home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

— Здорово, Джерри, готов размять кости?

Джерри оторвался от мужского журнала, который читал. В дверном проеме, разделявшем их номера в мотеле, стоял Паш. На нем были джинсы и футболка такого размера, что он в ней терялся. Джерри сказал ему как-то, что футболки его размера тоже бывают, но Паш только рассмеялся такому предположению.

— Хочу чувствовать себя гладиатором.

Поднявшись со стула, Джерри подошел к окну и задернул шторы, потом включил телевизор и прибавил звука. Администрация гостиницы не отвечала за пропажу вещей из номеров, поэтому он решил принять меры.

— Ну, готов.

Он вышел за Пашем в соседнюю комнату. Там, как всегда, был жуткий кавардак. По утрам приходила горничная и застилала кровати. Но к вечеру казалось, что по номеру прогулялось торнадо.

— А брат твой где? — спросил Джерри.

— Косячок забивает. В нашей команде новый игрок, познакомься. Эй, Дин, ты готов?

Дверь в ванную распахнулась, и вышел парень с раздвоенной бородой, в очках и бейсболке. На нем были джинсы и джинсовая рубашка, вся в пятнах от еды. Таких опытные картежники называют пентюхами или пнями. В общем, неудачник.

— Знакомься, Дин Мартин, — представил Паш.

Джерри посмотрел на растрепанного парня, потом на Паша.

— Дин Мартин? Да какой это Дин Мартин. Он же помер!

Паш прижал ладонь ко рту.

— Ой!

— Придурок, — набросился парень на Паша. — Я ж тебе говорил, неподходящее это имя!

— Так я ж не в курсе, что он так популярен.

— Дина Мартина все знают, — вмешался Джерри, подходя ближе. — Амин, это ты, что ли?

Подобие улыбки скользнуло по губам Амина. Такое случалось с ним нечасто. Для Амина не существовало выпивки, задниц и танцующих голых девиц. Он был погружен в себя, но при этом волшебным образом управлялся с числами. Математические операции мог проделывать в уме со скоростью компьютера.

— Обманул я тебя, да? — радовался Амин.

Он выглядел иначе, потому что вставил в ноздри кусочки пластиковой трубки, зачесал волосы вперед, чтобы лоб казался уже, и нарисовал родинку там, где ее не было. Амин был мастером маскировки, что неудивительно. Его лицо хранилось в базе данных известных счетчиков карт «Фейс-Скан». За отдельную плату казино могло отправить по электронной почте фотографию клиента в «Фейс-Скан» и узнать, не счетчик ли он.

— А то, — признался Джерри. — Но имя нужно попроще. Никаких знаменитостей.

— Только надо подыскать такое, которое мы оба запомним, — встрял Паш. Он с трудом запоминал американские имена, кроме тех, что мелькали в кино. — Может, Джеймс Дин?

Джерри отверг его, качнув головой.

— Оно привлечет внимание. А нужно такое, которое впишется. Вот, скажем, Джон Дин. Это герой книги «Вся президентская рать».

— О, — поддержал его Паш. — Джон Дин. Да.

Амин открывал и закрывал рот — это означало, что он думает. Потом подошел к большому зеркалу, висевшему рядом с кроватью, и оценил свой внешний вид.

— Джон Дин. Да, подходит.


Той же ночью они поехали в город на двух машинах. Паш и Амин — на своей, Джерри — на взятой напрокат.

Амин припарковался через улицу от «Бухты Мандалай», Паш выпрыгнул на мостовую. Они не хотели, чтобы их видели входящими в казино вместе или просто сидящими в одной машине. Камеры видеонаблюдения очень мощные, особенно те, что висят по периметру снаружи. Номерной знак с их помощью можно прочитать за квартал.

Паш пошел прогулочным шагом к «Гласс-Пул-Инн» и остановился поглазеть на поднятый над землей овальный бассейн на парковке. В стенке бассейна было семь иллюминаторов, через которые прохожие могли видеть ноги и руки плавающих. Его много раз показывали в фильмах, которые видел Паш. Амин посигналил и уехал.

Джерри притормозил у обочины, чтобы переждать. Сегодня они намеревались посетить «Эм-Джи-Эм Гранд», а служба наблюдения у них первоклассная. Так что лучше не спешить. Тогда его не засекут рядом с Пашем и Амином, до того как они войдут в казино.

Через десять минут он въехал на стоянку «Эм-Джи-Эм». На ней помещалось двенадцать машин в ряд. Выглядела она как автошоу. Ожидая, чтобы его машину отогнали, Джерри достал сотовый и включил его. В ящике голосовой почты обнаружилось сообщение.

Отец сообщал, что едет в Лас-Вегас.

— Только этого мне не хватало, — пробурчал Джерри.

Он стер сообщение и выключил телефон. Уже четыре ночи он подумывал позвонить отцу. Каждый раз, входя в казино с Пашем и Амином, он выхватывал сотовый и хотел попросить отца вытащить его из беды.

Но так и не решался позвонить.

И сам не знал, почему. Может быть, причина в том невидимом давлении отцовства, которое все сильнее душило его последние месяцы по мере того, как у Иоланды рос живот. И среди его проблем стали появляться те, что еще не родились. Как там выразился отец? Пора Джерри перестать пытаться и начать делать.

Наверное, поэтому он и не звонил отцу.


Джерри вошел в фойе через несколько минут и почтительно остановился у стола регистрации перед стеной с киноэкранами, на которых показывали шоу. Так все поступали, и он не хотел выделяться.

Он не спешил: сначала зашел в бар и заказал кофе, потом пересек казино, останавливаясь то там, то тут, чтобы поглазеть, как люди теряют свои деньги. На этот раз казино выбирал Паш, и только теперь Джерри понял, почему ему приглянулось именно это. «Эм-Джи-Эм» принадлежало одноименной киностудии.[14] И в залах было полно черно-белых кадров из знаменитых фильмов.

Дойдя до зала блэкджека, он увидел Амина. Амин играл на третьей базе — последней на столе. Место рядом с ним было не занято.

Оно дожидалось Джерри.

— Здесь свободно? — спросил он, поставив чашку с кофе на стол. Дилер и Амин кивнули. Джерри уселся и бросил десять мятых двадцаток на зеленое сукно.

— Меняю двести, — объявил дилер.

И вскоре Джерри уже вовсю играл, ставя по десять долларов за кон. Он руководствовался «основной стратегией», не отступая от нее ни на шаг. Его роль в афере была проста. Постараться не просадить все деньги быстро — вот и все, что ему надлежало делать.

У Амина миссия была совсем другая. Ему надлежало не выигрывать слишком много. При желании он мог бы выиграть тысячи долларов за час, но тогда люди, следящие за залами с помощью камер, начнут присматриваться к нему. И если им что-то не понравится, к нему применят «особые операции». Они станут рассматривать под микроскопом каждое его движение, прогонять его через компьютер, может быть, даже приставят к нему человека. А тут уж удовольствия не больше, чем убегать от патрульной полицейской машины.

Поэтому Амин осторожничал и выиграл пятьсот долларов за час. Скучно, конечно, зато безопасно. Он работал по системе «высоко-низко». Приписывая +1 или -1 розданным картам, Амин мог определить, когда игра удачна для игрока, а когда для казино, и ставил в соответствии с этим. И почти всегда оставался в прибыли.

Амин реализовывал систему «высоко-низко» без сучка и задоринки. Он всегда знал точный счет в игре. Барт говорил, что даже лучшие счетчики точны только на семьдесят процентов. К Амину это не относилось. Он был сосредоточен.


К десяти вечера Джерри потерял пятьдесят долларов и весь вспотел.

Амин выигрывал. И немало. Чтобы скрыть свой выигрыш — шулеры называют это «бурением», — Амин прикрывал ладонью фишки на сто долларов, а потом сбрасывал их в недопитый кофе Джерри. Если бы кто-то в отделе видеонаблюдения присмотрелся, то заметил бы, что кофе в чашке Джерри все прибывает.

Амин начал подбрасывать фишки и в карман пиджака Джерри. Все бы ничего, но их было так много, что Джерри ощущал, как они оттягивают карман. Амин действовал почти в открытую, и Джерри стало казаться, что его хотят подставить. Наконец он встал из-за стола, бросив свои последние фишки, и спросил дилера:

— Где тут сортир?

Дилер объяснил. Налево, направо, налево, мимо не пройдете.

Джерри пошел через казино, осторожно неся свою чашку и боясь отпить из нее, чтобы никто не увидел, как фишки посверкивают на дне.

Стены туалета украшали фотографии голливудских актеров. Он нашел Паша у одного из писсуаров и устроился у соседнего. Паш разглядывал снимок Кэри Гранта.

— В первом кино, которое я увидел, играл Кэри Грант. «Ганга Дин»[15] называлось. Он играл Арчибальда Каттера. Ты смотрел?

Джери покачал головой.

— Слушай, надо поговорить об Амине.

— И кинотеатр был чудесный. Платишь за билет, проходишь через фойе, выходишь во двор и смотришь фильм под звездами. Мне было шесть лет. Увидел впервые Кэри Гранта и подумал: «Вот таким я хочу вырасти!» — Он рассмеялся. — Смешно было. Думал, вырасту, изменю цвет кожи и волос и буду похож на Кэри Гранта!

— Твой брательник дурит, — процедил Джерри сквозь стиснутые зубы.

Паш застегнул ширинку и оглянулся через плечо. Туалеты — единственное место в казино, где нет камер видеонаблюдения. Запрещено законом. Но это не мешает охранникам то и дело заглядывать внутрь и осматривать туалет.

— Как? — спросил Паш.

Джерри показал ему фишки и чашку.

— А за столом еще кто-нибудь выигрывает?

— Нет, в том-то и проблема. Там народ проигрывается в пух и прах. У дилера на подносе все меньше фишек. Кто-нибудь в отделе наблюдения точно заметит, тогда нам с Амином каюк.

Косясь на дверь, Паш сгреб фишки у Джерри и убрал их в свою поясную сумку.

— Заберешь меня у «Гласс-Пул-Инн» через двадцать минут. Я просигнализирую брату, что мы уходим.

— Я сам ему скажу, — предложил Джерри. — Я еще не расплатился.

Джерри повернулся уходить, Паш коснулся его рукава.

— Уж извини.

Джерри хотел ответить, что все в порядке. Вот только все было далеко не в порядке. Амин известный счетчик карт. Если Джерри сочтут членом его команды, его сфотографируют и отправят снимок в базу «Фейс-Скан». Тогда в казино ему путь заказан навсегда, не говоря уже о работе у отца. Джерри был зол, и Паш это понимал.

— Правда, извини, — добавил Паш.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава