home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

Мейбл всегда придерживалась мнения, что большинство мировых проблем может решить хороший обед. Поэтому она взяла Иоланду в ресторан «Бон аппетит» в близлежащем городке Дандин, и они полдня любовались парусными судами в гавани Клируотер и поглощали чудесные закуски из морепродуктов. Когда официант принес счет, Иоланда окончательно пришла в себя и начала улыбаться.

— Уверена, всему произошедшему есть объяснение, — успокаивала ее Мейбл по дороге назад в Палм-Харбор. Мейбл заметила, что Иоланда нервно ерзает, и не поняла, было это из-за ребенка или из-за Джерри. — Кстати, не хочешь попробовать лучший в мире бисквитный торт?

— Только если его испечете вы, — ответила Иоланда.

Через несколько минут Мейбл затормозила у дома Тони. Она пекла бисквитный торт каждые две-три недели и один обязательно убирала в холодильник Тони. Они были неплохи горячими, но холодными — просто объедение. И Иоланда снова заулыбалась, когда Мейбл завела ее в кухню.

— Мне нравится есть за двоих, — призналась Иоланда, отрезая себе большой кусок.

— Наслаждайся, пока есть возможность, — подбодрила Мейбл.

В дверь позвонили. Мейбл нашла туфли и пошла открывать. Через окошко в двери она увидела на крыльце привлекательного мужчину в костюме и галстуке. Обычно к ним приходили курьеры, напоминавшие изгнанников с отдаленной враждебной планеты. Она сняла цепочку и распахнула дверь.

— Добрый день. Чем могу помочь?

— Особый агент Тимоти Рейнолдс, ФБР. — Гость протянул ламинированное удостоверение. Он был атлетически сложен, под метр девяносто ростом, с раздвоенным подбородком и маленькими глазками. Мейбл прищурилась, вглядываясь в его удостоверение, он захлопнул бумажник.

— Я ищу Тони Валентайна. Можно войти?

Две эти фразы не вязались друг с другом, и Мейбл почувствовала, как напрягается всем телом.

— Тони нет в городе. А войти — нет, войти нельзя.

— Пока что я был вежлив, мэм.

Он открыл сетчатую дверь и поставил ногу на порог. Мейбл не дрогнула. Два месяца назад один человек из болотной местности проник в дом и напал на нее. Она облегчила ему задачу, повернувшись к нему спиной. Больше такого не повторится.

— Нет, — отрезала Мейбл.

— Мэм, властью, данной мне…

— Меня зовут Мейбл. Мейбл Страк.

— Госпожа Страк, властью, данной мне правительством Соединенных Штатов, прошу вас отойти в сторону, чтобы я мог войти в дом.

— Где ваш ордер?

Рейнолдс помолчал, изучая ее.

— Акт о национальной безопасности. Уверен, вы о нем слышали.

— Да, — хладнокровно ответила она. — Но я не подозревала, что в нем записано, будто вы можете появляться в частных владениях и без объявления своих намерений, без предупреждения, с разбега вламываться в чей-то дом. А тут, знаете ли, люди живут.

— Я сказал вам, каковы мои намерения, — парировал Рейнолдс.

— А я вам ответила, что Тони нет. Вы хотите обыскать дом?

— Я хочу, чтобы вы отошли в сторону, чтобы я мог войти в дом. В противном случае…

Рейнолдс не стал заканчивать предложение. В противном случае ему придется вызвать ее в суд за то, что она препятствовала отправлению правосудия. Вблизи он оказался вполне приятным молодым человеком. Хорошие зубы, волевой подбородок. Мятное дыхание. Мейбл предположила про себя, что он бросил в рот мятное драже, перед тем как позвонить в дверь. На зверя не похож, решила она, пропуская его в коридор и закрывая дверь.

— А я думала, фэбээровцы всегда по двое ходят.

— Так и есть, — подтвердил Рейнолдс.


Напарник Рейнолдса уже проник в дом через заднюю дверь. Когда Мейбл вошла в кухню, он представился. Особый агент Скотт Фишер. Еще один привлекательный, чисто выбритый молодой человек в костюме и галстуке.

Рейнолдс выдвинул стул из-за стола.

— Прошу вас, присаживайтесь, госпожа Страк.

Мейбл осталась стоять и посмотрела на Иоланду, которая по-прежнему сидела. В ее глазах скользнул страх. Иоланда связала появление фэбээровцев с проделками Джерри.

— Они ищут Тони, — пояснила Мейбл.

— А-а, — отозвалась Иоланда.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — настаивал Рейнолдс.

Мейбл почувствовала, что закипает. Двое мужчин навязывают свое присутствие двум женщинам — вот что происходит. Она с грохотом плюхнулась на стул.

Рейнолдс пересек кухню, встал рядом с напарником, вытащил из заднего кармана блокнот на пружинке, раскрыл его и уставился в свои записи.

— Итак, дамы, дело в следующем. Нам нужно поговорить с Тони Валентайном, причем прямо сейчас.

— Желаю удачи, — фыркнула Мейбл. Ни один из агентов не проронил ни слова. — Тони считает сотовые телефоны одним из величайших неудобств в мире, — продолжила она, — и редко оставляет свой включенным. Даже если кто-то заранее предупреждает, что позвонит.

— Вы говорили с ним в последнее время?

— Да. Часа два назад.

— Откуда он звонил?

— Из Лас-Вегаса.

— Это нам известно. Откуда конкретно в Лас-Вегасе? ФБР разыскивает его со вчерашнего дня. Он не зарегистрирован ни в одной гостинице.

Мейбл снова напряглась. Откуда им это известно?

— Он там работает. Хотите пообщаться с ним, — оставьте сообщение на сотовом. Уверена, он вам сразу перезвонит.

Рейнолдс захлопнул блокнот. Милое выражение исчезло с его лица.

— Вы его жена?

— Помощница, — ответила Мейбл.

— Вам известно, что сразу после одиннадцатого сентября Тони Валентайн написал письмо, где обвинял ФБР в том, что оно не дает покоя арабам, проживающим в США?

— Что? — чуть не задохнулась Мейбл.

— И что он подозревается в убийстве женщины, которую, в свою очередь, подозревали в отмывании казиношных фишек по заданию игрока-араба, также разыскиваемого ФБР?

Потрясенная Мейбл мотала головой.

— Мы с напарником намерены обыскать дом, — продолжал Рейнолдс. — Будем искать переписку между вашим боссом и любым игроком-арабом. Кроме того, мы ищем вот это. — Он достал из кармана фишку и поднес ее к носу Мейбл. Фишка была коричневой, но завсегдатаи казино обычно называют такие шоколадными. — Если можете оказать нам содействие каким-либо образом, пожалуйста, сделайте это сейчас. В противном случае советую оставаться на своем месте.

— А если мы не подчинимся? — спросила Мейбл.

— Тогда мы будем вынуждены арестовать вас.

Он посмотрел на Мейбл с убийственной силой, потом перевел взгляд на Иоланду. Та выглядела совсем напуганной, и у Мейбл в голове прозвучал сигнал тревоги. Иоланда была размером с дом, но ни один из непрошеных гостей ничего об этом не сказал. В таких обстоятельствах мужчины обычно говорят что-нибудь, увидев беременную женщину Тони советовал ей замечать маленькие неувязки в поведении людей, и Мейбл поняла, что это одна из таких неувязок. Эти люди не были агентами ФБР. Они были самозванцами.

— Вам понятно? — спросил Рейнолдс.

Обе женщины кивнули.

— Отлично.

Мейбл поняла, кто они такие. Они работали на конкурента «Седьмого чувства». На того самого, который месяц назад с помощью хакеров пытался вытащить «Воровской файл» из компьютера Тони. Защитная программа остановила их, и тогда конкурент подослал этих головорезов.

— Позвольте еще раз взглянуть на ваши документы, — сказала Мейбл.

Рейнолдс сверкнул глазами.

— Я была без очков, когда открыла вам. — Она взяла очки со стола и надела их. — Если вы не против.

Рейнолдс покачал головой.

— Нет, — выразительно ответил он.

— Настоящий агент ФБР не отказал бы.

— Не забывайтесь.

Других доказательств Мейбл было не нужно.

— Не знаю, как ты, а я просто умираю от жажды, — сказала она Иоланде. — Хочешь холодненького?

Иоланда еле слышно вымолвила «конечно», не сводя глаз с Рейнолдса. Мейбл подумала о том, как тяжело носить под сердцем дитя, и о том, что должно было сейчас проноситься у нее в голове. Она встала из-за стола, спокойно посмотрела на Рейнолдса и Фишера, повторила свой вопрос и взялась за дверцу холодильника, дожидаясь ответа.

— Я не буду, — отказался Фишер.

— Нет, спасибо, — пробормотал Рейнолдс.

Открыв холодильник, Мейбл вытащила заряженный «зауэр», который лежал в коробке из-под творога. Это Тони пришла мысль положит пистолет туда, а не в вырезанное отверстие в книге. Именно из этого пистолета два месяца назад Мейбл выстрелила прямо в сердце напавшему на нее мужчине. Психотерапевт, к которому она пошла, спросил, не ощущает ли она отвращения к оружию. Напротив, ответила Мейбл. Она ежедневно целовала его ствол.

Повернувшись на каблуках, Мейбл наставила пистолет на гостей и увидела, как краска сходит с их лиц.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава