвояси. Однако союз с «чистыми» и для Лазовского стал неожиданностью. Очень важная новость! Если же вспомнить про виденных Звероловов, строительство крепости и особенно бригады мутантов, то в Башню он вернется не с пустыми руками. Глядишь, и за долгую отлучку оправдываться не придется. Главное, переговоры не сорвать, и тогда все будет нормально.

Приветливо кивнув Петьке, Артем переступил через порог будки.


Глава 3 Военные хитрости | Во имя потерянных душ | Глава 5 Владения Общины