home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



(Продолжение, 1998 год)

Написав главу «Солженицын» где-то в году 1994, я не думал, что придется дополнять ее. Я верил, вернувшись в Россию, Солженицын, обладающий и умом, и возможностью аналитически мыслить, со временем успокоится и поймет абсолютную неизбежность краха Российской Империи. Хотелось надеяться, что Нобелевский лауреат честно и беспристрастно отнесется к развалу Империи на «куски», как он сам пишет. Тем более, что «исконная земля» русского народа — Московия осталась в целости и сохранности в составе Российской Федерации.

Однако оказалось, что время не успокаивало и не лечило этого человека, а еще более озлобляло и ожесточало по отношению к отдельным народам, посмевшим отвергнуть «ласку старшего брата». Его многочисленные интервью, беседы, прямые телефонные линии выдержаны в откровенной ненависти к Украине, Чечне, Грузии и, отчасти, к Казахстану.

Только за последние годы лично мне, не искавшему встреч с писаниной Солженицына, попались на глаза его следующие назидания человечеству:

— «Сестра моей работы и мать моих детей…» (Газета «Комсомольская правда», 31 декабря 1994 года, стр. 1–2).

— «Желтое колесо». (Газета «Аргументы и факты» № 2 и№ 3 за январь 1995 года).

— «Разговоры с Александром Солженицыным. (Газета «Комсомольская правда», 23 апреля 1996 года, стр.3–4).

— «Славянская трагедия». (Газета «Труд», 29 мая 1998 года, стр.5).

И с каждым последующим выступлением маститый писатель ведет себя все более шовинистически откровенно. Особенно велкую ненависть питает этот человек к национально мыслящим украинцам, не поддавшимся орусачиванию за многие десятилетия. Достается, однако, всем, даже государственным деятелям Украины. Здесь Солженицын опускается до элементарного хулиганства. Ему ничего не стоит обозвать людей, занимающих государственные посты в Украине, «наглыми обманщиками, бессовестными людьми, предателями, националистами» и прочая, и прочая.

Как будто бы эти люди должны служить не украинскому народу, а Российской Империи. Старый русский шовинистический синдром со времен Мазепы, Петлюры, Бандеры и других.

Солженицин из интервью в интервью, из статьи в статью с настырной последовательностью предъявляет одни и те же территориальные претензии к сопредельным государствам и народам. Все его претензии абсолютно бездоказательны и голословны, лишь опираются на «формулу Жириновского», мол, русский солдат уже «мыл свои сапоги» на тех землях.

Солженицын не тот человек, который не знает исторических истин. Он их знает. Но приемлет только те, которые стоят на страже Российской Империи. Знает, что существующая мифическая история Империи насквозь лжива, вымышлена и состряпана русскими «державниками» за последние, всего лишь, 200 лет, дабы оправдать захват чужих земель и подтвердить, так называемое право Москвы на «собирание земли русской».

Будучи ярым сторонником «Великой и неделимой», он понимает, что есть вещи, потеряв которые, Россия уже никогда возродиться в Империю не сумеет. Вот отчего он так яростно «поет песню» о хотя бы Союзе четырех: России, Белоруссии, Украины и Казахстана. В этой идее кроется его секрет: сберечь ядро Империи, а остальные «куски» со временем прирастут.

Он сегодня признается: «я убежденный противник «панславизма»: это всегда был для России замах не по силам». Глядите, он не осуждает саму идею покорения Россией славян, а констатирует лишь — не хватайте непосильное, иначе надорвемся.

И видя, как медленно и трудно, но необратимо, происходит становление новых независимых государств, наконец-то, разорвавших путы Империи, Солженицын, как отъявленный русский шовинист, прибегает к словесной диверсии, чтобы подорвать стабильность этих государств, стравить одних с другими, и выиграть время. Поэтому и сегодня актуальны слова:

— Будьте бдительны.

Стоит и сегодня остерегаться «державников» типа Солженицына. Им в который уже раз мерещится «Великая и Неделимая». Такие вот солженицыны да лужковы все будут делать для создания то ли новой, то ли старой «тюрьмы народов».

А теперь вернемся к конкретным притязаниям Солженицына. Однако, не станем уподобляться Александру Исаевичу, всего лишь, напирающему на совесть, да бездоказательные «истины». Давай, уважаемый читатель, совместно с тобой повторно изучим притязания и претензии к соседям господина Солженицына.

Итак, в газете «Комсомольская правда» от 23 апреля 1996 года воспроизведен телефонный разговор Александра Исаевича с читателями газеты, под заглавием: «Разговоры с Александром Солженицыным». Что интересно, по изложению разговора в газете, ни один человек, звонивший в газету, не задал Солженицыну вопроса о его отношении к Украине. Ответы на вопросы шли к концу, время разговора с читателями заканчивалось и вот тогда господин Солженицын, увидев, что вопроса не дождется, по своему хотению стал изрыгать грязь на, казалось бы, дружественное государство.

Однако надо заметить, что в этот раз прозвучала и новая мыслишка, позаимствованная Лауреатом у Екатерины II. Произошло, имперское шовинистическое единение Императрицы с писателем. Верующему русскому человеку конца ХХ века вполне сгодились шовинистические мысли «распутной бабы» конца XVIII века. Вот что значит — «имперская потреба».

Послушаем слова Александра Исаевича:

«Отколотая Галиция, которую Александр I просто не позаботился вернуть в Россию (Галиция никогда Российской Империи не принадлежала; этакое, солженицынское словоблудие! — В.Б.), Австрия отдала бы ее охотно — там в течение полутора столетия насаждался (кем насаждался —

Солженицын скромно умалчивает. — В.Б.) антимосковский, антирусский характер. Он сегодня владеет украинскими шовинистами (так голословно писатель перекладывает свою болезнь на других. — В.Б.), которые терроризируют (?!) и заглушили украинское население (какая «отческая» забота об украинцах! — В.Б.), провели весьма фальшивый украинский референдум 1991 года».

Глядите, как откровенно грязно и нагло сей диссидент излагает свои мысли: вот задавили бы мы, русские, Галицию в начале Х1Х века и никто бы не посмел мешать России орусачить этих «малороссов».

А иначе глядите, эти неорусаченные украинцы — галичане, взяли да провели «фальшивый референдум». Мол, «затерроризировали» всех украинцев от Харькова до Львова и от Симферополя до Киева.

Я, надеюсь, читатель чувствует всю глубину величайшей солженицынской ненависти к украинцам и украинскому государству. Мысль о существовании украинского государства доводит Солженицына до бешенства. Ему наплевать на волеизъявление народа Украины, кстати, и русскоязычного, в том числе. Солженицынский шовинистический дух не приемлет результатов народного волеизъявления, идущих во вред Российской Империи, даже в том случае, если за Украинскую государственность голосует более 90 % голосующих.

Александр Исаевич, а ведь это признак маразма — отрицать неоспоримые факты.

Напомню господину Солженицыну истинного автора им украденной мыслишки: «Вошел c почтой после Пушкина. Сказывали (Екатерина II сказала. — В.Б.), что»… со временем надобно выменять у Императора (Австро-Венгерской Империи. — В.Б.) Галицию: она ему не кстати, а нужна прибавка к Венгрии из владения Турецкаго».[320]

Здесь приведены слова, сказанные лично Екатериной Второй 4 мая 1793 года и записанные ее статс-секретарем.

Как видим, господин Солженицын всего лишь повторил мысль старую-престарую, мысль воровской династии Романовых, принесшую на землю Украины рабство в XVIII веке.

Солженицын не стал упрекать Екатерину в неисполнении собственной стратегически поставленной цели. Нобелевский лауреат мыслит глубже — претензию высказал Александру I. Мол, бабуля поставила величайшую задачу: уничтожить украинский народ под корень, орусачить, навсегда приучить, что он «младший брат» «великороссов», а Александр I после победы в войне с Наполеоном имел такую возможность — заарканить Галицию — да упустил случай.

Как здесь не посетовать на глупца Императора.

И этот человек постоянно убеждает всех нас в своей искренней любви к Украине. Поистине, волчья любовь.

Послушаем далее «великого мыслителя», о чем он поведал читателям «Комсомольской правды»: «Но вот они получили государство какое. Истинной Украины там — одна четвертая часть. А три четверти никогда Украиной и не было. Новороссия — Херсонская, Одесская области — никогда Украиной не были. Мелитопольщина, Луганская, Донецкая области никогда Украиной не были. А Крым — и говорить нечего. Все это они прихватили…».[321]

Я не стану упрекать Александра Исаевича в площадной грубости. Этот тон по отношению к Украине у него обыденный. Но вот офицеру-артиллеристу неприлично не знать обычной арифметики. Площадь вместе взятых областей: Донецкой, Луганской, Херсонской, Николаевской, Одесской и Крыма — не составляет трех четвертей территории Украины, даже одной трети не составляет.

Здесь господин Солженицын элементарно лукавит и откровенно лжет. Он сознательно сболтнул, надеясь, что его никто проверять не станет. Ведь Нобелевскому лауреату положено верить на слово.

Но мысль Солженицына куда более подлая. При необходимости, решил сослаться на территорию, присоединенную к Московии в 1654 году. А тот факт, что украинский народ и украинская земля в те времена были разорваны между трех империй — он попросту умалчивает. Обычный прием этого человека.

Однако, надо полагать, у господина Солженицына не витает мысль о принадлежности всей Правобережной Украины к «исконно русским землям», то есть к Московии. Думаю, ему ведомо, что на Подолье и Брацлавщине, на Киевщине и Волыни, в Галичине и Буковине, на Тернопольщине и Черкащине и т. д. никогда «великороссы» не жили.

Хотя от этого человека можно ожидать чего угодно. Вот запустил же он этакую лживую отсебятину, так называемую Мелитопольщину.

Я, читая Солженицына, все думал, зачем же он, перечисляя существующие сегодня области Украины, вдруг «запел петухом» — Мелитопольщина. Лишь когда глянул на карту, все стало настолько ясным, что даже захохотал, насколько этот человек опустился до мелкой дешевизны. Мелитополь-то находится в Запорожской области. И как не силился господин Солженицын, но даже он не посмел в ряд с Донецкой областью поставить — Запорожскую. Вот тогда и измыслил он новую землю в Украине — Мелитопольскую.

Но и здесь Солженицын опростоволосился, как и в своих рассуждениях о Донецкой, Луганской и прочих областях, будто бы никогда украинскому народу не принадлежавших. Это всего лишь вымышленная русскими державниками ложь.

Я знаю, что Солженицын мне на слово не поверит, хотя сам отчаянно пытается насадить свои чисто словесные утверждения, поэтому заготовил персонально Солженицыну исторических свидетелей прошлого.

Послушайте, о чем поведал миру в первой половине ХIХ века служивый человек А.О.Скальковский, работавший в Управлении Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора графа М.С.Воронцова, в своей книге «История новой Сечи, или последнего Коша Запорожского».

Обращаю особое внимание господина Солженицына, дабы он учел, что это был первый человек, исследовавший архивы Запорожского казачества и издавший свои труды в Российской Империи. Необходимо учесть, исследования архивов велись с разрешения царских наместников. При издании книга получила разрешение русской цензуры, то есть, факты, в ней изложенные, Империей не оспаривались.

Итак, послушаем, что принадлежало запорожским казакам на юге Украины еще в 1576 году, что подтвердил грамотой Стефан Баторий: «Старинный запорожский городок Самарь с переправой и землями вверх по Днепру до реки Орель, а вниз до самых степей Ногайских и Крымских; а через Днепр и лиманы Днепровский и Бугский, «как вечно было», до Очаковских улусов и вверх по Бугу до реки Синюхи. От Самарских же земель через степь до самого Дона, где еще при Прецлаве Ланцкорунском (кошевой запорожских казаков в 1500–1515 годы. — В.Б.) казаки запорожские свои жилища имели…».[322]

А сейчас послушаем, что было зафиксировано на карте Де Боксета, составленной в 1740 году по велению русских царей, поныне хранящуюся в Московских архивах: «Было пять главных кордонов Запорожья:

1. У перевалочной (на Днепре) со стороны Гетманщины или России (Гетманщина была присоединена к Московии Богданом Хмельницким в 1654 году. — В.Б.);

2. Возле Бахмута или позже (с 1730-х годов) возле крепости Козловской на линии от Слободской земли (напоминаю лично Солженицыну, что речь идет о Слободской Украине, где и в 1740 году проживали украинцы. — В.Б.);

3. На реке Кальмиус со стороны братьев казаков донских;

4. Возле Микитиной переправы или на переправном посту на Бугском лимане напротив крепости Очаков от Крыма и Турции;

5. В Гарде со стороны польской Речи Посполитой (то есть вверх по Бугу. — В.Б.)».[323]

Необходимо также уточнить, что донские казаки были отпочкованы от запорожских. И хотелось бы это русским державникам признавать или нет, но этому факту есть тоже исторические свидетели.

Послушаем француза Боплана. «Боплан (Боплан Гийом, французский инженер. В 1630–1648 годах служил в польской армии. В 1650 году, вернувшись во Францию, издал книгу «Описание Украины». — В.Б.) в своем «Описании Украины», говоря, что «Азов или Азак был взят в 1642 году московскими казаками», то есть донцами, — говорит языком казачества запорожского, среди которого он жил и в рядах которого сражался (кстати, и под Азовом, в том числе. — В.Б.)».[324]

Еще более четко мысль изложена у других русских ученых: Ригельмана Александра Ивановича и Татищева Василия Никитича.

«Казачья община на Дону была образована… по образцу Запорожской Сечи. Историк XVIII столетия Ригельман утверждает, что «Донские казаки от украинских черкасских казаков действительно начало свое возымели на Дон.». Подтверждение тому Ригельман видит в «Русской летописи» Татищева, в которой упоминается, что «в 16 столетии, в царствование царя и великого князя Ивана Васильевича, из-за Днепра с князем Вишневецким черкасы (казаки. — В.Б.) на Дон перешли, и там поселившись, город Черкаской построили».[325]

Как видите, господин Солженицын, границы жития украинского народа значительно шире, чем Вам это кажется. И обратите внимание, великороссами в те времена на побережье Черного моря «даже не пахло».

И еще, давайте вместе послушаем, что поведало миру независимое от Российской Империи французское издание «Народы России», вышедшее в 1861 году: «…В Российской Империи на 1859 год проживало 12 миллионов украинцев.

В частности, в Тавриде проживало:

украинцев — 200 тысяч человек,

русских — 87 тысяч человек,

немцев — 27 тысяч человек;


на Екатеринославщине:

украинцев — 880 тысяч человек,

греков — 33 тысячи человек,

немцев — 20 тысяч человек,

русских — 50 тысяч человек;


на Херсонщине проживало:

украинцев — 700 тысяч человек,

румын — 95 тысяч человек,

немцев — 50 тысяч человек,

русских — 94 тысячи человек;


на Харьковщине проживало:

украинцев -1,5 миллиона человек,

русских — 80 тысяч».

А значительно позже, по переписи 1925 года, на Кубани проживало более 65 % украинцев, и в начале 30-х годов там действовало 950 украинских школ.

На Нижней Волге действовало 429 украинских школ, а на Дальнем Востоке в те же годы действовало 1076 украинских школ и т. д.[326]

Господин Солженицын, напрягите слегка мозги и дайте лично себе ответ: куда же все это девалось?

Я Вам подскажу. Послушайте повеление Екатерины II, мысли которой Вам очень нравятся, а зачастую Вы их даже берете на свое вооружение.

«Екатерина II в письме к генерал-прокурору Вяземскому писала цинично откровенно: «Малая Россия (Украина, хотите — Киевская Русь. — В.Б.), Лифляндия и Финляндия суть провинции… Сии провинции, как и Смоленскую (!), надлежит легчайшими способами привести к тому, чтоб они обрусели…».[327]

А Вы лживейшим голосом «поете» песенку все той же Российской Империи о братстве «восточного славянства», о трагичности его «разруба».

Да, имперскому духу Московии в 1991 году был нанесен тяжелый, непоправимый удар. Но, как вы понимаете, украинский народ от развала Империи трагедии не ощущает. Ведь он, наконец-то, получил исторический шанс сохранения своей идентичности. Полного «обрусения» все же не состоялось. Господь — избавил. Наступило время, господин Солженицын, и Вам и остальным державникам-великороссам — серьезно переосмыслить, какой народ с ХIII по ХVIII век осваивал земли от Кубани до Днестра и Дуная, вдоль Черного моря. Дабы позорно не лепетать о Мелитопольщине.

О Крыме, Александр Исаевич, мы уже с Вами говорили, и я не стану повторяться. Считаю, что и Вам не мешало бы, хоть отчасти, иметь совесть, а то вы всех упрекаете: «ну, с какой совестью?..», а сами при живом-то крымско-татарском народе, прямо с пеной у рта, оспариваете чужой «кусок земли» у живого владельца.

Я понимаю, великороссы-шовинисты никогда ни с одним покоренным народом не считались в прошлом и не намерены считаться сегодня. Однако если Вы говорите о чьей-то совести, то о наличии своей не стоит забывать. Бревно в своем глазу необходимо замечать.

Хочу также слегка освежить Вашу память относительно города Севастополя. Там же в «Комсомольской правде» Вы говорите: «А Севастополь даже и в Крым не входил, с 1948 года подчинялся прямо Москве, но и Севастополь прихватили…».

Господин Солженицын, когда я слушаю Вас, когда читаю Ваши «размышления», когда я вспоминаю, что Вы являетесь высокообразованным человеком, Лауреатом Нобелевской премии; когда я думаю, что Вы в черном смокинге шаркали штиблетами по королевскому паркету, я попадаю в глухой тупик. Как вы можете перевирать факты?

Как же можно выдергивать вопрос из контекста истории Российской Империи, критически не осмыслив весь материал? Какой же Вы писатель и ученый?

Все Ваши рассуждения о Русской Империи зациклены на утверждениях русских великодержавников ХIХ века и идеях Столыпина. Но ведь с тех пор прошло более ста лет.

Загляните в БСЭ, третье издание, том 23, стр. 104, и Вам станет ясно, что «Севастополь, город республиканского подчинения Крымской области УССР».

Так что и в этом вопросе лукавите, господин Солженицын. Врете, как обычно, не стесняясь, в надежде, что простой человек заглянуть в Энциклопедию не сумеет.

Но для Вас, Александр Исаевич, бездоказательно утверждать ничего не стоит не только по отношению к Украине.

Вот Ваши «перлы» в адрес Грузии во время все той же «Прямой линии» 23 апреля 1996 года.

«Например, Грузия поносила нас последними словами: «проклятые оккупанты, когда Вы от нас уйдете, мол, ни в какое СНГ мы не войдем. А потом — раз и вошли в СНГ. Потому что жить им без нас трудно».

Господин Солженицын, а ведь эти Ваши слова даже не обычная человеческая ложь, это — высшая мера шовинистического кощунства.

«Были развязаны с участием русских войск грязные имперские войны в Молдове, Таджикистане, Осетии, Грузии, Абхазии, Чечне, подготовлен проимперский, прорусский переворот в Азербайджане, растерзана, искромсана, потоплена в крови Грузия и силой загнана в СНГ. При этом новые русские руководители применяли старую имперскую политику — разделять народы и группы населения, стравливать их между собой, уничтожать одних, выезжая на спинах других…, захватывать территории, управление, имущество и влавствовать через зависимых и подставных».[328]

Таким образом, господин Солженицын, Грузии стало «жить без Вас трудно», отчего и — «раз и вошли в СНГ».

Но об этой стороне медали Солженицын умалчивает. Зачем читателю говорить правду, когда можно — «навесить на уши лапшу».

Весь мир помнит, чьи самолеты бомбили Сухуми и Грузию, чьи танковые удары опрокидывали грузинских добровольцев. Но Солженицын, оказывается, об этом и не ведал.

А сейчас, уважаемый читатель, настало время послушать господина Солженицына в отношении Казахстана. Вернемся все к тем же «Разговорам…» в «Комсомольской правде».

«В Казахстане даже после усилий Назарбаева стянуть казахов из Монголии, еще откуда попало, их набралось 40 процентов. А вас, неказахов — русских, немцев, поляков, евреев и всех остальных — 60. Позорно бежать оттуда, из Казахстана. Мы должны осваивать этот Казахстан… Я знаю, что у вас там жестокий сейчас режим… Я знаю, вас лишают культуры русской, вас лишают русских изданий, русских телепередач. Так проводится шовинистическая политика, но, поверьте, Назарбаев в глубине души понимает, что не может он съесть 60 процентов… не уступайте, не уезжайте. Никому не сдавайтесь».

Вдумайтесь, к чему призывает господин Солженицын, какие подстрекательские мысли подбрасывает русскому народу. И даже единым словом не советует некоренному человеку, живущему в Казахстане, изучить казахский язык, познать казахскую культуру, откровенно и нагло не попирать обычаев древнего казахского народа. Живя в древней стране, среди древнейшего этноса, нельзя относится к его народу проимперски высокомерно: «Мы должны осваивать этот Казахстан».

Облагороженная Нобелевской премией душа Солженицына иной постановки вопроса не приемлет. А жаль.

Ведь высказав мысли на сопротивление, Солженицын отчетливо показал свое истинное лицо, свое, как говорится, нутро. Ему Казахстан нужен, как завоеванная русским мечом земля: раз покорили, — знать, не уходите. Он призывает русский народ стать «пятой колонной» — «ни в чем не уступайте, не сдавайтесь!» Гните и далее проимперскую линию.

И врет Солженицын, как обычно. Даже по переписи 1989 года русских в Казахстане было всего 38 %. (Смотри газету «Труд» за 12 ноября 1994 года, № 210, стр.8. «Много русских за границей»). Но с 1989 года уехало не менее 1,5 миллиона человек. При этом глубоко ошибается господин Солженицын и в другом — сегодня в Казахстане ни евреи, ни немцы, ни поляки в ряды русских шовинистов — державников не станут. Не те времена.

Вы остались в глубоком прошлом, Александр Исаевич.

Ваш коллега, русский писатель Иван Щеголихин, также познавший прелесть сталинских лагерей, проживший в Казахстане большую часть своей жизни, вот таким образом ответил Вам еще в 1994 году:

«Запад действительно не любит Россию, причем не- вольно приходит на ум сравнение, что Солженицын с такой же последовательностью и бессмысленностью не любит Казахстан…три года работы учителем сельской школы в Джамбульской области он (Солженицын. — В.Б.) приписал к своему лагерному сроку. Приравнял. А мы здесь живем всю жизнь…

У каждого свое понимание свободы, свое понимание счастья — со-частья, со-участия. И только у диссидентов оно одинаково: диссидент — несогласие, неучастие… Тем не менее, учат нас уму-разуму, пытаются восстановить наше поруганное достоинство, национальную гордость, просветить мозги наши темные, заваривают всякий раз кашу для нас, не думая о том, что Вашу (Солженицын. — В.Б.) кашу приходится нам расхлебывать здесь…

Негодование и возмущение вызывают неоднократные уже заявления А. Солженицына на одну и ту же тему: «Весь северный и северо-восточный Казахстан — это на самом деле Южная Сибирь». То есть нечто безоговорочно русское, будто нет там алтайцев, хакасов, бурятов, шорцев, тувинцев, якутов…

Ведь достаточно глянуть на топонимику, чтобы увидеть, Южная Сибирь — это как раз и есть Северный Казахстан. Однако мы претензий не предъявляем ни России, ни Сибири, не говорят об этом ни политики, ни даже писатели, а среди них есть такие лихачи, что никак не уступят нобелевскому лауреату ни в национальных амбициях, ни в поспешности обобщений».[329]

Иван Щеголихин вежливо, слегка трясущейся рукой, залепил господину Солженицыну оплеуху. И как мы видим — заслуженную.

Пора Солженицыну перестать читать мораль и правила поведения людям, живущим в других странах, сидя то в Вермонте, то в Подмосковье. Приезжайте, поживите среди нас, а позже и поговорить можно.

И не стоит, господин Солженицын, прижизненно зачислять себя в команду Иисуса Христа, как Вы делаете во всеуслышанье. Шовинисты-державники в таком почетном собрании просто неуместны. Бога носят в чистой душе, а не ходят «в его команде».

А теперь, уважаемый читатель, я хочу напомнить тебе претензии Солженицына к Чечне — Ичкерии.

Вот его слова:

«Еще 4 года назад я предлагал президенту, что надо дать Чечне провести вот этот эксперимент независимости, что надо оттуда всех желающих нечеченов забрать. Границу отгородить. Но, конечно, без казачьих земель левобережья Терека, которые Хрущев по пьянке подарил Чечне…».

Глядите, какой наглой ложью оплатил Солженицын Хрущеву за свое, по существу, спасение. С подтекста слов Солженицына так и сквозит его сыновья любовь к Сталину, за его мерзкое деяние по выселению чеченского народа. Шовинизм задавил в человеке обычную совесть.

Вот такой парадокс.

Я не стану приводить другие мысли этого человека о Чечне — они оскорбительны и мерзки. Достаточно сказанного.

Поражает державный имперский фанатизм и хватка этого человека по «собиранию земли русской». К сожалению, в словах Солженицына мы никогда не найдем правды о том, как его предки отнимали земли у коренных народов Кавказа. Его «удобная» память не хранит таких мелочей. Приходится снова напоминать господину Солженицыну исторические факты.

Послушаем русского автора:

«Особенно жесткая расправа с горцами была произведена отрядом полковника графа Соллогуба…ночью 19 июля (1778 года) внезапно обложил натухайский аул Хапай. Атакованный с четырех сторон и подожженный Хапай весь выгорел вместе с населением. Бывшие вблизи аула на сенокосах черкесы убиты и изрублены, по приблизительному расчету, в количестве до 400 человек».[330]

А сейчас послушаем о «великих подвигах» на этом поприще самого генералиссимуса Суворова (там же, стр.391–394).

«Суворов, которому было поручено переселить на Урал ногайцев… разбил для удобства передвижения каждую орду на отряды или колонны, поручивши сопровождать каждую колонну русским войскам. Начальство над правым флангом передвигавшихся колонн поручено было Лешкевичу, а над левым — полковнику Телегину. Сам Суворов следовал с казаками (донцами. — В.Б.) позади татар…

Но когда весть о выселении татар при такой обстановке разнеслась по степям, то татары, естественно, были смущены. В массе раздался глухой ропот и опасение, что татар ведут в уральския степи на верную гибель…

1 августа 10000 джамбулуков отделились от остальных татар и повернули назад… Началась битва… по выражению Суворова «началась полная рубка татарам». Произошло действительно нечто ужасное, неподдающееся никакому описанию. Опрокинутые драгунами и казаками ногайцы бросались в болотистую речку, вязли в ней и поражаемы были пулями и картечью, столпившихся у реки татар рубили и кололи казаки (донцы. — В.Б.) и драгуны…».

Вот такими методами русский генералиссимус Суворов «зачищал» чужие земли. И не удивительно, что последующий русский генералиссимус Иосиф Сталин, продолжив те же деяния, повелел в 1942 году повесить в своем кабинете портрет первого генералиссимуса, а в 1944 году повторил «опыты Суворова», но в более колоссальных масштабах. Кстати, господин Солженицын, он и чеченскую землю «освободил» от чеченского народа.

А в деяниях Суворова, ранее описанные «подвиги», не стали исключением. Резня ни в чем не повинных людей сопровождала этого генералиссимуса повсеместно. Вот еще один пример замалчиваемых «подвигов» Суворова.

«Между тем бегство Шахин Гирея из Тамани к черкесам побудило Суворова ускорить поход против татар, укрывшихся за Кубанью по Лабе. Ночами (поистине опытный бандит! — В.Б.) с предосторожностями Суворов, распустивши слух о своем отъезде в Полтаву, пробрался к устью Лабы. Ночью 1 октября, с не меньшими предосторожностями, он переправил отряд через Кубань, и на рассвете придвинулся к татарским аулам. Здесь вблизи урочища Керменчик, в 12 верстах от Кубани, произошло последнее сражение с татарами, самое ужасное по своим последствиям. Первыми бросились (рано утром, когда мирные люди аулов спали. — В.Б.) с пиками на татар донцы, за ними драгуны и гренадерский батальон. Через три часа битвы (резня спящих людей — это битва по-суворовски. — В.Б.) 2000 трупов усеяли окружающее войско пространство, аулы были сожжены, а к концу битвы на поле осталось более 5000 одних убитых. И казаки, и солдаты одинаково не давали никому пощады — убивали, резали и кололи мужчин, женщин, стариков и детей».

А Вы, Александр Исаевич, с профессорским апломбом пытаетесь убедить простого гражданина в том, что земли Чечни — Ичкерии севернее от реки Терек — казачьи.

Надеюсь, хотя бы теперь Вы понимаете свое духовное родство с господином Жириновским, основанное на «праве мытья русского сапога в реке Терек».

Может быть, с моего напоминания станет Вам известно, как предгорья Кавказа стали «исконно русскими землями».

Итак, господин Солженицын, давайте закончим обращаться к Вашим «словесным шедеврам», издающим запах шовинистической державной гнили. Отвлечемся, так сказать, да поглядим на саму Россию.

Теплые и покойные сентябрьские дни 1998 года снова вздыбили Вашу страну.

Не знаю, как Вы лично относитесь к тем жутким воровским безобразиям, что пронизывают жизнь Русского государства. Но я, как всегда, потрясен до глубины души величайшей нищетой, которая вот уже какое столетие сопутствует простому человеку.

Я всегда не любил шовинистический дух Империи, распространявший порочные метастазы в сознании умных людей, однако всегда с великой любовью относился к простому русскому человеку, труженику и семьянину.

А виновниками нелегкой жизни простого русского человека всегда были правители Империи, огосударствленная Православная церковь, да шовинисты — интеллигенты, призывавшие и принуждавшие народ на геополитические сверхусилия по «собиранию земли русской». Казалось бы, как много «понахапали» и в Азии, и в Европе, и в Африке, и даже в экзотическом Карибском бассейне. И все вдруг рассыпалось, как карточный домик.

А виной всему вечная ненасытность и величайшее достояние Империи с древних времен — воровство.

Даже Вы, Солженицын, сами признали: «Народ сотрясен тем, что происходит. Сотрясен еще и необузданным ненаказуемым воровством и грабежом».[331]

Этой страшной заразой — воровством, Ваша Империя всегда пыталась поразить покоренные народы.

Я очень хорошо помню совсем недалекие сороковые годы ХХ века, когда в доме моих родителей на благословенной земле украинского Подолья никто не закрывал на замок дверь хаты и сарая. У нас в семье и замка-то не было.

Эту воровскую заразу на украинскую землю всегда приносила Российская Империя, когда насаждала вседозволенность и право сильного на достояние честного. Недаром украинский человек издавна называл пришельца-захватчика — «кацапом», то есть, «как цапнуть» — своровать, украсть.

И сегодня Русское государство сотрясает не финансовый кризис, а великое воровство. Воруют «по-черному».

Но что интересно, историю Империи воровство сопровождает испокон веков. Вспомним, как обер-прокурор Ягужинский ответил Петру, что если вешать всех воров в Империи, то государь останется без подданных. Слова воспринимались как милая шутка, как юмор. В то время, когда за словами крылась трагедия русского народа.

Но русскую интеллигенцию такие мелочи не трогали — она всегда была пропитана московской вседозволенностью. Вот и господин Солженицын даже не ощущает, как его мысли и писания сродни древним московским традициям. Послушайте русского академика:

«Василий Осипович Ключевский (русский академик начала ХХ века. — В.Б.), например, указал совсем на другую причину, которую почему-то мало кто удержал в памяти — «генеалогическое положение московских князей»: будучи младшей ветвью (Рюриковичей. — В.Б.), они не могли претендовать на получение великокняжеского ярлыка. Отсюда их ставка на Орду, коварство в отношениях между собой и жестокость по отношению к другим русским землям.

Размышляя о том, почему побеждали и победили именно князья московские — а ведь они ни умом, ни полководческим даром не отличались по сравнению, например, с блистательными галицкими князьями Юрием Дмитриевичем и его сыном Дмитрием Юрьевичем Шемякой, — многие наши русские историки отмечали, что победа далеко не всегда бывает за талантливыми, процветающими и богатыми. В годы Шемякиной смуты — противоборство Василия II Темного и галицких князей (когда, заметим, судьба России могла бы сложиться иначе) — победили несчастные, задавленные нуждой мужики и хищные грабители из Государева двора. Спаянные единством своекорыстных целей, эти княжата, бояре и дети боярские создавали свои богатства путем захвата, полона, продажи своих же соотечественников в холопство на восточных рынках. В этих условиях только сильная и воинственная власть могла обеспечить своим служилым людям и землю, необходимую для того, чтобы с нее получать хлеб насущный, и челядь, которая должна была ее обрабатывать и пополнять кадры военных и административных слуг, и деньги, которые можно было тратить на заморские вина и ткани, и отечественное вооружение. Но землю надо было захватить у соседа, деньги отнять у него же.

Короче: объединение, а точнее будет сказать — завоевание Руси Москвой, было условием и средством выживания огромного московского военно-служилого люда. Эта масса алчущих разлилась по Руси, сделав генезис Московской власти (а это и есть Русская власть!), густо замешанным на крови».[332]

Глядите, Солженицын, как все похоже на вчерашнее и сегодняшнее время. И Вы среди этой «алчущей массы».

Посидите, Солженицын, в беседке, успокойтесь и оставьте в стороне свои мысли о возрождении Российской Империи «хотя бы из четырех республик».

Я надеюсь, Вы понимаете, — менталитет украинского человека резко отличается от описанного выше — московского. Как бы Вам не нравилось, но у русского и украинского народов — разные корни. Украинский народ сформировался на базисе славянских племен: полян, сиверян, древлян, тиверцев, дулебов и т. д. Читайте профессора А.А.Шахматова. Русский же народ, сформировался на территории севернее Оки, на базисе финских племен: мери, муромы, веси (откуда пошел город Весьегонск), печоры, мещеры, мокши — в стране и среди народа Моксель. Позже в него влилась очень значительная порция татарской крови.

Судьба-злодейка была страшно жестокой для украинского этноса. Его со всех сторон рвали в клочья: с северо-востока — московиты, с северо-запада — поляки, с запада — австрийцы и венгры, с юга — татары. Все тянулись к украинскому хлебу и к украинской душе.

Ваша Российская Империя была самой жестокой и беспощадной к украинскому народу. Она осознано, без малейшего основания, украла у Киевской Руси и украинского этноса само слово — «Русь» и присвоила его Московии, которая даже в начале XVIII века во всей Европе и даже в самой Москве звалась — Московией или Московским государством, а народ — московитами (москалями).

Вы, Солженицын, можете с этим не соглашаться, отчего истина не станет вымыслом. Даже в самой Российской Империи не отрицали эти факты еще в начале XIX века.

Вот, что писал А.О.Скальковский в 1841 году в книге «История новой Сечи…», изданной в Империи под жестокой царской и церковной цензурой:

«… кажется, вне всякого сомнения, что войсковое братство, враждебно всему нерусскому (не украинскому. — В.Б.): татарам, туркам, Польше, даже великой России, когда она с перенесением автократии а Москву, начала называться Московией, а народ москалями (московитами)».

И когда Вы воровато рассуждаете о Закарпатских русинах в своей «Славянской трагедии», газета «Труд» от 29 мая 1998 года: «О русинах Закарпатья, с их стойкими русскими корнями, мы уже и думать забыли», вы ведь лжете вполне откровенно.

Да, карпатские русины — люди, сохранившие свое название со времен Киевской Руси и Великого Галицкого княжества, когда Даниил Галицкий носил титул короля Киевской Руси. Но карпатские русины никогда не имели ничего общего с москалями (московитами). Они — славянского происхождения, то есть соплеменники украинцев. И вот исторический воришка напрашивается в родство к русинам. Не смешно ли, Солженицын?

Ведь именно Украина и есть исконная Киевская Русь. Ни в одном, дошедшем до нас, так называемом «летописном своде» XI, XII, XIII, XIV, XV веков Московия и даже Смоленская земля не назывались Русью.

Послушайте русского автора.

«… «Русью» называли часть населенных русскими (славянскими племенами. — В.Б.) областей — киевское, переяславское и черниговские княжества. Точнее: Киев, Чернигов, река Рось, Поросье, Переяславль — Русский, Северская земля, Курск. Сплошь и рядом в древних летописях пишется, что из Новгорода или Владимира… «ехали в Русь»! То есть — в Киев. Черниговские города — «русские», а вот смоленские — уже «нерусские».[333]

Воровское действо, господин Солженицын, произвел царь Петр I. Именно он повелел Московское государство именовать — Российским. После чего Вы и стали именовать себя великороссами.

В подтверждение этой истины можно приводить десятки свидетельств ностранцев, посетивших Ростово-Суздальскую землю и Московию с XIII по XVII век. Здесь: Плано Карпини, Рубрук, Герберштейн, Дженкинс и т. д.

Но даже если Вы не доверяете европейцам, я приведу Вам старинного, к тому времени еще не сфальсифицированного, московского автора.

В Российской Империи, Солженицын, очень старательно замалчивали первого человека, написавшего историю Московии — Лызлова Андрея Ивановича. Именно он первым, еще в Московском государстве, написал в 1692 году главный труд своей жизни — «Скифскую историю».

Довожу до сведения господина Солженицына, что это труд энциклопедического характера, так как Лызлов использовал чистейшие источники, не подвергавшиеся обработке и искажениям «порученцами» Екатерины II.

Вот, о чем писал современник Петра I:

«Скифия состоит из двух частей: одна европейская, в которой живем мы, то есть москва (жители Московии. — В.Б.), россияне, литва, волохи и татары европейские».

Как видите, Александр Исаевич, россиянами в 1692 году звали не жителей Московского государства, а славянский народ Поднепровья и Слобожанщины, а москва (московиты) даже в конце XVII века составляла совсем отдельную самостоятельную ветвь народа. «Русью» московитов никто не называл. Еще раз напоминаю Вам, что эти истины начали фиксироваться в мире с 1246 года, когда Папский посол Плано Карпини проследовал из Европы через Киев в Сарай и Каракорум.

Послушайте, какое воспоминание оставил посол французского короля Рубрук посетивший в 1253 году татаро-монгольскую Империю, Вашу, Солженицын, праматерь.

«Рубруквис, Посол Людовиков, ехал из Тавриды… чрез…Пензенскую и Симбирскую губернию, где в густых лесах и в бедных рассеянных хижинах обитали Мокшане и Мордовские их единоплеменники…».[334]

А вот кто жил в те времена рядом с мокшой и мордвой:

«…жили тогда…: Меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; Мурома на Оке, где сия река впадает в Волгу; Черемиса, Мещера, Мордва, на Юго-восток от Мери…; Нарова там, где Нарва;… Весь на Белеозере; Пермь в Губернии сего имени;…Печора на реке Печоре. Некоторые из сих народов уже исчезли в новейшие времена…».[335]

Именно финские племена и становились великорусским этносом с приходом на их земли православных миссионеров.

Послушайте, Солженицын.

«А на Белеозере жили люди некрещенные (финское племя весь. — В.Б.), и как учали креститися и веру христианскую спознавати, и они поставили церковь, а не ведают, во имя которого святого. И на утро собрались да пошли церковь свящати и нарещи которого святого, и как пришли к церкви, оже в речке под церковию стоит челнок, в челноке стулец, и на стульце икона Василий Великий, а пред иконою просфира. (Как видите, уже в те времена монах знал свое дело туго. — В.Б.). И они икону взяли, а церковь нарекли во имя Великого Василия. И некто невежа взял просфиру ту да хотел укусить ее; ино его от просфиры той шибло, а просфира окаменела…. И на Белеозере то первая церковь Василий Великий от такова времени, как вера стала».[336]

В одночасье финское население деревни стало — великороссами. Именно таким методом образовывался «великорусский» народ.

Вот о чем поведала, господин Солженицын, газета «Труд» № 141, от 5 августа 1998 года на первой странице в заметке «Был такой народ»:

«Более трехсот древних могильников финно-угорского происхождения обнаружила экспедиция Поморского государственного университета и областного краеведческого музея, ведущая раскопки в Виноградовском районе Архангельской области. Все они отличаются друг от друга типом захоронений и количеством останков в них. В самом большом кургане ученые насчитали около 80 фрагментов. Впервые на территории области обнаружены могильники племен до славянской истории. Изучение их позволит глубже понять влияние народа, называемого «Чудью заволочской», на процесс освоения Беломорского края».

Вот где кроется тайна великорусского этноса. Все отчетливо понимают — на подобного рода исследования в былые времена налагалось строгое «табу».

Я с великим удовольствием напоминаю Солженицыну и его корешам по «славянскому единению»: практически все реки, все старинные селения, все урочища и приметные черты местности от Тулы, Рязани и Пензы, до Беломорья, Архангельска и Камы — это топонимы финского происхождения. Даже сами названия — Москва, Ока, Кама и т. д. — сугубо финские слова. И жили финские племена меря, весь, мурома, мещера, мокша, печора, мордва и прочие по всей «исконной великорусской земле» не «в доисторические времена», а во времена становления «великорусского» этноса с XII по XVII век. Пришлый в Суздальскую землю народ никогда бы не принял в свое обращение чуждые ему названия в таком количестве.

В «великорусских» церковных произведениях имеется множество примеров, как даже в XV–XVII веках происходило «выкрещивание» финских племен в великороссов. «Последующего славянского периода» в истории Московского государства никогда не существовало.

Даже покорение Московией древних славянских городов кривичей (славянское племя) Новгорода и Пскова не позволяет перенести на Московию названия — славянской. Так как население этих покоренных городов было уничтожено.

Кстати, Новгород уничтожался Московией дважды: первый раз — Иваном III в 1471 году, и второй раз — Иваном IV в 1570 году.

Послушайте, Солженицын, как финно-татарская Московия уничтожала славянский этнос Новгорода. Я буду приводить Вам ниже слова великого восхвалителя Московии — Н.М. Карамзина, который даже эти деяния «воспел и восхвалил».

Итак, первый раз Новгород был уничтожен Иваном III в 1471 году. Будучи по своей природе трусом, как и большинство Московских Рюриковичей, он не посмел один идти на Новгород и как его предшественники, начиная с Александра Невского, пошел вместе с татарской конницей, присланной Ханом для поддержки.

Не стоит забывать, что даже в те времена Московия входила в состав единого государства — Большая Орда на правах рядового Улуса или по-нашему — княжества. Иван III ярлык на княжение получил именно в Сарае и присягал на Библии на верность Хану.

При этом, время нашествия было выбрано очень удачно. Московия воспользовалась величайшей бедой, постигшей Новгородскую землю: за два года перед нашествием по новгородчине прокатилась великая эпидемия чумы.

Послушаем Н.М. Карамзина «История государства Российского». Москва,1993 год, том VI, стр.220:

«Язва, называемая… железою, еще искала жертв в России, особенно в Новогородских и Псковских владениях, где… в два года умерло 250 652 человека, в одном Новегороде 48402, в монастырях около 8 000».

Страшная болезнь унесла большую часть (предположительно, до 60 %) населения Новгородской земли. Именно в это время московиты и нанесли Новгороду повторный смертельный удар.

«Иоанн…, приняв благословение от Митрополита и Епископов, сел на коня и повел главное войско из столицы… шли разными путями к Новогородским границам…Началося страшное опустошение. С одной стороны Воевода Холмский и рать Великокняжеская, с другой Псковитяне (за предательство Новгорода они получат сполна, только осуществит уничтожение Пскова сын Ивана III — Василий. — В.Б.), вступив в землю Новогородскую, истребляли все огнем и мечом. Дым, пламя, кровавые реки, стон и вопль от Востока и Запада неслися к берегам Ильменя. Москвитяне изъявляли остервенение неописанное… Не было пощады ни бедным земледельцам, ни женщинам. Летописцы замечают, что Небо, благоприятствуя Иоанну, иссушило тогда все болота, что от Маия до Сентября месяца ни одной капли дождя не упало на землю, зыби отвердели, войско с обозами везде имело путь свободный…

Новогородский Летописец говорит, что соотечественники его бились мужественно и принудили Москвитян отступить, но что конница Татарская, быв в засаде, нечаянным (внезапным. — В.Б.) нападением расстроила первых и решила дело… гонимые, истребляемые победителем, утомив коней, бросались в воду, в тину болотную, не находили пути в лесах своих, тонули или умирали от ран… Холмский уже нигде не видал неприятельской (новгородской. — В.Б.) рати и мог свободно опустошать села до самой Наровы или Немецких пределов…».[337]

«Все области Новогородские, кроме столицы, являли от пределов восточных до моря зрелище опустошения, произведенного не только ратию Великокняжескою, но и шайками вольницы, граждане и жители сельские в течение двух месяцев ходили туда вооруженными толпами из Московских владений грабить и наживаться».[338]

Но сии деяния стали только началом уничтожения славянского Новгорода. Далее последовала обычная политика Московии: добивание лежачего.

Вот, что проделал Иван III далее.

«Быв девять недель (1475 год) в Новегороде, Иоанн выехал оттуда со множеством серебра и золота, как сказано в летописи. Воинская дружина его стояла по монастырям вокруг города и плавала в изобилии (?!), брала, что хотела, никто не смел жаловаться».[339]

Однако психология московитов не позволила им смириться, дабы в Новгороде оставалась хотя малая толика богатства и личной свободы. Эти «алчущие» бандиты даже горстке оставшегося славянского населения не позволили жить по своей многовековой воле. В конце 1477 года Иван III снова собирает войско и двигается к Новгороду. В этот раз, окружив город, он говорит откровенно по-московски — кончилась игра — слабого надо добить: «Хочу властвовать в Новегороде, как властвую в Москве».[340]

И остаток славянского племени кривичей, дабы не быть уничтоженным, вынужден был покориться московским деспотам.

«Февраля 17 (1478 года) рано поутру Великий Князь отправился в Москву… Вслед за ним привезли в Москву славный Вечевый колокол Новогородский и повесили его на колокольне Успенского Собора, на площади… Иоанн приобрел (награбил! — В.Б.) несметное богатство в Новегороде и нагрузил 300 возов серебром, золотом, каменьями драгоценными, найденными им в древней казне Епископской или у Бояр, коих имение было описано, сверх бесчисленного множества шелковых тканей, сукон, мехов и проч. Другие ценят сию добычу в 14000000 флоринов…».[341]

Как видим, Иван III стал «править по-московски», как правили московиты всегда и везде до и после этого. Однако и окончательный грабеж Новгорода, который великороссы отчего-то прозвали «собиранием земли русской», не успокоил «алчущих» московитов. Они понимали: даже малая горсть оставшегося свободолюбивого славянского этноса может со временем возродить свои ремесла, культуру и традиции. А Московия, будучи чистым порождением финно-татарского этноса и монголо-татарской государственности, абсолютно, не воспринимала инакомыслия. Разнузданный бандитизм и грабеж давно уже стали, к тому времени, методом их существования. Потому был нанесен Новгороду окончательный удар, так называемая, по-современному, — зачистка. Что проделывали «великороссы» и при генералиссимусе Суворове, и при генералиссимусе Сталине, и при любимчике Солженицына — Столыпине, только звали в те годы эти деяния — переселением.

Сначала у местного населения забирали — «описывали» — имущество и земли, отдавали их пришлому барину — московиту, а потом гнали нищего и голодного человека осваивать для Московской Империи сибирские и другие захваченные земли.

Послушай, читатель, как Московия окончательно добила славянский этнос Новгорода:

«Чтобы искоренить сей опасный (для Московии. — В.Б.) дух, он (Иван III. — В.Б.) прибегнул к средству решительному, в 1481 году велел взять там (в Новгороде. — В.Б.) под стражу знатных людей (оставшихся в живых. — В.Б.)…, а скоро и всех главных Бояр, коих имущество, движимое и недвижимое, описали на Государя… В1487 году перевели из Новагорода во Владимир 50 лучших семейств купеческих. В 1488 году Наместник Новогородский, Яков Захарьевич (московит. — В.Б.), казнил и повесил многих Житых людей…, и прислал в Москву более осьми тысяч Бояр, именитых граждан и купцов, получивших земли в Владимире, Муроме, Нижнем, Переславле, Юрьеве, Ростове, Костроме; а на их земли, в Новгород, послали Москвитян, людей служивых и гостей (пришлых с Большой Орды — татар. — В.Б.). Сим переселением был навеки усмирен Новгород. Остался труп, душа исчезла, иные жители, иные обычаи и нравы, свойственные Самодержавию (Московии)».[342]

Я надеюсь, что даже сам Солженицын должен понимать: уничтожив таким образом славянский этнос, ремесла и культуру Новгорода, московиты не стали ни наследователями, ни продолжателями древней славянской культуры. В Новгороде воцарился воинствующий, все разрушающий финно-татарский этнос. А переселенные в Московию «осемь тысяч» людей из Новгорода, большей частью вымерли и погибли. Редкие, оставшиеся в живых, со временем одичали. Это не поклеп и не вымысел: Московия XV века была сверхотсталой территорией Европейского континента. Даже сам Н.М. Карамзин писал, что гвоздь вколачивал.

«Новогородцы, имея правление народное, общий дух торговли и связь с образованнейшими Немцами, без сомнения, отличались благородными качествами от других Россиян (московитов. — В.Б.), униженных тиранством Моголов».[343]

Уважаемый Солженицын, я надеюсь, Вы понимаете всю величайшую мерзость сотворенную московитом Иваном III и его подручными. Именно дикие, но воинственные московиты, вместе с татарами Орды, стоящие значительно ниже в культурном развитии, погубили древнюю культуру новгородской земли и существовавшие там торговлю и ремесла. Та отсталость, что царила в Московском государстве до конца XVIII века и явилась следствием деяний Ивана III. Не были сохранены ни великие мыслители Новгорода, ни ремесленники, обученные в Европе, ни торговцы, ни священники. Даже церковные имения были «описаны» и розданы московским пришлым людям. Славянская культура Новгорода не была востребована московитами. Они лишь «позаимствовали» богатства и земли.

И это, естественно, так как все европейские исследователи Московии того времени единодушны в убеждении: начиная с XIII века до конца XVI века, Московия, по существу, представляла походный военный лагерь, как и Орда, в которой она состояла, с подогнанной под военные потребы системой хозяйствования, где европейской культуре не было места.

Однако мерзкий грабеж и разбой Ивана III не стал для Новгорода последним. Как помним, здания, монастыри, жилища Новгорода не были разрушены и сожжены — они лишь перешли к пришлым московитам.

Так вот, Ивана IV (Грозный), внук Ивана III, в 1570 году «восполнил и этот недочет».

Послушаем все того же Н.М. Карамзина, кстати, восхвалявшего и оправдывавшего любые мерзкие деяния Московии:

«В декабре 1569 года он (Ивана IV. — В.Б.) с Царевичем Иоанном, со всем Двором, со всею любимою дружиной выступил из Слободы Александровской, миновал Москву и пришел в Клин…Дома, улица наполнилась трупами; не щадили ни жен, ни младенцев. От Клина до Городни и далее истребители шли с обнаженными мечами, обагряя их кровию бедных жителей, до самой Твери… Сонмы неистовых воинов (бандитов. — В.Б.) грабили сей город, начав с Духовенства и не оставив ни одного дома целого; брали легкое, драгоценное; жгли, чего не могли взять с собою; людей мучили, убивали, вешали в забаву… Вышний Волочек и все места до Ильменя были опустошены огнем и мечом. Всякого, кто встречался на дороге, убивали, для того, что поход Иоаннов долженствовал быть тайною для России (Московии. — В.Б.)!

2 Генваря передовая многочисленная дружина Государева вошла в Новгород, окружив его со всех сторон крепкими заставами, дабы ни один человек не смог спастися бегством… Царствовала тишина ужаса…

6 Генваря, в день Богоявления, ввечеру, Иоанн с войском стал на городище, в двух верстах от посада. На другой день казнили всех Иноков, бывших на правеже… Явились воины, схватили Архиепископа, чиновников, слуг его; ограбили палаты, келии, а Дворецкий Лев Салтыков и Духовник Государев Евстафий церковь Софийскую: взяли ризную казну, сосуды, иконы, колокола; обнажили и другие храмы в монастырях богатых, после чего немедленно открылся суд на городище… Судили Иоанн и сын его таким образом: ежедневно представляли им от пятисот до тысячи и более Новогородцев; били их, мучили, жгли каким-то составом огненным, привязывали головою или ногами к саням, влекли на берег Волхова, где сия река не мерзнет зимою, и бросали с моста в воду, целыми семействами, жен с мужьями, матерей с грудными младенцами. Ратники Московские ездили на лодках по Волхову с кольями, баграми и секирами; кто из вверженных в реку всплывал, того кололи, рассекали на части. Сии убийства продолжались пять недель, и заключились грабежом общим; Иоанн с дружиною объехал все Обители вокруг города; взял казны церковные и монастырские; велел опустошить дворы и келии, истребить хлеб, лошадей, скот; предал также и весь Новгород грабежу, лавки, домы, церкви; сам ездил из улицы в улицу; смотрел, как хищные воины ломились в палаты и кладовые, отбивали ворота, влезали в окна, делили между собою шелковые ткани, меха; жгли пеньку, кожи; бросали в реку воск и сало. Толпы злодеев были посланы и в Пятины Новогородские губить достояние и жизнь людей без разбора, без ответа. Сие, как говорит Летописец, неисповедимое колебание, падение, разрушение Великого Новагорода продолжалось около шести недель… Уверяют, что граждан и сельских жителей изгибло тогда не менее шестидесяти тысяч…

Опустел Великий Новгород…».[344]

«…и когда Ивану (Грозному. — В.Б.) больше некого было убивать (в Новгороде. — В.Б.), он обратил свою ярость на неодушевленные предметы. С особым зверством обрушился он сначала на монастыри, предполагая там измену. По той же, вероятно, причине он принялся уничтожать торговлю и промышленность этого большого города. Все лавки в городе и в пригородах, а вместе с ними и дома были разграблены и разрушены до основания. При этом разрушении, присутствовал сам царь (Московии. — В.Б.). Опричники же, если верить летописям, рыскали кругом верст за 200–250 от Новгорода и везде делали то же самое… Новгород никогда уже не оправился от нанесеннаго ему удара».[345]

Так были окончательно погублены славянские корни древнего Новгорода: уничтожены люди, сожжены и разграблены церкви. Даже торговые ряды московиты «зачистили» до самой земли, дабы никогда и ничто не напоминало Московии о превосходстве Новгорода.

В истории Киевской Руси вы никогда не найдете подобного варварства по отношению к своим соплеменникам.

Господин Солженицын, присядьте спокойно на лавочку и подумайте: о каком же «славянском разрубе» Вы проливает слезы? Полноте, дорогой Александр Исаевич!

Где Вы его, славянский след-то разыскали в истории развития Московии?

Все, кто знает историю не по лживым имперским сказаниям, отлично понимают, на какой величайшей крови была сколочена Российская Империя. Московия — это порождение Хана Золотой Орды Менгу Тимура и этому есть множество исторических доказательств, прямых и косвенных. О чем автор уже писал.

У меня в этом коротком повторном ответе нет возможности поведать Вам, Солженицын, и таким как Вы — великороссам-державникам, какие бедствия и сколько крови Ваша Империя принесла на славянскую Украинскую землю.

Уже одно то, что в конце ХVIII века, Империя насадила в Украине рабство — крепостничество, которого в Европе и в помине не было, говорит о нашем «славянском родстве» значительно больше, чем все Ваши «клятвенные речи» о любви к Украине.

В одном из томов романа — исследования я подробно поведаю о том горьком лихе, которое Московская Империя обрушила на народ Украины.

А сейчас, господин Солженицын, давайте снова вернемся к Российской Империи. Вспомним еще несколько страниц, совсем не афишируемых эпизодов, сознательно запрятанных в шелухе слов, из истории Московского, впоследствии — Российского государства.

Хочу Вам сказать, Александр Исаевич, очень уж загадочные события и явления происходили в Вашем Отечестве, никем не замеченные и откровенно замалчиваемые.

В 1791 году, 22 июня, статс-секретарь Екатерины II А.В. Храповицкий в разговоре с Императрицей подтвердил, что они держали в руках и читали оригинал произведения великого Нестора — «Повесть временных лет».

Я надеюсь, Вы понимаете, что Екатерина II и А.В. Храповицкий хорошо знали о величайшей ценности оригинала древнейшего произведения. Но в дальнейшем оригинал бесценного творения Нестора исчез бесследно. О нем в России не стали даже упоминать. Как будто он мешал русским сочинителям истории. И это во время, когда Екатерина II гонялась за раритетами и стариной не только по своему государству, но и по Европе, Азии и Африке. Об этом свидетельствует лично все тот же А.В. Храповицкий.

В чем же секрет, что был уничтожен или запрятан в сверхсекретные тайники Империи великой труд летописца Нестора? Об ином говорить не приходится, так как Санкт-Петербург не подвергался ни осаде, ни оккупации до 1941 года. А такие величайшие и редкостные раритеты всегда находились на строжайшем учете. И вдруг об оригинале произведения позабыли, и стал он для великороссов неинтересен. Всех «устроили», так званные, копии.

Не странно ли?

В этом случае ответ может быть только один: в оригинале «Повести временных лет» что-то не устраивало правителей Российской Империи.

Ведь в то же Екатерининское время и позже была «найдена» тысяча, я снова повторяю это слово: тысяча, — откуда-то вдруг появившихся, так называемых, летописных сводов, где первой главой шла «Повесть временных лет» или иной раритет Киевской Руси.

Вот как нам об этом явлении поведал Н.М. Карамзин, современник Екатерины II.

«Я говорю здесь (в своей «Истории…». — В.Б.) о главных, лучших, по крайней мере известнейших списках (летописных сводах. — В.Б.): их находится, может быть, около тысячи в России… Екатерина Великая, страстно любя нашу Историю, первая указала печатать летописи (летописные своды. — В.Б.). Издержали немало денег, но не сделали нужнейшего: исправного ученого свода летописей».[346]

Так и не понял Н.М. Карамзин почему Екатерина II не сделала «ученого свода летописей». А ведь у нее под рукой находились великие умы того времени, историки:

Болтин Иван Никитич, (1735–1792),

Щербатов Михаил Михайлович (1733–1790),

Ригельман Александр Иванович (1720–1789),

Миллер Герард Фридрих (1705–1783) и прочие.

Все было проделано осознанно и целенаправленно — в историю империи запускался величайший «примес лжи», как сказывал сам Н.М. Карамзин.

Вот такие, Солженицын, странности: печатали многие сотни летописных сводов, но «любя русскую историю», не сохранили оригинала «Повести временных лет». Кстати, я должен напомнить Александру Исаевичу, что и сама Екатерина II 29 декабря 1791 года закончила сочинять свой вариант «летописного свода Российской истории». Окончание работы над «летописным сводом» Императрица даже отметила рюмашкой с Митрополитом, о чем также поведал нам все тот же статс-секретарь.

Но в 1792 году отчего-то появился в Санкт-Петербурге не исторический труд за подписью Екатерины II, а, так называемый «Львовский летописный свод», за подписью — «Летописца Русскаго». Опять, как видим, недоразумение.

Я не стану перечислять еще с десяток великих потерь оригиналов. Секрет состоит в том, что ни один древний оригинал, находившийся в руках правителей Российской Империи, не сохранился.

Интересен и второй вопрос этой дилеммы. Оказывается, летописные своды, как правило, находили те люди, которым они позарез были нужны. И что интересно: каждый находил летописный свод с теми данными, которые и были ему нужны. Так называемый Ипатьевский летописный свод, в 1809 году нашел лично Н.М. Карамзин. И нашел не где-нибудь в далеком древнем монастыре, а в Петербургской Академии наук, под носом у всех.

Послушайте:

«Через несколько месяцев достал я и другой список их: принадлежав некогда Ипатьевскому монастырю, он скрывался в библиотеке С. Петербургской Академии наук между Дефектами».[347]

А «нашел» Н. М. Карамзин именно Ипатьевский свод неспроста. Начав писать в 1803 году «Историю государства Российского», он вдруг обнаружил, что «найденные» до этого времени «летописные своды» не указывали год основания Москвы. Получалась странная картина: Москва оказывалась основанной в период Золотой Орды, при Хане Менгу Тимуре, и впервые попала в перечень городов при татаро-монгольской переписи, произведенной в Ростово-Суздальской земле в 1272 году. А в 1277 году в ней появился первый удельный Московский князь — младший сын Александра Невского — Даниил, которому к тому времени исполнилось 16 лет, что являлось, по законам Золотой Орды, признаком совершеннолетия и позволяло получить «ярлык» на княжение.

Н.М. Карамзин, писавший оду Московии, пришел в ужас: Москва и Московия, сколотившая государство, отчетливо демонстрировали свое татаро-монгольское происхождение. Он срочно кинулся «искать» новый свод, и, конечно, «нашел» — он не мог не найти, — так называемый Ипатьевский летописный свод, где впервые указано время основания Москвы в период добатыева нашествия — 1147 год. Как в хорошей сказке или анекдоте!

Такой лжи, Солженицын, в Российской имперской истории сколько угодно:

— ложь об Александре Невском;

— ложь о Дмитрии Донском;

— ложь о славянском происхождении Московии, и прочая.

Вот Вам примеры уже современной интерпретации этой лжи. Послушайте, как сегодня объясняют детишкам в России принадлежность Киевской Руси Московии: «Так именем и делами Владимира Мономаха и его сына Юрия Долгорукого связана история Киевской Руси с историей России и нашим сегодняшним днем».

Это словоблудие написано в Москве уже в 1993 году.

А вот еще пример сегодняшнего словоблудия для школьников: «В Золотой Орде уважали и боялись(?!) русского полководца, одержавшего уже две большие победы. Ханы понимали, что князь Александр Невский стремиться только к одному — возродить былую силу Руси».

Это написано о человеке, которой от порога юрты до трона Хана ползал по полу в ярме, дабы получить ярлык на управление удельным Улусом Золотой Орды. Написано о человеке, который резал и убивал новгородцев и суздальцев за неповиновение Ханской воле. Написано о человеке, который предал родного брата Андрея.

Поистине, ложь неимоверная и не знающая предела.

Но главное, Солженицын, даже не в этом. Главное в том, что сию современную ложь, благословил сам Патриарх Московский Алексий II.[348]

Вот о таких «секретах» имперской истории я вкратце и хотел Вам поведать, дабы Вы знали не только «парадную сторону» Вашей истории. Поведал вкратце. Здесь есть о чем писать целые тома…

И напоследок, господин Солженицын, давайте подумаем вот о чем. Поглядите на сегодняшнее состояние российской земли, где среди бурьяна и хлама, бездорожья и грязи, погибают сотни малых городов, поселков и селений. В них нет жителей и хозяев. Люди этих селений брошены на покорение и освоение «новых земель». Опустела русская земля, древняя обитель народа. Кто же ее обиходит в будущем?

Никто об этом сегодня не хочет думать.

Такие, как Вы — державники и сегодня призывают «осваивать этот Казахстан», кричат о «нашенских землях» в Крыму, и абсолютно ничего не делают, дабы возродить исконную русскую обитель.

Вы, Солженицын, хорошо знаете: Империи всегда рушатся безвозвратно. Иного История не ведает…Настало время русскому человеку остановиться у развалин и задуматься. Есть ведь о чем подумать.

Очень своевременную мысль подал новый Премьер Министр России Примаков губернатору Приморского края Наздратенко. Послушайте:

«Он сказал просто: «Евгений, подумайте над концепцией, как будем заселять Дальний Восток»[349]

Еще более откровенно высказался по телевидению 14 августа 1998 года глава Хабаровского края Виктор Ишаев. Он напомнил русскому народу величайшую истину: природа и человечество не приемлют пустоты.

Вот примерные слова, сказанные Ишаевым:

«Китайцы говорят, что вместе с нами (русскими) в ближайшее время будут осваивать Дальний Восток. Мол, мы с вами воевать не будем, мы придем и станем жить и обрабатывать заброшенную вами землю. И накормим вас и себя».

Интересно то, господин Солженицын, что через 30–50 лет трудолюбивый китайский народ в этом «начинании» поддержит все мировое сообщество. А заброшенные русским народом селения начинаются сразу же за Подмосковьем. В величайшей же Сибири проживает всего-то около 25 миллионов человек. И сибирская земля по-настоящему никогда не использовалась. С нее только хапали нефть и золото, лес да пушнину. Вы не осваивали и не обустраивали эти земли по мировым стандартам, когда человеку удобно жить и работать, когда он имеет отличное жилье, свободную связь с миром, приличные дороги.

Вот, господин Солженицын, о чем сегодня должна болеть голова русского человека. При этом необходимо понимать: в подобном случае ни ракетами, ни водородными бомбами отгородиться не удастся.

Настало, Солженицын, время собирать русский народ (московитов) в родную обитель со всего мира. И чем быстрее, тем лучше.

Пора отучиться заглядывать за спину соседа.

Времена не те.


Вторично: Солженицын | Страна Моксель или открытие Великороссии | Послесловие