home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3.

Запланированный выход к «Городу монстров» на следующий день отложили после затянувшегося вечернего разговора с Федором Андреевичем, рассказавшего, где и что можно поискать здесь, почти в центре города. Слу-шая руководителя этой группы, Сергей пришел к выводу, что нужно потратить день на осмотр этого района. Вдобавок не исключается вероятность встретить еще кого-нибудь — они сами, в первый день приезда видели свет фонарей только отсюда, с площади Ленина. Так что на утро Горшенины, Олег Романов, Александр Осин, люби-тель радиоприемников направились в обход…

Вечером, разбирая добытое оружие из оружейного магазина, проверяя его, пока все остальные складировали принесенные и на санках притащенные продукты из супермаркета, интересно, его складские помещения были не разграблены пронесшейся волной паники и беспорядка Сергей вспоминал и прокручивал в голове возможные обнаруженные следы и ходы вниз в разных домах. По крайней мере, свежих следов людей не нашли.

«Мало, нас очень мало выжило» — подумал он, а вслух произнес:

— Все это хорошо. Действие убойной силы на человека всего этого оружия известно, только вот на пришель-цев как оно подействует? Слышишь, Олег? Нам нужны армейские склады, армейские, а не охотничьи магазины. Федор, а где поблизости у Новосибирска стояли воинские части, не знаешь? Черт, — выругался Сергей, задев по-резанной рукой за приклад ружья.

— Да нет, я не в курсе, — ответил Федор, но Горшенин его уже не слушал — неожиданно он осознал, что ожи-даемой волны боли в заживавшей руке не последовало. Еще утром он также задел рукой за край стены и рефлек-торно отдернул ее, успокаивая нахлынувшую боль, правда, не столь резкую, как раньше.

— Интересно, — пробормотал он, откладывая в сторону ружье, и попробовал осторожно ощупать руку. — Вика, давай перебинтуемся? Вчера-то забыли. Да и странно как-то…

— Давай, — подсела к нему Вика. — Чего странного, дорогой?

— Не знаю, не знаю, — пробормотал он.

Через несколько минут оба удивленно уставились на место на ладони, где под бинтами должен был быть глу-бокий опухший порез, сейчас просматривавшийся только еле заметным розовым следом.

— Этого не может быть, — наконец, произнес Горшенин, — порез был очень глубокий, около сантиметра и по всей ладони! Да и края вывернуты, а тут гляди, как будто кто-то сложил разрезанные края и они срослись, навер-ное, неделю назад не меньше!

— Знаю, мне не рассказывай — я тебя бинтовала, — ответила она. — А ты что, не чувствовал, что рука не ноет?

— Да бог его знает — как-то в общей кутерьме и… и не помню что-то!

— Знаешь, — после некоторого молчания произнесла Вика, — а я рада, что рана не загноилась и вообще зажила. Не знаю, чем это объяснить, но я рада и не стоит забивать себе голову. Даже бинтовать не нужно!

— Да-да, конечно. Конечно хорошо! — вслух произнес он, что-то вспоминая и сопоставляя, не заметив, как Ви-ка отошла к своему месту, где протирала и смазывала свою СВДС. — Олег? — вдруг резко повернулся он к Рома-нову.

— Что? — поднял тот голову.

— А что с твоим горлом? Кашель не уменьшился, случайно? Что-то я не слышу его или уже привык и не об-ращаю внимания на него?

— Ого! Кстати, у меня он прошел! — ответил Олег, не столь удивленный чудесным скорым выздоровлением, — вчера еще горло раздирало так, что думал кишки выплюну, а сейчас… Хм, так отголоски, першит чуть-чуть и все, больше ничего.

— Странно, у меня рука зажила полностью. Смотри, только след от пореза остался, а был глубокий!

— Ну что же! Очень хорошо, — не понявший, отчего так разволновался его командир.

— Вот-вот. Вика тоже радуется, — замолчал Сергей.

— А в чем дело-то? Ну, выздоровели мы и все тут!

— Пока не знаю. Надо подумать.

Романов только пожал плечами — ну думай, ты у нас голова, думай. И вернулся к прерванному занятию. Он только поднял голову вслед Горшенину, решительно направившемуся к Анне Дмитриевне, их общему выбран-ному медицинскому светиле.

Переговорив с ней, он вернулся, задумчивый, взялся за ствол, но решительно отложил в сторону:

— Вика, Олег, завтра идем в «Город монстров» и берем с собой раненых. Да-да, потихоньку добредем, доне-сем! — и, отвечая на немой вопрос, дополнил: — Мы все вчетвером проходили барьер, помните?

— Ну да! И что?

— А то — ты был болен, я ранен! Что-то, что находится в воздухе или какое-то излучение — другого объяснения не нахожу — за той стороной барьера положительно воздействует на живую плоть, поддерживая и излечивая раны и уничтожая болезнетворные микробы, как в твоем случае. Я только этим могу объяснить такое быстрое заживление глубокого пореза и твоего начинающегося воспаления легких.

— Хорошо, — немного подумал он, — нас с тобой вылечило что-то там, а как же тогда Вика и Игорь? С ними что тогда? Вика, у тебя… Ой, извини, — стушевался парень, опустив покрасневшее лицо.

— Да ничего! Все нормально, — откликнулась молодая женщина, — у меня ничего не болело и не болит!

— Вот, что тогда в ее случае? — вновь поднял к нему лицо Олег.

— А ничего — она же сказала: у нее ничего не болело, значит, и лечить было нечего. Это коснулось только больных участков организма. Может у нее если что-то болело или просто немного хандрило, но она этого не чувствовала, а теперь вообще все пропало.

— Поэтому ты ведешь раненых? — догадалась Вика.

— Да, у них мало шансов выжить! Сама же знаешь их состояние. Один-то выживет, рана поверхностная, а вот у тех…


На следующее утро вышли рано. Восемь человек. Трое раненых, двое помогающих идти двоим — Семен шел сам — и сама группа Горшениных.

— М-да, я так и предполагал, — произнес Сергей, опуская бинокль и поворачиваясь на бок, смотря на залегших сзади него, — Обь-то вскрылась по всему полукругу барьера-поля.

— И что? Значит, мы не сможем пройти за него? — спросил Семен, раненый в руку.

— Нет, здесь нет. Хотя пройдешь беспрепятственно, но, тут же, окунешься в воду. Она пока холодна, пляжный сезон еще не открыт! — усмехнулся Горшенин.

— О, черт, как-то не подумал! Извини.

— Не извиняйся. Пойдем в обход, — приказал Сергей, не обратив внимания на не существенное извинение. Во-обще за эти два дня за ним заметили эту особенность: не обращать внимания на подобные мелочи — мол, сам поймешь, что сказал или сделал не так. Но никому и в голову не приходило его поправлять или подтрунивать — он являлся тем, кто спас их и кажется, знает, что делать дальше, чтобы выжить, жить в этом изменившемся мире. Через несколько минут добавил: — По железнодорожному мосту пройдем на ту сторону. Я смотрел — граница барьера почти подходит к той его стороне насыпи. Быстро обернемся.

Им потребовалось полтора часа медленного продвижения. Соблюдая максимальную маскировку, стараясь полностью прикрываться массивными балками моста, они медленно приближались к противоположному берегу.

Под ними простиралась закованная во льды Обь. Взгляд блуждает по льду, схватывает картинку впереди, устремляется вправо и упирается в четко очерченный края открытой воды реки. В этом месте по всему периметру находится цель их пути: мимикрирующая мембрана. Впереди справа и слева возвышается все та же сине-зеленая световая субстанция, сквозь которую просматривалась черная, склизкая как после дождя земля, покрытая мусором и грязными следами потоков тающего снега асфальтированная дорога.

Еще несколько осторожных перебежек и они у сторожевого поста, охраняющего в былые времена вход по-сторонним лицам сюда. Отсюда уже видны детали сюрреалистично оттаивающего берега под воздействием не-обычных сил и всего, что находилось на нем. Кое-где проглядывались сперва непонятные, по мере осознания ужасные холмики — повсюду из-под снега выглядывали трупы замерших жителей.

На несколько секунд задержав взгляд на уже привычной картине, Сергей выхватил самое главное из общей обстановки, быстро сопоставил:

— В общем, так — идем вон туда, к трехэтажному дому — он кажется, напополам поделен барьером. Видимо, физико-молекулярная природа барьера не конфликтует с материальными предметами. Пробираемся внутрь дома, там посмотрим — если то, что я предугадал, совпадает, то мы достигли своей цели и нам не придется выходить на открытое пространство. Все, за мной по вон той канаве. Там грязь, постарайтесь не увязнуть — поддерживайте друг друга, но зато вообще скрываемся из виду любого корабля.

— Дисков-наблюдателей пока нигде не видно, — произнесла настороженная Вика.

— Вот и хорошо. Тогда вообще не будем гневить судьбу!

С этими словами нырнул вперед и вниз с насыпи в так удачно подвернувшуюся траншею.

…Каменный старый трехэтажный дом встретил их темной, веявшей сыростью и холодом тишиной. Непроиз-вольно поежившись, Сергей толкнул закрытую дверь подъезда. Она неожиданно заскрипела, открываясь и одно-временно падая на землю. Грохот от сорвавшейся с петель двери показался чудовищно громким.

— Все внутрь! Живо! — яростно прошептал он, проникая первым. Вторая дверь открылась нормально и падать не собиралась, но он уже забыл про нее — впереди, как и предполагал, являя своеобразную дверь в квартиру, сле-ва сияла мембрана барьера. — Вот и пришли.

— Как в сказке — впереди диковинные двери, за которыми исполнение самых затаенных желаний. Простите! — враз заткнулся говорливый Осин под красноречивым взглядом Сергея:

— В следующий раз башку откручу — без моего приказа никто не открывает рта! Если только не увидишь че-го-нибудь необычного, понял?

— Да, понял, так точно, извините… я…

— Все! — враз скомкал ответ Сергей — ему уже было не интересно объяснение-лепет. Задержавшись на миг, протянул вначале руку, которая просто, без каких-либо видимых преград пересекла границу, — видите, ничего страшного не произошло! — И нырнул туда.

Здесь было также тепло, как и в прошлый раз — одна и та же температура. Видимо у инопланетян была мощ-ная тепловая установка, посредством которой сразу установили нужной температурный режим, не добиваясь постепенного, как при нарастании летнего света Солнца повышения температуры. Сразу же подошел к окну. Встал боком к краю и осторожно выглянул наружу.

Природа, казалось, по эту сторону теплой зоны готовилась к радостному приходу весны, всеобщего тепла, которое ждет весь живой мир. Только здесь никто не встречал весну — ни весело щебечущих птиц, ни выгляды-вающих из-под ворот кошек в надежде поймать зазевавшуюся птицу не было видно и не слышно. Или гоняющих тех же кошек с радостным лаем собак. И самого главное — ни единого человека, не говоря уже о мчащихся по дорогам машин, водители которых не преминули бы окатить грязной водой зазевавшегося пешехода.

Никаких звуков жизни, сопутствующих деятельности людей — только тишина, могильная тишина… Ан нет, было еще некоторое движение ветра и звук, который он создавал, касаясь мертвых стен вымершего города, ти-хонько шурша в подворотнях, шелестя меж просыпающихся деревьев, единственного проявления жизни здесь. Своей осторожной поступью он только усиливал гнетущее чувство беды. Вокруг привычные глазу дома, улицы, хоть и в уже заметном запустении, хотя прошло чуть больше месяца. Замершие машины. Оборванные под тяже-стью снега провода и свисающие этакими ослабшими, потерявшими силу электричества, тонкими конечностями поверженных энергетических титанов-столбов, бессильно опустивших руки. Все обыденно, но причина, из-за которой произошло трагедия, сразу бросалась в глаза: впереди возвышалась из-за нескольких домов махина корабля, молчаливого и гордого в своем равнодушном превосходстве.

Стоп, оттуда тоже идет характерное гудение. Слабое. Сергей стал отслеживать все постороннего звуки, исхо-дившие от захватчиков. Вот вдали мелькнул в воздухе диск-разведчик, добавив некоторого свиста, и скрылся за постройкой. Что-то было еще. Что-то, чему он пока не мог дать объяснения, но оно одновременно заставляло насторожиться, интригуя одновременно. Наконец от созерцания жуткого ландшафта отвлек голос Вики:

— Сереж, что делаем дальше?

— А? А! Все, они могут отправляться домой, а мы пойдем дальше. Пока все здесь тихо — нужно ловить момент, — уже переключившись на свои задачи, не оборачиваясь, ответил он.

— Как, и это все? — спросил кто-то из раненых.

Сергей даже не спрашивал их имен. Обернулся на вопрошающего, удивленный, как бы вспоминая, чего тот не поймет?

— Уже все — вы зашли за границу барьера. На вас уже воздействует то, что находится в воздухе. Не бойтесь, — тут он устало улыбнулся, — мы также в первый раз зашли и сразу выскочили. Мы ж вам рассказывали и до сих пор живы.

— Главное, чтобы помогло. Я имею в виду, ну, там, разные особенности каждого организма, — начал разгла-гольствовать человек, но замер, уставившись куда-то на улицу и протягивая руку. — Смотрите, что-то летит вдоль улицы!

— Всем на пол! — вполголоса крикнул Сергей, только глянув туда. — Отползайте в коридор, живо! Может это поле составляет единую сеть, и диски получают команды с главного компьютера какой-нибудь сигнал, регистра-цию излучения нашего тела, — говоря это, он, присев на корточки, на уровне глаз продолжал следить за диском, передернув затвор Калаша.

— В прошлый раз все было спокойно, — ответил Олег.

— В прошлый раз нас было в два раза меньше. Может быть, тогда они только включили этот поддерживающий внутренний экобаланс, а все остальные функции не успели! — прошипел Сергей, потихоньку прижимаясь к стене, разглядывая впервые вблизи виденный аппарат пришельцев.

Да, шар, сплюснутый сверху и снизу. По ребру пробегает молниеносный взблеск, такой быстрый, почти не заметный.

«Наверное, радар или что-то в этом роде», — подумал он.

Больше ничего, никаких выступов не видно. По мере приближения стало видно небольшое марево перегрето-го воздуха, появился гул.

Вдруг шум от диска усилился, он метнулся в их сторону еще быстрее, но… в следующий миг ушел в сторону. Сергей перекатился по стене спиной и выглянул из другого окна — инопланетный контроллер скрылся за углом дома.

— Уф! — только и выдохнул, опуская ствол, но продолжая смотреть на улицу, — думал засек. Все, давайте ухо-дите. Также перебежками на ту сторону и до дому. Федору скажете, все по плану.

— Понятно, — ответил Осин.

Когда они скрылись, Сергей усмехнулся и чувствуя вопрошающий взгляд Романова и Вики, ответил:

— Знаете, что это напоминает лично мне?

— Что именно? — спросила Вика.

— Ну, этот парящий, как бы левитирующий в воздухе диск? Он чем-то смахивает на хабар из старой такой игры «СТАЛКЕР», может ты, Олег играл в детстве?

— А, да, помню!

— Ну вот, там примерно такой же пейзаж вокруг и такие же необычные предметы, результаты аномальных выбросов зоны, как ее назвали создавшие игру украинцы. По жестокому курьезу мы теперь сами заброшены в подобие той игры.

— Ты вообще к чему все это сказал и привел такое сравнение? — спросила Вика.

— Да так, ни к чему — просто все так похоже, нереальная игра приобрела реальные очертания, — зло произнес Сергей. — Все, выдвигаемся…

Они пошли в том направлении, откуда вынырнул диск, логично предположив, что тот совершает запрограм-мированный облет по маршруту. Держась поближе к домам, уже как данное, привычное, перешагивали лежав-шие тела замерших, которых еще не тронул тлен разложения.

«Но очень скоро здесь будет ужасная вонь! И настоящий рассадник болезней, — подумал Сергей, — да, по вес-не из города придется уходить даже из-за этой причины!»

Вскоре перед ними, буквально через квартал возникло препятствие в виде обрушенных, развороченных тита-нической силой домов с обеих сторон вспучившейся и собравшейся гармошкой асфальтового покрытия дороги, потрескавшейся в многочисленных местах.

Впереди стояло то, из-за чего произошло это — черно-зеленая махина корабля.

— Быстро внутрь! — приказал Сергей.

Они влетели в дом. Поднялись на третий этаж. С высоты второго ничего не было видно из-за заваленных вы-вороченных бетонных блоков, навалившихся частей соседнего погребенного под обломками дома.

— Осторожно! Не высовывайтесь, — предупредил Горшенин, боком рассматривая то, что прилетело из глубо-кой космической бездны.

Вблизи это еще раз утвердило во внеземном происхождении. Ни одной привычной зализанной части для по-лета в атмосфере не наблюдалось: резкие, выступающие углы массивных внешних агрегатов, шпили, исходящие из таких же просматривающихся в глуби сложных геометрических форм, треугольные короткие раструбы, может быть орудия и множество-множество мелких деталей, которые выхватывал глаз, но не мог отождествить по веро-ятному назначению их расположения. Все это находилось на просто огромной единственной ассоциирующейся с основанием ребристой многогранной платформе высотой примерно до тридцати метров, неизвестно, сколько в земле в ширину и длину. По всему этому пробегали блики холодного темно-зеленого света… Нет, не пробегали — внешний корпус постоянно подсвечивался, на короткий промежуток стухая то в одном, то в другом участке, что-бы вспыхнуть ином месте. Здесь велась непонятная людям деятельность, в отличие от просматривающегося не-вдалеке подобного корабля — тот замер монолитной глыбой, но подобной игры света не наблюдалось.

Могуществом веяло от этой массы. Могуществом и угрозой, которая пока находиться за стенами металла и готовилась выйти наружу. Как бы в подтверждение мыслям невольных зрителей вся масса вздрогнула, колыхну-лась. Люди почувствовали легкую дрожь земли и… корабль приподнялся, готовясь взлетать? Покинуть, наконец, эту планету? Нет, не покинуть он собрался, а просто удобнее устраивался в своем ложе, как гигантский червь, паразит.

Поднявшись метров на пятьдесят, казалось подъем никогда не окончиться, показался низ основания. Оттуда на миг стали видны источавшие металлический блеск толстенные опоры. Вдруг, достигнув своей запланирован-ной какой-то точки, снизу во все стороны стал разливаться яркий свет, пытающийся затопить все в округе. Но он оборвался также неожиданно, как и появился, и туша корабля ухнула вниз, уходя глубже первоначального поло-жения.

Все зашаталось, задрожало от действий колосса, пришло в движение. Вика непроизвольно вскрикнула, пыта-ясь удержаться на месте, отчаянным движением схватив подвернувшуюся руку Олега. Сергей тоже не устоял на ногах, покатившись по полу и ударившись об угол дверного косяка…

Когда утихла тряска, рассеялась небольшая туча пыли они увидели, что инопланетный монстр опустился по всю платформу, оставив на поверхности ни много ни мало… да около трехсот метров высоты! Наверное, это было его рабочее положение после посадки. Сразу, при посадке, возможно нельзя было утвердиться на поверхности. К этой мысли навеяли эти действия — неизвестно, сколько бы они наблюдали за непонятной активностью этого корабля, если бы неожиданно в окно не ворвался яркий свет, заполонивший все в округе. Сергей рефлекторно отпрянул в сторону.

«Засекли!» — была первая паническая мысль.

— Назад, уходим! — стараясь не кричать, приказал он.

Они, выглянув на полностью залитую зеленоватым светом улицу — никого! — выскочили:

— В соседний напротив переулок! — крикнула Вика, увидев диск, возвращающийся или это другой, не важно, в том направлении, откуда они прибыли.

Пригибаясь, метнулись туда, держась поближе к вспученной улице, теперь играющей роль своеобразного щита, оставляя справа от себя корабль, еле выглядывавший. Проскочив дом, скользнули дальше; куда попало, только подальше от приближающегося диска, пока скрытого домом, но ведь приближающегося же?! Канава, черт, наступили на несколько трупов. Бег дальше.

— Вон туда, влево, под арку! — скомандовал Сергей, прикрывая тыл, постоянно оглядываясь, ожидая прибли-жающегося гудения.

Пока спокойно. Все нормально. Да какое нормально? Все залито светом, который, кажется и не думает спа-дать. Залетев под арку, выскочили в маленький внутренний дворик домов старой хрущевской застройки. Два дома со стороны посадки корабля носят частичные повреждения, «видно те, ближние, уничтоженные скомпенсировали толчок при посадке», остальные целы. Мелькнула мысль спрятаться там, но кто его знает? Вдруг засекли?

— Дальше, не останавливаемся! — предупредил их ту же мысль Сергей.

Здесь уже было не такое контрастное свечение, но все равно неестественное, в свете которого все предметы представлялись диковинными декорациями к странному представлению. Вот Олег скрылся в очередном проходе с обратной стороны дворика, к нему приблизилась Вика, и тут раздался крик Романова, заглушенный автоматной очередью.

«Все, окружили!» — пронеслось в голове, пока он несся туда.

Вика отпрянула назад, вскинув СДВС. Он, наконец, приблизился, выглянул туда — руки автоматически стали поднимать автомат. Очередь в обстреливаемый Олегом диск, от которого с визгом рикошетила часть пуль, но некоторые проделывали дыры, внесла свою лепту. Диск как бы споткнулся на месте в воздухе, приближаясь к пытающемуся менять позицию Олегу, одновременно смещаясь влево, затем просто рухнул на землю. Замер.

— Вроде готов! — неуверенно воскликнул Романов, держа диск в прицеле.

Горшенин подбежал одновременно с Викой. Того быстрого взблеска работы посередине не было. Корпус продырявлен в нескольких местах, еще больше имелось косых вмятин от ушедших в сторону пуль. Значит, метал диска тонок. Учтем.

— Бежим дальше? — спросил Олег, оборачиваясь на них.

— Погоди! Это же трофей! — откликнулся присевший Сергей, осторожно, с опаской прикасаясь к теплому ме-таллу. Да это был обычный металл, ну может, как-то закален, выплавлен по другой технологии, но принцип вы-плавки на других звездах тот же. — Надо забрать с собой!

— А если у него есть какой-нибудь встроенный маяк, наподобие наших инкассаторских машинах, а? И по не-му нас вычислят? — спросила Вика.

— Но, это же, первый вещественный предмет пришельцев, который попал в наши руки?! — как ребенок отстаи-вал свое предложение Сергей.

Романов только пожал плечами:

— Как знаешь, командир, тебе решать. Кстати, свет стал нормальный.

И вправду, за перестрелкой они не заметили, что все вокруг приняло обычный оттенок.

— Берем с собой! — решительно приказал Горшенин. — На несколько дней положим у моста на том берегу — посмотрим, как они отреагируют. Дальше будет видно! Килограммов десять весит — думал, будет тяжелее, — про-изнес он, поднимая выполненный из светлого металла шар.

— Давайте в вещмешок положим! — предложила Вика, снимая его со спины.

Автоматический разведчик только-только вошел в рюкзак, и Олег стал закидывать лямки себе через плечи, как Вика, насторожившись, прислушиваясь к чему-то, сказала:

— Стреляют! Точно стреляют! Вы что, не слышите?

Да, сквозь легкий шум ветра явственно стали различимы звуки стрельбы «АКМ». Вот бухнул грохот.

«Граната!» — машинально определил Горшенин.

Снова стрельба, яростная, захлебывающаяся, изредка смолкавшая и вновь раздирающая воздух.

— Бежим туда! — приказал он.

— А стоит? Может быть, это одни из этих? — усомнился Романов.

— Какое там! У этих армейское оружие!

— Ну и что? Мало ли оружия в городе было — вдруг это те же бывшие правоохранительные подразделения? — сопротивлялся тот.

— Ага, и ведут пальбу под носом пришельцев, где носятся те же штуки, что и у тебя за спиной? — съязвил Сер-гей. — Вперед!

По мере приближения к привычным звукам земного оружия примешивалось необычное шипение. Еще ближе. Вот свист стал явственен. Свист и сразу грохот разрыва, хлопок, как от звука разбивавшейся вакуумной трубки, только усиленный в несколько раз.

Потянуло гарью. Несколько метров до многоэтажки, огибание его. Звуки перестрелки приблизились вплот-ную. В поле зрения показался полуразрушенный, горящий дом.

Сергей замер на месте: выглянув из-за угла, увидел в метрах тридцати от себя ЭТО! Выше человеческого рос-та на полметра, не меньше находилось существо. Разумное существо. Почти копия человека, две руки, только длинные, наверное, если он их вытянет, то будет доставать колен ног. Две ноги, кажется, обычные. Торс, тут все привычно, но самое ужасное — у него не было головы! Вернее было утолщение, нарост, этакий громадный на-рост там, где находится шея. Это, по всей видимости, и представляло голову. Этакий шишкообразный обрубок. Лица Сергей не успел увидеть, так как тот стоял боком к нему, сгорбившись под немыслимым углом и обратившись, как дорисовывало воображение куда-то за угол, направляя туда короткий, но объемный предмет.

«Оружие!», — мелькнула мысль.

Вот с конца этого предмета сорвалась яркая, слепящая молния и унеслась за дом с характерным шипением. Еще одно молния и еще. Прекратив стрельбу, пришелец проворно пролетел-проскочил метра три, не меньше вперед, еще больше наклонившись вперед, и скрылся из виду. Сергею пришлось выдвинуться вперед, чтобы раз-глядеть, куда оно движется. Сразу отпрянул назад — на той стороне улицы увидел еще четыре безголовые фигу-ры. Одеты в какой-то костюм темного цвета, отливающий металлом в районе ног и рук.

«Наверное, какой-то экзоскелет, посредством которого они и совершают свои нереально высокие и длинные прыжки. Хотя черт его знает!» — констатировал Горшенин.

Ага, один повернулся в его сторону, но не заметил, просто обходя препятствие в виде торгового павильона. Дальше на его пути оказался автомобиль, но не стал обходить и его, а просто метнулся вперед, одновременно взмывая в воздух после небольшого усилия ног. Пролетая машину, коснулся одной ногой ее крыши, вдавливая ее и получая дополнительное усилие. В полете открыл огонь из точно такого же, как и у первого оружия. Свист-шипение и сразу разрывы где-то за углом.

Сергей присел, скрывшись за бетонным блоком наблюдая за неестественно быстро бегущим третьим при-шельцем. Этот каким-то образом засек его, вмиг развернувшись к нему туловищем и Горшенин смог разглядеть гориллообразное лицо. Не лицо — ужасную пародию на человеческое. Два глаза разнесены очень далеко друг от друга и угол обзора намного больший, чем у людей. (Значит мир, откуда они прибыли, очень похож на земной.) Нос как таковой отсутствует… Дальше разглядывать стало некогда — это безухое, с огромным ртом разумное и жестокое существо открыло пасть и…

— На, сука, жри! — одновременно с нажатием курка от страха заорал Сергей, отслеживая как пули легко вгры-заются в тело пришельца, с легкостью пробивая явно простой костюм.

Наверняка тот не ожидал встретить так близко от своих кораблей людей и тем более подвергнуться атаке, какой бы силой она ни была.

Но оно еще жило, напоследок выстрелив… Мир закачался и понесся куда-то… Касание с землей сопроводи-лось чувствительным толчком в левый бок, но он не отреагировал на это, лихорадочно оборачиваясь в том на-правлении, откуда бежал или летел к нему противник. И застыл, уставившись в раскрытую пасть замершего в двух метрах убитого, да-да! убитого врага!

Страшное лицо щерилось в злобной усмешке, показывая загибающиеся вовнутрь зубы или клыки — это опре-деление больше подходило. Открытое отверстие на месте носа, м-да… Глаза, спрятанные под нависающими роговыми выступами сверху вместо бровей придавали поистине жуткое зрелище.

— Ты цел? — раздался голос Олега.

— Цел, все нормально, — ответил он, радуясь, что это гипнотическое лицезрение прервалось. — Ну и урод!

Ему не ответили. Раздалась очередь автомата Романова, стреляющего куда-то за угол. Поднимаясь, бросив взгляд вправо, откуда пришли захватчики, вновь распластался по земле и по-пластунски ополз за бетонный блок, оставляя убитого слева. В ракурс попали ушедшие вперед, теперь споро возвращающиеся инопланетяне.

«Да, автоматом можно не успеть!» — успел подумать Сергей, лихорадочно вытаскивая РГД-5, срывая чеку и размахнувшись. Из положения лежа не так-то и удобно. Швырнул ее вперед, приблизительно прикинув, куда приземлиться ближайший.

Есть! Только безголовый коснулся земли, как туда же легла и граната. Разрыв, визг осколков и противник послан вверх ударной волной. Кажется, второго тоже зацепило. Два тела мешковато и грузно брякнулись об зем-лю. Один не движется, второй… второй попытался встать, но очередь Романова буквально срезала его, превратив лицо в кровавое месиво.

«Пусть будет лицо, мать его ети! Кровь, ха, такая же красная, ну, может чуть бледнее нашей, но метаболизм явно такой же. Запомним!»

— Все, срезала четвертого! — крикнула Вика откуда-то справа.

Все еще дрожа от скоротечной перестрелки Сергей, приподнимаясь, приказал выдвигаться туда, откуда сти-хали звуки боя. Короткими перебежками, прикрывая друг друга, достигли угла дома, за которым открывался большой перекресток.

Они не успели…

— Ложись, ложись! Вон они.

Из-за поворота открылась панорама, где протекал скоротечный бой. Сколько подстрелили неведомые бойцы сопротивления, осталось неизвестно. Здесь хозяйничали безголовые, как для себя окрестил их Сергей.

Также стремительно перебегая, используя любые складки местности, машины, покосившуюся автобусную остановку безголовые приближались к двум огневым точкам. Одна в доме, другая возле него. Вот дом, где засел один, вернее окно вспыхнуло синим огнем, почти материально растекшимся по всей раме. Свечение спало, но на его место уже выбросились сильные гудящие языки пожара, напором бьющие наружу. Ясно было, что горемыч-ный стрелок, не меняющий позиции, сгорел или убит энергетическим оружием.

Второй пытался менять позицию и, о чудо! умудрился подстрелить одного безголового — тот скрючился, словно споткнулся на ровном месте и упал. На этом везение человека кончилось — в один момент, меняя пози-цию, он был разорван выстрелом, не оказавшим того же эффекта энергетического импульса при попадании, как в случае с окном. Видимо, контакт с неведомой энергетикой имел разные последствия для физических предметов и тел, состоящих из разных молекулярных структур.

На этот раз заряд просто преобразовался в кумулятивный снаряд высокой мощности, просто разорвавший тело на две части. Может быть и больше. Еще несколько секунд и противник приблизился к месту последнего сопротивления. Его движения сразу приобрели состояние, похожее на людское — обычные шаги настороженных людей, готовых в любую секунду снова начать стремительное движение. Только это были не люди. Вообще сей-час они казались вышедшими из потустороннего мира существами — сгорбленные, с отвисающими длинными руками и самое ужасное без головы на плечах. Ходячие мертвецы, разумные зомби. Разумные и жестокие.

Наблюдая за ними со стороны, Сергей сказал, чтобы Вика следила за тылом. Вот один безголовый скрылся в подъезде дома начинающего разгораться от последствия их выстрела, пробыл там недолго, вышел на улицу. Раздался низкий отрывистый гортанный рык, то ли рык, то ли низкое гудение, на грани восприятия человеческим ухом, аж заболело в ушах.

— Вот это голос! — ошарашено произнес Романов.

Затем все тот же резко развернулся и прыгнул куда-то за дом. Через секунду появился, волоча что-то, нет, кого-то своей длиннющей конечностью. Одним движением без видимых усилий поставил на ноги человека. Встряхнул его, когда тот начал сползать, рыкнул, приблизив к нему свое лицо и быстро оглядев пленника с ног до головы, отпустил руку, держа ее наготове, вдруг опять завалиться, но дрожавший, съежившийся военный, су-дя по форме, остался на месте, со страхом глядя на обступивших монстров.

Что они собирались делать с пленником, осталось неясно — вдруг Романов выхватил из-за пояса гранату, со-рвал чеку, на движение Сергея, куда? Сидеть! Размахнулся и бросил гранату. Понимая, что сейчас их от гибели разделяют не секунды, мгновенья, если Олег не добросит или что невероятно перестарается с броском и граната не накроет всех разом и их возьмут в кольцо схватил Ф-1 и запустил туда же… Почти сдвоенный взрыв накрыл, в последний момент что-то почуявших и начавших движение в стороны безголовых.

Не успели.

В центре перекрестка была кровавая каша из разорванных тел пришельцев. Где-то в этой мешанине были куски плоти и того пленника.

— Он все равно уже был не жилец! — отчаянно оправдываясь, крикнул Романов.

— Ты, б…, ты мог всех нас разом укокошить! — заорал на него Сергей.

— Успокойтесь вы, оба! Главное живы. Надо уходить, пока никто не набежал еще…

Она еще не докончила, как Горшенин, поднял автомат в ее сторону. Вика враз побледнела, решив, что у него все, крыша поехала, но Сергей, вдруг повел автоматом чуть в сторону, крикнув:

— Сзади! На землю!

Короткая очередь и «АКМ» смолк.

— Твою мать, патроны! — взревел он, отбрасывая автомат, спешно пытаясь вытащить ПМ, но опасность мино-вала — подлетавший диск уже пропахивал, замедляясь и кувыркаясь, короткую борону в земле у асфальта. — Да, пошли отсюда, муравейник, похоже, разворошен! — Как ни в чем не бывало, закончил он спокойным голосом, но замер, подняв взгляд выше, туда, где возвышалась громадина корабля, прекратившего мерцание.

Отсюда, на удалении от деформировавшейся дороги был виден один раскрывавшийся как лепесток фрагмент нижней части корабля. Вот он коснулся земли. Начал раскрываться соседний. Из первого появилось что-то большое, съехало и скрылось за преградой.

Начинался какой-то очередной этап. Этап активных действий пришельцев.

Настороженно оглядываясь, перескочили перекресток. На миг задержались, когда Сергей остановился над останками не понять кого: Вике и Олегу показалось, что он захотел увидеть того, кто погиб от их руки, но нет, тот только подобрал необычное оружие, непроизвольно вздрогнув, когда коснулся конечности пришельца, вырывая из нее оружие.

— Еще один трофей! — вдруг весело, мальчишеской довольной улыбкой воскликнул он.

Она только покачала головой, еще больше влюбляясь в этого с каждым днем меняющегося человека, могуще-го быть ласковым котенком и тут же жестоким, деспотичным командиром…

Но на этом приключения не закончились — их путь все время с начала бегства от корабля пролегал вдоль энергетического барьера, в паре кварталов слева. За время неожиданных боевых действий они удалились на достаточное расстояние от железнодорожного моста. О том, чтобы возвращаться не могло быть и речи. Сзади оставался квартал активных боевых контактов.

К этому выводу привело еще одно осознание начала действий безголовых — пробегая через улицу, на прямой видимости оказался еще один корабль. Его сходни были опущены, и оттуда съезжала непонятная техника. Вдали улицы одна такая машина была занята тем, что вгрызалась в землю, асфальт, постепенно скрываясь под землей.

«Шахтеры, мать вашу!» — с нахлынувшей злостью подумал Горшенин.

И тут он увидел. Остановился. Выхватил бинокль, поднес к глазам. Три безголовых вели человека к своим кораблям. Вот они обогнули одну из буривших землю машин и скрылись за ней.

— Кого-то все же поймали. Повели на допрос, — произнес он.

В поле зрения попали намного большего размера, чем разведывательно-патрульные диски летательные аппа-раты, как саранча разлетавшиеся по городу. Что они искали или направлялись по ранее изведанным дисками координатам, так и осталось неизвестно. Ясно было одно — здесь уже как в первый раз свободно не побродишь. Нужно уносить ноги. Поэтому решили не задерживаться и идти дальше вдоль берега к коммунальному мосту. Так немного длиннее, но возвращаться к железнодорожному полотну желания не было.

Там сейчас наверняка полно безголовых, пытающихся понять, сколько же людей участвовало в стычке, если погибло столько их соплеменников? Наверняка велась запись боя. Если так, то по их следу могли послать отря-ды. А если предположить, что переносимый на спине Романова диск передает сигнал-маяк… Об этом даже не хотелось думать, но бросать с таким трудом добытый трофей помимо вот этого диковинного оружия не хотелось.

«Все обойдется!» — успокаивал он себя, хотя не был уверен.

Продвигаясь вдоль Горской и приближаясь к барьеру, они видели его усиливавшееся мерцание, как сзади раздался сильный взрыв. По земле пробежала волна землетрясения, высотные дома вокруг зрительно вздрогнули, зазвенели оставшиеся целые, теперь вылетавшие из окон стекла.

— Мамочка, это еще что такое? — воскликнула Вика.

Обернувшись, увидели поднимавшееся облако дыма на месте того перекрестка, рушившиеся дома в округе.

— Наверное, поняли, что там много полегло своих, решили нанести ковровое бомбометание, что ли?! — пред-положил Олег.

— Может быть, — откликнулся Сергей, утирая шапкой вспотевший лоб. — Оп-па! Это не ковровое бомбомета-ние — быстро за мной! — и бросился к высотке, вроде бы прекратившей вибрировать.

Сзади, озаряемая клубами черной копоти дыма и огня появилась огромная машина. Танк, который просто своей массой крушил двух- трех- этажные дома. Более высокие разрушались от вылетавших слабых сгустков энергии, которые просто сметали все в округе ореолом огня.

«Плазма? — подумал астроном, — но какая должна быть технология, способная удерживать ее в таком малом объеме?! Мы смогли создать двадцати семи километровый коллайдер, меньше не получалось, для удержания всего-навсего метрически малой дозы плазмы!»

— Что-то они явно осерчали, — пошутил Олег.

— Надо скорее пересечь барьер, быстрее! — ответил, думая о своем Сергей, разворачиваясь и возобновляя бег.

Никто не был против — на сегодня впечатлений им хватало с избытком. Вдруг Вика крикнула:

— Смотрите, справа, вон у одноэтажного магазина, что ли, кто-то машет рукой!

Оглянулись.

Так, пришельцы, кажется, заняты уничтожением всего в той округе и свернули к человеку, на ходу передер-гивая затвор. Увидеть людей здесь уже не казалось чем-то необычным, только вот в их истинных намерениях он не был уверен до конца. Казалось, инопланетяне притягивали как магнит всех выживших.

Направлявшийся навстречу человек, ха! он тоже с «Калашом» вдруг остановился, пристальнее всмотрелся в лица бегущих к нему и тут же залег за небольшой насыпью, враз меняя тактическую обстановку в свою сторону, несмотря на количественное превосходство группы Горшениных.

— И что? Теперь еще и между собой начнем перестрелку? — все понял, громко произнес Сергей, применяя психологический прием, переходя на шаг и чуть опустив ствол.

— Вы кто такие? Я думал, наши возвращаются из точки, — крикнули в ответ.

— Да какая тебе разница? Мы можем и дальше идти на тот берег к себе — можешь оставаться здесь, пока без-головые не придут! На фига только звал нас? Время из-за тебя только теряем! — спокойно, но без лепетания отве-тил Сергей.

— Стойте, ближе не подходите!

— Да сдался ты нам! — продолжал перекрикиваться Горшенин, и уже своим, — пошлите влево, к мосту. Пусть этот сидит и ждет, когда та махина приедет сюда.

Видя, что его игнорируют, а не боятся, человек ответил:

— Да скажите же, в конце концов, где другая группа? Мы же не знали, что есть еще выжившие.

— Не знаю, может, и твои там были, но теперь их уже нет, — одновременно делая пальцами левой руки движе-ние, мол, приготовьтесь. — Мы подошли, когда последнего отстреливающегося взяли безголовые в плен.

В ответ тот не ответил. Затем показалась голова, плечи и человек поднялся во весь рост. Направился к ним. Подошел вплотную.

— А какой он был? Такой высокий, тучный, да? И что с ним теперь? Туда повели, да? Это мой сын Алеша! Кадровый военный, капитан вооруженных сил России, — ответил пожилой человек.

— Никуда его не повели, дед!

— И что?

— Ничего, его окружило четыре или пятеро безголовых…

— И что же?

— Да ничего! — заорал Сергей, — как ты считаешь — лучше ему будет, если его живого уведут на допрос, а? А мы не знаем их методов расспросов, а на другое люди пришельцам не нужны. Думаю, дед, сам об этом догадываешься.

— Он мертв? — потухшим голосом, опустившейся головой спросил старик.

— Да, также как и все окружившие его монстры. Он подорвал себя, — соврал Сергей, прикинув, раз у этого военного был автомат. — Да может, это и не он был?

— Он. Он всегда в самое пекло лез. Да и команда до сих пор не вернулась, а перестрелка уже стихла. Вас спу-тал с ними.

— Так, дед, здесь есть кто-то еще?

— А вам зачем? — встрепенулся тот.

— Да пошел ты! Пошлите, а то скоро и здесь появятся их патрули! — скомандовал Сергей, у которого на самом деле кончилось терпение.

— Постойте, я отвечу — никого больше нет. Меня оставили присматривать за хозяйством, охранять оружие. Оружия у нас много…

— Все это хорошо, дед, — резко оборвал его Горшенин, — но ты, если хочешь жить пошли с нами на тот берег. Твой сын с товарищами слишком глубоко ковырнули пришельцев, чуть ли в дверь к ним постучались. Надо сперва понять противника и… так, пока об этом не стоит. Видишь, дома там рушатся? Да вот, сама эта хрень все остальное рушит. Зачем, не знаю, но до ваших боевых действий все было более-менее спокойно. Мы ничего не имеем против ни против тебя, ни… Короче, нам твое оружие конечно бы не помешало, но сейчас надо выжить. Решай сейчас, идешь или остаешься?

Тот несколько минут тревожно глядел то в одну сторону, туда, где были пришельцы, то на этих неведомых людей, пришедших оттуда же где по их словам на их глазах погиб весь отряд.

Свет от огня и дым, казалось, нарастал на глазах. Снова громыхнуло из-за деревьев, показалось какой-то дви-жение, возня, пробежала еще одна дрожь по земле и старик решился:

— Иду! Так как с оружием-то?

— Никак, как все успокоится, вернемся. Пошли, у нас тоже есть, где зимуем.

— Так может…, - начал дед, но тут послышалось монотонное нарастающее гудение.

— Бегом! — крикнул всем Сергей, уже не обращая на деда и направляясь к проходу между домами, где мерцала мембрана барьера.

У края многоэтажки он остановился, оборачиваясь и поджидая прилично отставшего деда, глянув в ту сторо-ну. Оттуда ничего не появилось, но там этот внеземной танк или что это такое продолжал что-то делать, вернее ломать.

«Как слон в посудной лавке!»

Как будто уловив его мысли, шум сбавил силу и как кажется начал удаляться. Это все же не показалось Сер-гею хорошим знаком, и он крикнул, поторапливая деда, но сразу обернулся на голос Вики:

— Сережа, я не могу вернутся обратно к вам. У меня шапка упала, а здесь холодно!

У него внутри аж похолодело — вот оно, пришельцы поменяли что-то в настройках! Еще немного, возможно и они не смогут пройти сквозь мерцающее поле.

— Ты сама как? Все нормально?

— Да, а что?

— Ничего! Олег, живо на ту сторону. Дед, да поднажми ты, ей-богу! — и бросился к нему, на ходу схватив у границы поля Викину шапку-ушанку. Подхватил под руку старичка, и буквально неся его по воздуху, прошел преграду.

— Уф! Может, зря паникую, но вместе приятнее находится, — улыбнулся он, отпуская деда.

Да, к хорошему, в частности, к теплу привыкаешь быстро. Здесь была зима, и он сразу же потянулся за ви-севшей на поясе шапке и стал застегивать все пуговицы полушубка. Мельком глянул на деда — слава богу, тоже не в летнее одет. Полностью экипировавшись, поднял глаза на мембрану:

— Так, говоришь, не пускает?

— Да, как на стену налетела. И такие силовые разводы пошли, ну, не совсем, как раньше. Может быть, я и пре-увеличиваю, — ответила она.

— Сейчас посмотрим.

И скатал небольшой снежок. Кинул в поле. Легкий энергетический всполох и снег исчез, растаяв и отскочив уже каплями дождя.

«Хм, похоже, мы уже нежеланные гости там. Это плохо!»

С этими мыслями подошел к мембране и протянул руки, представляя, как руки проникнут туда. Коснулся бликующего спектра света, но не тут-то было — под руками была твердая, без малейшего намека на пластичность стена. К тому же в месте контакта побежали все расширяющиеся и теряющиеся в вышине и по сторонам энергетические всполохи.

— Знаешь, Сергей, я бы не советовал долго быть в контакте, — произнес Олег, — а вдруг сейчас это уже не про-сто преграда, а такая своеобразная сигнальная сфера? Чем дольше ты в контакте, тем больше информации о тебе, о твоих биоритмах и вообще обо всем получают те, кто по ту сторону все фиксирующей аппаратуры! Определяют координаты воздействия на сеть, — закончил он, когда после его первых слов Горшенин поспешно убрал руки, уже настороженно поглядывая на нее.

— Кто его знает, может ты и прав? Я вообще не хотел так скоро привлекать к себе пришельцев. Человеческие действия, кажется и привели к тому, что они перекрыли доступ внутрь периметра. Как мы будем проникать туда, а?

Все только пожали плечами.

— Ты сказал вначале, а что будет потом? — спросил Олег.

— Да я-то откуда знаю? — опять поднимая руки, но в последний момент передумав, вытащил пистолет, — да-вайте-ка, отойдите. Раз они знают, что люди не все вымерли и знают, что мы умеем воевать, так почему бы под шумок не поэкспериментировать — все свалится на стихийные беспорядки.

Они отошли к началу моста и Сергей, прицелившись, выстрелил. Враз в месте попадания барьер забликовал более густым насыщенном светом. В первый миг граничащий с ярко зеленым спектром, он быстро стал спадать по мере расширения энергетических кругов.

— Да, и резкое воздействие на мембрану не помогло. Интересно получается — выпускать выпускает, а впускать не хочет? — констатировал Романов.

— Да чего тут думать — это вообще получается своя обособленная экологическая зона: наверняка у них все предусмотрено, специальные скафандры или вообще особые места, где барьер не имеет свойств и пропустит их.

— Хитро, — подытожила Вика.

— Хитро, — подытожил Горшенин. — А ты дед, кстати, как тебя зовут-то?

— Андреем зовите, — откликнулся тот.

— Андрей, а вы все это время жили там? Внутри периметра?

— Да, поэтому и выжили. Уже думали все, конец приходит, но тут земля заходила ходуном, подвал стало за-сыпать… Короче, из двадцати двух человек выбралось из-под завала всего семеро. Когда выбрались, не поверили сами себе — тепло, как ранним летом…


Слушая одним ухом торопливый пересказ истории старика, Сергей пытался на ходу в азарте придумать спо-соб проникновения вовнутрь периметра. Может попытаться рыть подкоп? Кто его знает, может на какой-нибудь глубине барьер прерывается? Хотя кто его знает — вот проходит же барьер сквозь дома, значит, видимая часть полусферы как раз и не полусфера, а только часть ее? Тогда получается, что полный шар защиты защищает пе-риметр даже из-под земли?! Все может быть, но ведь не будут же они отключать весь периметр, если кому-то из них нужно зайти обратно? Наверняка предусмотрены подобные варианты. Ладно, об этом будем думать позже. Что там этот Андрей говорит про оружие? Вот помешался же на нем, тоже мне, замануха!

— … так что извините, соврал я — склад находиться с этой стороны барьера, там, где мы жили до посадки ино-планетян. Потом из-за их посадки пришлось перебираться поближе к ним. Да мы и не пытались к ним прибли-жаться — одна у всех тогда была мысль: выжить, не замерзнуть. Но до оружия добраться можно свободно — сами сколько раз туда ныряли.

— Понял, Андрей, понял, извини, но детально расскажешь мне обо всем потом, сейчас отходим, — прервал его Сергей.

— Ага, — ответил старик, но как бы пропустив мимо ушей приказ Сергея, продолжил, уже на ходу, — а выпол-зать из кораблей они начали дня три назад…

И тут это началось: там, где они находились несколько минут назад, появились новые летающие разведчики. Боевые разведчики. Может и вовсе не разведчики. Одни выскочили из-за возвышавшейся многоэтажки и сразу преодолели барьер. Заложив вираж, также свободно прошли границу мембраны-сферы и спикировали к земле. Открыли огонь каким-то часто-часто пульсирующим светом и ушли в сторону. На их место приблизилась другая пара, но, не открывая огня, прошла на бреющем вдоль периметра, забирая все больше вправо и несясь уже над рекой. На этом силы быстрого реагирования прекратили облет здесь, уйдя в полет над рекой.

Все это время они прятались под основанием моста, укрывшись в стыках массивных арматурных балок, пол-ностью скрывавших их, но открывавших полный обзор места своего недавнего контакта с ставшей непроходимой прозрачной стеной. Когда ушедшие в разные стороны по реке истребители, — опять же для себя дал этим вертким несущим огневое оружие воздушным аппаратам Сергей проследовали несколько другими курсами обратно, он вымолвил:

— Вот вам и ответ, что теперь представляет эта стена: именно защитную стену, своеобразную сигнализацию, которую они могут преодолевать в любых направлениях, кроме нас. Нам дорога туда закрыта. Все, пошлите, пока не появились пешие безголовые — это, как я предполагаю, была только поверхностная проверка точки возмущения периметра. Олег, ты был прав — они прилетели на попытку проникнуть за периметр.

— Ну, если у них будет примерно такое охранение и время прилета вот этих дисков, то…, - протянул поистине быстро пришедший в себя после всех событий вокруг дед Андрей, но его оборвал Сергей:

— А вот этого они нам и не предоставят: у них пока нет организованной охраны, систем наблюдения, но они будут, и я думаю очень скоро. К тому же, если углубиться в анализ ситуации, им и нет необходимости держать такие аванпосты по всему периметру — МЫ НИЧЕМ НЕ МОЖЕМ ИМ ПОВРЕДИТЬ, НАВРЕДИТЬ С ЭТОЙ СТОРОНЫ! — чуть ли нераздельно по слогам произнес Горшенин. — Они просто перекрыли доступ вовнутрь всем посторонним желающим. Им остается устранить возможно выживших и оставшихся внутри, пока… Я не знаю, что они будут делать после этого сидения на месте. А устранить угрозу в виде человека можно несколькими спо-собами. Даже мне, человеку не военному уже сейчас представляется несколько подобных способов.

Его слова прервало падение близко расположенного снаружи барьера девятиэтажного дома. Никто ничего не произнес, просто молча наблюдая за поднимавшейся и расходящейся волной пыли, скрывшей рухнувший дом, но натолкнувшейся на стену барьера. Еще одно вещественное доказательство по поводу невозможности преодоления любых материальных предметов, не обладающих какими-то особыми де- свойствами.

Уже более смело поднимаясь с той стороны моста, Сергей в последний раз приник к биноклю. Поймал в фокус тот корабль, возле которого они были, но ничего нового не обнаружил. К тому же мелкие детали были скрыты поднимавшимися клубами дыма и пыли.


Глава 2. | Галактеры | * * *