home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20

Да уж, в разговорах с женщинами Валентайн был не силен. Он вернулся в «Акрополь» и обнаружил, что весь вестибюль запрудили туристы. Повсюду щелкали фотоаппараты, и Валентайн с трудом продрался сквозь толпу.

Посреди всей этой суматохи на полу красовался Ник в ослепительно-розовом костюме, окруженный морем золотых монет. Позади него стояла Ванда в костюме русалки, и ее грудь едва не вываливалась через край сверкающего корсета. Ник вел себя как ребенок, весело помахивая ему рукой.

— Есть разговор, — попытался перекричать гул голосов Валентайн.

— Ты не видишь, что ли, я работаю? Это ребята с канала «Дискавери». Они снимают передачу об исчезнувших сокровищах. Там будет эпизод про мои пропавшие золотые монеты с «Аточи». Ванда все устроила.

Валентайн покосился на Ванду, она ему лучезарно улыбнулась. Неужели Ник намекает на то, что женился на женщине с мозгами? Такое с ним впервые.

— По поводу Фрэнка Фонтэйна, — уточнил Валентайн.

— Дай угадаю. Он откинул ласты в тюряге, и ты хочешь мне об этом сказать.

— Я видел его в твоем казино.

К ужасу съемочной группы канала «Дискавери» Ник подскочил с пола, разбрасывая фальшивые монеты во все стороны. Схватив Валентайна за запястье, он оттащил его в нишу Однорукого Билли и набросил цепочку, чтобы никто не вошел. Великан Джо Смит не двинулся с места.

— Ты видел Фрэнка Фонтэйна именно в моем казино? — на всякий случай переспросил Ник.

— Вот именно.

— Он с Люси Прайс?

— Он ее подставил.

— И что мне делать? — разволновался Ник.

— Во-первых, мне нужно точно знать, каким образом тебя обирал Фонтэйн и кто из твоих работников замешан. Как только будут доказательства, позвоню Биллу Хиггинсу и позабочусь, чтобы Комиссия по игорному бизнесу обеспечила арест. А ты должен сделать заявление. Иначе жулики подумают, что у тебя тут кондитерская. А пока ты сам лично присматривайся ко всему. Начни с кассы. Если клиент обменивает много, задержи его и разберись.

— Неужели я настолько уязвим? — обеспокоенно спросил Ник.

Валентайн кивнул. Фрэнк Фонтэйн не просто обворовывает казино, он обирает их до нитки. Тут речь идет о гораздо большей сумме, чем двадцать пять тысяч Люси Прайс.

Ник зло топнул по ковру.

— В этом бизнесе только отвернись на секундочку, и кто-нибудь залезет тебе в карман.

На пороге ниши появилась женщина в майке с надписью «Дискавери». Она держала в руке папку и имела вид начальника.

— Ник, нам надо закругляться с вашим куском. Ваши клиенты растаскивают фальшивые монеты.

Она ушла, и Ник неожиданно разрубил кулаком воздух.

— Фонтэйн напрашивается на мордобой, он его получит. — Он взглянул на Валентайна. — Только скажи, что мне делать.

— Через десять минут жди меня в зале видеонаблюдения.

— Заметано.


Валентайн поднялся в зал видеонаблюдения на третий этаж и нашел Уайли перед стеной мониторов. Тот видел на экране, что Валентайн говорил с Ником, и понял, что назревает буря. Валентайн увел его в кабинет и запер дверь, чтобы никто из работников не подслушал.

— У меня проблемы? — спросил Уайли.

— Нет, я тебя не упоминал.

Глава службы безопасности просиял.

— Спасибо, что выручил.

— Это была хорошая новость. Есть еще и плохая. Парень на пленке, которую я утром просматривал, в самом деле Фрэнк Фонтэйн. — Валентайн подождал, пока Уайли осознает эти слова, и продолжил: — Люси Прайс замешана, хотя она об этом ни сном ни духом. Я так думаю, что Фонтэйн затеял какую-то крупную операцию, а мы пока видим только верхушку айсберга. Что там говорит твой компьютер, сколько раз Фонтэйн заглядывал в казино за последнюю неделю?

— Двенадцать, — отчеканил Уайли.

— И какие игры?

— Все.

Валентайн оперся на край стола. Если Фонтэйн проворачивает аферы на всех играх, тогда у него должна быть небольшая армия подручных. А для этого ему потребовался бы свой человек в зале видеонаблюдения.

— Сколько у тебя людей на мониторах? — спросил Валентайн.

— В данный момент? Четырнадцать.

— Скольким можно доверять?

Уайли сходил в соседнюю комнату и вернулся с длинным списком тех, кто работал эту смену. Он пробежал глазами по фамилиям.

— За девятерых поручусь. Остальные пятеро — новенькие.

— Сколько работают?

— С месяц.

— Отправь их домой.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас. И принеси их личные дела, пока ты тут.

Уайли вышел в зал и отпустил пятерых сотрудников домой. Он не закрыл дверь, и Валентайн увидел, как в зал вошел Ник. Он успел переодеться из розового костюма в черную шелковую рубашку, такие же брюки и ярусы золотых цепей. Ник был склонен к ретростилю и гордился этим. Он нашел Валентайна в кабинете.

— Ну, двинем кое-кому, — сказал грек.


Уайли попросил девятерых достойных доверия оставить рабочие места и собраться перед стеной с мониторами. Все они проработали на Ника по десять и больше лет, и в волосах у них уже белела седина. С каждым из них Валентайн так или иначе уже общался. Зарплаты у них были невысокие, но Ник устроил им хорошую страховку и систему пенсионного обеспечения. Поэтому они держались за место и трудились честно.

— Я уже давно работаю на казино Ника, — начал Валентайн. — Порядочно денег из него выкачал. Думаю, пришло время ему отплатить. Я научу вас, как ловить жулье. В основе метода — система, которую я разработал в Атлантик-Сити. Называется «логическая обратная последовательность», сокращенно ЛОП. Использует память и здравый смысл. Все готовы?

Несколько лиц засияло, остальные просто кивнули.

— Пару дней назад некто Люси Прайс выиграла за одним из ваших столов блэкджека двадцать пять тысяч. Исходя из того, что шансы на это немыслимо ничтожны, я заключаю, что перед нами мошенничество. Однако не знаю, как оно осуществлялось. Поэтому я воспользуюсь ЛОП и проанализируют то, что мне стало известно.

Валентайн взял со стола блокнот и маркер и начал писать:


1. Люси Прайс (новичок).

2. Ставит 500 долларов за кон.

3. Играет с карточкой «основной стратегии».

4. Играет 5 часов подряд.

5. За столом еще один игрок.

6. Он также играл 5 часов.

7. И проиграл.

8. Не использовал «основную стратегию».


Валентайн отложил маркер и протянул блокнот работнику, стоявшему справа. Тот прочитал и передал следующему. Валентайн подождал, пока прочтут все.

— Если исходить из этих фактов, что мы знаем?

Работница по имени Надин откашлялась. Она была из страны бывшего советского блока и приехала в Лас-Вегас сразу после падения Берлинской стены. У нее был дар замечать несостыковки у игроков. Не «седьмое чувство», но близко к нему.

— Ее игра полностью предсказуема, — сказала Надин.

— Потому что она использует «основную стратегию»?

— Именно. На самом деле Люси Прайс и не играла совсем. Это делала за нее карточка «основной стратегии». Люси Прайс делала то, что ей подсказывала карточка.

— А почему это так важно?

Надин улыбнулась.

— Другой игрок точно знал, что она делает.

Валентайну захотелось обнять ее. Ответ был столь прост, что проскользнул мимо него. Информация давала второму игроку за столом разыгрывать карты Люси. Мошенники называют это «играть ранним якорем». Валентайн объяснил, все засмеялись. Кроме Ника.

— Что значит второй игрок разыгрывает ее карты?

— Сейчас покажу, — успокоил его Валентайн.

Девять достойных работников сгрудились у стены с мониторами. Уайли нашел запись Люси на главном пульте и вывел ее на все экраны.

Запись показывала конец победоносной игры Люси. Валентайн наблюдал за вторым игроком. Он сидел справа от Люси и брал карты раньше нее. Он контролировал игру.

Валентайн ждал, когда это заметит еще кто-нибудь. На выручку снова пришла Надин. Она указала пальцем на того же игрока.

— Это он разыгрывает карты Люси. Он знает, какие карты выйдут из шуза. Если у Люси одиннадцать, а следующая карта в шузе десятка, он ее не берет, а отдает Люси, чтобы она выиграла кон. И наоборот, если он видит мелкую карту сверху, скажем, четверку или пятерку, то забирает ее, чтобы она не досталась Люси. Он либо ей помогает, либо предохраняет ее. И поэтому у Люси такое преимущество.

Ник дергался так, словно у него загорелись брюки.

— Да что за хрень вы тут несете? Откуда он, мать его, может знать, какие карты придут из шуза?

Надин глянула на Валентайна. Ее манера недоговаривать ему очень импонировала. Она была умна, но не кичилась этим.

— Да, пожалуйста, — кивнул Валентайн.

— Карты крапленые, — объяснила Надин. — Игрок, сидящий по правую руку от Люси, контролирует ее игру, забирая карты, которые ей повредят, и оставляя для нее те, что ей на пользу.

Ник уставился на Валентайна.

— А при чем тут Фонтэйн?

— Он стоит позади стола, где его не видит камера, и управляет процессом.

Ник перевел взгляд на Уайли.

— Угадаешь мои мысли?

Уайли поскреб подбородок.

— Хотите знать, кто приносит карты на стол.

— Мой Бог, да ты гений, — воскликнул Ник.

Подскочив к главному пульту, Уайли вошел в базу данных казино, за пару секунд выудил из нее фамилию и присвистнул. Если Уайли нашел ключ к разгадке, значит, ключ этот размером со слона, поэтому все в зале ждали его откровения, затаив дыхание.

— А он тоже новенький, — изрек Уайли.

Через несколько мгновений Уайли вывел фамилии всех, кого «Акрополь» нанял на работу за истекшие три месяца. Получилось тридцать человек.

— Это много? — уточнил Валентайн у Ника.

— Да, многовато, — кивнул Ник. — Что ж я раньше не заметил?

— Чего не заметил?

Ник просматривал данные на новых работников и наконец указал на экран.

— Они все раньше работали в «Грехе». Это заведение открылось всего полгода назад. С чего они ринулись увольняться и наниматься ко мне? — Ник умолк, словно ожидая, что кто-то из его служащих вслух оценит его сообразительность. Но все промолчали. — Это же нашествие какое-то, — продолжил он. — Чанс Ньюман, Шелли Майкл и Рэгс Ричардсон хотят снести «Акрополь» и построить движущийся тротуар, который соединит их казино. Мои шпионы мне говорили. — Ник перевел взгляд на Валентайна. — Вот они и наняли Фонтэйна, чтобы выжить меня из бизнеса. Я только одного понять не могу.

— Чего же? — поинтересовался Валентайн.

— Как же им удалось вытащить Фонтэйна из федеральной тюрьмы?

Тот же самый вопрос не давал покоя самому Валентайну. Чанс, Рэгс и Шелли — люди влиятельные. Но даже их влияния не хватило бы, чтобы освободить убийцу из-за решетки. Значит, происходит что-то еще. И он был настроен разобраться в этом.

— Дай-ка мне посмотреть личные дела всех тридцати, — сказал Валентайн.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава