home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



36

Валентайн проверил в вестибюле. Потом обошел казино, осознавая, что привычка курить вернулась к нему и без разжигания сигары. Он даже еще раз заглянул в зал бинго. Сынку придется поставить неявку.

Валентайн вышел на стоянку. И там не нашел ничего нового. Джерри нарушал обещания всю жизнь.

Он сел в машину и увидел свой телефон на сиденье. Валентайн забыл его выключить, и теперь он мигал и пищал. Тони схватил его и набрал номер голосовой почты.

— Привет, отец, это я, чудо-мальчик, — звенел голос его сына. — Слушай, тут одна хреновина случилась. Я сегодня не смогу. Позже звякну. Пока.

Валентайн отнял телефон от уха и уставился на него, ничего не видя от злости. «Хреновина случилась». О чем, черт побери, он говорит? Джерри прекрасно знает, что его ищет ФБР. Что отец поставил себя под удар, чтобы вытащить его. Окажись он сейчас рядом, Валентайн просто придушил бы его.

Резкий гудок автомобиля заставил его подпрыгнуть. На стоянке не было свободных мест. Валентайн увидел в зеркале плотного парня в пикапе, пытавшегося приткнуться куда-нибудь.

— Эй, папаша, выезжаешь? — спросил водитель.

Валентайн покачал головой. Пикап покатился дальше. Он назвал его «папаша». Джерри обычно обращался к нему «папа», «пап». Так же как и сам он когда-то называл своего отца. Джерри никогда не говорил ему «отец».

Валентайн еще раз прослушал сообщение.

«Привет, отец, это я, чудо-мальчик…»

Джерри пытался что-то сказать ему. Он стал вспоминать их секретный язык для фокуса «Ясновидение». И вспомнил. Слово «отец» было особым сигналом. Оно означало, что Джерри не понял его и нуждается в помощи.

Слово «отец» означало беду.


Он несся по Боулдер-хайуэй к Хендерсону, где остановился его сын. Покопавшись в кармане, Валентайн вытащил бумажник, нашел листок с телефоном мотеля «Красный курятник» и набрал номер. Ответил ночной дежурный. Валентайн попросил соединить с номером его сына.

— Он съехал, — сообщил дежурный. — Точнее, друг вашего сына выписал его из мотеля.

— Опишите этого друга, — попросил Валентайн, войдя в мрачный офис мотеля десять минут спустя, по дороге нарушив все ограничения скорости и проскочив на красный.

Ночной дежурный являл собой живое свидетельство дурного влияния алкоголя на человека: его лицо походило на мозаику из разноцветных синяков, глаза слезились и смотрели уныло. Он почесал небритый подбородок, соображая. Валентайн бросил ему двадцать долларов, чтобы освежить память.

— Ближневосточная внешность. Метр семьдесят пять. Примерно под восемьдесят кило, — оживился дежурный. — На лицо так ничего. Только хмурый очень. Они с братом в одном номере жили.

— Давно?

— Пару недель.

Валентайн достал снимок из «Экскалибура» и положил на стойку.

— Он?

Дежурный старательно рассмотрел фотографию.

— Угу.

На стойке лежала учетная книга. Валентайн раскрыл ее. Дежурный ойкнул.

— Меня же за это уволят, — запротестовал он.

Валентайн бросил ему вторую двадцадку и пробежал глазами по фамилиям постояльцев. Двое привлекли его внимание. Амин и Паш Аманни.

— Они? — указал на запись Валентайн.

— А то.

— Дайте-ка посмотреть копию их кредитки.

— Они не расплачивались кредиткой. — Дежурный достал из ящика стола фляжку. Деньги привели его в праздничное настроение. Из того же ящика он извлек два стакана и поставил их на стойку. Потом открыл фляжку зубами.

— Пить будешь? — спросил дежурный.

Валентайн ощутил, что у него внутри что-то лопнуло. Стаканы разлетелись вдребезги, едва коснувшись пола. Дежурный отскочил назад, как от удара.

— Эй, да я же просто…

— Плевать мне, что ты там просто. Мне нужно найти этих людей. Все, что ты вспомнишь, до того как налижешься, может помочь.

Валентайн взялся за фляжку Дежурный сглотнул, поняв, что выпивки не будет, пока он не расскажет что-нибудь. Он поморщился, напрягая память.

— Знаешь, кое-что всплыло, — сказал дежурный.


Амин и Паш Аманни любили пиццу. И часто ходили в кино. Вот и все, что всплыло в памяти дежурного.

Негусто, но лучше, чем ничего. Валентайн провел вечер, обходя пиццерии и кинотеатры Хендерсона. Везде он показывал персоналу фотографию Амина и спрашивал, не узнает ли его кто-нибудь.

Никто из работников, украшенных кольцами и пирсингом, не узнавал.

К полуночи он валился с ног от усталости. Сидя в машине на стоянке торгового комплекса, он жевал пиццу, по вкусу напоминавшую картон с кетчупом, и запивал ее газировкой, заставляя себя продолжить поиски. Если Амин знал, что его засняли в «Эм-Джи-Эм» накануне ночью, то он должен держаться подальше от Лас-Вегаса. Стало быть, прятаться он может только в Хендерсоне. Или в палатке в пустыне.

Валентайну до смерти хотелось закурить. Он завязал год назад, и его почти не тянуло, только во время стресса. Валентайн достал из кармана сигару мистера Борегара, снял обертку и провел ею под носом. Табак высох, но пахнул отменно.

Он закурил и наполнил рот приятным дымом. Настроение сразу улучшилось. И в то же время нервы успокоились.

В пиццерии погас свет. Другие магазины в Хендерсоне тоже закрывались. Значит, у Амина остается все меньше мест для укрытия.

Валентайн завел мотор и начал выезжать со стоянки, когда услышал взрыв. Он прогремел прямо перед ним, очень громко. Голова откинулась назад. Перед ним разверзлась бесконечная чернота. «Вот и конец», — мелькнула мысль.


В реальность его вернуло постукивание в окно. Валентайн увидел паренька, который продал ему пиццу, и опустил стекло.

— Мистер, с вами все в порядке?

Валентайн пощупал свои руки, потом лицо. Все цело.

— Да, кажется, да, — пробормотал он.

— А чего случилось-то?

— Честно говоря, понятия не имею.

Парнишка потрусил прочь. Валентайн обследовал машину. Ветровое стекло не разбилось. Как и все остальные. Он включил свет в салоне и уставился на свое отражение в зеркале. Губы и лицо были покрыты черными точками. И до него постепенно дошло, что случилось. Мистер Борегар подарил ему взрывающуюся сигару.

Валентайн вспомнил, как шимпанзе протягивал ему коробок спичек. Ему не нравилось, когда его держали за дурака. Он хотел было звякнуть Рею Хиксу и вставить ему по первое число. Но тут зазвонил сотовый.

Валентайн посмотрел на светящиеся на приборной доске часы. Пять минут первого.

— Мне нужно еще немного времени, — сказал он Фуллеру.

— Время истекло, — ответил директор ФБР.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава