home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XIX. Соломон, Дорофей, Диокл, Капитон, Илья, отшельники в Нижней Фиваиде

Антипополь, главный город Нижней Фиваиды, достопамятен в истории иночества как по бывшим в нем обителям дев, посвятивших себя Христу, так и по изобилию иноков, расселившихся в соседних пустынях.

Передают, что их было там не менее двух тысяч, и все они предавались с чрезвычайной ревностью обязанностям своего звания, своим трудом зарабатывая свой хлеб, причем одни жили по нескольку вместе, а другие в полном одиночестве в углублениях скал.

Между этими отшельниками славились Соломон, Дорофей, Диокл и Капитон.

Первый выделялся своей кротостью и умеренностью. Он прожил целых пятьдесят лет в пещере, с чудным терпением перенося всю трудность такого неудобного жилища. Он выучил наизусть Священное Писание и жил трудами своих рук, чтобы не быть никому в тягость.

По чистоте своих нравов Дорофей был признан достойным степени священства. И он исполнял обязанности этого сана к утешению прочих пустынников, живших, как он, в пещерах. Доброта его была чрезвычайна, а его самоотречение равнялось его доброте.

Одна знаменитая христианка, имя которой навсегда осталось в летописях христианства, Мелания Младшая, прислала ему однажды пятьсот золотых монет с просьбой распределить их между братией. Дорофей взял из них только три себе на личные нужды, а остальное послал отшельнику Диоклу, чтобы он взялся распределить их. При этом он сказал человеку, принесшему этот дар: «Брат мой Диокл гораздо мудрее меня и знает лучше нуждающихся в помощи. А с меня довольно этих трех монет».

В Диокле мы видим пример человека, который «мудрость мира покорил юродству Креста». Он принадлежал к числу тех людей, которые, на каких бы поприщах ни были, неудержимо влекутся к тому, чтобы оставить все и вести суровую жизнь в нищете и самоотвержении ради Христа.

В молодости он тщательно изучил литературу и затем философию.

Но в двадцать восемь лет его душа переполнилась желанием стремиться к единому познанию — Христа Распятого. Он отказался от изучения мирских наук и стал отшельником. Более тридцати пяти лет выжил он в пещере, предаваясь размышлениям о Божественных истинах.

Интересна одна мысль, которую высказывал Диокл.

Он говорил, что тот, чья душа не привязана к Богу, увлекается какой-нибудь страстью и становится подобным демону или животному: животному, если он предается плотским наслаждениям, и демону, если предается злобе. Ему стали возражать, что невозможно, чтобы ум всегда был занят Богом. Он ответил что, когда душа занята каким-нибудь благочестивым размышлением или делом, то в это время она находится с Богом.

А вот пример замечательного сокрушения о прошлом своем, грехи которого мы обыкновенно так легко забываем и извиняем. Пещера Капитона была около пещеры Диокла. Он прожил в ней по меньшей мере пятьдесят лет, не позволяя себе даже такого невинного удовольствия, как прогулка по берегу Нила, протекавшего неподалеку.

В объяснение столь сурового отношения к себе он говорил, что не укротил в себе вполне демона и поэтому не может никого видеть. С такой суровостью относился он к себе за свои прошлые грехи, потому что он был вором, прежде чем стать отшельником.

В той же местности был старец по имени Илья, который по преданию прожил свыше ста десяти лет. Он жил в ужасной пустыне, а для жилья себе выбрал место самое неудобное, к которому был весьма трудный доступ. Это была пещера, которую нельзя было видеть без ужаса.

К ней надо было взбираться по чрезвычайно узкой и каменистой тропе. И так как она была скрыта колючими растениями и кустарником, то заметить ее было очень нелегко.

Там этот суровый к себе старец с дрожащими членами, изнуренными древностью лет и тяжестью подвигов, жил, так сказать, воздержанием, вкушая лишь три малые части хлеба и три оливы всякий вечер. И то было смягчением его первых постов. Ибо раньше он часто проводил без еды целые недели. Бог послал ему дар исцелять больных, какими бы недугами они ни страдали.

Когда видишь перед собой эту суровую тень прошлого, как совестно становится перед самим собой за всегдашние потакания себе, за привередливость, за избалованность, за всю ту изнеженность, которой мы живем, за те удобства, к которым мы привыкли, и так привыкли, что ради сохранения или увеличения их вступаем во всевозможные сделки с совестью и ради поблажки себе губим свое неоценимое сокровище — душу!


XVIII. Диоскор, Евлогий, Аппеллий и Иоанн, отшельники в Нижней Фиваиде | Пустыня. Очерки из жизни древних подвижников | XX. Оксиринкские отшельники в Нижней Фиваиде