home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Залы ожидания в космопорту Миранды располагались на девятом пассажирском кольце Низа — в двадцати шести милях от подножия Ствола. Уборкой и поддержанием порядка в них занимались роботы, но после инцидента с послом Дорадан Коулубридой, которая едва не умерла голодной смертью, пока роботы старательно вытирали, мыли и полировали пол вокруг нее, специальные контролеры присматривали за роботами и время от времени обходили залы.

Один из таких контролеров топтался сейчас около зала ожидания N_7872, в центре которого какое-то молчаливое существо не то чтобы заняло, а, можно сказать, переполнило диван. Три раза контролер Гарнофф приближался к нему и три раза отсыпал.

Он прекрасно знал, с кем имеет дело. Это была взрослая кекропийка, одна из тех гигантских слепых членистоногих, которые главенствовали в Кекропийской Федерации. Однако именно эта казалась странной по двум причинам. Во-первых, с ней не было раба-переводчика лотфианина, которые неизменно сопровождают кекропийцев. А во-вторых, она выглядела чересчур грязной и потрепанной. Шесть суставчатых ног беспорядочно разбросаны в стороны, а не подобраны аккуратно под себя в общепринятой позе отдыха. Конец тонкого хоботка, вместо того, чтобы аккуратно покоиться в мешочке под складчатым подбородком, свободно болтался, падая на темно-красные грудные сегменты.

Жива от или нет? За пять часов, то есть с самого начала дежурства Гарноффа, кекропийка не пошевелилась. Он подошел и встал около нее. Белая безглазая голова не шелохнулась.

— С вами все в порядке?

Он не ждал словесного ответа, но если кекропийка жива, то несомненно услышит его своими желтыми открытыми рожками на голове. Так как кекропийцы «видели» эхолокацией, издавая высокочастотные звуковые импульсы из складчатого резонатора на подбородке, ее слух был гораздо тоньше и шире по диапазону, чем человеческий.

С другой стороны, она не могла ответить на каком-либо понятном ему языке. Поскольку слух у кекропийцев использовался для «зрения», разговаривали они друг с другом химически, испуская и принимая феромоны, причем их язык был очень богатым и выразительным. Две похожие на листья папоротника антенны на макушке могли улавливать и различать даже молекулы из тысяч запахов, испускаемых апокринными железами на грудной клетке кекропийцев.

Но если она жива, она должна понять, что с ней разговаривают, и как-то отреагировать.

Никакой реакции не последовало. Желтые рожки не повернулись в его сторону, антенны остались свернутыми.

— Я спрашиваю, с вами все в порядке? — повторил он громче. — Может, вам чем-то помочь? Вы меня слышите?

— Не сомневайтесь, — произнес за его спиной человеческий голос. — Вы ей порядком осточертели. Так что заткнитесь и оставьте ее в покое.

Гарнофф обернулся и оказался лицом к лицу с коренастым смуглым мужчиной в заношенной рубашке и грязных брюках. Ему не мешало бы побриться и выспаться, но своим поведением он прямо-таки излучал энергию.

— А вы кто такой, черт побери? — К гостям Миранды полагалось обращаться повежливее, но манеры этого пассажира оставляли желать лучшего.

— Меня зовут Луис Ненда, я — карелланец.

— Я дежурный контролер и обязан следить за порядком в залах ожидания. А она, — Гарнофф указал на кекропийку, — выглядит… э-э… не совсем живой.

— Ерунда. Она просто устала. Я тоже устал. Мы приехали издалека. Так что оставьте нас в покое.

— О! Когда это вы научились читать мысли кекропийцев? А вот мне кажется, с ней что-то не в порядке.

Коренастый путешественник двинулся было на Гарноффа, затем передумал и устроился на диване рядом с кекропийкой.

— Что за черт! У меня хватает забот, чтобы препираться еще и по этому поводу. Атвар Ххсиал — мой партнер. Я понимаю ее, она понимает меня. Не хотите ли взглянуть на этот зал сверху?

Он на секунду замолчал и нахмурился, сосредоточенно уставившись перед собой. Внезапно кекропийка зашевелилась. Две суставчатые лапы протянулись и схватили Гарноффа за талию. И прежде чем контролер успел крикнуть, он поднялся высоко в воздух и повис в этих клешнях, беспомощно дергаясь.

— Довольно. Опусти его поаккуратнее. — Луис Ненда кивнул, и кекропийка осторожно поставила Гарноффа на пол. — Убедились? Или нужна более масштабная демонстрация?

Но Гарнофф уже пятился от них подальше.

— Оставайтесь и загибайтесь здесь на здоровье, мне все равно. — Отойдя на безопасное расстояние, он остановился. — Как, черт возьми, вы это делаете? Я имею в виду, разговариваете с ней? Я думал, что ни один человек не может общаться с кекропийцами без переводчика.

Луис Ненда, глядя мимо Гарноффа, пожал плечами:

— Мне сделали наращение. Дома, на Карелле. Могу испускать и принимать феромоны. Отвалил чертову уйму денег, но игра стоит свеч. А теперь дайте нам отдохнуть.

Он подождал, пока Гарнофф скроется из зала, и тогда приемные рецепторы кекропийки наполнила беззвучная феромонная речь:

— Ты права, Ат. Они здесь, на Миранде. Остановились в Дельбрюке. Оба — и Жжмерлия, и Каллик.

Незрячая голова удовлетворенно кивнула:

— Я так и думала. — Атвар Ххсиал пошевелила надкрыльями, словно отряхиваясь от многодневной пыли странствий. — Это неплохо. Ты установил с ними связь?

— Отсюда слишком опасно. Лучше мы встретимся с ними лично. Тогда их никто не сможет отговорить.

— Никто не сможет отговорить моего Жжмерлию, как только он узнает, что я жива и нахожусь здесь. Но я согласна, что личный контакт предпочтительнее… если это можно осуществить. Как ты предлагаешь нам действовать дальше?

— Ну… — Луис Ненда полез в карман и вытащил тоненькую карточку. — Последний прыжок полностью исчерпал наш кредит. Как далеко до Дельбрюка?

— Две тысячи четыреста километров полета по прямой.

— Мы не можем себе этого позволить. А как насчет наземного транспорта?

— Как низко мы пали! — Атвар Ххсиал, сгорбившись, погрузилась в вычисления. — Три тысячи восемьсот километров по суше через полюс, если избегать больших акваторий.

— Ладно. — Наступила очередь Ненды заняться расчетами. — Три дня наземным транспортом. Далее. На поездку нам хватит в обрез, но на еду в дороге ничего не останется. Что думаешь?

— Я не думаю. — В феромонах звучала покорность судьбе. — Когда нет выбора, я действую.

Кекропийка расправила все свои конечности, встала и нависла над Луисом Нендой.

— Вперед, в Дельбрюк. Как говорят у меня на родине: «Хуже нерешительности — только медлительность».

Спустя три дня преобразившийся Луис Ненда помогал Атвар Ххсиал выйти из автобуса в Дельбрюке. Он был чисто выбрит и одет в модный новый костюм ярко-синего цвета.

— Что ж, все сработало весьма успешно, — ухмыльнулся он своими феромонами, а сам тем временем с торжественным видом помахал на прощание четырем мрачным пассажирам и подозвал местное такси, размеры которого подходили к габаритам чужаков.

Кекропийка кивнула:

— Сработало. Но во второй раз у тебя ничего не выйдет, Луис Ненда.

— Чепуха. На наш век дураков хватит.

— Они что-то заподозрили.

— Что? Они ведь сами проверили башмак, чтобы убедиться, что в него никто никоим образом не сможет заглянуть.

— Однажды кто-нибудь из них задумается, так ли башмак непроницаем для звука, как для зрения. — Атвар Ххсиал с удовольствием развалилась на заднем сиденье и раскрыла черные надкрылья, чтобы погреть на солнце нежные рудиментарные крылышки, усеянные красными и белыми продолговатыми пятнами.

— Ну и что? Пусть задумается. Они заставили тебя сидеть сзади, чтобы мы не могли видеть друг друга.

— Возможно. Но в какой-то момент один из них подумает о феромонах и других невидимых и неслышимых сигналах. Говорю тебе, я не хочу повторять это упражнение.

— Не вздумай их жалеть. Они работают на правительство Альянса и свое себе вернут. Все это только лишний микроцент к налогам.

— Ты неправильно меня понимаешь, — желтые рожки затряслись. — Я принадлежу к расе, которой суждено сотворять миры, зажигать новые солнца, повелевать галактиками. Я больше не опущусь до подобных мелочей. Это недостойно для кекропийца.

— Разумеется, Ат. И меня тоже. К тому же тебя могут застукать. — Ненда вгляделся в здание, около которого остановилось такси, и повернулся к водителю. — Вы уверены, что это тот самый адрес?

— Уверен. Сороковой этаж вверх, только для чужаков, дышащих воздухом. Таких, как этот жук, — таксист презрительно оглядел Атвар Ххсиал и уехал.

Ненда яростно поглядел ему вслед, пожал плечами и двинулся внутрь здания.

В ноздри ударила вонь гниющих водорослей. Когда они вошли в лифт, Ненда, сморщив нос, произнес:

— "Дышащие воздухом"! Воняет, как от карелланских грязелазов.

Но Атвар Ххсиал радостно кивнула:

— Это именно то здание, которое нам нужно. — Антенны на макушке ее безглазой головы частично развернулись. — Я различаю следы Жжмерлии. Он недавно был здесь. Поехали выше.

Несмотря на свое наращение, Ненда не обладал таким тонким обонянием, как кекропийка. Оно гнало их все выше и выше, пока Атвар Ххсиал не кивнула:

— Здесь. — Но теперь ее феромоны веяли легким беспокойством.

— Что случилось, Ат?

— Кроме следов моего Жжмерлии и твоей хайменоптки, Каллик… — Она двигалась по просторному коридору и наконец остановилась перед дверью, достаточно широкой и высокой, чтобы пропустить настоящего гиганта. — Кажется, я различаю запах… подожди!

Но Ненда уже нажал на пластинку возле огромной двери, и она заскользила вбок. Кекропийка и карелланец оказались на пороге похожей на пещеру полусферической комнаты. Она была около сорока метров в ширину.

Ненда всмотрелся в полумрак.

— Ты ошиблась, Ат. Здесь никого нет.

Но кекропийка попятилась и, выпрямившись во весь рост, указала туда, где над низким столом склонились две фигуры. Они подняли головы, когда открылась дверь. Раздался удивленный возглас. Вместо тонкого, похожего на палку лотфианина и бочкообразной хайменоптки перед Луисом Нендой и Атвар Ххсиал предстали человеческие тела — советник Альянса Грэйвз и вживленный компьютер Ввккталли.

— Нас вышвырнуло посреди Ничего…

Добрых полминуты царило удивление и беспорядочные восклицания.

— Что вы здесь делаете? Ведь вы должны гнаться за зардалу…

— А вы что здесь делаете? Вы же, вроде, должны быть за тридевять земель отсюда, на Ясности, сражаться друг с другом…

Наконец инициативу перехватил Луис Ненда, торопливо сказавший феромонами Атвар Ххсиал: «Не беспокойся. Доверься мне!» — что прошло незамеченным для остальных:

«… вышвырнуло в том, в чем мы стояли, без предупреждения, что произойдет какая-то передряга. Только что мы находились в одной из главных комнат, в той самой, где мы закатили в сингулярный водоворот зардалу…»

«… и где мы заполучили самый большой куш, гору добычи, которую, не сомневаюсь, вам не увидеть и за дюжину ваших жизней. Знаю, Ат, я не собираюсь им это говорить. Но трудно удержаться… ведь пятьдесят новых технологий Строителей, каждая бесценна, каждая твоя, только руку протяни. Два с половиной месяца работы… и все в трубу. Ладно, глупо плакать о том, что могло бы быть…»

«Все может быть, Луис. Капитуляцией войн не выигрывают».

«Наверное. Но все равно тяжко».

Грэйвз и Ввккталли уставились на Ненду, озадаченные его внезапным молчанием. Он снова перешел на человеческую речь.

— Извините. Опять все вспомнилось. В общем, этот болтливый Посредник, этот всезнайка Строителей, внезапно выпрыгнул откуда-то, да так тихо, что мы даже не поняли, что он позади нас. И произнес: «Мы так не договаривались. Это неприемлемо». И в следующую минуту…

— Можно мне говорить? — громко и решительно произнес Ввккталли.

Ненда обернулся к Джулиану Грэйвзу:

— Вы что, не могли стереть эту чушь, когда делали ему новое тело? Что теперь не так. Ввкк?

— Советник Грэйвз сообщил мне, что вы с Атвар Ххсиал были оставлены на Ясности не сотрудничать, а помериться силой. То есть совсем не для того, что вы описываете.

— Ну это мы с Ат выработали такое… после того как все вы улетели. Видите ли, мы решили, что вначале, пока мы не разобрались с обстановкой на Ясности, лучше посотрудничать, а потом у нас будет достаточно времени, чтобы подраться друг с другом…

«… как, несомненно, произошло бы, Луис, если бы мы вернулись назад с добычей. Потому что всякое сотрудничество небезгранично, а сокровища Строителей огромны. Но, пожалуйста, продолжай…»

«Если мне позволят, продолжу. Заткнись, Ат, чтобы я мог говорить».

— … так что мы с Атвар Ххсиал стали работать вместе, пытаясь уразуметь, куда могли подеваться зардалу (и удостовериться, что потом мы не окажемся где-то рядом с ними, когда покинем Ясность), потому что, понимаете ли, там остался детеныш зардалу…

— Извините, — большая лысая голова Джулиана Грэйвза, покрытая пятнами лучевых ожогов, качнулась вперед на тощей шее, — это крайне важно. Вы говорите, что на Ясности оставался какой-то зардалу?

— Именно это я и сказал. А что, советник, с этим какая-то проблема?

— Наоборот. Кстати, бывший советник. Я подал в отставку из-за этой истории. Совет Альянса отнесся к нашему сообщению… по-моему, слишком формально…. и полностью проигнорировал тревожную весть! Они не поверили, что мы побывали на Ясности. Они не поверили, что мы встретили разумный артефакт Строителей. И что хуже всего, они отрицают, что мы столкнулись с живыми зардалу. Они заявили, что все это плод нашего богатого воображения. Так что если у вас имеется какой-то образчик, детеныш, или хотя бы крохотный кусочек щупальца…

— Простите, но у нас нет ни клочка, ни пылинки. И снова из-за тупости Посредника. Он обвинил нас с Атвар Ххсиал в сотрудничестве, и не успели мы возразить, как он издал один из своих свистяще-шипящих, как у закипающего чайника, звуков, словно и он выкипел, и один из его вихрей закрутился рядом с нами и засосал нас в транспортную систему Строителей. Как раз перед нами туда затянуло маленького зардалу. Бог знает куда он отправился. Мы его больше не видели. Нас с Атвар Ххсиал вышвырнуло на задворки Сообщества Зардалу в маленькую крысиную норку с гордым названием Перечница. Но мой корабль со всеми нашими деньгами остался на Жемчужине. Мы потратили последние гроши, чтобы добраться сюда, на Миранду. И вот мы здесь.

— Можно мне говорить? — На сей раз Талли не стал ждать разрешения. — Вы здесь, я вижу. Но почему вы здесь? Я имею в виду, зачем вы прилетели на Миранду, а не к себе на родину? Почему вы не направились в какой-нибудь другой, более знакомый вам регион рукава?

«Осторожно! Советник Грэйвз, Джулиус ли он, Стивен или Джулиан, докопается до истины быстрее, чем ты думаешь», — прокомментировала Атвар Ххсиал, и для Луиса Ненды это феромонное послание прозвучало как команда, а не предупреждение.

«Расслабься, Ат! Пришло время открыть карты».

— Потому что, если мы не сможем вернуться на Жемчужину за моим кораблем «Все — мое», мы с Атвар Ххсиал банкроты. Единственное, чем мы с ней располагаем, — Ненда полез в карман брюк и вытащил два квадратика записывающего пластика, — вот это.

Под давлением пальцев квадратики принялись одновременно бубнить:

— "Это сертификат собственности на лотфианина Жжмерлия, ID 1013653, со всеми правами на него, выданный владелице-кекропийке Атвар Ххсиал", «Это сертификат собственности на хайменоптку Каллик WSG, ID 265358979, со всеми правами на нее, выданный человеку-карелланцу Луису Ненде». И снова: «Это сертификат собственности на лотфианина Жжмерлия ID…»

— Хватит. — Ненда нажал на другой край пластиковых карточек, и они замолчали. — Рабы Жжмерлия и Каллик — все, что у нас осталось, но ими мы владеем полностью и на законных основаниях, как следует из документов.

Ненда остановился и перевел дух: предстояло самое трудное.

— Мы явились сюда, чтобы вернуть их себе и забрать с собой в космопорт Миранды, а там сдать их в аренду, чтобы получить кредит достаточный для путешествия на Жемчужину за «Все — мое». — Он яростно сверкнул глазами на Грэйвза. — И нечего говорить нам, что Жжмерлия и Каллик свободные существа, потому что мы освободили их на Ясности. Это не было задокументировано, а сертификаты, — он помахал пластинками, — доказывают обратное. Лучше с нами не спорить. Поэтому сообщите нам, где они находятся.

Ненда предполагал, что Грэйвз затеет большой спор, и, уставившись в глаза советнику, приготовился к взрыву.

Но его ожидания не оправдались. Взрыва не последовало. На лице Грэйвза отразилась гамма эмоций, но ни одна из них не напоминала гнев. В этих сумасшедших туманных серых глазах промелькнули и удовлетворение, и ирония, и, возможно, даже некоторая симпатия.

— Я не могу передать вам, Луис Ненда, ни Жжмерлию, ни Каллик, — произнес он, — даже если бы захотел. По одной простой причине: их здесь нет. Два часа назад они покинули Дельбрюк и сейчас уже подлетают к космопорту Миранды.


предыдущая глава | Выход за пределы | cледующая глава