home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Джерри Валентайн потел, как проститутка перед классом учеников воскресной школы. Его сотовый, поставленный на режим вибрации и убранный в карман, звонил двенадцать раз за истекший час. Трижды он вынимал его и смотрел на экран.

Жена.

Что-то случилась, и Джерри, как ему казалось, знал что именно. Иоланда нашла набитый счетами пакет, который он прятал под кроватью. Или какой-нибудь кредитор принялся названивать и угрожать ей.

Джерри был по уши в долгах. Он сам точно не знал, сколько должен. Поэтому-то ему и пришла в голову гениальная идея войти в бизнес отца.

Старик зашибал неслабо. Он, конечно, скряга. Но интуиция подсказывала Джерри, что, став дедом, папаша будет щедрее. Тогда появится возможность подвалить к нему насчет деньжат в долг и отогнать волков от дома.

Джерри вытер лоб и увидел, что однокурсники смотрят на него с улыбками. В школе Барта Калхуна учились, помимо него, еще четверо. Тара, помощник адвоката из Бостона, — очень умная. Гетти, гей, биржевой маклер из Сан-Франциско, — считает, что обворовывать казино этичнее, чем пенсионные фонды. Амин и Паш, братья-индусы, — их родители в Бомбее уверены, что сыновья учатся в университете Невады на управляющих гостиниц. Они-то не потели, и Джерри понял, что похож на клоуна.

— Вы следите за ходом урока, Джерри? — поинтересовался преподаватель.

— Да-да, я слушаю, — ответил Джерри.

— Хорошо, а то я уже начал волноваться. — Калхун ткнул скрюченным пальцем в доску на стене. Из-за умения считать карты его не пускали на порог всех казино Невады. Он был ковбоем, носил джинсовые рубашки с клапанами на карманах и ремни с широкими серебряными пряжками.

— Сегодня наша тема: как пролететь под радаром. Советую записывать, будет много мелких подробностей.

Джерри уставился на доску. Школа Калхуна очень похожа на все обычные школы. Доска, на которой писалась тема дня, стол для блэкджека, где проходила практическая часть урока, — и все. Учащиеся должны были приносить собственные тетради и ручки. А еще Калхун не выносил, когда его перебивали, — разве что кто-нибудь оказался бы при смерти.

— Пролететь под радаром, вероятно, самое важное. И я вас этому научу, — сказал он, прислонившись к стене и закурив. — Карты считать каждый может насобачиться. Тут все дело в практике. А самое сложное — не попасться.

Наш враг — отдел видеонаблюдения казино. Большинство его сотрудников умеют считать карты. Если в колоде много карт старших рангов и вы увеличиваете ставку, они догадаются, что вы считаете. Так?

Он выдохнул два голубоватых облачка дыма из ноздрей. Трюки с сигаретами были частью развлечения. Пока Калхун ни разу не повторился.

— Нет, не так! — воскликнул он. — Наблюдающие не узнают, что вы считаете, если не будут за вами следить. А не следят они за определенными типами людей. А именно — за женщинами старше семидесяти, за пьяными и за теми, кто постоянно проигрывает. Они-то и пролетают под радаром. Они ходят по казино, но их не замечают.

— А что нам с братом делать? — спросил Амин, старший из двух индусов.

— В каком смысле?

— Мы же не можем замаскироваться под женщин. А религия запрещает нам прикасаться к алкоголю. Как же нам пролететь под радаром?

Калхун поморщился.

— Да куча способов. По словам твоего брата, вы большие мастаки.

Амин кивнул. Они с Пашем были опытными счетчиками. А в школу Калхуна записались, чтобы отточить свои умения и перенять тонкости профессии.

— Можно было бы использовать любительский передатчик, чтобы блокировать частоту камер видеонаблюдения, но это пройдет только один раз, — пустился в объяснения Калхун. — Кроме того, нужно будет тайком пронести аппарат в казино, а это серьезное преступление, если вас поймают.

Можно научиться узнавать, когда камера смотрит в вашу сторону. У каждой камеры под колпаком — маленькая красная лампочка. Если она включена, лампочка горит. Если увидели красную лампочку, значит, камера смотрит в обратную сторону.

Амин яростно зачесался, не переставая водить ручкой по желтому листу блокнота.

— Насчет алкоголя советую подумать еще раз, — продолжил Калхун, попыхивая сигаретой. — Вот вам одна идея. Принесите с собой в казино пивную бутылку с водой. Отличный способ смешаться с толпой. Только не поступайте так, как один придурок в «Тропикане». Он заявился с бутылкой из-под «Короны». Она же прозрачная, так что все видели, что в ней вода.

Паш ударил по парте.

— Отлично!

Все засмеялись. Паш был забавным парнем, полной противоположностью Амину, который часто бывал угрюм и задумчив.

— Вот вам еще один перл мудрости, — улыбнулся Калхун. — В каждом отделе видеонаблюдения есть «слепое время», когда они меняют и перематывают кассеты в видеомагнитофонах. Это занимает от нескольких минут до часа в некоторых крупных заведениях. Если хотите пролететь под радаром, это самое подходящее время.

Амин отложил ручку:

— Гениально.

Кожистое лицо Калхуна пошло морщинами от улыбки.

— Благодарю.

— Но откуда ж взять такую информацию? Нельзя же просто их спросить.

Калхун прикурил новую сигарету от окурка.

— Куча способов, между прочим. Просмотрите газетные объявления о вакансиях в казино. Большинство отделов видеонаблюдения открыто пишут, что им нужен технический сотрудник или специалист по видеонаблюдению. Если там говорится: «Ждем вас в отделе кадров для собеседования», сразу ясно, что они в критическом положении. Смело идите на интервью.

Калхун сделал паузу, чтобы глубоко затянуться. По глубокому убеждению Джерри, всякий американец полагает, что похож на кого-то из телевизора. Для Калхуна это был человек из страны «Мальборо».[6]

— И? — Амин ждал продолжения.

— Попросите показать вам зал видеонаблюдения. Это прозвучит вполне нормально от человека, который пришел наниматься на работу. В конце концов, вы же имеете право взглянуть на место работы.

— А потом и задать вопрос, — встрял Амин.

— Нет-нет, никаких вопросов, — остановил его Калхун.

— А как же?

— Легко. Попросите показать помещение, где стоят видеомагнитофоны. Обычно оно довольно просторное. Там прохладно, чтобы пленка не портилась. Когда войдете, быстро посмотрите на экранчик. Там будет светодиодный или жидкокристаллический счетчик, который отсчитывает секунды записи. Казино растягивают пленки на восемь часов записи из экономии. Так что посмотрите на счетчик и запомните время. Если он показывает 4.00, стало быть, пленку вытащат через четыре часа. Прибавьте четыре часа к текущему моменту — и получите схему суточной работы.

Амин смотрел на него ошеломленно.

— Объясните, пожалуйста.

Калхун глянул на часы.

— Сейчас одиннадцать часов утра. Предположим, вы увидели на счетчике 4.00. Это значит, что пленку заменят через четыре часа. Следовательно, казино меняет кассеты в три дня, в одиннадцать вечера и в семь утра. Это и есть «слепое время». Как я уже говорил, в крупных казино замена происходит небыстро.

Амин посмотрел на брата и сказал что-то на родном наречии. Паш ухмыльнулся.

— Отлично, — бросил он по-английски.

Сотовый Джерри завибрировал. Считать карты и так сложно, а тут еще надо запоминать всю эту муру. Он вытащил телефон из кармана и уставился на экран.

Иоланда.

Он ощутил приступ паники. Может, у нее роды начались раньше времени? В ее семье такое случалось. А вдруг она звонит, чтобы сказать, что он стал отцом? А он, как последний трус, прячется. Потом ведь ничем не загладишь такое.

Джерри поднял голову и увидел, что преподаватель смотрит на него укоризненно. Калхун ненавидел сотовые телефоны не меньше, чем болтовню во время уроков. Джерри поднялся.

— Простите, мне нужно ответить.

Джерри вышел из класса.


Калхун проводил занятия в собственном доме, обшарпанном здании на задворках Хендерсона, городка, с трех сторон граничащего с пустыней. Джерри прошел по грязной дорожке к своей взятой напрокат машине, сел за руль и включил двигатель.

На шоссе он разогнался до девяноста миль в час и почувствовал, как волнение отступает. Еще в детстве он хорошо умел выворачиваться из передряг. И на этот раз будет так же. А как иначе? Притормозив у магазинчика, Джерри купил газировку и пакетик чипсов, вернулся в машину и позвонил Иоланде.

— Салют, красавица.

— Боже мой, Джерри, что ты натворил? — завопила его жена. Он прикрыл глаза, нашел губами трубочку, уходившую в бутылку, и сделал глоток.

— Ничего я не творил. А что? Ты что, рожаешь, что ли?

— Ты не получил мое сообщение?

— Я же здесь инкогнито, забыла?

— А я твоя жена, черт тебя побери!

Джерри почувствовал, как ледяной напиток ударил ему в затылок.

— То есть ты не рожаешь.

— Нет.

— Так чего ты мне названиваешь двенадцать раз? Мировая катастрофа?

Иоланда молчала. «Зря я это сказал», — подумал Джерри. Он открыл глаза и уставился на пестрый пейзаж. Пустыня упиралась в горы, которые поднимались к бесконечному небу. Он вполне мог понять тех, кто влюбляется в это место. Стоило посмотреть в окно, и на душе становилось лучше.

— Извини.

— Я звонила, потому что контролер оплаты счетов оборвал телефон. Еще звонили из банка, потому что вернулось десять твоих чеков — включая и тот, что выдан моей матери в Сан-Хуане. Кроме того, я нашла пачку счетов под кроватью. И хочу знать, как ты планируешь содержать нас с ребенком.

Трубочка в бутылке издала неприличный звук — напиток кончился.

— Это что такое? — разозлилась Иоланда.

— Это машина, — ответил Джерри. — Слушай, я уже говорил с банком, переведу я им бабки. Ничего страшного. А контролеру я их отправил аж две недели назад. Понятия не имею, почему он не получил чек.

— А все эти счета?

— У меня все под контролем, — спокойно сказал Джерри. — Тебе вообще не надо париться об этом, расслабься. Да, у нас есть кое-какие проблемки. Но вот начну у папаши лямку тянуть, будем как сыр в масле кататься.

— Ох, Джерри, Джерри. Надеюсь, это правда.

— А зачем мне тебя обманывать?

— Джерри, мама мне звонила и плакала в трубку. Она ведь живет только на то, что мы ей посылаем.

Джерри уставился на полуденное солнце. Бледный диск в кремовом ванильном небе. Его лучи плясали на снежных шапках гор. Иоланда была врачом. Родители остались почти без гроша, оплатив ее обучение в мединституте. Обрюхатив ее, он взвалил на себя финансовую заботу о них. И до сих пор это его не пугало.

— Я переслал тебе деньги вчера вечером. Когда получишь, отправь немного матери.

— Ох, Джерри, — вздохнула Иоланда. — Чем ты там занимаешься? То на мои звонки не отвечаешь, то деньги пересылаешь. Где ты их взял?

Джерри почувствовал, как кровь прилила к лицу. Он любил Иоланду больше всего на свете, но разговор надо было заканчивать, и чем скорее, тем лучше.

— Мне нужно возвращаться на занятия.

— Ты не ответил.

— Я ответил. Все под контролем. Ты должна мне доверять.

— Я люблю тебя, — сказала жена испуганно.

— Я тоже тебя люблю. Пока.

Он отключил телефон и вскоре уже ехал по шоссе к дому Калхуна. Теперь Джерри не превышал разрешенной скорости и пытался обдумать сложившуюся ситуацию. За последние полгода он выскреб до дна десять кредиток. Плюс к тому на нем висят просроченная закладная и выплаты за машину. По собственным оценкам он должен тысяч пятьдесят помимо того, что отправил накануне Иоланде.

Катясь по неровной дорожке к дому Калхуна, Джерри сделал глубокий вдох. Он может раздобыть денег, но это будет непросто.

А когда это было просто?


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава