home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Мир назывался Эльтиан. Ходили слухи, что так его назвали эльфы, первыми поселившиеся в нем. Пришедшие следом люди переняли его название. Впоследствии эльфы частично ушли сами, неизвестно куда, частично были вытеснены или перебиты людьми, нуждающимися в хорошей древесине, которой так много в зачарованных лесах эльфов. На данный момент в Эльтиане оставалось всего три эльфийских леса-крепости.

Магия в Эльтиане была распространена, но весьма неравномерно. Например, в королевстве Фенриан магов было мало. Точнее, сейчас их не было вовсе. Всякая мелочь, вроде сельских колдунов, ведунов и знахарей, – не в счет. Это было связано с распространившимся культом Орхиса Светоносного. Неизвестно за что, этот бог сильно разозлился на магов и объявил, что принесший ему в жертву мага (полноценного, сильного мага, желательно с дипломом Валенсийской Академии или клеймом Темной Цитадели) могут рассчитывать на исполнение одного заветного желания.

Маги, вначале дружно проигнорировавшие такое положение, изредка испепеляя («валенсийцы») или зомбируя (выпускники Темной Цитадели. Они очень не любили «напрасной траты человеческого материала») тех, кто пытался их захватить для принесения в жертву. Однако вскоре были вынуждены попрятаться, а затем и бежать в другие страны, так как Орхис, заметив катастрофическую убыль своей паствы, снабдил жрецов амулетами, блокирующими магию. Амулеты действовали только на территории Фенриана, которую Орхис объявил «святой землей». Дабы не допустить дальнейшего разрастания «святой территории», во всех остальных государствах культ Орхиса под давлением магов был запрещен. Однако в Фенриане храмы множились, как грибы после дождя, «в связи со стратегической необходимостью противостояния возможному магическому вторжению», как было сказано в королевском обращении к народу, недовольному очередным повышением налогов.

Таким образом, количество магов в стране упало до нуля. Последовавшие после этого народные волнения (плодородие почв, лишенных благотворного влияния магов земли резко упало, а дожди, прежде регулярно выпадавшие точно в необходимый для земледелия срок, теперь шли, как им хотелось) были жестоко подавлены. После публичной казни бунтовщиков людям было объявлено, что все свалившиеся на них беды – результат проклятия одного из последних принесенных в жертву магов – бывшего придворного чародея Вальдеса. В действительности, неудачливый темный маг, соблазненный высоким постом и обещанным королем убежищем от своих светлых коллег, перед смертью успел проклясть только обманувшего его короля. Однако причина всех бед была найдена очень удобной, и выражение «Проклятье Вальдеса» вошло в обиходную речь.

По мере рассказа принцессы Олега все больше интересовало; удастся ли ему встретиться хоть с одним магом. Впрочем, Аталетта тут же объяснила, что такие проблемы есть только на территории Фенриана.

В этом мире есть и другие государства. В империи Трир, например, светлые маги пользуются огромным уважением и почетом. А сама Академия Светлой Силы расположена на территории Валенсии, государства, полностью от нее зависимого, и иногда из-за этого называется Валенсийской Академией. Раньше она имела политический противовес, так называемую Темную Цитадель Власти, но в результате закончившейся двадцать лет назад войны Цитадель была разрушена, а маги этого ордена были вынуждены скрываться.

Пока продолжался разговор, а точнее, лекция принцессы по истории этого мира, Олег с Аталеттой поднимались по длинной запыленной винтовой лестнице. По «глубине залегания» заклинательная комната вполне могла соперничать с каким-нибудь бункером из тех, что строились в советское время на случай ядерной войны.

Наконец, они оказались на жилых этажах. Каменный пол, закопченный потолок и усеянные гобеленами стены освещались узкими окнами, похожими на бойницы. Из любопытства Олег выглянул в окно. Его взору предстала великолепная панорама. «Уборка навоза на заднем дворе средневекового замка, освещаемая лучами закатного солнца» – так мог бы назвать открывшуюся ему картину какой-нибудь художник. За постоянно пополнявшейся из конюшни горой ценного удобрения возвышалась каменная стена, полностью блокируя возможность обзора остальной территории. Олег со вздохом отошел от окна. Обладающий весьма сомнительными, как эстетическими, так и информационными, достоинствами пейзаж не вдохновил его на более тщательный осмотр.

– Где мы находимся? – решил он утолить свое любопытство иными методами.

– Это Крэгхист-тор, наш фамильный замок. Его построил мой предок, еще в те времена, когда Крэгхисты были не королевской династией Фенриана, а одним из довольно захудалых герцогских домов, при великой династии Тиис. Позже, когда последний Тиис «трагически погиб на охоте», и на трон взошел Фридрих I Крэгхист (все свидетели той охоты вскоре скончались в результате хорошо подготовленной череды «несчастных случаев» столица была перенесена из Орвалена в Вельминт, который вот уже два века и является главным городом нашего королевства.

– Кстати, – вспомнил Олег. – Я хотел узнать, почему ты называешь своего дядю по фамилии? Логичней было бы пользоваться именем, особенно тебе, ведь вы из одного рода.

– Не желаю привлекать его внимания. Он владеет магической силой, а, говорят, любой достаточно сильный маг способен услышать, когда кто-то называет его по имени. Я не хочу рисковать. Иногда мне бывает очень жаль, что лиц королевской крови нельзя использовать в ритуальных целях. Иначе его давно бы принесли в жертву Орхису. – Принцесса мечтательно вздохнула.

В это время из-за угла показался молодой мужчина. Он был одет в тунику, похожую на ту, что была на Аталетте, однако немного другого фасона и куда более изукрашенную. Поверх туники были надеты доспехи, напоминающие латы древнеримских легионеров. Рукоять короткого меча, висевшего у его пояса, слепила глаза из-за обилия крупных рубинов и бриллиантов. Доспех также был сверх всякой меры покрыт позолотой и драгоценными камнями.

– Лейтенант лейб-гвардии Лайд Эрмини, наследник одной из богатейших фамилий Фенриана. Ловкий придворный, неплохой фехтовальщик, один из преданнейших людей моего дяди и… большой мерзавец, – вздрогнув, произнесла принцесса и попыталась свернуть в другой коридор, очевидно, чтобы избежать встречи. Попытка не удалась.

Увидев Аталетту, «придворный мерзавец» тут же устремился ей навстречу.

– Ваше Высочество, где вы были? – В голосе лейтенанта слышалась неприкрытая злость. – Лорд-канцлер тревожится! Мне приказано разыскать вас и немедленно проводить к нему в кабинет. Извольте пройти со мной. – Стоящего рядом с девушкой Олега он смерил коротким взглядом, и дальше демонстративно не замечал.

В глазах Аталетты промелькнули искры. Первоначальное раздражение от неприятной встречи сменилось испугом, когда она поняла, кто и для чего, учитывая личность посланца, может требовать ее к себе, но затем исчез и испуг, вытесненный яростью: ей, наследной принцессе, посмели приказывать, как какой-то дворовой служанке! В следующий момент эта ярость клокочущей лавой вылилась на тщательно напомаженную голову лейтенанта Лайда.

– …… и по…!!! Иди…… вместе со своим лордом-канлером и……… там…… Я наследница престола и если какой-то… с куриными мозгами, после…… решил, что он может мне приказывать, то он допускает… и… ошибку.

Выпустив пар, девушка уже другим, холодным и спокойным тоном обратилась к Лайду:

– Лейтенант Эрмини, вам все понятно? Мы дозволяем вам покинуть нас. Сообщите лорду-канлеру, что если он нуждается в нашем обществе, то он может обратиться к моему секретарю с просьбой об аудиенции.

Опешив от такого напора, Эрмини рефлекторно дернулся, словно и впрямь собираясь уйти, но потом взял себя в руки.

– Прощу прощения, Ваше Высочество, однако я не в силах исполнить ваши приказания. Думаю, что лорд-канцлер этого сделать также не сможет. На мой взгляд, это просто анатомически невозможно! А вот приказы лорда-канлера вполне просты и исполнимы. Мне приказано доставить вас к нему немедленно и любой ценой! Вы пойдете самостоятельно или мне применить силу?

Для демонстрации серьезности своих намерений он ухватил Аталетту за руку и сильно дернул. Девушка вскрикнула, и Олег решил, что пора вмешаться.

Он лениво выступил вперед и, смерив взглядом уступающего ему в росте почти на голову лейтенанта, поинтересовался:

– Ваше Высочество, мне кажется или этот лейтенантик действительно осмелился угрожать особе королевской крови? Мне, конечно, доводилось слышать всякие россказни о вашем положении, но при этом мне и в голову не могло прийти, что дела обстоят столь ужасающим образом. Разрешите наказать этого наглеца?

Произнося эту тираду, Олег неотрывно смотрел на девушку, старательно имитируя влюбленный взгляд. Он решил, что чем раньше начнет распускать слухи о себе и о своей якобы влюбленности в принцессу, тем лучше. А этот расфуфыренный служака, которого Олег был намерен немножечко побить (чтоб руки не распускал!) и отпустить, вполне подходил на роль сплетника.

Судя по вниманию, которым сопровождался его монолог, с первой задачей – показаться, как можно более необычным – Олег справился просто блестяще.

– Кто ты такой и как попал во дворец? По какому праву ты вмешиваешься в дела государственной важности? – От изумления, что кто-то посмел противоречить человеку, выполняющему приказ всесильного лорда-канлера, Лайд даже выпустил руку Аталетты.

Та немедленно воспользовалась предоставленной ей свободой и тут же юркнула за спину к Олегу, после чего гордо сообщила:

– Лэр[10] Ариох, я дозволяю вам поступать с ним так, как считаете нужным. Небольшой урок вежливости будет ему полезен. Только, пожалуйста, не убивайте его, – быстро добавила она, видимо вспомнив представление, разыгранное Олегом в подвале.

– Да, Ваше Высочество, как пожелаете. – Кивнув принцессе, он обратился к офицеру: – Меня зовут Ариох. Я дворянин – менестрель из России. Это небольшая страна на юго-востоке континента, за Селийским халифатом.

Делая такое заявление, Олег ничем не рисковал. Как рассказала ему Аталетта, юго-восток континента был практически не изучен из-за политико-магических условий. Что это за условия, девушка уточнять не стала, да Олег и не стремился вдаваться в такие подробности. Главным было то, что на всех картах на этом месте виднелось одно большое белое пятно, в котором могли располагаться какие угодно страны, с любыми, самыми диковинными обычаями. В общем, это было идеальное прикрытие.

Тем временем Олег продолжал:

– Во дворце я оказался по приглашению Ее Высочества, а вмешиваюсь по праву и обязанности дворянина, на глазах у которого заговорщик нападает на наследницу престола, и мужчины, видящего, как негодяй обижает беззащитную девушку!

Произнеся эту патетическую фразу, он отвесил гвардейцу несильную пощечину и заявил, в лучших традициях дореволюционного офицерства:

– Я к вашим услугам, лэр.

Реакция офицера была крайне неожиданна. Вместо того чтобы, с достоинством кивнув, назвать время и место схватки, как Олег подсознательно ожидал, основываясь на фильмах и книгах, или, вытащив меч, попытаться зарубить его на месте, Лайд Эрмини повел себя странно. Он ловко выхватил из-за пазухи какой-то амулет, напоминающий школьное пособие по геометрии – треугольник в круге, и взмахнул им у Олега перед носом, проведя по довольно сложной и замысловатой траектории. Тут сработал рефлекс каратиста, и лейтенант полетел по коридору, а его побрякушка осталась у Олега в руке, неприятно покалывая пальцы. Сжав кулаки (амулет тихо хрупнул и сломался), Олег шагнул к противнику, желая «прояснить ситуацию и разобраться в произошедшем», однако, завидев его приближение, лейтенант вскочил на ног и опрометью бросился бежать, виляя, как под обстрелом.

– Что это с ним? – обратился Олег к подозрительно разулыбавшейся Аталетте. – Неужели у вас берут в гвардию таких трусов? Куда смотрит его капитан? Если он так убегает от вызова, то что же с ним будет на поле боя?

– А кто тебе велел вызывать его на магический поединок? Он, как и любой гвардеец, – младший жрец Орхиса, и амулетик соответствующий имеет… имел… Да, вон тот, обломки которого ты сейчас стараешься задвинуть за ковер! Между прочим, считалось, что он защищен силой бога, и сломать его теоретически невозможно! «Я к вашим услугам!» Да с тех пор, как в нашем королевстве появился культ Орхиса, и амулеты «падения маны», эти слова прозвучали впервые! Ясное дело, что он был шокирован! А когда амулет на тебя не подействовал, хотя раньше исправно парализовывал любых, даже самых могущественных магов, поставляя Орхису новые жертвы, то он решил, что имеет дело с каким-то чрезвычайно могучим магом, или, возможно, даже новым богом, решившим мне помочь. Думаю, сейчас он со всей возможной скоростью удаляется от дворца и впредь будет держаться от политики подальше!

– В таком случае, нам надо спешить! Он сейчас доложит кому следует, и нас бросится ловить целая армия. Мне как-то неохота вырезать все вооруженные силы твоей страны. – Олег сильно обеспокоился и блефовал напропалую.

– Не волнуйся. Вряд ли он кому-нибудь расскажет. Ведь, в случае чего, ему как жрецу-гвардейцу придется идти в первых рядах. Впрочем, я думаю, дальше нам действительно стоит идти тайным ходом. Раз Крэгхист осмелился отдать приказ о моей поимке, значит, осталось недолго… Бедный папа!

Пройдя немного вперед, принцесса, по каким-то только ей ведомым признакам, выбрала одно из торчащих на стене колец, очевидно, для факелов, и прокрутила его вокруг своей оси, после чего резко дернула на себя. Тотчас каменный блок с тихим шорохом отъехал в сторону, открывая потайной ход.

– Пойдем. – Девушка нырнула в глубину лаза, и Олегу ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.

Потайной ход, прихотливо изгибаясь, имел множество отверстий для подглядывания и подслушивания. Из одного из них доносился разговор. Олег подошел поближе и взглянул в отверстие. Перед ним находилось караульное помещение. Прислушавшись к происходящей там беседе, Олег поспешил уйти, уводя за собой принцессу. Ей это слышать было… нежелательно.

– … три дня. Ставлю пять серебряков.

– Ладно, принято. Не хочешь сделать ставку еще и на способ?

– Способ?

– Ну, там… отравят, задушат, с лестницы упадет или еще чего?

– А я-то откуда это знать могу?

– А про срок откуда знаешь?

– Ну дак, это просто. Завтра ее папахен, старый король скопытится. Потом три дня траура, а за ними должна быть коронация. До коронации ей, ясное дело, не дожить. Но и сразу ее кончать не будут. Лорд-канцлер не зверь, даст с отцом попрощаться. Вот и получается, дня через три на че…

Нет, никак нельзя, чтобы принцесса это услышала.

Заметив явный интерес Олега к многочисленным отверстиям для подглядывания, Аталетта решила дать необходимые пояснения.

– Этот ход был построен по приказу моего прадеда, который отличался сильнейшим любопытством. Он проходит через все помещения замка, которые предок считал для себя интересными.

– Что ж, его вполне можно понять. Мне тоже весьма интересно, – сказал Олег, кивая в сторону очередного отверстия, от которого оторвался с заметной неохотой. Любопытная Аталетта, очевидно унаследовавшая это качество от прадеда, тут же заняла освободившееся место. Перед ее взором предстала роскошная ванна, сплошь уставленная различными флакончиками и коробочками с притираниями. В центре, за клубами пара виднелась некая фигура, чья принадлежность к женскому полу просматривалась совершенно отчетливо.

– Между прочим, это уже четвертый глазок в ванную. Причем одна из них, по-моему, мужская!

– Вполне возможно. Расположение комнат со времен прадедушки несколько поменялось. А глазки были проделаны во все ванные комната фрейлин и некоторые гостевые. И не только глазки, но кое-где и тайные двери. Прадед был не только любопытный, но и весьма любвеобильный мужчина, а прабабка была очень сурова в этом вопросе. Пойдем.

Пройдя еще некоторое расстояние, принцесса вдруг прильнула к одному из отверстий и внимательно обозрела находящуюся за ним комнату. Затем она дернула за рычаг и вошла в открывшийся проем.

– Ты куда? – Олег быстро проскочил за ней.

– Теперь это моя комната. Я ее выбрала сама. Кроме меня, о тайном ходе никто не знал. Родичи не разделяли моей страсти к истории, но не мешали мне исследовать дворец, а иногда очень полезно иметь запасной выход. Мне надо захватить деньги и кое-какие вещи. Вряд ли я вернусь сюда еще раз. Разве что ненадолго, если дядины слуги меня поймают.

Говоря это, Аталетта увлеченно копалась в шкафу. Подождав четверть часа, Олег закрыл дверь на засов и не раздеваясь прилег на стоящий неподалеку диванчик.

– Разбудишь когда закончишь сборы.

С этими словами он закрыл глаза и, как в пропасть, рухнул в царство Морфея. Последний раз Олег спал еще у себя в общаге, перед тем как отправиться на день рождения к Денису. Потом стремительно завертевшийся круговорот событий не оставлял ни малейшей передышки для отдыха, и вот теперь организм властно требовал свое.


Глава четвертая Демона вызывали? | Дорога в маги | Глава пятая Телохранитель для принцессы