home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



37

Связанный по рукам и ногам, с кляпом во рту, Джерри лежал на заднем сиденье в машине Амина и наблюдал за тем, как солнце встает из-за горизонта.

Лас-вегасские рассветы не похожи на прочие. Перед тем как появиться солнцу, в небе начинается представление. Черный цвет сменяется пурпурным, а тот в свою очередь роскошным темно-синим. Смена окраски происходит постепенно, но неумолимо — небо словно высасывает цвета из пустыни.

Вскоре солнечный свет наполнил машину. Паш и Амин зашевелились на передних сиденьях. Они уехали в пустыню около одиннадцати вечера, припарковались за каким-то брошенным зданием и моментально уснули. Джерри не сомкнул глаз. Его сердце стучало так громко, что грозило взорваться.

Амин протер глаза, вылез из машины и пошел прочь. Подняв голову, Джерри выглянул в окно и увидел, что Амин стоит в двадцати метрах и мочится на кактус. Он пнул спинку сиденья, на котором примостился Паш.

— Проснись, — пробубнил он сквозь кляп.

Паш обернулся и посмотрел на него. Беззаботное выражение на его лице сменилось нарастающим ужасом.

— Тихо ты, — шепнул он.

— Сначала скажи, что происходит.

Паш потянулся к нему и вытащил кляп.

— Помалкивай. Или брат тебя пристрелит.

— Если честно, так мне и надо, — признался Джерри.

— Брат тебя убьет, ты понял?

— Ну и хрен с ним!

Такой ответ изумил Паша.

— Тебе не страшно умереть?

«Не так, как тебе», — чуть не выпалил Джерри. Но Паш отвернулся.

— Брат возвращается. Прошу тебя, ни звука.

Джерри поднял голову. Амин по-прежнему орошал колючее чудовище. Ночью Джерри понял: он может умереть, так и не узнав, что на уме у братьев.

— Да ладно тебе. Я имею право знать.

— С чего это вдруг? — спросил Паш, глядя прямо перед собой.

— Я вас вчера спас, ведь так? Ну, скажи правду.

— Все, хватит. Прошу тебя.

— Вы ж не наркоторговцы. Я догадался.

Паш напрягся, как от удара током. Он открыл рот, нижняя челюсть его отвалилась, да так, что коснулась груди. Джерри понял, что он едва сдерживает желание закричать.

— С чего ты взял?

— А вы не попробовали товар.

Паш закрыл рот и оглянулся через плечо.

— Не понял.

— На той встрече с мексиканцами. Вы отдали им деньги. Они вам — наркоту. Но вы ее не попробовали. И не проверили какой-нибудь химией. Откуда вам было знать, может, это крахмал.

Паш посмотрел на него виновато.

— Я только одного понять не могу, что за хрень они вам толкнули. Амину дали такой драный «дипломат». Слишком маленький, чтобы положить туда пушки. Так что же там было?

Паша трясло, словно тайна пробуравливала в нем дыру. Он просунулся между сиденьями и вернул кляп в рот Джерри.

— Извини, что так вышло, — сказал он.


Валентайн тащился по пустому вестибюлю «Акрополя». Он катался по Хендерсону до трех утра. Потом остановился у круглосуточной заправки, чтобы выпить кофе и съесть пончик. Очнулся он в машине в девять утра с огромным пятном от кофе на рубашке.

Кто-то позвал его. Это была Лу Энн, миловидная администраторша, с которой он болтал накануне. Валентайн поплелся к ее стойке.

— У меня для вас сногсшибательная новость, — сказала она. Сногсшибательная? А он-то надеялся, что они кончились. Валентайн посмотрел на нее вопросительно.

— Авиакомпания нашла ваш багаж.

По шкале от одного до десяти эта новость тянула на минус два балла. Но тут он вспомнил, что у него уже не осталось чистых рубашек. Хорошо, пусть будет плюс два балла.

— Отлично. И где он?

Лу Энн взяла листок со стойки и прочитала:

— Ваш чемодан попал в Портленд. Компания переправляет его в Лос-Анджелес. Завтра он будет здесь.

Валентайн поблагодарил ее и пошел к лифту. Дожидаясь его, он вытащил телефон и посмотрел на экран. Сообщений не было. И Джерри не было. А может быть, он уже в другом городе. Или похоронен в пустыне. Двадцать минут назад Валентайн позвонил Биллу Хиггинсу, чтобы узнать, не нашло ли ФБР его сына. Билл сказал, что не нашло.

Двери лифта открылись. Он вошел и почувствовал, что кто-то взял его за плечо. Он обернулся и увидел Уайли, шаги которого не расслышал из-за усталости.

— Не помешаю? — спросил Уайли.

— Это тебе может помешать моя зевота.

Уайли покачал головой. Пока они поднимались к пентхаусу, Валентайн достал фотографию Амина из кармана и показал ее главе отдела безопасности.

— Не встречал такого? Он счетчик.

Уайли всматривался в снимок.

— Нет. Но его ведь несложно выловить.

Валентайн подумал, что ослышался. Двери открылись, они вышли.

— И как же?

— Легко. Наше казино подписалось на «Фейс-Скан». У них в компьютере рожи всех известных счетчиков. Я дам им твою фотку, и посмотрим, чего они нароют.

Скорее всего, подумал Валентайн, ФБР это уже сделало. Но всегда остается вероятность, что они что-нибудь да проглядели. Он похлопал Уайли по руке.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты чертовски умен?

Уайли изобразил смущение.

— Слушай, мне с тобой надо поговорить. Как с другом.

— О чем?

Уайли промычал что-то нечленораздельное. Валентайн подумал, что он вряд ли смог бы выступить со связной речью, даже если бы от этого зависела его жизнь. Они подошли к номеру Валентайна.

— Дай ключ, — сказал Уайли.

Валентайн протянул ему пластиковую карточку. Уайли распахнул дверь.

— Вот о чем я хотел с тобой переговорить.

Валентайн вошел в номер. Гостиная была заставлена букетами. От их аромата и лошадь упала бы с копыт. На журнальном столике он нашел адресованный ему конверт.

Из конверта он извлек открытку ко дню Святого Валентина с сердечком в центре. К надписи было прибавлено его имя: «С днем Святого Тони Валентина». Он улыбнулся и открыл ее.

КАЖЕТСЯ, Я В ТЕБЯ ВЛЮБИЛАСЬ

Уайли велел ему сесть на диван и принес две диетические колы из мини-бара. Валентайн держал открытку и смотрел на признание в любви от Люси.

Уайли плюхнулся рядом и протянул ему колу. Валентайн сделал большой глоток. Он читал где-то, что искусственный заменитель сахара в диетической коле повышает тягу к сладкому. А это вредно. Но ведь так вкусно, просто беда.

Уайли откашлялся.

— Слушай, Тони, мне трудно это говорить. Но ты должен услышать. Ради твоего же блага.

— Ну, говори.

— Люси Прайс — плохая компания.

— Думаешь?

— Да. Знаешь ее прозвище?

— Нет.

— Паяльная лампа. Сжигает все, к чему приближается.

Валентайн вернул открытку на журнальный столик.

— Мне сейчас не до этого, не хочу это слышать.

Уайли отпил колы и уставился на него.

— Знаешь, сколько раз за эти годы меня подмывало сказать это тебе? Раз сто. А знаешь, почему я молчал? Потому что понимал: все, что ты говоришь, правда.

— Предлагаешь мне заткнуться и послушать?

— Ага, — подтвердил Уайли. — Теперь я все скажу.

— Валяй.

Уайли посерьезнел.

— Дело в следующем. Люси Прайс не смогла бы бросить игру даже под угрозой смерти. Она профукала все. Дом, машину, семью. Полгода назад ее муж взял детей в охапку и свалил в Юту. Нашел работу и прислал ей билет на самолет. Но она к нему не полетела.

— Кто это тебе рассказал?

— Ее муж. Он тут работал. Он умолял ее обратиться за помощью, но Люси отказалась. Она считает, что все в ажуре. А на самом деле она — безнадежный случай.

— Не говори так.

— Она тебе нравится, да?

Валентайн призадумался.

— Я был бы не против, — признался он.

— Не надо.

— Тебя послушать, так она какая-то прокаженная.

— В казино Лас-Вегаса есть программа для игроков-маньяков. Если человек, подсевший на игру, обратится к нам, мы не впустим его в казино. Уже больше тысячи человек записались. Программа начала работать в Канаде, причем очень успешно.

— Ну и?

— Люси ни за что не запишется.

— А ты предлагал ей?

— Раз десять.

Валентайн допил колу. Удачная поездочка в Лас-Вегас, ничего не скажешь. Сына потерял, лицо изрезали, а теперь еще это. Он посмотрел на открытку на столе. КАЖЕТСЯ, Я В ТЕБЯ ВЛЮБИЛАСЬ. Знает ли Уайли, как дороги эти слова? У него есть жена, и он, наверное, слышит всякие нежные глупости, когда захочет. Он не понимает, что это такое — быть одному.

Уайли взглянул на часы, поднялся и пошел к двери.

— Офис «Фейс-Скан» как раз по дороге ко мне домой, — сказал он, вытащив из кармана фотографию Амина. — Я заеду к ним и попрошу прогнать ее через компьютер.

— Спасибо. Ты золото.

— Звякни им через пару часов. Они по выходным работают.

— Хорошо.

Уайли взялся за ручку двери и, понизив голос, добавил:

— Ты уж извини, Тони. Я должен был тебе сказать.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава