home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Тони Валентайн смотрел, как полицейская патрульная машина несется по Мэрилендскому шоссе. Яркие лучи утреннего солнца отражались от ее крыши. В пустыне трудно определить расстояние на глаз, он предположил, что до машины миль пять. Дома, во Флориде, пейзажи не обманчивы, как здесь. Но в этом и кроется притягательность Лас-Вегаса: никогда не знаешь, что реально, а что призрачно.

Валентайн отвернулся от окна. Он стоял в кабинете в пентхаусе «Греха», самого нового казино Лас-Вегаса. Три тысячи номеров для проживания и игорный зал размером с терминал аэропорта. С начала года «Грех» стал вторым открывшимся в Вегасе казино. Страсть людей швыряться деньгами не знала границ.

В другом конце комнаты стояли трое самых могущественных мужчин Невады. Шелли Майкл, генеральный директор «Азартных игр Майкла», крупнейшей сети казино в стране, человек, которого «Уолл-стрит джорнал» назвала «барракудой в деловом костюме». Рэгс Ричардсон, афроамериканец, владелец трех казино на Стрипе, основатель звукозаписывающей компании «Би-боп-шабам рекордс». И калифорнийский бонвиван Чанс Ньюман, хозяин «Греха», сколотивший состояние в Силиконовой долине еще до начала компьютерного бума.

Подойдя к ним, Валентайн протянул руку.

— Тони Валентайн. Очень приятно.

Они пожали ему руку. Обычно Валентайн ни перед кем не расшаркивался. Однако эти ребята весьма порадовали его. Они позвонили накануне и предложили двадцать пять тысяч долларов за частную демонстрацию. Он и так ехал в Лас-Вегас, чтобы проведать сына Джерри. Но даже если бы не ехал, все равно согласился бы на эту работу.

Двадцать пять тысяч — это не кот чихнул. Больше, чем он зарабатывал поначалу в полиции Атлантик-Сити. Когда они с женой переехали во Флориду, Валентайн счел, что время заработков прошло. Потом Лоис умерла, и он открыл консалтинговую фирму, чтобы оказывать услуги казино в ловле мошенников. Это помогало не думать о прошлом. И приносило неплохой доход.

Валентайн заметил, что все трое сдерживают улыбки, и решил, что дело в его наряде. Авиакомпания потеряла его багаж, и ему пришлось купить брюки и рубашку в галантерейном магазине «Греха». Брюки обошлись в триста долларов и сидели на нем отвратительно.

В центре комнаты стоял стол для блэкджека. Вокруг — четыре табурета. Рядом высился дилер[4] из казино. Поддернув штаны, Валентайн пересек кабинет и отодвинул табурет.

— Не хотите присоединиться? — поинтересовался он.

Все трое расселись за столом. У Шелли Майкла была неприятная привычка подолгу смотреть на часы на запястье. Сделал он это и сейчас.

— На поезд опаздываете?

Шелли пронзил его взглядом. На нем был элегантный шелковый костюм, контрастировавший с париком, слишком плоским для его головы. Палец Майкла украшало обручальное кольцо. Валентайн удивился, отчего его жена не намекнет ему, что он выглядит нелепо.

— Можете начинать, — разрешил Шелли.

Что-то подсказало Валентайну, что отныне ему не видать заданий от «Азартных игр Майкла». Впрочем, это и к лучшему. Надо же где-то подвести черту.

— Как вам известно, блэкджек — популярнейшая настольная игра во всех казино мира, — начал он. — Но также, к сожалению, эта игра наиболее уязвима для шулеров. Я лично знаю сотню способов мошенничества в блэкджеке, не считая подсчета карт. Вот почему казино так усердно следят за столами блэкджека.

Валентайн перевел взгляд на дилера, симпатичного молодого итальянца по имени Сэл Дикинсон. Они успели перекинуться парой фраз в лифте. Сэл был дилером класса А. Это означало, что его отправляли работать в зал с высокими ставками, и чаевые у него были приличные.

— Сэл, — обратился к нему Валентайн. — Перетасуйте, пожалуйста, карты.

Сэл вынул шесть колод карт из пластикового шуза[5] и начал их перемешивать. Валентайн смотрел на трех директоров казино.

— Для каждого способа мошенничества в блэкджеке казино разработали способ его раскрытия. Компьютеры, камеры, зеркала, специальное покрытие и так далее. Кроме того, казино поняли, как это пресекать. А потом на подмостки вышло нечто под названием «тупик».

— Так он существует? — перебил его Шелли.

— Совершенно верно.

— Вы его видели или только слышали о нем? — спросил Шелли.

В его тоне явно читался сарказм. За спиной у Валентайна тихо шуршали тасуемые карты.

— Он есть у меня, — ответил Валентайн.

Чанс Ньюман изобразил удивление. На нем были стильные дизайнерские шмотки, и двигался он так, словно всю жизнь провел на танцполе.

— А я думал, такую штуку не достать, — заметил Чанс.

— Так и есть, — согласился Валентайн.

— А как же она оказалась у вас? — спросил Шелли.

Валентайн побагровел. Матушка Шелли, по всей видимости, редко меняла ему подгузники. Достав пачку «Мальборо», он вытряхнул из нее одну сигарету и зажал ее губами, так и не прикурив.

— Работал я на одно филиппинское казино, оно и подарило. Представители отдела безопасности казино наведались в комнату, где обреталась банда подозреваемых в мошенничестве. Нашли этот прибор в чемодане и сочли его компьютером для подсчета карт.

— И вы сами научились им пользоваться, — предположил Шелли Майкл.

— Именно так.

Чанс Ньюман положил руку на плечо Валентайну.

— Тони лучший в своем деле. Поэтому я и попросил его устроить эту демонстрацию для нас. Если кто и способен понять, как действует «тупик», то это он.

Валентайн повернулся к Сэлу. Шесть колод были готовы к разделению. Валентайн взял со стола ламинированную карту-разделитель и сунул ее между остальными. Сэл снял те, что оказались над ней, и уложил их в шуз.

Потом начал сдавать.


Валентайн сыграл за семерых — максимальное количество игроков за столом, — ставя по сто долларов за раз. Через двадцать минут шуз опустел, а счет Валентайна уменьшился на десять тысяч.

— И это мошенничество? — язвительно спросил Шелли.

Шелли следил за ним, как ястреб. Следили и Чанс с Рэгсом, но запах изо рта Шелли мог убить все живое вокруг. Валентайн задумался: знает ли он, что его дыхание настолько смрадно? С богатыми всегда так. Им никто никогда правды не скажет.

— Безусловно, — ответил Валентайн.

— Но вы же профукали десять штук.

— Правильно. Я сливаю.

— Что-что?

— Сливаю. Это шулерский термин. Я транжирю деньги, вводя вас в заблуждение.

— Как?

— Я заставил вас считать меня лохом.

Валентайн положил незажженную сигарету в пепельницу на столе. Подняв пепельницу, он поставил ее рядом с пластиковым подносом для сброшенных карт, куда Сэл складывал карты после кона. Под пепельницей Валентайн держал «зажим» — кусок резиновой ленты, завязанной в узел с отрезанными кончиками. Средним пальцем он бросил зажим в поднос. Сэл тут же забросал его картами. Потом собрал все карты из подноса и начал их тасовать.

Валентайн развернулся на табурете, практически заслонив Сэла от остальных.

— А что же подскажет нам, что это не так? — спросил Шелли.

— Мое поведение, — ответил Валентайн. — Я потерял десять тысяч и не начал стенать и возмущаться.

До Шелли не дошло. Как и до Чанса. А Рэгс расплылся в улыбке, посверкивая золотыми коронками. Помотавшись по тюрьмам в юности, он хорошо знал манеры и привычки людей с улицы.

— Ну и ну, — сказал он.

— Да уж, — отозвался Валентайн.

— Так что вы хотите нам сказать?

— Что я намерен ободрать вас как липку.

Рэгс ухмыльнулся.

— Это уж точно.

Валентайн считал в уме время — прошло двадцать секунд. Он обернулся к Сэлу, который дотасовывал карты. Его примеру последовали остальные трое.

Закончив, Сэл предложил разделить карты. Валентайн взял ламинированную карту и сунул ее в промежуток, появившийся из-за зажима.

Сэл наблюдал за ним со скучающим выражением лица. Он идеально играл свою роль. Валентайн объяснил ему схему в лифте за считаные секунды. Именно поэтому «тупик» настолько действен. Очень легко склонить дилера на свою сторону.

Сэл убрал карты в шуз и начал раздачу.

Валентайн играл за семерых, ставя по тысяче долларов за раз. Через десять минут он отыграл у казино свои десять тысяч и сверх того — еще двадцать тысяч.

— Да что вы, черт подери, делаете? — завопил Рэгс. Он навалился на поручни стола, наблюдая с недоверием за тем, как Валентайн выигрывает кон за коном.

— Мошенничаю, — бесхитростно ответил Валентайн.

— Это невозможно, — возмутился Рэгс, ища взглядом поддержки у своих коллег. — Ведь так?

— Так, а если нет, то я готов поверить, что он и по воде ходить умеет, — откликнулся Чанс, скептически качая головой.

Шелли глянул на него, отказываясь признать, что его обставили. Валентайн сыграл еще один кон и выиграл за всех семерых. Рэгс недовольно стукнул по столу.

— Так вы покажете нам, как проделываете все это? — наконец не выдержал Шелли.

Он рассчитал все отлично. Карты, с которыми выигрывал Валентайн, кончились. Он больше не мог мошенничать. Но и сообщать об этом Шелли не собирался.

— Да я не против, — ответил Валентайн.

Поднявшись, он расстегнул ремень, несуразные трехсотдолларовые брюки упали до щиколоток. Все трое безотчетно отпрянули. Их взглядам открылись белые трусы и клавиатура, прилепленная скотчем к бедру. Она была размером с карманный компьютер, проводки от нее убегали под рубашку. Валентайн поднял рубашку, чтобы они увидели маленькую черную коробочку, прилепленную на боку.

— Джентльмены, позвольте представить вам «тупик».


— Пару лет назад в Японии группа невероятно толковых студентов отколола небольшую шутку, — пустился в объяснения Валентайн, сняв с себя прибор и положив его на стол. Вернув брюки на место, он продолжил: — Они прочли в газете, что американские самолеты-разведчики пролетают над их страной, следя за Северной Кореей. Тогда студенты внесли кое-какие изменения в компьютер математического факультета своего университета.

В один прекрасный день, когда американский самолет пролетал над Японией, они отправили сигнал со своего компьютера в компьютер самолета и скачали все разведданные по Северной Корее, которые были собраны. А потом разослали информацию электронной почтой всем, кого знали.

Стоит ли говорить, что они попали в переплет и им пришлось извиняться за содеянное. Вскоре все улеглось. А потом в их колледж заявился один человек из Невады. Картежник.

Он принимал участие в афере на блэкджеке в Атлантик-Сити много лет назад. Тогда компьютер был спрятан в фургоне, и у него была шайка сообщников. Он объяснил студентам схему и предложил выдумать нечто подобное, но менее сложное технически и не требующее помощников. Он также пообещал им хорошие деньги, если у них что-то получится.

— Так родился «тупик», — резюмировал Шелли.

— Правильно. — Валентайн взял прибор со стола. — Поначалу у студентов возникли кое-какие проблемы. В основном из-за того, что они ничего не смыслили в правилах блэкджека. Но в конце концов они разобрались. Работает «тупик» следующим образом.

Клавиатура крепится к бедру. Пальцами правой руки я ввожу через ткань штанины значения первых ста двадцати отыгранных карт. Поскольку рука под столом, камеры видеонаблюдения этого не увидят. Так же как и люди за столом.

«Тупик» обрабатывает эту известную последовательность карт, проигрывает все возможные варианты раздачи и выдает стратегию, которая поможет выиграть большую часть денег.

— О скольких последовательностях речь?

— О миллионах.

— А скорость?

— Максимум десять секунд. «Тупик» также рассчитан на ошибки игрока и на участие законопослушных игроков. Все решается на ходу. — Валентайн повернул «тупик» и показал красный индикатор на клавиатуре. Он нажал «1», лампочка загорелась. — Это значит, «тупик» готов передать информацию. — Он указал на свое правое ухо. — У меня тут скрытый наушник. Через пару секунд «тупик» скажет мне, как играть первый кон.

— Скажет? — недоверчиво переспросил Рэгс.

— Именно. «Тупик» разговаривает записанным голосом. Указания всегда предельно ясны.

— Минуточку, — Шелли уже не мог сдерживать гнев. — Карты ведь перемешивались. Они лежали в произвольном порядке.

Валентайн покачал головой.

— Боюсь, что нет.

— Что вы хотите сказать?

Он взглянул на Сэла.

— Мне помогали. Это единственная задачка, которую башковитые ребята из Японии не смогли решить. В мошенничестве должны принимать участие двое.

Всем троим потребовалось время, чтобы осознать сказанное. И тут Шелли взорвался. В его глазах полыхала злоба. Он ожег взглядом Сэла.

— Ты обманывал нас!

Сэл был не робкого десятка и держался спокойно.

— Мистер Ньюман сказал, чтобы я все делал так, как скажет мистер Валентайн. Мистер Валентайн попросил помочь в демонстрации мошенничества. Вот я ему и помог.

— Сэл не тасовал первые сто двадцать карт, — объяснил Валентайн. — А только сделал вид, пока я вас отвлекал. Он перемешал остальные карты, вы это видели и запомнили. Разделив карты, я переложил нетасованные наверх.

— В казино такое не пройдет, — буркнул Шелли.

— Еще как пройдет, — ответил Валентайн.

— Вот на это я бы посмотрел, — вставил Рэгс Ричардсон.


— Это называется «закрыть глаз», — пояснил Валентайн. — Среднестатистический специалист службы наблюдения в казино наблюдает за сорока мониторами. Он склонен сосредоточиваться на том, что притягивает взгляд. Например, на человеке, который делает высокие ставки. Или на красивой женщине. То есть на том, чего в любом казино пруд пруди. Особенно по ночам.

Жулик это знает. Поэтому несколько часов он играет как последний болван, транжирит деньги. И не вызывает подозрений, поэтому наблюдающий перестает к нему приглядываться. И тут-то начинается мошенничество.

— А если пленки потом пересматриваются? — спросил Шелли, все еще не веря ему. — Разве они не заметят, что карты не перемешивались?

Валентайн посмотрел на Сэла.

— Сэл, будьте любезны, покажите нулевое тасование.

Сэл подвинул колоду по сукну стола, разделил ее на две и приготовился перемешивать карты. Но карты не перемешивались. Он только провел большими пальцами по бокам колод, оставив одну половину сверху другой. Потом подровнял их.

— Выглядит глупо, правда? — сказал Валентайн. — Единственный глаз, который это может одурачить, — тот, что на потолке. Для камеры такое тасование вполне нормально.

Шелли взобрался на табурет и заставил Сэла еще раз перемешать карты таким образом. Чанс и Рэгс тоже полезли на табуреты.

— Хреново, — согласился Рэгс.

— В натуре, — добавил Чанс.

Валентайн попросил Сэла еще раз показать нулевое тасование. Сверху все выглядело прекрасно, а остальное значения не имело.

— Господи! — воскликнул Чанс.

— Впечатляет, да? — уточнил Валентайн.

— Да я не об этом, — Чанс указал на огромное окно на другой стороне пентхауса. — Кажется, кому-то жить надоело.

Остальные повернулись и посмотрели. Напротив стоял гадюшник, носивший гордое название «Акрополь». С наружной стороны балкона последнего этажа стояла, держась за перила, красивая женщина. Они бросились к окну, а она как раз начала креститься.

Валентайн прижался лицом к стеклу. Проглотил комок, поднявшийся к горлу. Женщина была похожа на его покойную жену во всем, вплоть до коротких темных волос и того, как облепило ее стройную фигуру платье под порывами ветра. Жену, по которой он скучал больше всего на свете.

— Полицию вызовите, — скомандовал Валентайн.

И ринулся прочь из пентхауса со всей скоростью, которую допускали его штаны.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава