home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



52

Лоис Мари Валентайн была совсем крошкой, весила всего два семьсот, но по силе голоса могла бы посоревноваться с толстушками из оперы. Врач Иоланды сказал, что малышка совершенно здорова. Джерри не выпускал ее из рук. Иоланда лежала в постели, совершенно обессилевшая, словно ее переехал грузовик. Роды длились тридцать часов.

— Больше никогда сама рожать не буду, пусть кесарят, — объявила она.

Валентайн сидел рядом с ее постелью и не сводил глаз с внучки. Чужие младенцы всегда похожи на гусениц, другое дело — свои. Прошло всего два дня с того момента, как он застрелил Амина. Какое же счастье оказаться дома! Валентайн заставил себя подняться.

— Пойду за кофе. Вам чего-нибудь принести?

— Нет, спасибо, — хором ответили Джерри и Иоланда.

Он вышел. Джерри положил дочку на кровать, чтобы можно было смотреть на нее вдвоем. На ее крошечном личике он различал черты своей матери, и от этого в его сердце теснилось какое-то совсем новое чувство. Иоланда коснулась его руки.

— Джерри, что же будет?

— Ничего, — ответил он, гладя головку дочери.

— Но Мейбл сказала, ты попал в беду. Что тебя могут посадить за то, что ты помогал террористам выигрывать деньги в казино и покупать взрывчатку. Она сказала, что окружной прокурор хотел дать тебе срок на полную катушку.

— Он передумал.

— Да?

— Да. Я свободен, — тихо произнес Джерри.

— Свободен? Правда?

Он поймал ее взгляд, уловив нотки сомнения в ее голосе. И подумал, что постарается снова завоевать ее доверие, сколько бы времени на это ни ушло.

— Правда.

— И как тебе это удалось?

Малышка вскрикнула так, что у него волосы встали дыбом. Иоланда взяла ее на руки, и она мгновенно затихла.

— Папа убедил тех трех казиношных боссов уладить все с окружной прокуратурой. Дело закрыли сегодня утром. Судья не очень-то обрадовался.

— Что он сказал?

— Да промыл мне мозги. Сказал, чтобы я больше не показывался в штате Невада. Из суда мы сразу поехали в аэропорт. Кажется, отец боялся, что судья передумает.

Иоланда сжала его руку.

— Господи, как хорошо.

— А то я не знаю.

— А что с твоей работой? Отец разрешит тебе и дальше работать на него?

Джерри уставился в пол и увидел отражение в его блестящей плитке. Если этот парень, смотрящий на него, не самый счастливый на свете человек, тогда кто же самый счастливый?

— Он дает мне еще один шанс.


Валентайн стоял у заднего входа в больницу и курил. Он купил пачку два дня назад и дымил без остановки. Мейбл вышла и остановилась рядом с ним.

— Извини, что отравляю тебе удовольствие, но это вредно для твоего здоровья.

Валентайн поднес сигарету к губам и затянулся.

— Там у регистратуры дожидается съемочная группа с местного телевидения, — добавила она. — Они пронюхали, что ты в городе. Настойчивые ребята.

Он снова затянулся. Его имя мелькало во всех газетах и теленовостях по всей стране. И теперь пресса решила, что он их собственность.

— Все равно придется с ними пообщаться, — настаивала Мейбл.

Валентайн наблюдал за кольцами дыма. Журналисты ему не нравились, и он решил избегать их как можно дольше. Уж слишком легко они бросались словом «герой» — так они называли его, хотя он им вовсе не был. Выстрелить человеку в затылок из мощной винтовки — что тут геройского? Герои сносят двери самолетов и сражаются с вооруженными убийцами голыми руками. Героями были солдаты, которые ушли на войну и не вернулись домой.

— Так что им передать? — продолжала Мейбл.

Сигарета почти кончилась. Валентайн бросил окурок на землю и растоптал. Посмотрел вперед, за стоянку, и увидел выезд на улицу. Отлично.

— Мы потом увидимся?

Валентайн кивнул.

— Я звонила пластическому хирургу, который заменял тебе ухо. Записала тебя на прием на будущей неделе. Он посмотрит твое лицо.

Он снова кивнул и выудил из кармана ключи от машины.

— У меня в морозилке есть твоя любимая лазанья. Я разогрею ее в микроволновке, куплю кубинского хлеба. Салат будешь?

Звучало аппетитно, и Валентайн подумал, что ответ написан у него на лице. Мейбл улыбнулась, повернулась, чтобы войти в больницу, но тут он вспомнил что-то.

— Погоди.

Она остановилась и посмотрела на него. Валентайн достал из кармана золотую монетку, подаренную Ником. В аэропорту он купил элегантную золотую цепочку и сейчас застегнул ее на шее Мейбл.

— Она с затонувшего корабля с сокровищами.

Мейбл поднесла монету к глазам. Она была старая, потертая, удивительно тонкой работы. Мейбл подняла голову, увидела, что Тони уходит, и окликнула его.

— А ты расскажешь мне ее историю?

Валентайн нашел на стоянке свою «Хонду» девяносто третьего года выпуска, отпер дверцу и обернулся к соседке. Это были самые длинные пять дней в его жизни, и он хотел поскорее отправить их в прошлое. Он мысленно пересмотрит эти воспоминания, но потом, спустя какое-то время.

— Когда-нибудь, — ответил Валентайн.


предыдущая глава | Заряженные кости | Примечания