home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пустая, как снег

Фостер ушел встречать свою первую книгу, а мы с Вайдой остались лежать на кровати, помаленьку отхлебывая виски из бутылки, которую он милостиво оставил нам. Через некоторое время мы с Вайдой успокоились настолько, что нас можно было сдавать напрокат, как ромашковые поля.

Неожиданно — мы потеряли счет времени — в комнату с грохотом ворвался Фостер. Он был очень зол — как злятся люди тяжелые, в майках и потные.

— Надо закрывать этот дурдом, пока вы на юге, — рявкнул он, правой рукой требуя виски. — Раскиньте мозгами — эту чертову дыру вообще следует прикрыть. Навсегда. Все по домам. Пусть потуже затягивают болты в голове. Если, конечно, они еще остались.

Фостер по-индюшачьи глогнул здоровенный глоток виски, скривился и передернулся, когда глоток стукнулся о дно желудка.

— Так-то лучше, — сказал он, вытирая рот рукой.

— Что случилось? — спросила Вайда. — Библиотечная прививка не принялась?

— И не говори. Еще вискача! — сказал Фостер, обращаясь к бутылке так, словно она была ладонью целителя, полной бальзама.

— Надеюсь, ты никого не испугал, — сказал я. — Цель библиотеки ведь — не в этом. Мы здесь занимаемся обслуживанием, а не спросом.

— Испугал? Да ты шутишь, малец. Все, черт возьми, совсем наоборот. Проклятье, обычно я лажу с людьми.

— Что случилось? — повторила Вайда.

— Ну что — выхожу я туда, а там черт знает что. То есть, стоит снаружи и…

— Кто? — спросила Вайда.

— Женщина? — безжалостно уточнил я.

— Неважно, — ответил Фостер. — Дайте досказать, черт бы вас побрал! Да, там женщина, и это слово подходит к ней с большой натяжкой. Звонит в колокольчик, подмышкой книга, поэтому я открыл дверь. Это была ошибка.

— Как она выглядела? — спросил я.

— Неважно, — сказал Фостер.

— Давай дальше, — сказала Вайда. — Рассказывай.

Не обращая на нас внимания, Фостер продолжал рассказ по-своему:

— Когда я открыл дверь, она в тот же миг открыла рот. «Кто вы такой?» А голос — как автомобильная авария. Что за хрень?

«Я Фостер», — сказал я.

«Никакой вы не Фостер, я Фостеров видала, — сказала она. — Не врите, вы кто-то другой, потому что вы — не Фостер».

«Это мое имя, — сказал я. — Я всегда был Фостером.

„Ха-а! но довольно о вас. Где моя мать?“ Она еще чего-то требует.

„Что значит — ваша мать? Сколько вам лет, чтоб у вас была мать?“ — Я уже устал подлизываться к этой ведьме.

„Что вам сделать с этой книгой?“ — спросил я.

„Это не ваше собачье дело, самозванец Фостер. Где она?“

„Спокойной ночи“, — ответил я.

„Что значит — спокойной ночи? Я никуда отсюда не пойду. Я останусь прямо вот здесь, пока не выясню, где моя мать“.

„Я не знаю, где ваша мать и, честно говоря, могу процитировать Кларка Гейбла[11] из „Унесенных ветром“: „мне глубоко плевать““.

„Он назвал мою мать Кларком Гейблом!“ — заорала она и собралась дать мне пощечину. Но я уже все понял и перехватил руку в полете, развернул ее всем корпусом и хорошенько подтолкнул к выходу. Она выпорхнула из двери, точно летучий мусорный бак.

„Отпустите мою мать на свободу! — вопила она. — Мою мать! Мою мать!“

Я начал было закрывать дверь. Тут на меня будто дремота навалилась. Я не знал, просыпаться мне или хорошенько дать этой стерве по мозгам.

Она ринулась к двери, поэтому пришлось выйти наружу и проводить ее вниз по ступенькам. По дороге мы немножко повздорили, но я приподнажал ей на руку, и она малость поостыла, а я одновременно, как истинный джентльмен, предложил сломать ее цыплячью шейку, если она сейчас же не припустит по дороге туда, куда ее только донесут эти вешалки, приспособленные вместо ног.

Напоследок она еще орала: „До чего я дошла? Что я делаю? Что это со мной? Что я мелю?“ И при этом выдирала из книжки страницы и подбрасывала их над головой, как невеста на свадебном обеде.

— Как невеста на свадьбе? — переспросила Вайда.

— Цветы, — пояснил Фостер.

— Ой, я не поняла, — сказала она.

— Я тоже не понял, — сказал Фостер. — Я спустился и подобрал несколько листов — посмотреть, что это была за книга, но на страницах не было написано ничего. Пустые, как снег.

— Бывает, — сказал я. — К нам заходят и авторы не в себе, но по большей части все спокойно. С ними нужно вести себя как можно терпеливее, записать фамилию автора, название книги, добавить небольшое описание в Гроссбух Библиотечного Фонда и предложить им поставить книгу на ту полку, которая им больше нравится.

— С этой-то книгой как раз просто, — сказал Фостер.

Я только открыл рот…

— Описание, — сказал Фостер.

Я только открыл рот…

— Пустая, как снег, — сказал Фостер.


Приемыш Фостера № 1 | Аборт. Исторический роман 1966 года | Фургон