home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

Валентайн провел утро на балконе своего люкса, наслаждаясь прекрасной погодой и ожидая звонка от Джерри. К полудню его терпение лопнуло, и он позвонил в мотель «Красный курятник». Менеджер ответил, запыхавшись.

— Простите, что утруждаю вас, но не могли бы вы сходить в номер моего сына и постучать в дверь? Он не звонит уже несколько дней. Пожалейте мое стариковское сердце.

Менеджер согласился и положил трубку на стол. Валентайн почувствовал, что ухмыляется. До сих пор он никогда не пользовался своим возрастом и был удивлен тем, как упоминание о нем воздействует на людей. Может быть, старость — это не так уж и плохо.

— В номере никого нет, — сообщил менеджер, вернувшись. — Ваш сын заходил недавно, спросил, нет ли у меня карты дорог, хотел что-то посмотреть. Кажется, он собирался в Пахрамп.

— Что это за зверь?

— Это городишко в горах, в часе езды отсюда.

— А в чем его прелесть?

— Черт его знает.

Валентайн поблагодарил его и повесил трубку, закипая от злости. Он не сомневался, что Джерри избегает его. В иные дни Валентайн не мог понять, зачем впустую тратит время, чтобы помочь сыну. Войдя в номер, он хлопнул дверью.

Снимок Фрэнка Фонтэйна с камеры видеонаблюдения лежал на столе рядом с телефоном. Валентайн уже несколько часов пытался решить, не позвонить ли Биллу Хиггинсу. За эти годы Фонтэйн стоил казино Лас-Вегаса миллионы долларов. И Билл начнет расследование, когда услышит, что Фонтэйн ограбил «Акрополь».

А останавливала его Люси Прайс. Утром, закончив завтракать, он решил, что это Фонтэйн обманом заставил ее участвовать в афере. Но оставался вопрос на шестьдесят четыре тысячи долларов: как ему это удалось? Если найти на него ответ, можно будет уберечь Люси от тюрьмы.

Валентайн вытащил из бумажника карточку с номерами ее телефонов. Она ушла довольно сердитой, и он сомневался, что она захочет ответить на его звонок. Чтобы узнать наверняка, Валентайн позвонил ей домой. Люси взяла трубку после первого звонка.

— Нам нужно поговорить, — сказал он.


Люси жила в скромном кондоминиуме в общине «Садовая терраса» в десяти минутах от Стрипа. Он стоял перед ее дверью в половине первого, надеясь повести ее обедать. На ней были джинсы и бледно-красная рубашка-поло. Этот цвет ей очень шел.

— На этот раз моя очередь, — сказала Люси, пропуская его внутрь.

Обстановка была самой обычной: продавленный диван, доисторический телевизор с комнатной антенной, несколько разнокалиберных стульев, картинки на стенах, — но ей удалось создать здесь уют. Идя за Люси в гостиную, Валентайн понял, что все связывают воедино цветы и многочисленные растения в горшках. Она была мастерицей в этом деле — куда бы он ни бросил взгляд, везде все цвело.

Она накрыла стол на двоих, поставила корзиночку с хлебцами и картофельными чипсами, тарелки с тунцом и яичным салатом и два бокала лимонада. Это напомнило ему пикники, которые они с Лоис устраивали, когда только начали встречаться. Валентайн выдвинул стул для Люси.

— Вы настоящий джентльмен, — прокомментировала она, садясь.

Он сел напротив. Глядя ей в глаза, Валентайн заметил, что они слегка припухли. Неужели он довел ее до слез? Он хотел спросить, но прикусил язык.

— Как прошло утро? — начала Люси.

Валентайн взял два хлебца, когда она протянула ему корзиночку, и сделал бутерброд с тунцом под ее пристальным взглядом.

— Просматривал пленки видеонаблюдения.

— Что-нибудь узнали?

Она не прикасалась к еде, только смотрела на него. У Валентайна всегда просыпался аппетит во время работы. Он кивнул и откусил от бутерброда. Тунец оказался острым, как он любил. Покончив с бутербродом, Валентайн взял чипсов. Ее взгляд не отпускал его. Один раз он заметил на ее губах легкую улыбку, которая сразу исчезла.

— Очень вкусно, — похвалил Валентайн. — Не стоило вам так утруждаться.

— Хотелось увидеть вас еще раз, — ответила Люси.

Ее слова произвели на него больший эффект, чем ему хотелось бы. За сорок лет семейной жизни он привык к тому, что на свете есть женщина, которая хочет его видеть. Потеря этого ощущение была самым жестоким испытанием в его жизни.

— А, — отозвался он.

— У меня для вас кое-что есть.

Валентайн пошел за ней в одну из спален. Обстановка здесь была не менее спартанской, чем в остальных комнатах. Вся мебель была разной. На кровати лежало трое мужских брюк: светлые, черные и коричневые.

— Моего бывшего, — пояснила Люси. — Уж не знаю, почему он их оставил. Может, хотел напомнить мне о чем-то.

Валентайн проверил этикетки. Талия — 50, рост — 180. Его размер.

— Если какие подойдут, берите, — подсказала Люси и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь. Несколько секунд он стоял, не зная, как реагировать, но потом понял, что это просто любезность. Сняв свои необъятные брюки, он начал примерять предложенные.


Черные оказались точно впору.

Валентайн оценил свое отражение в зеркале. В черном он всегда выглядел лучше всего. Ему в голову пришла странная мысль. Люси во многом очень напоминала его покойную жену. Может быть, и в нем были какие-то черты ее бывшего мужа?

Он огляделся в поисках фотографии. На туалетном столике лицом вниз лежала рамка. Валентайн поднял ее. В ней был снимок Люси, сделанный несколько лет назад. Она была седая, а в остальном такая же, как теперь. Люси держала огромный чек и улыбалась. Чек был выписан в казино «Фламинго» на сумму 250 ООО долларов.

Он долго всматривался в фотографию, в воображении видя ее в «Аладдине» у игрового автомата. Барабанчики складываются в слово «джекпот», и автомат начинает буйствовать. Люси прыгает и кричит. Он чувствовал ее радость.

Это был ответ на все вопросы о ней. Валентайн положил фотографию так, как она лежала, и вышел из спальни. Люси сидела на диване в гостиной и листала глянцевый журнал. Не дав ему сесть, она заставила его пройтись и одобрительно покивала головой.

— Так гораздо лучше. В тех штанах вы выглядели…

— Как старый чудак?

— Старомодно, — поправила Люси. — А в этих — весьма сексуально. Жаль, что мой муж в них так не выглядел.

Сексуально. Валентайн не помнил, чтобы кто-то говорил о нем так, и не был уверен, что поверил ей. Он сел рядом с ней. Она бросила журнал на пол и повернулась к нему. Он пытался найти деликатный способ сказать то, что хотел. Но подобные политесы ему никогда не удавались, поэтому Валентайн выпалил все, как есть.

— У меня только что было прозрение.

— А я думала, они случались только у Жанны д'Арк.

— Они меня посещают с детства, — объяснил он. — Посмотрю на что-то бессмысленное, оно переворачивается у меня в мозгу и сразу становится осмысленным.

— А при этом бывают удары молний и раскаты грома?

Валентайн покачал головой.

— Никаких театральных эффектов.

— Так расскажите, о чем оно?

— О вас.

Люси поджала губы.

— Ну тогда, я полагаю, у меня есть право узнать.

Он положил руки на колени, внезапно почувствовав неловкость, и сделал глубокий вдох.

— В спальне я видел фотографию, на которой вы стоите с чеком на четверть миллиона долларов. Можно задать вопрос?

— Конечно.

— Вы тогда впервые играли на автоматах, когда взяли джекпот?

Она отшатнулась в изумлении.

— Как вы догадались?

— Это распространено среди тех, кто много играет.

— То есть среди королев игровых автоматов?

Он кивнул, обрадовавшись, что она первой употребила это выражение.

— Это вызывает у нас зависимость? — серьезно спросила Люси. — Мы выигрываем очень много в первый раз и решаем, что у нас удачливая рука?

Валентайн снова кивнул и сделал глубокий вдох.

— Выигрыши меняют людей.

— Допустим, я поверю. Это и есть ваше прозрение?

— Пока не все.

— Так рассказывайте.

Он еще раз вдохнул.

— Мне нужно вам кое-что объяснить. Вы когда-нибудь слышали выражение «толчковый агент»?

— Нет.

— Мошенники используют толчковых агентов, чтобы выигрывать на подправленных автоматах. Обычно это мужчины от тридцати пяти до пятидесяти, любящие азартные игры и обиженные на казино за то, что те отняли у них деньги. Мошенники находят их в барах казино, пока они льют слезы в кружки пива. Мошенник ведет такого человека за стол покера и подстраивает ему несколько победных конов. А сам следит за его поведением. Если он проходит проверку, то узнает, что все подстроено и остальные игроки — тоже члены команды. Тогда ему объясняют его роль в общей схеме.

— А какое отношение это имеет ко мне?

— Недавно вы играли на автоматах в «Акрополе» и познакомились с одним человеком. У него отлично подвешен язык, и вообще он очарователен. Настолько, что вы даже перестали задумываться о том, откуда у него шрам на лице.

Люси проглотила комок, поднявшийся к горлу.

— Он зарабатывает на жизнь тем, что обворовывает казино. Откуда-то он прознал, что у вас счастливая рука. Разговорился с вами и спросил, не играли ли вы раньше в блэкджек.

Валентайн умолк. Это все были только догадки, и он ждал ее реакции.

— Продолжайте, — ответила Люси.

— Вы сказали: «Нет, никогда». А он вам — про то, что новичкам везет и что люди, играющие впервые, часто выигрывают. И вы прекрасно поняли, о чем он говорит, потому что на автоматах сами в первый раз выиграли четверть миллиона.

Лицо Люси стало каменным. Валентайн не мог уже угадывать по его выражению, о чем она думает.

— Он дал вам карточку «основной стратегии» и научил играть. Потом вытащил колоду и разыграл пару конов. И случилось нечто удивительное. Вы выиграли все коны. Он был так поражен, что предложил профинансировать вас. Дал десять тысяч и указал на стол блэкджека. С условием: если вы выиграете, то поделитесь. Если проиграете, вы ему ничего не должны.

Валентайн остановился, потому что глаза Люси велели ему сделать это.

— Да откуда же вы это знаете, черт побери? — спросила она. — Вы что же, все время за мной следили?

Он покачал головой.

— Тогда объясните. Только не надо мне мозги пудрить этими вашими прозрениями. Я перестала верить в такие нелепости, когда бросила читать любовные романы.

Валентайн уставился в потертый прямоугольник ковра на полу. Ему никогда не удавалось подсластить пилюлю, и он понимал, что обидел ее.

— Он вас подставил. Сделал толчковым агентом, только вы об этом не подозревали.

— Каким же образом ему это удалось?

— Он мастер. Когда вы играли в первый раз, он подкладывал вам выигрышные карты. Удача тут ни при чем.

— Но я же видела, как он тасовал карты.

— Половина колоды была сложена нужным образом. А он тасовал вторую половину. Вы не могли проиграть, уж поверьте.

— И кто я после этого? Невольная подсадная утка?

— Да, — тихо подтвердил Валентайн.

— Он же мне и стол блэкджека указал, — продолжала Люси. — Настаивал даже на нем. Там тоже игра была подстроена?

— Да.

— Еще кто-то замешан?

Валентайн кивнул.

— Но вы не знаете, кто именно?

— Не знаю, но намереваюсь узнать. — Он поднял глаза. Люси негодовала. Ее лицо было холодным и неумолимым.

— Я поняла. Вы как эти, из Королевской канадской конной полиции. Любой ценой своего добьетесь. Поэтому и мне позвонили. Вам бы только его найти и схватить, а на мои потерянные деньги вам плевать. — Люси развела руками. — Видите, в каком Тадж-Махале я живу? Еле-еле концы с концами свожу. А эти деньги помогли бы мне вернуться к нормальной жизни. В них было мое спасение.

Валентайн не знал, что сказать. Те деньги никогда ей не принадлежали. Но Люси не желала это признать. Ему было жаль ее, несмотря на то, что она была лохом.

— Позвольте вопрос. Почему вы пошли у него на поводу?

— Он сказал, что Ник ублюдок и так ему и надо.

Валентайн моргнул. Это в самом деле был Фонтэйн. Люси поднялась с дивана.

— Вставайте, — велела она.

Он встал и машинально сделал примирительный жест. Люси указала ему на дверь.

— Уходите. И больше никогда мне не звоните.

— Люси, я пытаюсь вам помочь.

— Ну разумеется. А после вашей помощи в мою дверь постучат полицейские.

Уже на пороге Валентайн обернулся, силясь подобрать слова.

— Спасибо за брюки, — выдавил он из себя. Прозвучало это как-то не так, и Валентайн поспешил прочь, пока она не запустила в него пепельницей.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава