home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



39

Яростный стук в дверь вывел Мейбл из глубокого сна. Она оторвала голову от подушки и обнаружила у себя на груди молчащую телефонную трубку. Рядом лежал блокнот, в который она записала то, что накануне вечером продиктовал доведенный до отчаяния хозяин казино. Неужели она задремала, пока он с ней беседовал? Честно говоря, Мейбл не помнила этого.

Выбравшись из постели, она накинула халат и зашлепала босиком по холодному деревянному полу.

— Не гони лошадей! — крикнула она и пошла в ванную.

Через минуту Мейбл приоткрыла входную дверь. На крыльце стояла Иоланда, одетая так, словно собиралась в путешествие. В руке она держала чемодан. Мейбл распахнула дверь.

— Воды отошли?

Иоланда покачала головой.

— Нет. Но уже пора. Не подвезете меня?

— Схватки начались? — спросила Мейбл, выезжая задом от дома.

— Нет, все в порядке.

— Тогда чего…

— Просто я знаю.

Почти все жители Флориды по воскресеньям ходят в церковь. Поэтому на дорогах в Палм-Харбор творится что-то невообразимое. Мейбл гнала на пределе разрешенной скорости, свернула на 60-е шоссе и направилась на запад через дамбу.

— Да откуда ты можешь знать? — не унималась она.

Иоланда отпила воды из бутылки.

— Мама сказала, что мне приснится сон. К моему дому подъедет грузовик. Водитель откроет багажник. Он будет набит яблоками. И я почувствую их аромат во сне. Если яблоки зеленые — родится мальчик. Если красные — девочка.

— И сегодня тебе приснился такой сон?

Иоланда приподняла брови и улыбнулась. Она умела передавать свои мысли, не произнося ни слова. Мейбл взяла Иоланду за руку и сжала ее.

— Какого они были цвета?

— Красного. У нас будет девочка.

Иоланда выбрала больницу Святого Иосифа, которую все называли коротко «Сент-Джо». Она была далековато, но Иоланда навела справки и узнала, что эта больница — самая лучшая в городе. К тому же она нашла отличного врача, седого русского с нервным тиком в глазу и нежнейшими руками. Именно этим рукам, по ее решению, предстояло вывести ребенка в этот мир.

— Ты с Джерри говорила? Он знает? — спросила Мейбл, когда до больницы оставалось несколько миль.

— Он со вчерашнего дня не звонил.

— А-а.

Мимо с воем пронеслась «скорая помощь», и движение остановилось. Мейбл посмотрела на Иоланду и заметила, что у нее дрожат уголки губ.

— Что случилось, милая?

— Я вам не весь сон рассказала.

— А что там еще было?

— Водитель дал мне яблоко. Я пошла в дом показать Джерри. А его не было. И одежды и всех его вещей тоже. Он как будто исчез.

Движение возобновилось. Мейбл нажала педаль газа, взяла Иоланду за руку и не отпускала до самой больницы.


Амин затормозил на дорожке у школы Барта Калхуна и увидел в гараже коричневатый пикап своего учителя. Калхун не производил на него впечатление человека, который проводит воскресное утро в церкви. Он заглушил мотор и сделал несколько глубоких вдохов. Эта часть нравилась ему меньше всего. Калхун помог ему. Но куда же деваться.

Амин окинул улицу взглядом. Район не был еще застроен полностью, и ближайшее здание стояло в четверти мили от школы. Он открыл дверцу и покосился на Паша. Младший братик выглядел испуганно.

— Обещай, что не подведешь меня.

Паш тупо смотрел на приборную доску, как загипнотизированный.

— Отвечай, велел Амин.

— Не подведу, — прошептал Паш.

Амин посмотрел на заднее сиденье, где лежал Джерри, по-прежнему связанный и с кляпом во рту.

— А с ним что?

— Останется здесь.

— А если попробует смыться?

— Я посигналю.

У Паша подрагивали губы. Амин положил руку на его колено.

— Скоро конец этому путешествию. И начало другому.

Амин хотел выйти, но поймал в зеркале взгляд Джерри. Обернувшись, он со всей силы ударил его кулаком в живот. Джерри свернулся как эмбрион. Кляп заглушил его стон. За последние два года Амин убил пятерых, чьи паспорта присвоил. Последние минуты их жизни разнились — одни испражнялись под себя, другие плакали как дети.

— Попытаешься свалить, я вернусь и пристрелю тебя. Ясно?

— Да, — промычал Джерри.

Амин поправил револьвер, чтобы рукоятка выступала над пряжкой ремня, прикрыл его рубашкой и вышел из машины.

Он как раз расправлял рубашку, когда Калхун открыл дверь. Учитель был небрит, в коротко стриженных волосах виднелось перышко. Как будто он только что проснулся, подумал Амин. Но глаза Калхуна смотрели настороженно. Он прищурился на Амина.

— Что случилось? — спросил Калхун.

— Мы с Пашем едем в Лафлин поиграть в блэкджек. Хотел попросить у вас пару советов, чтобы обойти видеонаблюдение.

Калхун поколебался. Его ответу предшествовала секунда сомнения, обычно ему несвойственного. Их разделяла сетчатая дверь. Калхун толкнул ее ногой.

— Кофе хочешь? — спросил он, когда они шли к бывшему гаражу, переделанному в класс.

— Нет, спасибо.

Калхун включил флуоресцентные лампы, и Амин на мгновение ослеп от их яркости. Он ударился о парту и услышал, что шаги Калхуна ускорились. Учитель быстро шел в свой кабинет.

Амин бросился за ним, взявшись за рукоятку револьвера под рубашкой. Обстановка в кабинете была спартанской. Стол, крутящееся кресло, обитое потрескавшейся кожей. На столе — древний компьютер. По голубому океану на экране плыла тропическая рыбка.

Калхун сел в кресло и поставил локти на стол. На столе лежали карточки, которые он использовал во время контрольных.

— Ну так что у тебя за проблема? — поинтересовался Калхун.

Амин помолчал. Учитель успел забыть, о чем они говорили.

— Мы с Пашем едем в Лафлин.

— А, ну да. А почему именно туда? Там все казино — настоящие притоны, сплошной обман. Что-то выиграешь — управляющий заставит тебя играть, пока все не продуешь.

Амин напрягся. Ноги Калхуна ходили под столом. Он был ковбоем. Судя по тому что показывают в кино, ковбои склонны выкидывать всякие глупости, подумал Амин.

— Хотим отдохнуть от Лас-Вегаса, — пояснил он. — Вы как-то на уроке говорили, что оборудование для распознавания лиц в Лафлине легко обмануть. А потом отвлеклись и не объяснили, как же именно.

Калхун улыбнулся.

— Большинство казино Лафлина пользуются камерами, которые установили лет десять назад. Иди мимо них быстрым шагом, и объективы не успеют снять достаточно информации. У меня в одной книге был список казино Лафлина, в которых установлены такие камеры.

— Правда?

— Да. Хочешь посмотреть?

— Хочу.

Калхун сунул руку под стол. Амин поколебался, потом отскочил. Пуля пробила стол и прошла в нескольких сантиметрах от его головы. Карточки подлетели в воздух.

Калхун опоздал со вторым выстрелом. Амин выхватил револьвер и нажал на спуск. Учитель откатился на кресле, ударился о стену и рухнул на пол.

Амин обошел стол. Калхун лежал на спине. В его глазах еще теплилась жизнь. Губы разомкнулись. Амин понял, что он пытается что-то сказать.

Калхун ему всегда нравился. Амин присел на корточки и поднес ухо к его губам.

— Пошел ты на хер… — прошептал учитель.

Амин хотел выстрелить еще раз, но Калхун уже умер.


Амин подвинул кресло к столу и поставил его у компьютера, который, судя по виду, был первым компьютером в мире. Он кликнул мышкой. Подводные красоты пропали, и Амин увидел на экране объявление «Разыскиваются ФБР». В центре была его фотография за столом блэкджека в казино в Билокси. Он прокрутил изображение вверх и нашел письмо отправителя:

Барт, все казино в городе получили это вчера ночью.

Видел когда-нибудь этого человека?

Амин прочитал объявление и выругался на родном языке.

ФБР увязало его с убийствами в Рино, Детройте, Новом Орлеане, Билокси и Атлантик-Сити. Информации там было немного, но вполне достаточно («В последний раз замечен в Лас-Вегасе, вооружен, его сопровождает брат»), чтобы понять: он все сделал правильно. Больше бегать он не мог да и не хотел.

Амин вышел из Интернета. В компьютере Калхуна был текстовый редактор «Ворд Перфект». Он загрузил ее. Компьютер работал медленно, и Амин пару раз треснул его кулаком, думая, что это поможет. Наконец программа загрузилась. Нажав клавишу «Caps Lock», он напечатал:

В МЕНЯ СТРЕЛЯЛ АМИН. ОТПРАВИЛСЯ В ЛА. ЗАТЕВАЕТ ЧТО-ТО СТРАШНОЕ. ЕГО НАДО ОСТАНОВИТЬ.

Амин перечитал сообщение. Довольный результатом, он откатил кресло от стола. Вот и пригодилась страсть Паша к кино. Амин насмотрелся фильмов, в которых умирающие пишут записки, и надеялся, что эта сойдет за настоящую. Драматизма в ней достаточно.

На развороченном пулей столе стоял телефон. Он набрал 911. Ему ответил диспетчер.

— Полиция. Чем могу помочь?

— Помогите, — прохрипел Амин в трубку.

— Сэр? Что с вами?

— Он… стрелял в меня.

— Кто?

— Амин. Поехал в Лос-Анджелес. Надо остановить…

— Сэр? Сэр!

— Собирается… что-то страшное.

Амин сбросил трубку со стола и послушал, как диспетчер отчаянно кричит в телефон. Потом посмотрел на часы. Половина одиннадцатого. Полиции понадобится минут десять, чтобы добраться до места. Плюс десять минут сложить два и два и вызвать ФБР. Он глянул на безжизненное тело Калхуна на полу.

— А пошел бы ты сам… — прошептал Амин.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава