home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

«Если подольше подождать в космопорту Миранды, встретишь каждого, с кем стоит встретиться во всем нашем рукаве».

Этот типичный образчик мышления представителей Четвертого Альянса, конечно, чепуха. Люди, населяющие Альянс, слишком самоуверенны, что, впрочем, неудивительно, так как все высшие клайды считают себя Божьим Даром Вселенной и слишком много мнят о своей главной планете и ее космопорте.

Но могу присягнуть, что попав первый раз в космопорт на Миранде, вы подумаете, что на сей раз бахвальство Альянса небезосновательно.

За свою жизнь я повидал тысячи космопортов, от карликового причала на Колыбели до висящих в пустоте комплексов для запуска громадных ковчегов. Я побывал ближе, чем осмелился бы любой из нас, к Синапсу Строителей, в котором испытательные корабли вспыхивают, мерцают и исчезают: никто никогда так и не узнал, куда отправились сидевшие в них дуралеи-добровольцы или как удалось счастливчикам вернуться.

А космопорт Миранды котируется наравне с самыми лучшими из них, особенно, если вы хотите заблудиться.

Представьте себе круглую площадку на поверхности планеты, диаметром двести миль… я действительно имею в виду площадку, абсолютно плоскую и ровную, как будто это не часть поверхности шара. Все основание космопорта Миранды выровнено до миллиметра, так что середина круга на полторы мили ближе к центру планеты, чем внешняя кромка.

А теперь представьте, будто вы двигаетесь от нее к середине по однородной черной плоскости, похожей на шлифованное стекло. Жара. И воздух Миранды колышется и дрожит. Через десять миль перед вами появляется первое кольцо зданий: склады, площадки-ангары для хранения грузов — их тысячи тысяч, простирающихся на тридцать этажей в высоту и столько же, если не больше, в глубину, под землю. Вы едете дальше, мимо второй, третьей, четвертой зоны складов и доезжаете до первой и второй пассажирских зон прибытия. Вы видите людей всех рас, сложений и расцветок, а вдобавок кекропийцев, варнианцев, лотфиан и хайменоптов, и хихикающих пустоголовых дитронитов… и думаете, неужели эта круговерть будет продолжаться и дальше. Но как только вы минуете второе пассажирское кольцо, в глаза бросаются две вещи. Первая: прямо впереди, на горизонте появляется какая-то тонкая вертикальная линия. И вторая: сейчас полдень, но быстро темнеет.

Несколько секунд вы разглядываете эту вертикальную линию и понимаете, что это, должно быть, основание Ствола, который идет из центра космопорта Миранды прямо к стационарной орбите, но в этом нет ничего особенного… если сравнить его с сорока восемью основными стволами, которые соединяют Кокон с планетой Саваль.

Но становится темнее, и вы смотрите вверх. И тогда замечаете Покров, край которого заслоняет солнечный диск. Это крыша порта Миранды, шляпка Гриба-Ствола.

Покров раскинулся на девять тысяч миль. Там и вершатся настоящие дела: это единственное место рукава, где узел Бозе-сети находится так близко к планете.

Вы останавливаете машину, и у вас разбегаются глаза. Тут, у края Покрова, стоят миллионы космических кораблей. Некоторые из них идут с молотка. В течение получаса вы можете подняться по Стволу; спустя сутки вы окажетесь на Покрове и выберете себе аккуратное маленькое суденышко. А еще через несколько часов вы уже можете проскочить через Переходную Станцию Бозе-сети в другой узел за десяток, сотню, или тысячу световых лет отсюда…

А если вы бывалый путешественник, вроде меня, для вас порт Миранды таит истинную магию: вы можете сидеть прямо на поверхности планеты, как какой-нибудь домашний песик, и вместе с тем сознавать, что лишь день пути отделяет вас от рукава. И прежде чем вы проникнетесь этим до конца, вас потянет взглянуть еще разок на миллиономильные молнии, сверкающие среди колец трения на Каслмэйне, или поразмышлять, о каких мирах мечтает сейчас космический мантикор с Тристана, или узнать, какими новыми сказками и побасенками делится в баре космопорта на Затычке старый Дульсимер, полифем с Чизма. И внезапно вам снова захочется увидеть, как пересыпается в калейдоскопе Вселенная на краю Свертки Торвила на дальних рубежах Сообщества Зардалу, где пространственно-временные узлы вяжутся, запутываются и крутятся друг вокруг друга, как воспоминания старика…

И тогда вы поймете, что приливы и отливы пространства бурлят в вашей крови, и пришло время поднять якорь, поцеловать на прощание жену и снова пуститься по тропинкам Пространства в последнюю поездку по нашему рукаву.

«Горячий лед, теплое пиво, холодный уют (в одиночку по Галактике)». Мемуары капитана (в отставке) Алонсо Уилберфорса Слоуна. Опубликованы издательством «Молния-Пресс» в марте 4125 г. э. Тираж распродан в мае 4125 г. Э. В настоящее время имеются только в Отделе редких публикаций Эмзеринской библиотеки (Кэм Х'птиар/Эмзерин).

Деньги и кредит мало что значат для члена межвидового Совета. Чтобы послужить Совету, любая планета рукава с готовностью предоставит все свои ресурсы, а если возникнут какие-то колебания, советники имеют право приказывать.

Но бывшему советнику, да еще подавшему в отставку в знак протеста…

Всю свою жизнь Джулиан Грэйвз обходил стороной меркантильные вопросы, а теперь ему неожиданно пришлось столкнуться с реальностью. Он поглядел на новенькую кредитную карточку и понял, что ее не хватит.

— Мы можем себе позволить только не очень большой и не очень новый корабль, — произнес он, передавая Жжмерлии доверенность на свои личные деньги, — но позаботьтесь, чтобы он был оснащен оружием. Когда мы выследим зардалу, вряд ли они будут дружелюбно настроены.

Лотфианин вежливо промолчал, но его бледно-лимонные глаза закачались на коротких стебельках, а потом повернулись в сторону Ввккталли и Каллик. Они уж точно не рассчитывали на доброжелательность головоногих. В результате знакомства с зардалу тело Ввккталли было разорвано на куски, а маленькая хайменоптка Каллик потеряла ногу. Джулиану Грэйвзу потребовались новые глаза. Он, казалось, уже позабыл все это.

— Но гораздо важнее его тяга и радиус действия, — продолжал Грэйвз. — Мы понятия не имеем, как далеко нам придется забраться, или сколько Бозе-переходов придется совершить.

Жжмерлия закивал, а стоявшая рядом Каллик запрыгала вверх-вниз на восьми пружинистых ногах. Бесконечные нудные формальности слушания в Совете показались хайменоптке невыносимыми. Она горела желанием действовать. Когда Грэйвз протянул доверенность на кредит, она цапнула ее с удовлетворенным свистком.

То же стремление скорее очутиться наверху и жажда деятельности руководили Каллик и Жжмерлией, когда они вылетели с Дельбрюка в порт Миранды. В каталогах Нижней Стороны имелись описания всех кораблей на причалах Покрова, и потенциальный покупатель мог затребовать характеристики любого из них. Он мог даже вызвать голографическое изображение, которое позволит побродить по всем закоулкам корабля, заглянуть в машинное отделение, осмотреть салоны для пассажиров и экипажа. Не покидая Низа, покупатель сможет все; только потрогать полированную отделку, нажать на кнопки контроля и нюхнуть озон Бозе-двигателей ему не удастся.

Но именно этого хотела Каллик. Под ее давлением они с Жжмерлией сразу направились к основанию Ствола. Как раз в тот момент, когда Луис Ненда и Атвар Ххсиал появились в Дельбрюке, их недавние рабы поднимались к Покрову и торговому центру Верха.

Осмотреть все корабли было совершенно нереально. Список содержал миллионы судов всевозможных размеров, модификаций и состояний, разбросанных на сотнях миллионов кубических миль. Даже Каллик была вынуждена признать, что выбор надо начинать с компьютерного поиска. Пришлось отправляться в центральную торговую контору Верха.

Они прибыли туда к концу самого напряженного периода, и менеджер без энтузиазма поглядела на новых посетителей. От усталости у нее гудели ноги, и она сознавала, что не способна вложить все чувства в сделку. По порту Миранды сновало много чужаков, но корабли они, как правило, не покупали. Корабли покупали люди.

Худой был лотфианином и, как все лотфиане, выглядел просто путаницей рук и ног. Восемь черных конечностей крепились к длинному трубчатому туловищу, а голова, казалось, состояла из огромных бледно-лимонных фасеточных глаз. По опыту менеджер знала, что у лотфиан нет денег и решений о покупке они не принимают. Они даже говорить от своего имени не могут. Их удел — быть переводчиками и слугами кекропийцев и помалкивать.

Спутник лотфианина смотрелся еще хуже. У него тоже было восемь ног, которые росли из короткого бочкообразного тельца, покрытого черным мехом, а вокруг гладкой маленькой головки располагались ряды черных блестящих глазок. Скорее всего, это был хайменопт, большая редкость за пределами Сообщества Зардалу… и если верить слухам, крайне опасное существо. Хайменопты обладали молниеносной реакцией, а в конце круглого тельца скрывалось смертоносное жало.

Могут ли вообще эти красавцы разговаривать? Ведь единственные звуки, которые издают чужаки, — щелчки и свистки.

— Терпение, Каллик. — Тощий лотфианин переключился на человеческую речь и повернулся к менеджеру, протягивая кредитную карточку. — Мое почтение. Я — Жжмерлия, а это Каллик. Мы хотим купить корабль.

Значит, по крайней мере, один из них говорит по-человечески. И у него кредит. Вот так сюрприз. Первая реакция менеджера: «Не тратить на них и пяти секунд», была подавлена многолетним опытом. Она взяла протянутую лотфианином карточку и проверила ее в автомате.

Н-да.

Две дюжины глаз уставились на нее.

— Ну как, нам везет? — спросила хайменоптка.

Да они оба умеют говорить!

— Вам везет только в одном: ваш выбор сузился до одного процента нашего списка.

— Почему? — Черные глазки Каллик рассматривали голограммы сразу дюжины кораблей.

— Потому что вашего кредита недостаточно, чтобы купить все остальное. Например, вам не купить ни один из тех, на которые вы сейчас смотрите. Можете перечислить необходимые требования?

— Дальность, — принялся называть Жжмерлия, — вооружение, вместимость (двое нас и четверо людей), большой грузовой отсек.

— Какого типа груз?

— Живой. Нам может понадобиться место, чтобы перевезти группу зардалу.

— Понимаю. — Менеджер улыбнулась, не разжимая губ. Зардалу! Почему не сказать «динозавры», и дело с концом?! Если покупатели на хотят рассказывать, что именно они повезут на своем корабле… а многие рассказывать не хотят… лучше бы и голову не морочили. Лично ей все равно, для чего будет использоваться корабль после продажи, но она терпеть не могла, когда ей пудрят мозги. Что ж, она им устроит.

— Хорошо. Теперь, когда я знаю, что вам нужно, мы можем взглянуть на несколько кораблей. Как насчет этого? Он вам по карману.

Корабль, который она вызвала на трехмерный экран, представлял собой низкий цилиндр с тремя похожими на стебли причальными опорами, весь какой-то скособоченный, подобный пьянице на утро после попойки.

— Очень мощный, с великолепным компьютером на борту… с карелланским эмоциональным контуром и все такое. Ну как?

Она не могла понять мимику чужаков, но их щебетанье и свист звучали не слишком радостно.

— Я не уверен, что мне понравится такой компьютер, — наконец проговорил Жжмерлия. — А велика ли его вместимость?

— А-а. Это серьезно. Вы легко разместите там дюжину людей, но места для груза маловато. Он вам не очень подойдет. Зато вот этот, — она переключила экран, — имеет огромный грузовой отсек. Вряд ли вы сможете использовать его полностью. И мощности у него хватает.

Появившийся на экране корабль состоял из одних дыр. Он выглядел как гроздь полусгнившего винограда, ягодки которого еле держались на слабеньких веточках.

— Конечно, он выглядит таким обвисшим, когда тяга отключена и он стоит на приколе, — произнесла менеджер после долгой паузы. — Во время полета, за счет электромагнитных сил притяжения между его составляющими, все это подбирается и делается упругим.

— А вооружение? — слабым голосом спросила Каллик.

— Вооружение? — Менеджер щелкнула пальцами. — Очень важный аспект. К сожалению, это ахиллесова пята данного экземпляра. Он вооружен, но оружие находится в грузовом отсеке, и, чтобы добраться до него и привести в состояние готовности, вам придется отключить тягу. Не очень удобно.

После короткой паузы она продолжила:

— Хорошо, давайте попытаемся еще. У меня есть как раз то, что вам нужно. Мне бы только его найти. Достаточная вместимость, хорошая мощность и дальность действия, хорошее вооружение. — Она на несколько секунд склонилась над своим каталогом, вводя параметры поиска. — Я так и знала! — Она подняла голову и улыбнулась. — Как я могла забыть об «Эребусе». Это суперкорабль! Как раз для вас! Полюбуйтесь!

На экране возникла голограмма огромного судна с черной кормой. Оно напоминало яйцо с обезображенной сверкающими выступами, нашлепками и рваными выбоинами скорлупой.

— Большой, сверхмощный… а какая система защиты!

— Габариты? — спросил Жжмерлия.

— Четыреста метров в длину, триста двадцать в ширину. Пассажирский салон на сто мест… а если используете грузовое пространство… то на тысячу… В причальный шлюз легко впишется большинство межзвездных кораблей. Хотите оружие? Видите эти наросты на поверхности? Каждый из них имеет автономный заряд, способный распылить приличный астероид. Вам нужны дальность действия и мощность? Мощности «Эребуса» хватит, чтобы десять раз провезти вас по всему нашему рукаву!

На экране сменяли друг друга отсеки корабля. В них двигалась человеческая фигурка, чтобы дать представление о масштабе. Оборудование было солидным, а двигатель вызвал одобрительный свист Каллик.

— Наших кредитов хватает, чтобы его купить? — спросила она после того, как они осмотрели огромный грузовой отсек — сферическое свободное пространство двухсот пятидесяти метров в поперечнике.

— Тютелька в тютельку. — Менеджер подтолкнула квитанцию к Жжмерлии. — Вот здесь, где я пометила, и в самом конце. Как только вы подпишете, я отправлю контракт на регистрацию. Да, не мешало бы вычистить корабль внутри и снаружи. Я настоятельно рекомендую вам включить это требование в контракт… так как «Эребус» очень долго бездействовал.

Хорошо, что у Жжмерлии и Каллик нет ушных раковин, иначе бы их мочки сильно горели, когда они завершали покупку «Эребуса» и радовались удачной сделке. А на Дельбрюке, откуда они приехали, шел жаркий спор, предметом которого были их скромные персоны.

— Невероятно! Вы позволили Каллик и Жжмерлии поехать ПОКУПАТЬ КОРАБЛЬ… одних, без чьей-либо помощи? — Нависая над спинкой стула, Луис Ненда яростно буравил взглядом Джулиана Грэйвза, а Ввккталли и Атвар Ххсиал молча наблюдали за этой сценой.

— Да, позволил, — кивнул Грэйвз, — потому что признаю то, что вы в своей попытке навязать Жжмерлии и Каллик рабство склонны забывать: они взрослые особи высокоразвитых разумных видов. И было бы глупо обращаться с ними, как с детьми. Дайте им почувствовать ответственность, и все будет в порядке.

— Не занимайтесь самообманом.

— Но ведь вы, разумеется, признаете, что они разумны.

— Конечно. Но при чем здесь это? Сообразительные, взрослые, но до последнего времени все решения за них принимал кто-то. У них нет опыта. Если вам нужно рассчитать орбиту или сократить объем наблюдений, я предпочту для этой работы Каллик кому бы то ни было в этом рукаве. Но когда дело касается купли-продажи, они хуже, чем дети. Вы должны были поехать с ними. Их в два счета обведут вокруг пальца, как, скажем, Ввккталли или… О Господи.

Ненда увидел, как по обезображенному шрамами лицу Джулиана Грэйвза мелькнула тень сомнения.

— Или вас. — Ненда с досадой ударил по спинке стула. — Ну признайтесь же, Грэйвз. За всю свою жизнь вы ни с кем не торговались… Советникам приносят все, что им нужно, на блюдечке.

Грэйвз заерзал.

— Это верно. В мои обязанности редко входили… покупки любого рода или даже обсуждение материальных проблем. Но если вы думаете, что Жжмерлия и Каллик попадут в невыгодное положение…

— Невыгодное положение? Да если там ушлый менеджер-продавец, их съедят живьем… Вы можете им позвонить?.. Я поговорю с ними до того, как они зайдут слишком далеко.

— Если вы считаете, что можете поговорить с Каллик…

— Я не собираюсь вдаваться в разговоры о рабстве, клянусь. Я буду говорить только о покупке, влезу в нее, так сказать, по уши, если смогу… И ничего больше.

— Я не навязывал им определенного маршрута, но, возможно, смогу с ними связаться. Дайте мне несколько минут. — Грэйвз поспешил в другой конец комнаты, где стоял коммуникационный комплекс. Через несколько минут к нему направился Ввккталли.

— Можно мне говорить? — прошептал он Грэйвзу, который начал работать на терминале. — Я не отрицаю. Советник, что Луис Ненда и Атвар Ххсиал иногда любят приврать. Но вспомните наши приключения на Ясности… только благодаря их умению втирать очки мы смогли одолеть зардалу. А скоро нам снова придется столкнуться с головоногими.

— К чему вы клоните? — Грэйвз слушал его вполуха. В поисках Жжмерлии и Каллик его перебрасывали от одного центра связи в другой, сначала на Нижнюю Сторону, потом на Верхнюю.

— Что они могут нам пригодиться. В отличие от многих в этом рукаве, Ненда и Атвар Ххсиал не сомневаются в существовании зардалу. Они знают столько же, сколько и мы о повадках зардалу… может быть, даже больше остальных после общения с детенышем. Они много путешествовали и чувствуют себя как дома, в различных условиях. Вы сами сказали, что нашему кораблю предстоит обследовать не меньше пятидесяти чужих миров, пока мы отыщем, где прячутся зардалу. Наконец, мы знаем, что Луис Ненда и Атвар Ххсиал отважны и находчивы. Разве не разумно прекратить спорить с ними и привлечь их к нашему делу?

Грэйвз отказался от бесплодной борьбы с коммуникационным устройством.

— Зачем им соглашаться? Они ясно дали понять, что их цель — вернуться на Жемчужину и забрать корабль Ненды «Все — мое».

— Я не знаком с процессом, который Луис Ненда называет сделка, но я подумал: не попытаться ли нам достичь компромисса. Возвращение на Жемчужину будет не легче нашего первого полета к ней. Ненда и Атвар Ххсиал это знают. И, возможно, поэтому они помогут нам сейчас. А мы предложим им нашу поддержку в возвращении «Все — мое», как только осуществим свои планы. Ненда очень уважает профессора Лэнг. Если мы намекнем ему, что она член нашей команды…

В это же время, в другом конце комнаты, Ненда объяснялся с Атвар Ххсиал. Перед этим он слишком увлекся спором с Грэйвзом, чтобы поддерживать параллельный феромонный разговор с кекропийкой.

— Знаю, что тебе не терпится выбраться отсюда, Ат, и не тратить времени зря на разговоры с этими индюками. Но несколько минут назад мне пришла мысль: сидим мы здесь с тобой, на Миранде, без единого кредита, чтобы почесать себе усики… Как ты считаешь, зачем мы сюда приехали?

— Чтобы предъявить права на Жжмерлию и Каллик.

— Верно. А зачем нам это?

— Жжмерлия мой по закону. Я была его хозяйкой уже тогда, когда он появился из личинки.

— Все правильно… но мы же приехали сюда не просто за ними? Мы приехали сюда, чтобы предъявить на них права и сдать их в аренду, чтобы иметь возможность достать корабль. Представь теперь, что мы начнем качать свои права как рабовладельцы, влипнем в нехорошую историю с Грэйвзом… И проиграем. Что тогда?

— Мы оторвем его мерзкую лысую голову!

— Прекрасно. А на закуску? Даже если тебя за это не вздернут, мы все равно застрянем на ручье Миранда, без лодки и весел. Понимаешь, нам все равно нужно то, ради чего мы здесь: корабль. А его сейчас покупают Каллик и Жжмерлия. Предположим, они его купят. И не лучше ли нам повременить с выяснением, кто кому принадлежит, а лишь улыбнуться и отправиться с ними на их корабле, помогать им… потому что, можешь не сомневаться, им понадобится помощь с той рухлядью, которую они наверняка купят. Или она вообще не полетит. Так что рано или поздно настанет час, когда большинство их команды отправится куда-нибудь, а на борту останемся только ты и я, или, может быть, ты, я, Жжмерлия и Каллик…

— Можешь не продолжать. — Атвар Ххсиал кивнула. — Ты меня уговорил. Я лишний раз убедилась, что ты, Луис Ненда, самый способный партнер, который когда-либо у меня был. Настолько способный, что я сама тебя боюсь. Но в данный момент у нас нет выбора. Поэтому мы будем действовать по твоему плану… Если наши слуги раздобыли корабль. — Желтые рожки повернулись в дальний конец комнаты, откуда к ним спешил Ввккталли. — Впрочем, все это мы скоро узнаем.

— Ну что, они на линии? — спросил Ненда, когда Талли подошел поближе.

Викер покачал головой.

— Советник Грэйвз отследил Жжмерлию и Каллик до их последней остановки, но они уже отправились в торговый центр. Они купили корабль «Эребус» и уже возвращаются сюда. Говорят, что они очень взволнованы и рады. Советник Грэйвз запросил полную характеристику. Данные скоро попадут в терминал.

— Скрестим пальцы и когти, я суеверный, — бросил Ненда, и они последовали за Талли к коммуникационному устройству. — Продавцы Миранды слывут очень ловкими. Будем надеяться, что они купили корабль, а не корыто Строителей. А вот его параметры…

По мере того, как на экране появлялись характеристики судна, Ненда суммировал их и пояснял Атвар Ххсиал каждую…

— Главный грузовой отсек — объем 8,2 миллиона кубических метров. Он гораздо вместительнее, чем на супергрузовом корабле, и есть еще два больших дополнительных трюма. На «Эребус» можно погрузить 50 миллионов тонн металла… и провезти через половину Галактики. Послушай информацию о мощности двигателя, — феромонное сообщение Ненды подернулось безграничным удивлением от увиденного. — А если возникнут проблемы, с основным двигателем, — продолжал он, — есть вспомогательная Бозе-тяга, годная по крайней мере на двенадцать переходов. Вот цифры…

Атвар Ххсиал скорчилась рядом на полу и кивала головой по мере перечисления внутренних и внешних размеров и характеристик двигателей. Через десять минут кекропийка выпрямилась во весь свой огромный рост.

— Вооружение?

Этот единственный вопрос прозвучал весьма многозначительно.

— Мы как раз переходим к этому. Ты будешь в восторге, Ат, это просто прелесть, как крем на торте. Пятнадцать орудийных комплексов сведены в контрольном центре. Сорок четыре турели по всему периметру корабля, абсолютно независимые друг от друга. У каждой огневая мощь, как у комплекса Лассаля. Любая из них даст сто очков вперед вооружению на моем «Все — мне». Кроме того, система Дальтон-синтеза позволяет осуществлять интерференцию боевых полей…

— Луис Ненда, спроси у Джулиана Грэйвза, сколько заплатили Жжмерлия и Каллик за «Эребус»?

— Мне нечего спрашивать — здесь все указано. Сто тридцать две тысячи. Проклятие! Я понимаю, что ты имеешь в виду. Это чересчур дешево.

— Может, и нет, Луис. Я хотела бы получить ответ еще на один вопрос. Сколько лет этому кораблю?

— В данных этого нет. — Ненда обернулся к Джулиану Грэйвзу. — Можете прервать передачу информации, чтобы задать вопрос? Атвар Ххсиал интересуется возрастом «Эребуса».

— Нет проблем. — Грэйвз, удобно развалившийся в кресле, с удовольствием изучал сменявшие друг друга характеристики корабля Он ввел вопрос Ненды, а затем повернулся к карелланцу. — Надеюсь, это укрепит вашу веру в мои методы, мистер Ненда. Я послал Жжмерлию и Каллик купить корабль. И они его купили. И что за корабль! И по весьма умеренной цене! Неужели вы сами, или Атвар Ххсиал, или кто-либо другой заключил бы лучшую сделку? А мораль отсюда такая…

Он замолчал и уставился на экран.

— Это что, дата сдачи его в эксплуатацию? Не может быть. Давайте проверим еще раз.

— Три тысячи девятьсот лет, Ат, — мягко произнес Луис Ненда, — это зарегистрированный возраст «Эребуса». — И продолжил, пользуясь только феромонной речью:

«Что происходит? Ты должна была знать это, иначе никогда бы не задала такой вопрос».

«Я расскажу тебе, хотя, возможно, ты предпочитаешь, чтобы советник Грэйвз сам получил соответствующие сведения Эта информация вряд ли согреет его душу. Твое описание „Эребуса“, особенно его системы вооружения, показалось мне знакомым. Оно напомнило мне о лармееровых кораблях, использовавшихся в давних битвах между Четвертым Альянсом и Сообществом Зардалу. Эти корабли строились по заказу Альянса нашим народом, в Федерации Кекропия, на космических верфях Х'лармеера. Жжмерлия и Каллик купили нечто с огневой мощью военного корабля, грузовой емкостью грузовоза, системами жизнеобеспечения и жильем, как у „ковчега“ для колонизации планет. Однако это ни то, ни другое и ни третье. Это крепость класса „Тантал“. Орбитальная крепость».

«И ей четыре тысячи лет. Она работать-то будет?»

«Несомненно. Орбитальные крепости создавались для работы в течение многих миллионов лет, для многих поколений. Они рассчитаны на минимальные затраты для поддержания их в рабочем состоянии. Будут проблемы с определением цели и назначения ряда приборов на борту корабля: то, что является для одного поколения обыденным знанием, для другого из-за долгого невостребования и забвения становится просто загадкой. Как говорится в старой кекропийской пословице: „Коли сделано давно, чудом кажется оно“. Однако я не думаю, что системы корабля и он в целом будут работать плохо».

«Значит, Грэйвз действительно заключил выгодную сделку. Теперь он будет потешаться над нами».

«Вряд ли. Ведь советник Грэйвз сообщил нам, что, возможно, придется посетить дюжины различных миров прежде, чем отыщутся зардалу».

«Но он вполне может это сделать. Мощности у „Эребуса“ хватит. А если зардалу станут досаждать, оружия на корабле тоже хватает».

«Несомненно. Но все-таки я подозреваю, что советник Грэйвз скоро разочаруется в своей покупке».

«Неужели?»

«Да, — Атвар Ххсиал выдержала драматическую паузу. — Весьма и весьма. Как только осознает, что купил орбитальную крепость, которая никогда не сможет сесть… ни на одной планете».


предыдущая глава | Выход за пределы | cледующая глава