home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

10 июля 1999 года, суббота

РАССКАЗЫВАЕТ ДЕНИС АКСЕНОВ (ШОЛЬЦ)

Я ложился спать. День прошел слишком серо, и несмотря на довольно ранний для сна час – около восьми, мне захотелось лечь. Тетка ужинала.

В дверь позвонили.

– Денис, это к тебе! – крикнула она из прихожей. – Андрей.

Я встал с кровати.

– Спать ложишься? – спросил Андрей, войдя в мою комнату.

– Вроде того… Ты откуда?

– Скорее «куда». Одевайся, Шольц, пойдем со мной. И быстрее, нас ждут.

На Андрее была надета черная кожаная куртка со множеством заклепок. Такие обычно носят байкеры.

– А чего ты так оделся?

Андрей не ответил мне, разглядывая пластмассовую бутылку колы у меня на подушках.

– Ты, Шольц, какой-то анонимный алкоголик «Кока-Колы», – с усмешкой сказал он. – Чего ты ее под подушкой прячешь?

– Объясни, куда ты меня зовешь? – вздохнув, спросил я.

Андрей принялся ходить по комнате.

– Идем-идем. Сегодня праздник.

– Какой?

Наклонившись к моему уху, он зашептал:

– Сегодня праздник у ребят —

Ликует пионерия.

Сегодня в гости к ним зайдет…

Кто?

– Кто? – спросил я.

– Лаврентий Палыч Берия! – загоготал Андрей. – Ладно, если серьезно, то нас ждут в одной компании. Помнишь, что ты мне говорил неделю назад? А там будет много девушек, ну, сам понимаешь. Я решил тебе помочь.

– Я тебя об этом не просил! – рассерженно воскликнул я, ужасно жалея, что не сдержался тогда и рассказал о своем желании. – Иди один.

Андрей подошел ко мне вплотную и прошипел:

– Короче, Денис, ничего не хочу знать. Одевайся.

И я снова подчинился ему.

– Ладно. А когда мы вернемся?

– Объясню по дороге, – улыбнулся Андрей. – Как захочешь, так и вернешься. Посмотрим.

Я достал из шкафа свой пиджак и стал его отряхивать.

– Прохладно на улице? Я пиджак надену.

Андрей замахал руками:

– Ой, нет. Ну какой пиджак? Одень что-то попроще.

– Почему?

– Будешь выделяться, – неопределенно сказал Андрей.

Когда я оделся, в комнату зашла тетка.

– Куда это вы собрались? Ты же, вроде, спать ложился?

– Скоро вернусь, – буркнул я, и мы ушли.

На улице, как я и опасался, было довольно холодно. К тому же недавно прошел дождь, все размокло и дорожка представляла сейчас собой вязкую мешанину из грязи. Поэтому я глядел себе под ноги и чуть не столкнулся со своей соседкой, которую называл Галей.

– Что так долго? – спросила она, дунув на свои накрашенные ногти.

Я решил, что она меня с кем-то перепутала, и ничего не ответил, но к моему огромному изумлению Андрей весело сказал ей:

– Наташа, извини. Он идти не хотел.

Девушка посмотрела на меня и усмехнулась:

– Тебе, Денис, там понравится.

Я оторопело взглянул на нее. И то, что она знала мое имя, и то, что куда-то шла с нами – все это было очень странно и неожиданно, да к тому же меня отчего-то немного коробило то, что они с Андреем были знакомы.

– Который час? – спросила Наташа. – Восемь уже есть?

– Уже девять есть! – усмехнулся Андрей. – Наверное, все давно собрались. Кстати, ты не знаешь, Брайс уже вернулся из Киева?

– Честно говоря, не знаю – я у них была последний раз недели три назад.

– И я тоже, – кивнул Андрей. – Борода обещал мне позвонить насчет дня рождения Тэлы да так и потерялся.

Я не понимал, о чем они говорят. Я вообще ничего не понимал. И Андрей с каждым днем удивлял меня все больше, хотя всего лишь недавно я думал, что знаю его очень хорошо.

Наташа шла рядом с Андреем, чуть впереди, совсем не обращая на меня внимания, и мне отчего-то было грустно, что она оказалась не Галей. Я даже подумал о том, чтобы незаметно отстать от них и вернуться домой, даже замедлил шаг, но передумал.

Мы вышли на проезжую часть. Андрей повернулся ко мне:

– Сколько у тебя денег?

– Восемь гривен.

– И у меня где-то десятка, – сказала Наташа.

Андрей подмигнул мне и весело сказал:

– Ну, свои деньги оставь при себе. Гусары с дам денег не берут-с. А все-таки лучше машину остановить, да?

Наташа кивнула. У меня, конечно, никто не спрашивал, хотя на «Жигулях», которые остановил Андрей, мы ехали на мои деньги.

– Смотри, Шольц, – вдруг сказал Андрей, который сидел на переднем сиденье. – Вон Швед стоит!

Выглянув в окошко, я увидел Глеба и Олю, стоящих на остановке.

– Хм, – усмехнулся Андрей. – А мне сказал, что едет с отцом на рыбалку…

Всю дальнейшую дорогу мы ехали молча.

– Остановите, пожалуйста, у светофора, – сказал Андрей.

Машина остановилась. Я вылез первым и огляделся. В этом районе я раньше не был.

Наташа отчего-то не выходила из машины. Меня оттолкнул Андрей.

– Ну ты балда! – воскликнул он, подавая ей руку, чтобы Наташа могла вылезти. – Тебя, Денис, хорошим манерам не учили?

Я смущенно опустил глаза. Настроение испортилось, и я не заметил, как мы подошли к диковинному железному сооружению, состоявшему из трех старых гаражей и украшенного всякими надписями.

– Вот. Мы пришли, – сказала Наташа.

В нос ударил запах сырости и смешанный с ним табачный дым. Наше появление находившиеся там парни и девушки встретили дружным ревом.

– Те же и Щорс, – произнесла одна из девушек, глядя в упор почему-то не на Андрея, а на меня.

Я покраснел. Мной опять овладел комплекс, который я считаю какой-то болезнью – боязнь незнакомых людей.

– Господа планокуры, неформалы и тунеядцы, – громко сказал Андрей, – это Денис Шольц. Мой друг.

– Привет, – улыбнулась та же девушка. – Я – Атланта.

– Очень приятно, – пробормотал я, а из глубины помещения вышел огромный небритый парень с копной спутанных волос.

– Я – Борода, – проревел он, тряся мою руку.

– Денис, Шольц, – сказал я, но его оттеснила невысокая, хорошо сложенная девушка с сережкой в ноздре.

– Привет, Шольц, – произнесла она и поцеловала меня в губы. – Я Тэла.

Я покраснел еще больше.

Еще три девушки подошли и поцеловали меня, но я запомнил имя только одной – Эдельвейс. Это, по-моему, название какого-то декоративного цветка или дерева, вроде баобаба.

Парень, настраивавший гитару, кивнул мне и назвался:

– Че. Че Гевара.

Наташа подошла к нему, и он переключил свое внимание на нее. А я с любопытством стал озираться вокруг. Скорее всего, здесь действительно когда-то был гараж, но сейчас это место превратилось в какой-то рай хиппи. Я и не знал, что у нас еще остались всякие там рокеры, металлисты, хиппи, да к тому же еще и девушки.

Затем мне представили девушку Кэт и невысокого худощавого парня – панка со смешным прозвищем Кактус.

Мне казалось, что все смотрят только на меня, поэтому я отошел в сторону и уставился в потолок. Андрей разговорился с девушками. Кактус начал играть на гитаре, и я снова почувствовал себя не в своей тарелке. Но тут кто-то положил мне руку на плечо. Я обернулся. Рядом стояла Тэла.

– Чего грустишь? – поинтересовалась она. – Пиво будешь?

Неожиданно для себя я согласился.

– Давай. Только я вообще-то пиво не очень люблю.

– Зря.

Девушка подошла к ржавому железному ящику в углу помещения и достала банку пива. Протянув ее мне, она вздохнула и, словно доверяя мне какую-то тайну, тихо сказала:

– Мы раз в неделю собираем деньги и на все покупаем пиво. Я просто обожаю пиво. А сколько тебе лет? – вдруг без всякой связи спросила она.

– Восемнадцать, – ответил я и вдруг почувствовал себя совсем мальчишкой.

– Тэла, ты что, ему веришь? – воскликнул Андрей. Оказывается, он прислушивался к нашему разговору. – Ему уже почти девяносто два!

Тэла рассмеялась:

– Послушай, Денис, почему тебя называют Шольц? Похоже на немецкое имя.

– Почти угадала, – ответил я, радуясь, что мной заинтересовалась такая красивая и хорошая девушка. – Только это не прозвище и не имя – это немецкая фамилия.

– Разве ты не русский?

– Конечно, русский. Я коренной москвич, сюда на лето приехал. Дед у меня был поволжским немцем, оттуда и фамилия. А моя мама, когда вышла замуж за моего отца, стала Шольц-Аксеновой. А я уже просто Аксенов.

– Очень интересно, – сказала Тэла. – Ну ладно, сейчас притащатся остальные. Я пойду.

Она отошла, а я внимательно огляделся. Царила, как любит выражаться Андрей, «богемная атмосфера». Каждый занимался своим делом, не обращая внимания на других. Две парочки тискались на диване, три человека ругались, а Че Гевара что-то негромко напевал.

Андрей обнял одного из парней за плечи и спросил:

– Стас, я думал, что тебя здесь не увижу. Ты же, я помню, говорил, что уйдешь, мол, надоело…

– Тсс! – приложил палец к губам Стас. – Тише. Я же и ушел, только вернулся. Не хватает мне всего этого.

– Шольц, ты «Металлику» играть можешь? – рявкнул над моим ухом Борода.

Я отрицательно покачал головой, и он сразу потерял ко мне интерес. Тут мне послышалось, что Стас упомянул Кирилла, и я прислушался.

– …да вообще крыша поехала. Он на меня бокал пива вылил, когда я ему про его бывшую подругу рассказал.

– Ха-ха! Про кого это? – рассмеявшись, спросил Андрей.

– Ну, Катю, с которой он раньше встречался. Она же шлюха сейчас, ты знаешь?

Я подошел ближе. Улыбка Андрея моментально исчезла.

– Не гони, Стас. Шлюха?

Стас снисходительно похлопал его по плечу:

– Вот так вот, старичок. О времена, о нравы.

– Не гони, – повторил Андрей. – Они же опять встречаются.

Теперь удивился Стас. Он присвистнул и задумчиво сказал:

– Вот оно в чем дело… Тогда я понимаю его реакцию… Но подожди, я не понял, он разве об этом не знает?

Андрей оглянулся по сторонам, заметил меня и сказал Стасу:

– Идем на воздух. Там поговорим.

Они ушли. Я остался один и решил, дождавшись Андрея, уйти отсюда. А то, что сказал Стас, – этому я не поверил, хотя, честно говоря, Катя мне не нравилась.

Я подошел к Кактусу. Из всей этой жуткой компании он показался мне наиболее нормальным.

– Ты из Москвы, я слышал? – без интереса спросил он у меня.

– Да, – ответил я, ожидая продолжения разговора. Но парень сразу забыл про меня и отвернулся.

– Витала! – окликнули его. – Поменяй вторую струну, на твоей гитаре играть невозможно!

В дверь ввалилась компания из двух девушек и одного парня. Стоящая рядом Атланта сказала вслух:

– Вот и Брайс пришел.

За ними вернулись и Андрей со Стасом. Андрей подошел ко мне и тихо сказал:

– Слушай, Шольц, я прошу тебя никому не говорить про то, что он сказал, особенно Кириллу, ты понимаешь?

– А это правда? Ну, о чем он говорил?

– Пока не знаю. Но ты об этом забудь, о’кей? Послушай лучше, сейчас я буду петь.

Андрей взял гитару и неожиданно очень приятным голосом спел песню группы «Чайф» – «17 лет». Закончив, он хотел отложить ее, но Атланта сказала:

– Теперь спой «Сердца».

Все одобрительно загудели. Че Гевара взял вторую гитару и начал первым. Вступление было очень мелодичным; когда оно закончилось, Андрей тихо запел.

Я пил пиво и вдруг почувствовал, что кто-то обнял меня сзади. Обернувшись, я увидел Тэлу, и мне сразу стало легко и хорошо. Я прижался к ней щекой и от этого движения замлел.

Припев знали все:

– Там, где наши души и сердца

Вспыхнут и сольются в одно,

Там станут явью тайные мечты

И наша жизнь покажется сном…

– Очень хорошая песня, – сказал я Маше (это было ее настоящее имя). – Чья? Цой?

Тэла рассмеялась.

– Нет. Это же Щорс написал.

– Андрей? – изумленно переспросил я, повернувшись к ней. – Сам?

– Сам, – кивнула она. – Ты не знал?

– Не знал, – покачал я головой. Маша смотрела мне прямо в глаза, затем прищурила их и прошептала:

– Просто поцелуй меня…

Кровь ударила мне в голову. Я несмело прикоснулся к ее губам – они были немного солеными и очень теплыми – и поцеловал. Мы целовались, а Андрей пел свою песню, и мне казалось, что эта песня написана специально для нас с Машей. «Там, где наши сердца сольются в одно…»

Но песня скоро закончилась. Че Гевара начал играть что-то другое, и Андрей подошел к нам.

– Любовь с первого взгляда, Денис? Честно говоря, очень рад, что вижу тебя, наконец, с девушкой. Тэла, ты молодец! А вообще, вы мне внешне моих знакомых напоминаете из моего института. Тоже парень с девушкой. Они вроде в моей группе учатся, но я их за семестр на лекциях раза два видел, не больше. А напротив института у нас бар один есть, и как туда ни зайдешь – эта парочка сидит. Она у него на коленях, а он пиво пьет. У них так все пары проходят, наверное, там же и экзамены будут. Ну ладно, отдыхайте, мешать не буду.

То, что было дальше, совершенно выпало у меня из памяти. Беспрерывно играла гитара, по кругу шло пиво и сигареты с марихуаной. Впрочем, я этим не балуюсь, а вот пива выпил действительно много.

Я упивался каким-то незнакомым и очень приятным чувством, которое просто не передать слова.

– Знаешь, Машенька, – сказал я, целуя ее шелковистые волосы. – Мне кажется, я в тебя уже влюбляюсь…

– М-м-м-м, – игриво улыбнулась она. – Мурр…

А потом… А потом началось что-то невообразимое… Один из парней, кажется, его звали Ежом, раздел до пояса какую-то девушку, обнажив ее грудь. Они оба были пьяными до такой степени, что еле держались на ногах. Я хмыкнул, но тут увидел другую пару, которая делала то же самое.

– Что это? – оторопело спросил я у Маши. – Что это?

Она удивленно посмотрела на меня и сказала:

– А что тут такого?

У меня появилось такое чувство, словно к моим ногам внезапно привязали гири. Я не мог двинуться с места.

– Это что, групповой секс? – спросил я, удивляясь, как незнакомо звучит мой голос.

– Расслабься, – мягко сказала Тэла. Она тоже говорила мне «Расслабься», как и та малолетняя проститутка на моем дне рождении. Одним этим словом она поставила себя на один уровень с той шлюхой. На меня накатились злость и разочарование.

– Нет, конечно. Какой групповой секс? – выдохнула она. – Не будь ханжой, ребята отдыхают. Ты как будто не от мира сего, Денис. Сейчас все разойдутся. Каждый со своим партнером.

Меня больно резануло слово «партнер». Стараясь не смотреть на нее, я, сбиваясь, выдавил:

– А я… Как я?.. Что мне делать?

– А ты – со мной, Денис. Со мной.

Она сказала это так легко, словно предлагала мне выпить чаю. Меня прошиб холодный пот, и я совсем не мог собраться с мыслями.

– Что значит «с тобой»? Мы тоже куда-то идем?

– Не бойся, – шепотом произнесла она. – Я знаю, что ты еще никогда…

– Это тебе Андрей сказал? – зло воскликнул я, оглядываясь по сторонам. – Почему же он такой…?

– Не волнуйся, – сказала Тэла, положив мне руку на плечо. Я совсем растерялся.

– Ты имеешь в виду секс? А разве это можно сделать здесь? – пробормотал я, обведя взглядом грязные стены. Такого в моей жизни еще никогда не было.

– Мы пойдем в парк. Здесь же парк, ты разве не заметил?

– Какой, к черту, парк? – выругался я. – Вы что, психи все? Куда подевался Андрей?

Тэла усмехнулась, пожав плечами.

Мне нужно было сосредоточиться. Если я все правильно понял, то эта девушка хочет заняться со мной сексом. Со мной, с Денисом Аксеновым! Да разве такое возможно? Не может быть, что все произошло так сразу – это, наверное, какая-то шутка… Или все-таки нет?

– А любовь? Как же любовь? – почти с мольбой спросил я.

– Денис, – сказала она, – ну что ты такой глупый? При чем тут любовь? Если хочешь, выйдем, поговорим.

Мы вышли наружу. Маша присела на корточки, а я остался стоять.

– Ты не знал, зачем мы здесь собираемся? Тьфу, я неправильно выразилась – ты еще подумаешь, что мы приходим сюда трахаться. Нет, здесь ребята репетируют, а сегодня просто репетиции нет, и мы решили просто попить пива.

– Просто попить пива? – угрюмо переспросил я. – Интересное у вас получается «пиво». Нет, Андрей мне ничего не говорил. Откуда я знал, что у вас здесь притон?

Маша пьяно фыркнула.

– Чего ты смеешься? – заорал я, чувствуя себя полным идиотом. Она убрала руку с моего плеча и задумчиво произнесла:

– Знаешь, в первый раз вижу такого парня, как ты. Рада, что мы познакомились.

Я смотрел на нее и думал, какой я на самом деле оторванный от реальности человек. Всего десять минут назад я вполне серьезно считал, что Тэла – девушка моей мечты, которую так долго ждал. А она оказалась обычной шлюхой.

– Ты против секса? – неожиданно спросила она.

– Я считаю, что секс без любви… – начал я и вдруг подумал, что это звучит смешно. И замолк.

– Я с тобой согласна. Полностью согласна. Но и ты согласись, разве нужно отказываться от секса, если нет любви?

– Нужно, – упрямо сказал я. – Нужно.

Маша устало покачала головой и вздохнула:

– Ты пока просто не понимаешь этого. Секс – это не страшно. Секс – это ерунда. Ты наслаждаешься мной, а я наслаждаюсь тобой. Вот и все. Ну, а если человек вообще никогда в жизни не влюблялся? Он должен умереть девственником?

– Если не влюблялся, то ему можно только посочувствовать.

– Денис, ты хороший парень, – зевнула она, – но совершенно не ориентируешься в жизни. У тебя есть девушка? Хотя… можно не спрашивать – если есть, ты сюда бы не пришел, ведь так?

– Так. У меня и не было никогда девушки, не везло. И я еще никогда ни с кем не спал! – закричал я.

Маша кашлянула.

– Да знаю я это. Знаю и завидую той девушке, которой ты достанешься. Но мы живем в совершенно другом мире, очень сложном и жестоком, и если ты не изменишься, можешь сломаться.

– Не сломаюсь! – почти выкрикнул я. – Надеюсь, я встречу ту девушку, которая будет понимать меня. Я в этом уверен, понимаешь, а?

– Я буду рада за тебя, Денис. Но научись не смешивать… Впрочем, ты меня не поймешь. И вообще, живи сегодняшним днем.

– Зачем?

Тэла, улыбаясь, рассматривала меня как диковинную зверушку.

– А как ты вообще, Денис, представляешь себе… – спросила она, смеясь уголками губ, – ну, свой первый раз с девушкой?

– Не знаю, – краснея, ответил я. – Наверное, дома, в уютной обстановке, с романтической музыкой…

– Свечи забыл, – вроде бы серьезно сказала она.

– Можно и свечи, – согласился я. – Но ведь главное – с кем, а не где…

Маша, прищурив глаза, сказала:

– Неужели такие, как ты, еще остались? Первый раз встречаю парня, который меня не хочет. Который верит в любовь и все такое прочее. Я очень-очень рада, что Щорс познакомил нас.

И приблизив свое лицо к моему, она прошептала:

– Хватит слов, масик. Я тебя хочу.

Ее руки обвили мою шею, губы прижались к губам, и я потерял голову…


ГЛАВА ВОСЬМАЯ 1 июля 1999 года, четверг РАССКАЗЫВАЕТ КИРИЛЛ МАРЦЕВ (ОМАР) | Там, где наши сердца | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ 12 июля 1999 года, понедельник РАССКАЗЫВАЕТ КИРИЛЛ МАРЦЕВ (ОМАР)