home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XVII. Коприй, авва в Нижней Фиваиде

Патермуфий настолько способствовал духовному развитию Коприя, что он был впоследствии рукоположен в священники и в свою очередь стал руководителем иноков. Он получил от Бога дар творить чудеса — исцелять слепых и увечных, изгонять демонов из бесноватых и проч. Но по смирению своему он считал себя гораздо ниже своего наставника и других праведных иноков, которые жили раньше него и о добродетелях которых он рассказывал Руфину и его товарищам.

Ему удалось обратить к Христу несколько язычников, живших в селениях недалеко от монастыря; и так как его забота обнимала также и земные их нужды, то он, узнав, насколько бесплодна их земля, благословлял песок, который они перемешивали с семенами, и это благословение старца обеспечивало ежегодно обильный урожай.

Он сам возделывал маленький сад, где насадил пальмы, фруктовые деревья и травы, чтобы кормить своих посетителей. Один язычник ухитрился однажды украсть у него из сада эти травы, но, когда он хотел их сварить, это ему никак не удалось, хотя он развел сильный огонь. Несмотря на долгое кипячение, они оставались такими же свежими, какими он их сорвал. Это чудо заставило его опомниться. Он принес святому свою покражу и стал христианином.

В соседнем городе отшельник встретил ученого, принадлежавшего к ереси манихеев, который уловлял в свои сети жителей, и вступил с ним в спор. Еретик, человек тонкого ума, ловко вывертывался в трудных местах спора, не будучи в состоянии отвечать прямо. Но Коприй, чтобы одолеть его более действительным и прямым образом, сказал ему, что надо решить дело каким-нибудь чудом; и предложил зажечь сильный огонь, в который они должны были оба войти. Решено было признать правым учение того, кого не повредит пламя.

Все присутствовавшие, бывшие в большом количестве, одобрили это предложение. Зажгли огонь, и Коприй взял манихея за руку, чтобы вместе войти в него. Но тот упирался, говоря, что они должны подвергнуться испытанию отдельно и так как он бросил вызов, то он должен и начать: Коприй, уверенный в правоте своего дела и в покровительстве Божием, тотчас согласился и, осенив себя крестным знамением и призвав имя Иисуса Христа, смело бросился в пламя, в котором пробыл приблизительно полчаса, не получив от того никакого вреда, потому что пламя раздалось в ту минуту, как он в него вступил, и весь народ, свидетель этого чуда, громкими криками прославлял Бога.

Когда Коприй вышел из огня, предложили манихею в свою очередь войти в него. Но он не мог на это решиться; и, видя его отказ, его бросили туда силой. Хотя он тотчас выскочил обратно, он оказался наполовину обожженным. Народ в негодовании выгнал его из города с бранью и крича ему вслед, что он безбожник, что его надо сжечь живьем.

Коприй состарился в своем уединении. Ему было за 80 лет, когда его посетил Руфин, то есть в 394 году. К тому времени уже умер его наставник Патермуфий. Точно так же не было в живых и других иноков, о которых Коприй рассказывал Руфину.

Не следует смешивать нашего Коприя с другим Коприем, иноком и мучеником. Тот Коприй жил также в египетской пустыне и принял мученичество при Юлиане Отступнике. Он сперва поддался льстивым словам этого императора, но потом пришел в себя благодаря увещаниям своего наставника. Их обоих бросили в раскаленную печь, из которой они вышли невредимыми. Это послужило причиной обращения к Христу одного солдата по имени Александр. Им всем троим отрубили головы.

Вот несколько сведений, данных Коприем Руфину, о некоторых иноках.

Онуфий имел радость быть исповедником имени Иисуса Христа в гонение Диоклетиана. С этих пор он строго наблюдал за движениями своего сердца и за языком из страха, чтобы с языка не сорвалось слово, сколько-нибудь несогласное с истиной. Он удалился в уединение, где и жил не как человек этого мира, но как Небесный житель. Его часто посещали блаженные духи; и он получал с неба обильные откровения. В его затруднениях ему часто подавал советы его Ангел-хранитель.

Три отшельника, по имени Сир, Исаия и Павел, привлеченные молвой о его святости, встретились однажды на берегу Нила с намерением всем троим посетить Коприя. Это были люди весьма строгой жизни, высокого благочестия и наделенные от Бога чрезвычайными дарами.

Так как надо было плыть вверх по реке, чтобы достигнуть пустыни Онуфия и так как не было видно лодки, то они пали ниц на землю и просили Господа дать им способ доехать к Онуфию. Их молитва была тотчас услышана. Сейчас же причалила лодка со всеми необходимыми принадлежностями, и, что было еще чудеснее, когда они вошли в нее, она понесла их с такой быстротой вверх по течению, что они в течение одного часа совершили путь, который рассчитывали сделать лишь в три дня.

Когда они вышли на берег. Бог возвестил Исайи, что Он открыл их намерение и тайну их сердца Онуфию, который и шел к ним навстречу. Он также открыл Павлу, что Онуфий умрет через три дня. Скоро они могли убедиться, что все это верно. Приближаясь к его монастырю, они встретили отшельника, идущего к ним навстречу. В течение этих трех дней он поучал их всему полезному для души. И затем тихо предал свой дух Богу в их присутствии.

Последний подвижник, о котором Коприй рассказывал Руфину, был отшельник Гелен.

Он с детства был воспитан в одной монашеской общине и жил в ней столь совершенной жизнью, что уже тогда был достоин дара чудес.

Этот дар последовал за ним и в пустыню, куда он не побоялся уйти, несмотря на свои молодые лета. Жизнь, которую он там вел, была настолько превыше чувств, что он подавлял в себе малейшие житейские желания, которые могли бы возникнуть в его сердце. Однажды пришла ему в голову мысль съесть меду, и он нашел его около себя по козням злого духа. Тогда он тотчас оставил это место и пошел дальше в пустыню, где, чтобы наказать себя за это невинное желание, он присудил себя посту на несколько недель, пока к нему не явился Ангел и не подал ему воды и овощей, которых он с благодарением вкусил.

Этот чудотворец, однако, не придерживался такого безусловного уединения, чтобы не посещать время от времени монастырей, столько же для помощи братии в их внешних нуждах, сколько для их духовного назидания. Однажды, неся им съестные припасы, он так устал от навьюченного на себя груза, что совершенно изнемогал. В эту минуту увидал он диких ослов и закричал им: «Именем Иисуса Христа пусть один из вас подойдет сюда облегчить меня от моей ноши». Тотчас один из них побежал к нему с покорностью домашнего животного. Гелен навьючил свои припасы к нему на спину, сам сел на него и очень быстро отвез его к кельям его братии.

В другой раз прибыл он в воскресный день в один монастырь. Там не было, однако, церковной службы, так как священник, которого ждала братия и который жил по другую сторону Нила, не мог решиться переправиться через реку, боясь крокодила, уже наделавшего много бед. Он решился сам отправиться за священником. Когда он пришел на берег реки, крокодил не только не напал на него, но принял его на свою спину, чтобы его переправить. Он переехал через реку, не страшась ни животного, везшего его, ни многоводной реки. Но когда он попросил священника отправиться сними предложил ему опять переправиться через реку на крокодиле, священник никак не мог согласиться. Поэтому он вернулся один, переехав через реку таким же образом. Достигнув берега, он сказал крокодилу, что ему лучше умереть, чем причинять, как это было раньше, смерть стольким людям. И чудовище тотчас издохло.

Затем он вернулся к ним в монастырь и пробыл три дня, поучая братию, открывая одним недостатки, которым они были подвержены, и ободряя других возрастать в добродетелях, которые они старались приобрести. Светлые речи его возбуждали в одних чувство покаяния и желание исправиться, в других — святое соревнование к высшему совершенству. Готовясь их покинуть, он их предупредил в своей прозорливости, что к ним скоро придут чужестранные братья, и советовал приготовить для них пищу. Действительно, к ним скоро пришли чужие иноки.

Один молодой монах просил Коприя отвести его с собой в пустыню. Коприй объяснил ему, насколько трудное дело жизнь в пустыне, особенно вследствие борьбы, которую воздвигает демон против отшельников. Но этот брат упорствовал в этой просьбе, и Коприй, наконец, согласился, взял его с собой и отвел его в пещеру неподалеку от своей пещеры. Во время ночи демоны окружили ее и сперва искушали его разными дурными мыслями, а потом бросились на него, как будто желали убить его. При этом нападении испуганный отшельник обратился в бегство и укрылся в пещере Гелена, который успокоил его и дал ему советы относительно мужества и терпения и главным образом необоримой веры, которую всякий христианин должен иметь в Иисуса Христа и в Его силу, страшную бесам. Затем он отвел его в пещеру и провел вокруг него по песку борозду пальцем, запретив демонам именем Иисуса Христа переступать эту границу. С этих пор юный отшельник жил там спокойно и безмятежно.


XVI. Преподобный Патермуфий, отшельник в Нижней Фиваиде | Пустыня. Очерки из жизни древних подвижников | XVIII. Диоскор, Евлогий, Аппеллий и Иоанн, отшельники в Нижней Фиваиде