home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6.

«Лунас»


Прошло сорок минут с момента окончания полного затмения. Половина второй фазы частного затмения так-же была преодолена. Все это время они находились под черным покрывалом, ничего не видя, только записывая и наблюдая постепенное смещение конуса. Колесников провел большую работу, просчитав последующие курсовые смещения по отношению друг к другу обоих небесных тел. Расчет координат пространственного положения конуса привел к… в первые минуты к недоумению — пришельцы хотели продолжить затмение? Зачем? Хорошо, если предположить, что они пытаются укрыть всю планету! от света, чтобы… это было поистине фантастическое предположение, но чем черт не шутит, у них же своя, не похожая на нашу идеология. Из это следовало, что пришельцы хотят заморозить планету?

— На подобии ледникового периода, — как высказался Олсен.

Наблюдая за постепенно уплывающим конусом в сторону, вернее, Луна продолжала свой безмятежный обо-рот по орбите и ведя необычную дискуссию под открытым звездным небом, на котором уже проглядывали из-за преграды привычные звезды они обсудили это предположение Фрэнка и… отвергли его, несмотря на больший, чем диаметр Луны радиус общей площади тени конуса.

На основе расчетов Борис вывел предложенный системой радиус тени на поверхности Земли и который со-ставлял не сто пятнадцать километров, как было рассчитано давным-давно, а двести восемьдесят километров, что являлось намного большим, но не катастрофичным для затмения этого года и места. К примеру, ширина тени солнечного затмения 2008 года над Новосибирском составляла чуть меньше нынешнего — двести тридцать семь километров, но даже на основе просчета уменьшения количества лучистой энергии Земля, все же, получала достаточно тепла, чтобы не обледенеть. Так что же, какую цель преследуют пришельцы?

— Ждем, ждем и фиксируем все! — подытожил дискуссию Токарев.

Уже находясь внутри, заканчивая обед, всех застал врасплох мелодичный сигнал телеметрической аппарату-ры. Подскочив к комплексу и не ожидая чего-либо хорошего, Бейли неожиданно радостно произнес, обернув-шись ко всем:

— Антенна пассивного излучения фиксирует появление края конуса! — и, отвечая на взгляды всех, продолжил, — по показаниям приборов Луна через час полностью выйдет из зоны покрытия этого! — покрутил над головой рукой Пол.

…Противоположный край конуса почти на половину открыл звездное небо. Ровно настолько, насколько стала видна часть шара Земли. Жадно глядя туда, все в первый миг со страхом ожидали увидеть каких-либо изменения очертаний с детства знакомых материков. Или что хуже неизвестности изменений климатических условий отреагировавшей атмосферы на применение какого-нибудь глобального, масштабного оружия пришельцев. Но нет, голубая планета все также неторопливо плыла в пространстве, частично, но это в порядке вещей, скрытая шапками облаков над океанами. По мере полного появления опасения не оправдались. Северная Америка, хоть и скрытая тенью уже не Луны вообще четко прослеживалась.

— Ни-че-го не по-ни-ма-ю, — медленно, разделяя слова на слоги, подытожил Гленн. — Что вообще все это зна-чит?

Луна плыла по своей орбите, а конус пришельцев замер на месте, с помощью каких-то иных движителей фиксируя свое положение в пространстве. Все больше и больше звезд появлялось на звездном небе. Для астро-навтов ничего не изменилось — Луна, находясь в стадии новолуния, продолжала, как обычно освещаться. По мере движения темная часть поверхности приближалась к границе начала лунного дня.

В определенный промежуток времени в районе Моря Дождей у кратера Пифей, где неподалеку расположи-лась научная станция Земли «Лунас» наступит день. Все произойдет, как и миллионы лет назад, но люди уже не были полостью уверены после очередной постепенно раскрываемой инопланетянами головоломки — на мониторе показывалось схематичное положение конуса, которое вот-вот, через несколько минут разойдется с последней частью диска Луны и выйдет под полное освещение Солнца. Что произойдет дальше, никто не мог сказать…


МКС.


Только что вниз ушел пакет данных по бегущей тени по Земле. Тень как тень, обычное пятно при солнечных затмениях. Сколько подобных снимков и видеозаписей хранилось в архивах, но то, что увидели Скотт Хоукер и Янг Хейз с борта МКС, наблюдая бегущую тень Луны, было неожиданным, неподдающимся здравому осмысле-нию событию. Они еще раз прокрутили запись — вот медленно движущееся пятно приняло идеальной формы круг (значит, Луна встала точно на одну линию с Солнцем и Землей, то есть началось полное затмение. В этом ничего удивительного и нового.). Затем оно стало вытягиваться одним краем, со стороны востока США, замерев на месте!!! Растягивающаяся тень коснулась побережья Северной Америки, стала накрывать Атлантический океан. В его средней части растягивающаяся полоса стала… истончаться! Ближе к побережью Африканского континента полоса тьмы разделилась теперь на два одинаковых по форме участка. Та, что остановилась над Колумбией, была конусом пришельцев, а продолжавшая движение — тенью настоящей Луны, вскоре скрывшейся на обратной стороне Земли в России, где сейчас была ночь… Естественно никакого следа в России не было. Просто взгляд логично продолжал дорисовывать дальнейший путь тени спутника.

Затем стало происходить необъяснимое — вначале произошло скачкообразное, не постепенное, а именно скачкообразное увеличение тени на пятьдесят километров в радиусе, скрывшей большую площадь Земли. Но и это не было столь шокирующим, как то, что тень продолжила расширяться по окружности, поглощая десятки километров в секунду.

Какая-то зараза охватывала Землю. Мрак разрастался с каждым мгновеньем, невидимыми ужасными щу-пальцами сжимая планету…


В ста километрах от Колумбии.

Штат Южная Каролина. США.


Кларк Морин подъезжал к дому, когда с удивлением обнаружил, что с трудом различает показания приборов на панели управления. Матюгнувшись, машинально включил габариты. Немного подумав, ближний свет фар.

Сара стояла на пороге и ждала его.

— Ты что так долго? Тебя как за смертью посылать! — недовольно проворчала она. — Смотри, что на небе тво-рится! И это средь бела дня. Вечно ты где-то пропадаешь, когда нужна крепкая мужская рука…

Поначалу он хотел, как обычно огрызнуться на сварливую Сару, в молодости тонкую как тростинку, но по-сле рождения Сэма резко располневшую.

«Вот после этого характер у нее стал ни к черту!» — машинально подумал Кларк, изумленно уставившись в небо — полдиска Солнца было скрыто Луной.

— Ха-ха-ха! — расхохотался он.

— Чего ты ржешь, как конь? — накинулась на него жена.

— Ничего, — немного отдышавшись, ответил он, — просто ученые в очередной раз обгадились — я ж тебе гово-рил, что в Колумбии сейчас идет полное солнечное затмение? Так вот здесь у нас Луна должна была только кра-ем коснуться солнечного диска, а получается, у нас скоро будет полное затмение! Вот уроды! Только жрут в три горла да пьют эти ученышки и пытаются надурить народ! — под конец зло выкрикнул Кларк.

— И что дальше? — настороженно спросила Сара, пропустив реплику по поводу ученых.

— Да ничего, дура! На несколько минут будет темно как ночью, потом все станет на место. Все, на сегодня хватит работать, пойду в поселок съезжу…

Как бы хотелось, чтобы все было, как думал вот этот обычный человек. Он правильно рассуждал, что все скоро закончиться. Это если бы в привычное положение вещей не вмешалась пока никому неизвестная сила…


«Лунас»


— Конус начал движение! — спокойным голосом произнес Олсен.

— Направление? — спросил Токарев…

Они ожидали всего что угодно — яркой вспышки старта чего-то опасного или просто неизведанного излуче-ния. На крайний случай обсуждалось предположение о движении конуса. Как раз это и случилось. Логично было предполагать, что конус стартует к Земле… но не от нее!

— Что?… — только и вымолвил Кудрявцев.

— Я ничего не понимаю! Куда полетела эта чертовщина? — спросил Виртс.

Прозрение пришло через несколько секунд, когда Максим удостоверился в своей догадке и не ткнул пальцем в монитор, передающим вид Земли:

— Смотрите, вот что происходит! Это по вашей части, астрономы!

И они поняли, что означает ВСЕ ЭТО — пятно постоянного затмения увеличивалось. Своеобразный фокус линзы, которую в данном случае представлял инопланетный конус, отдалялся от планеты, регулируя истечение светового потока на планету и отбрасывая от нее солнечные лучи!


В трехстах километрах

от Колумбии. Где-то на дороге.

Штат Южная Каролина. США.


— Давай, давай, еще немного, еще чуть-чуть… щас… вот так вот! Встала, наконец! — удовлетворенно вос-кликнул Джордж.

— Да, полчаса работы и можно ехать — что-то я умаялся, — ответил Питт.

— Еще бы — полдня прокопались и пролазили на животах! Сейчас доедем до первой стоянки и спать!

— Сперва поесть надо!

— Конечно, тебе бы только поесть! И куда у тебя все пролетает? А, Питт? Ты ж тощий как глиста, а жрешь больше моего!

— А пива алкать надо меньше, и будешь такой же, как и я!

— Боже сохрани! Чтобы быть таким тощим как ты? Ни за что!

Через полчаса они собрали полуось, поставили колесо и Джордж начал собирать инструмент.

— Питт, а где разводной ключ?

— Да рядом с саквояжем лежал! Посмотри внимательнее! Слепой ты, что ли?

Через некоторое время Джордж недовольно воскликнул:

— Никак не найду! И вообще чего так темно? Сколько времени вообще?

— Сколько-сколько! Всего-то четвертый час! — ответил из кабины многотонника Питт. — Ой, а че это так на самом деле темно? Джордж, посмотри на небо — Солнце заходит, — через некоторое время крикнул он.

— Это не Солнце заходит, — ответил напарник, глянув по совету друга вверх, — это солнечное затмение, без-дарь. Фига себе — полсолнца уже скрылось. Давай быстрее, а то скоро вообще ничего в двух шагах не разгля-дим…

И это происходило более чем в трехстах километрах от города Колумбии, в зоне, где не должно было быть даже частной фазы затмения, но оба водителя не знали об этом. Они просто жили, решая насущные проблемы и не отвлекаясь на такие мелочи как Солнце в небе…


«Лунас»


На их глазах расширявшийся черный радиус достиг восточного побережья США, стал прятать под своей черной вуалью Атлантический, в скором времени Тихий океаны и все подпадавшие моря.

— Борис, дай вид конуса! — потребовал Максим.

Осветился еще один монитор и на нем стал виден светящийся обод гигантского конуса, удалявшегося строго по одной линии с Солнцем к Земле.

— Это, наверное, какая-то двигательная установка, — пробормотал он.

— Да, я тоже так думаю — основные двигатели и корректорные группы, — раздался рядом голос Пола Бейли. — Как ты думаешь — мы можем теперь послать сообщение на Землю?

— Думаю, что да, — несколько помедлив, ответил командир экспедиции, — мы, «Лунас», его не интересовали. От нас требовалось не мешать и молчать до момента Х. Это время пришло и прошло. Готовьте полный отчет. ОЛС пока еще в радиусе контакта — успеем послать сообщение до его ухода на обратную сторону.

Он отвернулся от монитора и направился в зал отдыха, где вместо прочного металла одна из стен была вы-полнена из высокотемпературного стекла и пошарив глазами, нашел в стороне, ближе к горизонту четко подсве-чиваемую бело-голубым свечением лучами Солнца конус. С увеличения расстояния между ними уменьшивший-ся в размерах космический парус, как для себя уже охарактеризовал Максим, не казался грандиозным объектом, но знание о его далеко не дружественной природе в свете последних умозаключений никуда не исчезло.

…Когда полный доклад со всей информацией был подготовлен, в эфире раздался голос астрономов:

— Командир, аппаратура фиксирует прекращение полета конуса на удаление. Расстояние до Земли составля-ет…

Максим только усмехнулся — конус достиг расчетного фокусного расстояния и остановился, как он и предпо-лагал. Стоило только взглянуть на планету, точнее в ту точку пространства, где полностью скрытая от лучей Солнца находилась Земля, чтобы понять весь процесс пришельцев, за них решавших их судьбу. Дракон из страшных сказок с легкостью накрыл крылом смерти большую жизнелюбивую мирную планету, готовясь про-глотить ее.

Свет косых лучей из-за горизонта да далекие, слабые отблески игл-звезд были единственными источниками освещения этого участка вакуума. Все также несся спутник по орбите спрятанной от взглядов планеты, но под-чиняясь ее гравитации и означавшей, что планета никуда не исчезла. Ничто не изменилось в небесной механике этой звездной системы, только местные факторы, обусловленные вмешательством разумной мысли начали иное направление развитие ситуации для жителей третьей планеты.

Но космос понятие обобщенное. Он абстрактно взирал на подобное локальное вмешательство в положение вещей…


Тюменская область.

Ялуторовский район. Россия.

4 часа утра. Время местное.


Иван Соболев управившись с расстановкой сетей, подгреб к выступу реки и закрепил конец веревки, привя-занной одним концом к лодке за крепкий ствол ивы, наклонившейся над обрывом. Достал свою крепкую, не то что магазинские удочку.

Сейчас можно и подремать, в полудреме чутко следя за поплавком, ожидая восхода Солнца, когда рыба после сна начнется подниматься к поверхности. И к его прикормленному месту…

Время от времени вскидывая клонящуюся голову в небо, ожидая появления светлой кромки у горизонта, так как клева до сих пор не было Иван сперва с удивлением, затем с некоторой тревогой, еще через час переросшей в явственную озабоченность отвязал лодку и взялся за весла.

Было почти шесть часов утра, но утра так какового не наступило — такие же яркие, колющие взгляд льдинки звезд смотрели на рыболова, ничуть не ретушируясь в свете должного подниматься диска светила. В жизни не такой уж и верующий старик испугался и прошептал одну из нескольких знакомых ему молитв, когда выгреб на середину реки и удостоверился, что заря и не думает подниматься. К тому же неожиданно сильный и ледяной порыв ветра буквально вырвал из его груди возглас изумления.

«Близко к нулю», — машинально определил безошибочно разбирающихся в ветрах дед и начал поспешать к берегу.

«В мире явно что-то произошло, — бормотал Соболев, нервозно гребя веслами, — наверное, все это последст-вия всяких там ядерных испытаний военных, мать их ети и озоновый слой перестал пропускать свет солнышка! Или наоборот, хотя какая разница? Не надо насиловать матушку-природу, не надо! Она отплатит нам сторицей! Вот оно и началось», — уже оглядываясь на реку, спешно вытащив лодку и шагая по косогору, думал старик, на-правляясь к дому, не зная, что и предпринимать дальше.


Ссвангер нетерпеливо, холодным равнодушным взором следил за последними пространственными коррек-тировками ДОРТСа, полностью раскрывшему мембранные лепестки три ди назад, спрятавшись от лучей звезды за спутником, выходившим в точку зарзиза (частичного перекрытия планеты лучами звезды, происходящего в определенные промежутки времени).

— Все же Свейнинг гениальный галактер, — пробормотал командир ПП, наблюдавший весь процесс выхода ДОРТСа под лучи этой звезды. — Так точно скоординировать временной интервал, положение спутника плане-ты, время выхода на его орбиту неактивного ДОРТСа и последующие этапы активации диафрагм конуса и про-сто пассивный выход в рабочий режим с последующим охватом всей тени планеты под силу не всякому стар-тактическому координатору. Для этого мало знать многие науки галактеров. Это призвание! Вот к такому соответствию статуса должен стремится и владеть всеми знаниями нашей цивилизации любой ее представи-тель, — закончил монолог-поучение операторам управления полета корабля предбоевой поддержки.

— Так точно, грейд-манил Ссвангер, — шепотом ответил заместитель.

Искоса глянув на него, Ссвангер ничего не ответив, потребовал связи с главным срейтером (инженером) установки ДОРТСа:

— Дайнис, — обратился к инженеру Ссвангер, когда изображение передало вид отсека управления простран-ственным отражателем, — общий доклад по работе установки?!

— Система полностью активна. Было некоторое отклонение в параметрах в начале первого импульса полно-го отражающего момента…

…Далеко от этой звездной системы, там, где расстояния между звездами столь мало и небесный свод ис-точает огромное количество лучистой энергии, ГСТ Свейнинг получил импульс-депешу от командира ПП?1219 Ссвангера о вводе в строй ДОРТСа.

Свейнинга не интересовали детали активации. Основная цель, трактующаяся как «добиться полного пре-кращения активности расы землян, как называли себя ее представители на данном этапе, выполняется. Оста-валось подождать пару дергеров (месяцев), когда станут явственны результаты работы ДОРТСа. Конечно, опыт подобного воздействия будет полностью изучен и какие-либо нюансы учтены. Первый пункт корректи-ровки ввода в работу солнечного щита Свенинг уже видел сейчас — нужен более мягкий, до 1.59 степени вывод отражающей поверхности светового давления. Как передал Дайнис, был опасный момент коробления струк-турного волокна в нескольких сегментах, кумулятивно сбросивших энергию в космос, что могло привести к про-рыву тонких листов отражателей.

Все это будет учтено при использовании подобной разработки в последующих захватах других звездных систем. Этим займутся представители инженерных структур, которым он подготовит и отправит свои по-желания и рекомендации. Сейчас важно закончить сам проект. Именно по результатам его окончания будет решена судьба ДОРТСа — войдет ли данная конструкция в обширный арсенал агрессивно-пассивного воздейст-вия галактеров на своих противников или нет. И это заключается окончанием его работы здесь. Обустройством промышленной базы займутся иные структуры.

Подобные мысли некоторое время занимали Свенинга, но он не имел права долго отвлекаться от насущных проблем: его решений ждала ситуация с Галернами, очередной расой…

Могучая, высокомерная и равнодушная к более слабым ступеням развития иных рас военная машина галак-теров продолжала расширять свои жизненные и технические пространства с единственной целью — выжить в борьбе с новым грозным противником.

То, что на кон в этой галактической мясорубке ставятся не нации, а целые цивилизации ее не интересовало и соответственно не трогало…


Планета притихла в ожидании неизвестности. Сжалась, замерла в преддверии следующего шага могущест-венных сил, вступивших в противоборство с самими законами космоса и навязывавших человечеству свое реше-ние, свою волю.

Поневольно укрытая, отрезанная от того, что являлось источником всего живого, Земля плыла в полной тем-ноте, с тоской глядя на мириады светлячков огней далеких звезд вокруг себя, туда, где эти лучи обогревали иные миры. Ловя косые, отраженные от вновь засверкавшего в ночи растущего серпа Луны солнечные лучи и вспоми-ная тепло, ласково обогревавшее все участки поверхности планета как живое существо попыталось еще раз доказать свое право на существование. Посланный в сторону преграды на пути Солнечных лучей автоматический корабль, несущий высокой мощности ядерный заряд совсем недавно озарил небосвод яркой вспышкой аннигиляцией корабля.

Ученые планеты проанализировали, что именно перекрывает доступ свету, и провели расчеты, выдавшие результат о том, что это тело не обладает высокой степенью прочности в масштабах вселенной…

Когда спало свечение, люди всего мира, запечатлевшее яркий, но короткий миг просветления впали в депрес-сию — для всех стало ясно, что их попытка не увенчалась успехом: те, кто самым простым, но верным и садист-ским методом обрекали жизнь на третьей планете к завершению, охраняли свое ужасное сооружение и безраз-дельно контролировали пространство.

Многочисленные чуткие приборы зафиксировали подрыв корабля на значительном от конуса расстоянии. По проведенным просчетам ситуации компетентные службы пришли к выводу, что пришельцы использовали собст-венные средства обороны конуса. Охранный корабль инопланетян, который уничтожил все те боевые станции на орбите, не участвовал в отражении атаки Земли — он бы попросту не допустил приближения к конусу на то расстояние, на которое успел подойти автоматический носитель.

Совершая сложные эволюции, конус не давал и толики надежды планете увидеть свет родного светила.


Глава 5. | Галактеры | Глава 7.